А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная душа нараспашку" (страница 8)

   В этом наряде я и вернулась во двор, где жила заказчица с дочерьми: достав свой сотовый, набрала их номер и, дождавшись, когда трубку снимут, умирающим голосом спросила:
   – Квартира Синявских?
   – Да-а, а хто это говорит? – переспросила старушка, которую я узнала по голосу сразу же.
   – Можно мне Эллу Владимировну?
   – А ее нет, в школе она, – даже не поняв, что я не представилась, отозвалась та.
   – В школе… Тогда передайте, что звонила Татьяна Александровна Иванова. Я сейчас нахожусь в больнице и, к сожалению, не скоро смогу продолжить заниматься ее делом.
   – А что случилось? – заволновалась бабка.
   – На меня напали хулиганы, – все так же жалостливо прохрипела я в ответ. – Стащили кошелек и избили.
   – Ах они окаянные… – запричитала бабка. – Эт что ж творится-то нынче! Совсем молодежь совесть последнюю растеряла! Куда мир катится!.. Но вы не переживайте, до свадьбы все небось заживет, а Элле я обязательно передам.
   – Спасибо, – вымолвила я и, не дожидаясь ее прощальных слов, спешно отключилась.
   «Надеюсь, она на самом деле передаст, старая грымза. Совсем некстати будет, если забудет – испортит мне всю малину. Может, попозже еще раз позвонить? Впрочем, потом будет видно, а пока…»
   Я расположилась на лестничной площадке одного из домов напротив, поудобнее уселась на подоконник на лестничном пролете и стала ждать появления Лили. Тайная слежка за девицей была просто необходима. Тем более что та пытается вставлять палки в колеса. Пусть немного расслабится и сделает какую-нибудь глупость, а я буду начеку.
   Время не спеша катилось к вечеру. Я уже сжевала все прихваченные из дома бутерброды и не знала, чем себя занять. Но даже появись сейчас из подъезда Марина, с места срываться я бы не стала, зная, что та никуда не ходит, все время сидит дома. Похоже, что с ее парнем у нее не заладилось, а потому и встречаться с ним смысла она не видит: ее тактика мне понятна, и с ней, как мне кажется, все еще не настолько запущено. Ей просто нужно дать время успокоить свой гнев, а потом, возможно, она сама все расскажет, ведь она и в самом деле чуть попроще, нежели старшая сестра.
   Как ни странно, но первой я и в самом деле увидела именно Марину, причем не одну, а с братом. Они прошли в сторону магазина, а потом вернулись оттуда минут через десять с полным пакетом, который, конечно же, нес Артем, тогда как Маринка о чем-то оживленно рассказывала, жестикулировала и иногда пинала попадающиеся на пути банки или пачки из-под сигарет. Настроение у обоих было превосходное, причем наверняка потому, что узнали о моем состоянии от бабки – по крайней мере, я на это очень рассчитывала.
   Что касается Лили, то ее не было еще часа два. Я даже начала побаиваться, что она давно успела слинять из дома, а значит, я зря протираю тут штаны и жду ее. Но как это обычно бывает, в самый критический момент, когда я накрутила себя до предела, Лилька нарисовалась на крыльце. Я радостно спрыгнула с окна, наспех отряхнулась и метнулась к двери. Не задерживаясь, сразу вышла на улицу и достала сигарету: курящий пацан не должен был вызвать у девицы никаких подозрений.
   Между тем Лиля внимательно осмотрелась и только после этого направилась в сторону центральной трассы. Догадываясь, что она движется на остановку, я заспешила к машине. Запрыгнув в салон, завела мотор и объездным путем поехала туда, откуда девушку мне будет видно. Я выскочила из арки как раз вовремя: в эту минуту Лиля уже садилась в чью-то машину марки «Вольво». Я не знала, остановила ли она ее только что или ее кто-то уже ждал здесь, но гадать понапрасну не стала, просто села им на хвост.
   «Вольво» уверенно направила свои колеса к аэропорту. Я не понимала, что бы там делать Лиле, а потому немного нервничала.
   «А что, если она купила себе билет и собирается сбежать из дома?.. Нет, она ведь даже вещей никаких не взяла или просто не хотела ими привлекать к себе внимание. Проще выйти с одной сумочкой. Девушка может надеяться, что обеспечивать и содержать ее в дальнейшем будет ее бойфренд, возможно, даже тот самый, что сейчас сидит за рулем этой машины. Побег из дома, – я усмехнулась. – Что это за детский сад?»
   Появились первые указатели на аэропорт, а затем и он сам. Было слышно, как взлетали и садились самолеты. Машина вырулила на хорошо известную в городе «гору свиданий». Так называли одну из высоких точек Тарасова, где специально для машин на краю обрыва оборудована стоянка, так что, не покидая салона, можно было любоваться закатом и вечерним видом города. Я вздохнула с облегчением.
   На горе почти никого не было: сюда вообще редко заезжали, потому как далеко – более популярным являлся парк Победы, где, помимо отменного обзора, можно еще лицезреть боевые машины под открытым небом. Минут через десять мирного стояния на склоне из «Вольво» вышел приятный молодой человек в светлых брючках и такой же рубашечке и, открыв дверцу с противоположной стороны, помог выйти Лиле. Та лишь высокомерно посмотрела на него, как мне показалось, неестественно улыбнулась и подошла к краю обрыва. Он проследил за ней взглядом, полюбовался, как грациозно она стоит, и вновь скрылся в салоне. А через минуту появился с бутылкой шампанского и двумя бокалами в руках.
   Я откинулась на спинку своего сиденья. Кавалер Лили с хлопком откупорил бутылку, разлил шампанское по бокалам, ребята поцеловались и стали его пить. В розово-багровом свете заката Лиля почему-то казалась мне похожей на лисичку: такой же хитроватый взгляд, отливающие темным золотом волосы. Она была мила, причем отлично это знала и умела этим пользоваться.
   Я продолжала наблюдать. Молодежь допила шампанское, обнимаясь у края горы, дождалась, пока солнце сядет, а затем спряталась в машине. Лично я совсем уже ничего не понимала. Сейчас рядом с девицей был красавец, явно обеспеченный, влюбленный в нее по уши. Даже со стороны было легко заметить, как он на нее смотрит, как нежно прикасается.
   «Чего ей еще нужно? А главное, почему она не знакомит этого парня со своей матерью и пытается скрыть свою связь с ним? Может, он бандит? Да как-то совсем не похож, выглядит порядочным. Или, может, он из семьи, с которой ее родители не ладят? Такое нередко бывает, что две враждующие семейки не позволяют детям встречаться, хотя… сейчас не то время и, потом, молодежи на такие мелочи плевать. Не думаю, что Лилю бы это остановило…»
   Я тщетно искала ответ, перебирая разные варианты. А что, если ребенок не его, и он даже не знает о том, что она беременна: животик у девочки аккуратный, в глаза не бросается? Да, но тогда вообще все выглядит как-то нелепо и глупо. Что же она за человек такой и для чего все это делает?
   Видимо, до осознания этого мне было еще очень и очень далеко. Да и подсказать, кроме моих «косточек», тут не мог никто. Ну, а так как делать мне сейчас вроде как было и нечего, я решила их достать. Вскоре двенадцатигранники уже раскатились в стороны и сложили для меня комбинацию: 17+8+30. Собирая «косточки» назад в мешочек, я припомнила расшифровку. Примерно она звучала так: «Ничто так легко не теряется, как доверие. Стоит обмануть только раз, как уже под сомнение будет поставлена любая искренность».
   Наверняка «косточки» сказали это про Лилю. Но что конкретно они имели в виду: что она обманщица? Я это и так знаю. Или что обманули ее, и она просто мстит? А может, она играет с мужчинами и, даже если те искренни, не спешит им верить. Ну допустим, что так оно и есть, но как все это относится к ее состоянию – к беременности? Как одно вяжется с другим? Да, похоже, что сегодня «косточки» не только мне не помогли, но еще больше запутали.
   Я почти весь вечер раздумывала над этой головоломкой, но так ни к чему и не пришла: не хватало каких-то фактов, данных, знаний. Да и интересного ничего так и не произошло: ребятки еще немного покатались по ночному городу, после чего владелец «Вольво» отвез Лилю домой, и они, посидев в машине у подъезда минут тридцать, расстались. На прощание парень несколько раз моргнул девушке фарами и укатил прочь. Лиля немного постояла на улице, затем куда-то позвонила и только потом вошла в подъезд.
   «А ведь у нее есть сотовый, – сделала умозаключение я. До этой минуты увидеть его мне не удавалось. – Сотовый – это хорошо, особенно когда знаешь его номер и имеешь друзей, которые тесно связаны с компаниями, предоставляющими данную связь». Я задумчиво прикусила нижнюю губу, а затем стала искать собственный телефон. Быстро набрала номер Синявских и очень обрадовалась, когда трубку сняла сама хозяйка.
   – Как я рада вас слышать, Татьяна, – радостно отозвалась та, едва я представилась. – Свекровь сказала…
   – Нет, нет, не переживайте, все в порядке, – прервала ее я. – Кстати, рядом с вами никого нет?
   – Нет, я сейчас одна у себя в спальне.
   – Замечательно. Извините, что заставила старушку нервничать, но мне нужно было, чтобы девочки думали, будто сейчас я им не опасна и лежу в больнице.
   – Так, значит, вы…
   – Я здорова и продолжаю расследование. Но, пожалуйста, не говорите ничего дочерям, придерживайтесь первоначальной версии.
   – Хорошо, хорошо, – зачастила Элла Владимировна. – Я ничего не скажу.
   – И еще мне нужны номера сотовых ваших дочерей: можете их назвать?
   – Сотовый есть только у Лили, да и то ей его кто-то подарил. Мы не в состоянии оплачивать.
   – Так какой у нее номер?
   – Подождите, я загляну в книжку. – Женщина на какое-то время исчезла, и я слышала лишь неопределенный шум и шорох. Вспомнив, что и мне нужно достать блокнот, я поспешила это сделать и к тому моменту, как моя клиентка все нашла, тоже была готова. Элла Владимировна продиктовала номер.
   – Хорошо, я записала. Спасибо!
   – А зачем он вам понадобился?
   – Профессиональная тайна, – не вдаваясь в подробности, ответила я и, попрощавшись, отключилась.
   Итак, теперь у меня был номер девушки, с которым я прямиком отправилась в гости к своему старому, точнее, древнему приятелю по имени Дык. Дык был отличным малым, несмотря на то что хакерствовал, но порой мне этот его преступный промысел просто жизненно необходим. Потому мы и ладили: я его прикрывала и вытаскивала из милиции, если он туда все же попадал, он, в свою очередь, чем мог помогал мне. И это тесное сотрудничество длилось уже не один год.
* * *
   Возле так называемой хаты Дыка, которая мне больше напоминала халупу, я была через полчаса. Дверь в его подвал, как и всегда, была крепко заперта, половинчатое окно с улицы заросло грязью и пылью.
   Не переставая дивиться тому, как он неприхотлив, я принялась колотить по двери, прекрасно зная, что ночью Дык спит редко, тем более что в эти часы за Интернет не нужно платить.
   Вскоре дверь с ужасным скрипом распахнулась, и я невольно вздрогнула от увиденного. Дык выглядел ужасно: словно он ничего не ел в течение месяца да к тому же неотрывно смотрел в монитор компьютера, так что кровеносные сосудики в глазах дружно полопались.
   Но это было еще не самое страшное. Вслед за его похожей на обезьянью головой внизу появилась другая, не менее чудовищная. Тоже лохматая, грязная, в каких-то репейниках и ветках, словно ее в них специально валяли.
   – Господи, Дык, во что ты превратил собаку! – воскликнула я в сердцах, тут же присаживаясь и гладя по головке признавшее меня почти сразу животное. – Ты что, хочешь ее убить?
   – А-а, это ты, – равнодушно отмахнулся в ответ Дык, только сейчас поняв, кто перед ним. – Проходи, – и, широко зевнув, вяло развернулся и побрел назад в хату.
   Я не находила слов, чтобы выразить все свое негодование его поведением. Хотя ему явно было на это плевать и не стоило даже распыляться, чтобы в ответ услышать банальное: «Да ладно тебе, Тань». Нет, Дык был неисправим, и с этим ничего уже не поделаешь.
   Осознав степень собственной беспомощности что-либо изменить в жизни приятеля, я просто вошла в его жилье и устало вздохнула:
   – Какой кошмар. Да у тебя тут пауков, как в джунглях после брачного периода. Кыш! – Я несколько раз махнула рукой, но только насобирала паутины. – А ну пошел отсюда, членистоногий! Дык, ты когда в последний раз тут проветривал? А о существовании влажной уборки, полагаю, даже и не слышал?
   Дык, успевший уже плюхнуться на свое вертящееся кресло и уронить нечесаную голову на руки, приподнял ее и небрежно спросил:
   – Ты меня жизни учить пришла?
   – Как же, научишь тебя, – вздохнула я обреченно, направляясь к форточке и торопливо ее распахивая. – По делу, конечно. Ты как, вообще, шевелиться-то можешь?
   В ответ мне донеслось что-то невнятное.
   – Ладно, – вздохнула я обреченно. – Пойду сгоняю за пивом. Иначе, чувствую, мне тут надолго зависнуть придется.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация