А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #



БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Письмо из дома

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Обязательный сон после обеда закончился, и солдаты, вспотевшие, вялые, всклокоченные, не выспавшиеся, а лишь одуревшие от двух часов, проведенных в парилках-кубриках, медленно вползали в курилку. Батальонные почтальоны, подгоняемые нетерпеливыми товарищами, торопились в клуб. Там киномеханик и одновременно главный почтальон полка уже раскидал по литерам письма, газеты и журналы, уложив их разноэтажными стопками на длинный деревянный стеллаж. Солдаты терпеливо сидели под маскировочной сетью. На них пятнами ложился солнечный свет. Пехотинцы густо кропили плевками спрессованную, жесткую землю и гадали - будут им письма или нет. Наконец возвращался Юрка Свиридов. Разговоры обрывались. Все вытягивали шеи и наперебой спрашивали о письмах. Свиридов оставался, как всегда, непреклонен и традиции не изменял. Сохраняя строгое выражение лица, Юрка доставал пачку писем, как опытный оратор выдерживал паузу - томил немножко товарищей, а затем принимался за дело. Почтальон громко выкрикивал фамилии. Названные протискивались к нему. Перед тем как вручить письмо счастливчику, Юрка проделывал особый ритуал, который неизвестно кем и когда был заведен в полку, но чрезвычайно строго соблюдался во всех подразделениях. С молодыми почтальон не церемонился. Юрка слегка надрывал конверт, надувал его и укладывал на ладонь. Дух быстренько разворачивался к Свиридову спиной и слегка пригибался. Юрка с размаху лепил ладонью по шее молодому. Конверт хлопал и разрывался. Дух тряс головой и вынужденно смеялся вместе со всеми, получая заветное письмо. Такие шлепки по холке отрабатывались только на \"зеленых\", и называлось это - вскрыть конверт.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Просчитался

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Рядовой Фирсов был родом из Москвы и в армию не стремился. Однако хорошо отлаженная военная машина сбоев не знала, всех юношей держала на примете и желания ни у кого не спрашивала. Она заграбастала Фирсова в железные объятия, подстригла наголо, напялила форму двумя размерами больше, одарила тяжелыми кирзовыми сапогами и в итоге через три месяца мытарств в учебной части бросила в Афганистан. До последней минуты надеялся Фирсов, что выручат родители, спасут, не дадут сгинуть сыну ни за грош в далекой, пыльной стране. Однако в столице произошел какой-то непредвиденный срыв, и москвича вместе со всеми загнали в глубокое, темное брюхо \"Ильюшина\", в просторечье называемого \"скотовоз\". К этому времени молодой солдат стал совершенно иным, нежели на гражданке. Тогда был Фирсов заносчивым и слегка нагловатым. В меру, конечно. Настолько, чтобы лишний раз по морде не схлопотать от лихой компании с другого двора. Любил в прежние времена размяться Фирсов винишком в зеленом скверике, обожал девочек московских, которые не по годам быстро созревали в центре культурной жизни страны. И как истинный патриот столицы из всех городов признавал Фирсов единственно Москву. За людей, конечно же, считал только ее жителей. В армии помимо воли начал познавать Фирсов географию обширной страны. Оказалось, что кроме Москвы есть еще Краснодар, Владивосток, Северодвинск, Брест, Орел и бесчисленное количество других мелких городишек и поселков, откуда призывались в армию нынешние сослуживцы Фирсова.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Реализация

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Рота готовилась к боевым. После завтрака командир роты - подтянутый и сухощавый старший лейтенант Башкиров объявил: - Завтра - реализация. Идет только старший призыв. Остальные на технику - помогать готовиться к войне. Задача ясна? Вопросы есть? Вопросов нет! Р-разойдись! В роте началась обычная в таких случаях круговерть: механики-водители, как жуки, ползали по машинам, в последний раз проверяя их исправность. Пулеметчики, клейкие от пота, в душной утробе бронетранспортеров лязгали затворами и удобнее прилаживали цинки с длинными металлическими лентами, которые был набиты тускловатыми патронами с острыми одноцветными головками. Остальные солдаты - в просторечье \"курки\", раздевшись до синих уставных трусов (у \"дедушек\" они обязательно были ушиты), занимались оружием и экипировкой: протирали автоматы на длинных деревянных стеллажах, зашивали \"лифчики\", которые предназначались для гранат и магазинов, время от времени перекусывая зубами крепкую суровую нить. Ротный с заместителями пошел в каптерку: уточнять списки уходящих на боевые, а также количество сухпаев, боекомплектов и топлива. Вскоре после этого старшина с бойцами начал перетаскивать картонные ящики с коробками сухих пайков, внимательно следя, чтобы часть коробок по дороге от складов не исчезла в неизвестном направлении.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Социалистические обязательства

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Обед закончился. Рота, распаренная в душной, как хорошая русская баня, столовой, потянулась к дверям. На входе солдат перехватил замполит роты - старший лейтенант Кодряков. - Значит, так, бойцы, никуда не расползаться. Вымыть котелки, перекурить и в казарму. Сна не будет. - А что будет? - сбились вокруг Кодрякова подчиненные. Солдаты мечтали сейчас только об упругой холодной струе воды в умывальнике, а после - хоть недолгой тяжелой полудреме в густом тяжелом воздухе помещения, который даже вентиляторы были не в силах разогнать. - Будем писать социалистические обязательства. - Ну-у-у, - дружно возмутилась рота, - нам по распорядку отдых положен. Замполит ощерился. Края губ поползли вверх. - Что по распорядку положено, на то кое-что наложено. Бланки только-только из Кабула привезли, а обязательства уже сегодня сдать надо. Так что, - Кодряков развел руками, - будем мазюкать. Думаете, мне заняться нечем? Да я лучше бы в модуле под кондером тащился, чем с вами, уродами, бумагу марал. Сраженная наповал такой железной логикой рота стихла и уныло потянулась к умывальникам. В котелках лениво позвякивали алюминиевые ложки. В казарме в нешироком проходе между кроватями в два яруса - табуреты рядами. На них, как воробьи на телеграфных проводах, - парни в выгоревшей и застиранной форме. Замполит Кодряков положил на стол раскрытую общую тетрадь.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Телефонный разговор

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Старший лейтенант Андрей Стогов удивленно крутил стриженой головой, точно скворец в клетке, и все повторял: \"Не может быть! Телефон междугородний! И прямо домой, в Союз, дозвониться можешь? Фантастика! Не верю!\" Друзья, посмеиваясь, хлопали ошалевшего Стогова по спине: \"Верно, Андрюха! Сами звонили! Есть в Хайратоне такое место. Заказывай переговоры, плати, подожди, пока соединят, и говори хоть до потери сознания\". Старлей недоверчиво косился на ребят - не разыгрывают ли? Но те сидели полупьяные и уставшие, разливали настоящую русскую водку, изготовленную в Союзе, а не в Пакистане, по стаканам, закусывали жареной картошкой и радовались тому, что живыми-здоровыми вернулись в часть. Буквально несколько часов назад их армейскую колонну, возвращавшуюся с советско - афганской границы, колошматили душки под Аминовкой. Сожгли два бензовоза, врубив по цистернам из гранатометов. Водители сгорели заживо. Убили еще троих солдат. Короче, мясорубка была серьезная. Ребята выпарились в бане и, краснолицые, сидели теперь за столом, но тиски боя до конца их так еще и не отпустили. \"Им сейчас не до шуток\",- подумал Андрей и окончательно уверовал в то, что волшебный телефон существует. Именно с той самой минуты появилась у старшего лейтенанта мечта - позвонить домой, услышать такие родные и любимые голоса жены и дочки. Что бы ни делал теперь Стогов, мысль эта в мозгу сидела прочно, точно кувалдой, какой траки на гусеницах ремонтируют, вбитая. Десятый месяц в Афгане Андрей. Десятый месяц крутится как белка в колесе командир мотострелковой роты гвардии старший лейтенант Стогов.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Стукач

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Под вечер, когда жара начинала лениво уползать в ущелья, а горы, оцепившие бригаду со всех сторон, из лиловых становились черными, в роте связи был устроен шмон. Всех выстроили на дорожке перед расположением - выгоревшими палатками, похожими на белых птиц, распластавших в стороны свои крылья. Взводные ходили по рядам и заставляли подчиненных выворачивать карманы, ротный заглядывал в каждую тумбочку и переворачивал матрасы, старшина настойчиво копошился в каптерке, и даже машины в парке не остались без внимания - туда тоже ушел один из офицеров. Большинство роты, предполагавшее поначалу, что командир шмонает исключительно дембелей, стояло расслабившись - их это абсолютно не касалось. Близились отправки в Союз, и одному Богу было известно, что повезет туда солдат в своем дембельском дипломате, помимо отвратительного качества джинсов, наручных часов \"Ориент\", цивильной хлопчатобужной рубашки, темных очков, набора дешевой косметики, пары платочков из люрекса и китайской авторучки, основательно одуревший от двух лет беспросветной службы, невыносимой жары и раскаленно-матового солнца. То и дело находились остолопы, которые пытались протащить через границу пистолеты, наркотики, энтеэсовские брошюрки или духовские листовки, на которых тоненький черноволосый парень в шароварах разрубает на кусочки массивные серп и молот или же разламывает боевую ракету, клейменную все теми символами социализма.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Товарищи по оружию

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Солнце, точно подстреленное, стремительно падало за горы, окружавшие Кабул. В небе появился тоненький и едва заметный серпик луны. Тени становились невообразимо длинными, острыми. С заснеженных вершин порывами потянуло едва ощутимой прохладой. То и дело, внезапные маленькие вихри-смерчи крутили на пустынной разбитой асфальтированной дороге пыль, обрывки советских газет и всевозможный мусор, унося его за обочину. Больше часа топчется Сергей возле аэродрома на углу пересыльного пункта, надеясь добраться с оказией до штаба армии, который находится на другом краю города. Но машины, как назло, шли не туда, и к вечеру с каждой минутой их становилось все меньше. Близился комендантский час, после которого всем советским запрещено было покидать свои базы, не говоря уже о транспорте. Пешком по враждебному Кабулу никто, разумеется, не ходил. Особенно вечером и вдали от армейских постов. На подобную беспечность мог решиться или смертельно пьяный, или сумасшедший. Ни тем, ни другим лейтенант не был. Конечно, можно было бы переночевать на пересыльном пункте, который и создавался для того, чтобы люди, приехавшие или прилетевшие в Кабул на различные воинские базы и не успевшие попасть туда, могли это сделать на следующий день, когда с рассветом поток советских машин и бронетранспортеров нарастал. Но лейтенант был в Афгане не новичком, и спать на засаленном матрасе, всю ночь отбиваясь от злобных в своей прожорливости клопов, не хотел. Тем более что в штабе армии, в батальоне охраны, служил его друг. Каждый раз, приезжая по делам в Кабул, Сергей останавливался именно у него. Условия были комфортными, не сравнимыми с пересылкой. Штаб Сороковой армии по праву считался среди советских центром цивилизации в Афганистане.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. Мужчины без женщин

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Для наших в Афгане самым большим дефицитом была ... женщина. Советские - народ битый и тертый. Трудности для него - тьфу и растереть. Без чего-то обходились, что-то доставали, а многое сами ладили. Самогонные аппараты, например. Но даже самый дикий первач со стойким запахом резины не мог затуманить рассудок полностью. Он только сильнее воспалял острую тоску по женщинам, которые остались там, \"за речкой\". Десятки тысяч юношей и мужчин, крепких и здоровых, в свои лучшие годы томились на землях южной страны в модулях, палатках и вагончиках. Они жили посреди пустынь, в горах, на перевалах и в благоухающих зеленых оазисах. По ночам, когда не были заняты службой и если не воевали, - мужчины думали о женах, любимых, любовницах, невестах... Отчетливо, до мельчайших подробностей виделись моменты близости. Но еще чаще почему-то припоминалось упущенное: то ли от пресыщения, то ли от усталости, то ли от чрезмерной дозы спиртного. И остро царапала жалость по поводу несодеянного. Мысли вызывали долгую, удушливую бессонницу. Сон приходил к обессиленным видениями мужчинам лишь на рассвете. x x x И прошлое вдруг вспомнится, И потечет сукровицей Проклятая бессонница В раскрытое окно. Колокола на звоннице Обидой растрезвонятся, И ночь, моя любовница, Уляжется со мной.

БЛОЦКИЙ, Олег Михайлович. На войну за бабьим счастьем...

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Во все времена, на протяжении десятков веков, маркитантки и обездоленные женщины, лишившиеся крова из-за войны, шли за военными обозами. Так, в принципе, случилось и в Афгане. Все-таки не могла единственная воюющая сороковая армия миллионных Советских вооруженных сил обойтись без женщин. Требовались - медсестры, врачи, секретари-машинистки, телефонистки, товароведы, продавщицы, парикмахеры, кастелянши в офицерских общежитиях, повара, официантки, и так далее, и тому подобное. Всех их набирали через районные военкоматы. И через некоторое время становились женщины после затяжной процедуры оформления всех \"надлежащих документов\", проходя многочисленные необходимые комиссии, служащими Советской Армии или, как их обычно называли - вольнонаемными, \"вольняжками\". Женщины должны были быть здоровы, не судимы, и на всех них распространялось общее правило - они должны были быть не замужем. Практически все наемницы, вербуясь в те времена в Советскую армию служащими, предпочитали сытым Германиям, Венгриям, Чехословакиям, и не очень зажиточным, но таким же спокойным Монголиям и Польшам, где дислоцировались советские части, - АФГАН. По Союзу среди разведенок ходила упорная молва, почти превратившись в легенду и обросшая многочисленными историями, что там с замужеством - ОТ=ЛИЧ=НО.

Борхес, Хорхе Луис. Из книги \'Создатель\'

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Гул площади остается позади, я вхожу в библиотеку. Кожей чувствую тяжесть книг, безмятежный мир порядка, высушенное, чудом сохраненное время. Слева и справа, в магическом круге снов наяву, на секунду обрисовываются лица читателей под кропотливыми лампами, как сказал бы латинизирующий Мильтон. Вспоминаю, что уже вспоминал здесь однажды эту фигуру, а кроме того -- другое, ловящее их абрис, выражение из \"Календаря\", \"верблюд безводный\", и, наконец, гекзаметр \"Энеиды\", взнуздавший и подчинивший себе тот же троп: Ibant obscuri sola sub nocte per umbram (**) Размышления обрываются у дверей его кабинета. Вхожу, мы обмениваемся условными теплыми фразами, и вот я дарю ему эту книгу. Насколько знаю, он следил за мной не без приязни и порадовался бы, зайди я порадовать его чем-то сделанным. Этого не случилось, но сейчас он перелистывает томик и одобрительно пробует на слух ту или иную строку, то ли узнав в ней собственный голос, то ли различив за ущербным исполнением здравую мысль. Тут мой сон исчезает, как вода в воде. За стенами -- улица Мехико, а не прежняя Родригес Пенья, и Лугонес давным-давно, еще в начале тридцать восьмого, покончил счеты с жизнью. Все это выдумали моя самонадеянность и тоска. Верно (думаю я), но завтра наступит мой черед, наши времена сольются, даты затеряются среди символов, и потому я не слишком грешу против истины, представляя, будто преподнес ему эту книгу, а он ее принял. Буэнос-Айрес, 9 августа 1960 г. ** Шли незримо они одинокою ночью сквозь тени ( лат . ).

БОГОМОЛОВ, Владимир Осипович. Я не уберу из книги ни единого слова

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Запоздалое прощание с писателем Владимиром Богомоловым, автором романа \"В августе сорок четвертого...\" 30 декабря минувшего года скончался писатель Владимир Богомолов. Человек, проживший жизнь отдельно от своей славы. Загадочная личность, до конца не разгаданная. 3 января похоронили на Ваганьковском... \"Вы не могли бы сделать дарственную надпись Юрию Владимировичу Андропову?\" Тайны разведки вошли в основу его произведений от первой повести \"Иван\" (по ней Андрей Тарковский снял свой знаменитый фильм \"Иваново детство\") до романа \"В августе сорок четвертого...\". Рукопись романа \"В августе сорок четвертого...\" затребовал КГБ СССР. Генерал КГБ приглашал писателя на Лубянку. Богомолов звонил снизу. Генерал: \"Поднимайтесь ко мне\". - \"Я никуда подниматься не буду. Если я вам нужен - спускайтесь\". Генерал, наслышанный о странностях писателя, покорно спускался. Разговор происходил то в общественной приемной, то в освобожденном кабинете. \"Штабное совещание в сарае - убрать\". - \"Почему?\" - \"Вы разглашаете секретные сведения\". - \"Покажите мне документ, пункт, параграф, на основе которого...\" - \"Не могу. Этот документ тоже секретный\". И, сменив генеральский тон: \"Владимир Осипович, дорогой. Речь-то всего о трех страницах\". - Я не уберу из книги ни единого слова! - Богомолов вставал, разворачивался, уходил. Его вызывали снова и снова. Уже с угрозой. - Вы хоть представляете, с кем имеете дело?! Точно так же терзали его в Министерстве обороны. Вставал, разворачивался, уходил. Генералу КГБ, кстати, роман очень понравился. Рукопись он... украл. Отвез ее к себе на дачу и там запер в сейфе. Так хранят драгоценную вещь в единственном экземпляре. Богомолов был в ярости. - Я на вашего генерала подам в суд! - кричал по телефону. Рукопись вернули. Тут-то и увидел писатель все замечательные рекомендации КГБ. В романе задыхающийся от астмы генерал не может сесть: нет стула. Цензор КГБ в ярости: \"Для советского генерала нет стула? Поставить!\" В другом месте романа солдаты рассуждают о неприступности и привередливости польских дам, вспоминают своих: то ли дело наша Дунька, сто грамм налил - и готова. Генерал на полях грозно отметил: \"Кто дал право автору так отзываться о нашей советской Дуньке?!\" Рукопись была испещрена распоряжениями. Поработал далеко не один генерал: на полях - с десяток разных почерков. \"Новый мир\" взялся опубликовать роман. Журнал сумел отбить очень многие замечания цензуры. Но не все. Богомолов попросил рукопись вернуть. Главный редактор журнала \"Юность\" Борис Полевой был вхож в коридоры власти. Он сумел отстоять и Дуньку, и все прочее. За единственным исключением: совещание в сарае. Будучи уверен, что из-за трех страничек проблем с Богомоловым не будет, роман стали набирать в типографии. Писателю перевели гонорар - деньги очень большие. Богомолов отправил гонорар обратно. По почте. Пока деньги шли туда-сюда, роман продолжали набирать. \"Но ведь всего три странички!\" - умолял Полевой. \"Не уступлю ни слова\". Прошло девять месяцев. Роман в конце концов издали. Богомолов не уступил ни запятой. Я говорил ему: \"Напишите роман о романе - девять месяцев одного года\". Успех был невероятный. Дальнейшие события передаю так, как описывал мне их сам Богомолов. К нему домой явился порученец председателя КГБ Андропова.

Болдри, Черит. Наездница грифона

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Джаннис скажет: Это война, а не пикник. Что ж, ладно. Записи капитана крыла Хелейи, второй эскадрон наездников грифонов Робардики, на десятом году правления короля Роена, и четвертом году войны против Юга. Это достаточно формально для вас, капитан эскадрона Джаннис? Когда я пришла в себя, то лежала в палатке, надо мной хлопотали полевой хирург и санитар, пререкаясь на мягком акценте Юга. Чертова Ракхилла спикировала не на ту сторону фронта. Черт бы ее побрал, за то, что она умерла. Хирург не знал, что со мной делать, ибо на Юге женщины не ходят на войну. Он развесил вокруг меня холщовый экран, чтобы защитить мое целомудрие от глаз своих солдат -- или, насколько я понимаю, защитить их целомудрие от меня. Я сказала, что извиняюсь за то, что вношу дезорганизацию в его аккуратный, упорядоченный полевой госпиталь, и он так посмотрел на меня, словно я его ужаснула. Забрали все мои кожаные доспехи для езды, а когда я смогла садиться, мне принесли платье. Одной рукой его тяжело затягивать. Я попросила у хирурга рубашку и брюки, но бедняга только малиново покраснел. На следующий день меня посадили в телегу и вывезли из лагеря с эскортом. Никто не сказал, куда меня везут. Телега следовала по дороге, что вьется в горы, трясясь так, что моя рука заболела, как три ада разом. Когда дневной свое померк, мы приехали в эту цитадель, гнездящуюся на краю пропасти. Когда повозка остановилась во дворе, эскорт встал вокруг меня и повел через двери в башню, всю в решетках из железа, вверх по спиральной лестнице в маленькую, пустую прихожую. Комната за нею была гораздо больше, с деревянными панелями и огнем, тлеющим в камине. Нечесаный парень с копной черных волос совал в него поленья из корзины. Там была кровать, стол и стул, все очень простые. \"Это крепость\", раздался голос позади меня. \"У нас нет подходящего места для леди.\" Я повернулась. Мой эскорт удалялся, хотя я еще слышала стук их каблуков в прихожей. В дверях стоял человек, которого я раньше не видела. Он был низкорослым - не таким высоким, как я - с вьющимися золотистыми волосами и руками в перстнях, как у придворного. Он был в халате из синего вельвета, с мехом на запястьях и на вороте. Даже в моем взятом взаймы платье я могла бы ему сказать, кто из нас в этой крепости кажется больше находящимся дома. \"Я Аумерил, ваш лорд-смотритель\", сказал он с холодным достоинством. \"Вы, леди, являетесь заключенной. Если вы будете сотрудничать, с вами станут обращаться хорошо, но боюсь, у нас здесь нет женщин, чтобы прислуживать вам.\" \"Я не леди.\" Я хотела быть приятной, по крайней мере до тех пор, пока он не даст мне причину быть иной. \"Я солдат, не более. Я привыкла находиться в компании людей чести.\" Реакция Аумерила ошеломила меня. Волна крови хлынула ему в лицо и ушла прочь, оставив его белым. Его руки затряслись. Он ничего не сказал, но повернулся и хлопнул дверью. \"Что это с ним?\", спросила я саму себя, но мальчишка с поленьями, загоготав, повернулся от огня. \"Он трус\", сказал парень. \"Он сбежал с поля боя. Мы все здесь знаем. Он подумал, вы тоже знаете.\" \"Ты меня удивил\", сказала я. Это была правда; я удивилась, что Аумерил вообще был близко к полю боя. Я говорила холодным голосом, ибо не имею привычки сплетничать, однако слуги всегда это делают, поощряешь их или нет. Парень наклонился ближе ко мне; у него был вялый рот и мучнистое, прыщавое лицо. \"Вы просите у меня, что вам нужно\", сказал он. \"Я хорошо позабочусь о вас, леди\" Думал ли он при этом, что я стану ему платить, не знаю. Я не такая дура, чтобы думать, что он говорил от чистого седца. Я ответила резко: \"Займись делом.\" Его ухмылка пропала. Он сгорбил плечи, словно я его ударила, и со своим нечистым дыханием потащился куда-то в другое место. Когда он, шаркая, удалился, я исследовала свою тюрьму. Постель была жесткой, но хорошо снабжена одеялами и меховым покрывалом. Пол был из голых каменных плит. На столе глиняный кувшин с водой, кружка и глиняная лампа. Еще одна дверь вела в уборную, а вторая на балкон, но он был заперт. Я прижала глаз к зарешеченному отверстию, но увидела только облака, испещряющие небо. Я почти вообразила, как лечу в воздухе верхом на Ракхилле... но, нет. В той стороне находится безумие.

Борхес, Хорхе Луис. Сад расходящихся тропок

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:Виктории Окампо На двадцать второй странице \"Истории мировой войны\" Лиддел Гарта сообщается, что предполагавшееся на участке Сер-Монтобан 24 июля 1916 года наступление тринадцати британских дивизий (при поддержке тысячи четырехсот орудий) пришлось отложить до утра двадцать девятого. По мнению капитана Лиддел Гарта, эта сама по себе незначительная отсрочка была вызвана сильными дождями. Нижеследующее заявление, продиктованное, прочитанное и подписанное доктором Ю Цуном, бывшим преподавателем английского языка в Hoch Schule* города Циндао, проливает на случившееся неожиданный свет. В начале текста недостает двух страниц. \"...я повесил трубку. И тут же узнал голос, ответивший мне по-немецки. Это был голос капитана Ричарда Мэддена. Мэдден -- на квартире у Виктора Рунеберга! Значит, конец всем нашим трудам, а вместе с ними -- но это казалось или должно было казаться мне второстепенным -- и нам самим. Значит, Рунеберг арестован или убит**. Солнце не зайдет, как та же участь постигнет и меня. Мэдден не знает снисхождения. А точнее вынужден не знать. Ирландец на службе у англичан, человек, которого обвиняли в недостатке рвения, а то и в измене, -- мог ли он упустить такой случай и не возблагодарить судьбу за эту сверхъестественную милость: раскрытие, поимку, даже, вероятно, ликвидацию двух агентов Германской империи? Я поднялся к себе зачем-то запер дверь на ключ и вытянулся на узкой железной койке. За окном были всегдашние крыши и тусклое солнце шести часов вечера. Казалось невероятным, что этот ничем не примечательный и ничего не предвещавший день станет днем моей неотвратимой смерти. Я, оставшийся без отца, я, игравший ребенком в симметричном хайфынском садике, вот сейчас умру. Но тут я подумал, что ведь и все на свете к чему-то приводит сейчас, именно сейчас. Века проходят за веками, но лишь в настоящем что-то действительно совершается: столько людей в воздухе, на суше и на море, но единственное, что происходит на самом деле, -- это происходящее со мной. Жуткое воспоминание о лошадином лице Мэддена развеяло мои умствования. С чувством ненависти и страха (что мне стоит признаться теперь в своем страхе: теперь, когда я перехитрил Ричарда Мэддена и жду, чтобы меня скорей повесили) я подумал: а ведь этот грубый и, должно быть, упивающийся счастьем солдафон и не подозревает, что я знаю Тайну -- точное название места в долине Анкра, где расположен новый парк британской артиллерии. По серому небу черкнула птица и представилась мне самолетом, роем самолетов над Францией, громящих своими бомбами артиллерийский парк. О, если бы раньше, чем рот мне разнесет пулей, я смог выкрикнуть это известие так, чтобы его расслышали в Германии... Мой человеческий голос был слишком слаб. Как сделать, чтобы он дошел до слуха шефа? До слуха этого слабогрудого, ненавистного человечка, который только и знает обо мне и Рунеберге, что мы в Стаффордшире, и понапрасну ждет от нас известий в своем унылом берлинском кабинете, день за днем изучая газеты... \"Бежать\", -- подумал я вслух.


Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация