А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #



КУЗНЕЦОВ, Сергей Борисович. Гроб хрустальный

Дата добавление: 2008-11-29
Категория текст: Контркультура, Современные детективы
Категория ссылка: Контркультура, Современные детективы

Краткое содержание:Посвящается Саше, Диме, Сереже и всем остальным моим одноклассникам Перед ним, во мгле печальной, Гроб качается хрустальный, И в хрустальном гробе том Спит царевна вечным сном. Описанные в романе события вымышлены, хоть я и воспользовался известными мне историями, в разное время происходившими со мной, а также с людьми знакомыми и незнакомыми. Тем не менее, сходство или совпадение имен, фамилий и фактов биографий случайно и не должно считаться указанием на того или иного реального человека. Я также несколько отошел от реальной хронологии и датировал летом 1996 года ряд событий, случившихся немного раньше или позже. Надеюсь, заинтересованные лица не будут в обиде за эти и некоторые другие мои вольности в обращении с реальными фактами. Пусть все эти люди не забывают, что я их очень люблю. Для удобства читателя я привожу всю переписку и он-лайновые разговоры в нормальном виде, а не латиницей, kak ono chasto byvalo v 1996 godu. В двадцать второй главе цитируется песня \"Память котят и утят\" группы \"Соломенные еноты\". Я считаю своим радостным долгом поблагодарить мою жену, Екатерину Кадиеву -- моего первого читателя и редактора. Без нее эта книга никогда не была бы написана. Также я рад выразить свою благодарность Настику Грызуновой за блестящую редактуру, которая сделала этот текст намного лучше. Я также благодарен Ирине Бирюковой, Мише Вербицкому, Александру Гаврилову, Линор Горалик, Кириллу Готовцеву, Кате Гофман, Елене Джагиновой, Дмитрию Коваленину, Юрию Кузнецову, Максиму Кузнецову, Свете Мартынчик, Георгию Мхеидзе, Антону Носику, Юре Сюганову, Борису Усову (Белокурову), Максиму Чайко, Ольге Чумичевой, Михаилу Якубову и всем тем, кто поддерживал меня в девяностые и другие годы.

Вульф, Шломо. На своей земле

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:   Замирая от предчувствия беды, я бежал к своей мастерской. Осколок пробил тонкую стену и пролетел над мачтами \"Арабеллы\". Боюсь, что я обрадовался этому больше, чем если бы он на глазах миновал мою голову. Ракета могла влететь и в спальню, где по случаю жары мы c Изабеллой спали под одними протынями. Более того, в любой момент следующая может попасть куда угодно, коль скоро позволено обстреливать наше поселение, как фронтовую полосу. С той только разницей, что, по моим пред-ставлениям, там все-таки должны быть \"землянки наши в три наката\", населенные вооруженными мужчинами, способными ответить на огонь, а не мирными жителями в детских садах, теплицах, синагоге. Никому не пришло бы на ум разместить на фронте и мою мастерскую с моделью для участия в аукционе в Париже. На нее ушло восемь лет кропотливого ювелирного труда. Все свои надежды я связываю с \"Ара-беллой\"... Если ее достойно оценят, то я -- доктор Зиновий Мрым стану в один ряд с лучшими морскими моделистами мира. Даже мои рутинные крейсера и галеры пользуются устойчивым спросом. Эта моя работа не только худо-бедно кормит нас все эти годы, но и позволяет жить в относительном душевном комфорте на своей еврейской земле. Самое страшное в Израиле, по-моему, -- разочарование в Стране и евреях. Жители поселений хоть от этого гарантированы.

Вульф, Шломо. Убежище

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:В конце шестидесятых на водной станции во владивостоке cтихийно собиралась инженерная молодёжь, вспыхивали и гасли влюблённости, но все участники наших бесед и частых походов через тайгу перешейка к уютным и ещё чистым тогда бухтам уссурийского залива сходились в одном: нет на свете девушки красивее, чем моя бывшая однокурсница по лениградской корабелке таня смирнова. Это было нечто вне всякой конкуренции не только в жизни, но и на экране. Я знал, что таня попала сюда в поисках убежища от роковой любви, что с ней продолжают происходить какие-то исто-рии, порождающие самые невероятные слухи. и всё это было как-то связано с нашим однокурсником феликсом дашковским. Я с ним и его компанией в институте не больно общался, самого феликса, как и его подружку эллочку, не любил. Да и к самой тане, при моей внешности и застенчивости, до владивостока и подходить-то не решался. Зато тут я пользовался её самым тёплым расположением. Она вполне оценила привлекательность моей молодой су-пруги и была с ней в прекрасных отношениях. Сплетни же о тане меня нисколько не интересовали -- своих проблем хватало. зато сама она, судя по всему, ничего не забыла, если спустя тридцать пять лет позвонила уже в израиле, после моей статьи в защиту репатриантов славянского происхождения, и передала мне свои записки. После их публикации мне позвонил феликс и попросил \"вы-слушать другую сторону\". А потом и элла коганская заго-релась \"защитить свою честь\". как выяснилось, каждый из них по-своему искал своё убежище от одной и той же ситуации. Так что пусть каждый излагает свою версию одних и тех же событий. *** Да, чуть не забыл! Тут в их монологах фамилии, имена, цкб, институты упомянуты. Так вот, этих учреждений и частных лиц не было и быть-то не могло. Если кому вдруг почудилось, что его имели в виду, то это -- чистое совпадение! За всё что они вам тут навспоминали, я лично отвечать не собираюсь!..

Вульф, Шломо. Эпикруг

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:\"Я практикую тридцать пять лет. Меня мистификациями не возьмешь, - глухо сказал ветеринар, отодвигая фотографии и коробочку со старыми желтыми собачьими зубами.- С вашейсукойпо кличке Терри я имею дело девятый год. У нее была неизлечимая чумка. Вы сами отказались от весенней прививки, мотивируя тем, что собака старая и с другими животными не общается.Этот же почти щенок с тем жередким окрасом полярного волка ничего общего с ней не имеет. Вас, Алексей Витальевич, я знаю как известногоакадемика и,к тому же, своего депутата, а вас, Илья Романович, я просто тут пару раз встречал. И никак в толк не возьму, чегоради вы тут разыгрываете комедию. Ваш друг приобрел точно такого же щенка, как павшая собака? Отлично, это делают почти все любящие хозяева. Номеня-то зачем дурить?\" \"Никто и не думал вас унизить, - мягко возразил академик Жаборецкий. - Просто доктор морской биологии Илья Романович Лернер испытал на умирающей собаке свой препарат, полученный из секреций антарктических креветок и...\" \"До свиданья, - резко поднялся старик. - Вернее, прощайте. К этой собаке меня больше не приглашайте... Я, конечно, не ученый, до вас, докторов и академиков не дорос, но в своем деле, смею вас уверить...\"

Вульф, Шломо. Глобус Израиля

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:   Зеленоватым, слишком густым даже для конца декабря туманом была затянута вся сионистская территория, по которой Салах мчал свой небесно-голубой мерседес. Тысячи белых фар неслись навстречу, красные огни трассировали справа. Он обгонял решительно всех, не замечая несуразности такого движения -- с любой скоростью. На самом деле машины и слева и справа почему-то сконцентрировались на крайних полосах, как припаркованные.    Впрочем, как можно требовать сосредоточенности на таких мелочах от человека, который намеренно торопится к собственной гибели?.. После последних актов возмездия сионисты так закупорили территории, что ни одному из учеников Салаха не светило просочиться сюда. На смерть во имя Аллаха сегодня спешил не мальчик с едва заметными усиками и горящими от счастья высокого доверия глазами, а маэстро, пожилой профессинал, посланный собственной совестью. В Иерусалиме судят его уцелевших ребят. Приговор им известен -- пожизненное заключение. При любой мотивации страшно осознать в двадцать, что вся твоя жизнь пройдет в тюрьме. Ободрить их может только параллельный приговор их судьям -- к смертной казни через полное уничтожение. Салах лично, без ложного человеколюбия вынес приговор фальшивому сионистскому суду и сам намерен привести его в исполнение -- обжалованию приговоры евреям не подлежат и никогда подлежать не будут, у них нет права на жалость со стороны Салаха и его соратников. В его суде нет ни адвокатов, ни присяжных. Он сам прокурор, судья и палач в одном лице. Сегодня ему предстоит и роль смертника, ну и что? Чем его жизнь дороже для близких, чем жизнь заточенных на всю жизнь мальчиков. Что же касается жизни еврейских мальчиков, девочек, стариков и всех прочих, которая сотнями прервется сегодня после того как сдетонирует двойное дно его длинного мерседеса, то это Салаха не заботило: вина случайных прохожих была в самой принадлежности к проклятому племени. Если же среди них окажутся арабы, пусть Аллах примет их в рай вместе с Салахом, они -- невинные жертвы той войны, которая идет на этой земле... Можно попробовать и дистанционный заряд, но сегодня важна абсолютная надежность. Он был готов к смерти, но не к провалу с последующим унижением и муками в их власти... Осталось только выстраданное, осмысленное смирение и удовлетворение, что именно так он кончает свой жизненный путь, что он дожил до конца, достойного для борца его калибра.

Вульф, Шломо. Гекуба

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:\"Из толкования текста Библии ускользнула удивительная деталь, - смеялся Мирон, отодвигая выпитую горячую чашечку. - Мало того, что евреев вернули в пустыню за упорное и тупое недоверие к Тому, кто своими чудесами доказывал могущество и расположение к избранному народу. Мало того, что целое поколенье было обречено на скитания и смерть вне Земли обетованной. За сорок лет евреи так и не набрели хоть на какой-нибудь Кувейт, ради которого нас защищал бы сегодня весь мир! Бродили, бродили, а овладели единственным на всем Ближнем Востоке клочком земли, где черного золота как раз и нет. В результате, для сильных мира сего наша судьба не важнее зыбкого биржевого курса. Кошелек важнее \"оплота демократии в регионе\". Президентскому креслу гораздо больше угрожают десят-ков бензовозов, перекрывших автомагистрали в Европе и Америке после очеред-ного подъема цен на горючее, чем безопасность стратегического союзника. Гарантия сохранения этого кресла - растущий банковский счет избирателей. Ради этого можно поступиться не только принципами, но и самим существованием любой экономически бесполезной страны. В случае успеха нашего проекта все немедленно забудут такие понятия, как \"сионизм\", \"антисемитизм\", \"Арафат\" и \"Палестина\" в пользу единственно приличных - \"прибыль\", \"нефть\" и \"доллары\". На нашу защиту будут брошены все силы мирового сообщества. \"А тебе не кажется, - налил себе ледяную колу красавец Давид, - что мы без нефти только потому, что без мозгов.\" \"Мы? - усмехнулся Мирон. - Кого ты имеешь в виду?

Вульф, Шломо. В обход черной кошки

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:\"Что мы с тобой творим, Арик?.. Ведь это то же самое, что сесть за руль автомобиля посреди оживленной улицы без знания правил и навыков... Давай остановимся. Плюнь. Зарабатываешь ты \"санрайдером\", а я никайоном- уборкой. Нам пока хватает. От добра добра не ищут...\" \"А по-моему, ничего страшного мне не грозит. Яодет по рекомендации работника театрального музея. Говорю в принципе на том же языке, что мы читаем у Пушкина и Гоголя, разве что с акцентом. Так ведь каких только акцентов не было в многонациональной империи тех времен! Ты сама говорила, что нереализуемый талант сжигает. Если мое открытие никому не нужно, пусть оно приносит доход хоть моей семье. А риск? Любое новшество кто-то когда-то все равно должен испытать первым. Почему не рисковать самому изобретателю? И, наконец, мы уже приехали, специально прилетели в Санкт... как его там - Ленинград, квартиру эту сняли, потратили кучу денег. Что же, возвращаться в Израиль? И испытывать там, ни слова не зная по-турецки?\" \"А вдруг в этой комнате, откуда ты сейчас... ну, конверсируешься, кто-то окажется? Дом наверняка перестраивался за 175 лет много раз и имеетдругую планировку. На том месте, где ты стоишь как раз могла быть стена. Арик, ты же можешь тут же просто погибнуть...\" \"Вот тут ты права,Жанна, - сказал Арон. - Конверсироваться надо на заведомо пустом пространстве тех времен. И ночью, чтобы никого там не испугать. Пожалуй, лучше всего подходит бывшая площадь Мира. Мы станем за автовокзалом. Там в наши с тобой времена никогда не было ночью прохожих... В прошлом же на Сенной был базар. Ночью, тем более в будни, он должен быть пуст... Я где-нибудь отсижусь до утра, а потом пройдусь по лавкам и попробую обменять эти часы, авторучки и плейеры на золото... А золото - здесь или у нас на доллары. Рискнем?\"

Вульф, Шломо. Банка

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:\"Гена! - глаза соседа под седыми кустистыми бровями тревожно блестели, веки дрожали. - Нас обокрали, представляешь? Всех. И тебя.\" Он посторонился, уступая узкую лесную тропку. \"Милицию вызвали?\" Надо же было хоть что-то спросить, раз сердце подпрыгнуло и скатилось куда-то в желудок в предчувствии давно ожидаемой картины разгрома дачи - единственного друга-убежища от бытовых бурь. \"Вот именно, - загадочно улыбнулся дед. - Ждут тебя с нетерпением. Второй раз к тебе возвращаются.\" Новые новости! Уж не меня ли подозревают?.. Не расспрашивая, чтобы хоть на минуту сохранить надежду, Гена поспешил туда, где на перегибе тропы можно было впервые на пути от электрички увидеть свой голубой домик. Каждый раз, приближаясь к этой точке, он замедлял шаг, боясь поднять глаза и с трепетом ожидая шока от вида пепелища. Как печная труба среди вонючих ошметьев - вместо некогда самой нарядной в кооперативе \"Наука\" дачи профессора Кондратенко с затейливыми кружевами. Каждая деталь деревянных украшений была годами тщательно продумана, любовно вырезана, смонтирована и оригинально окрашена. Чтобы потом, за каких-то полчаса по безнаказанному пьяному капризу превратиться в символ запустения и смерти - обожженные плодовые деревья и намеренно вытоптанные цветочные грядки... На этот раз внешне все было в порядке. Дом радостно сверкал стеклами веранды сквозь праздичное сияние цветущей сакуры. Около крыльца действительно прохаживался милиционер, почему-то без фуражки. Увидев свернувшего к калитке Гену, он вздрогнул и решительно пошел навстречу. \"Ваша дача?\" - с глубокой обидой спросил страж порядка. Разъяснение было написано на лбу милиционера - вздувшееся багровое кольцо с белым кругом посредине. \"Ловушки строите?.. - оскорбленно прохрипел он, покраснев так, что круг на какое-то время исчез. - Убить же могли...\" \"Можно пройти? - Гене не терпелось оценить нанесенный ему материальный и моральный ущерб. Милиционер послушно посторонился и уныло поплелся вслед, вверх на веранду.

Вульф, Шломо. Обратимый рок

Дата добавление: 2008-07-11
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Это не он, подумала Людмила. Он не может быть именно здесь и именно сейчас! Такая же вероятность, скажем, падения метеорита именно к подножью Останкинской башни. Они с Виктором остывали после лихорадочной предотпускной спешки на скамье рейсового катера, когда на уже убирающихся сходнях появилась странной масти, серая в яблоках, огромная собака. Она рвалась на катер с несолидной для королевского дога прытью. Сходни со скрипом сдвинулись обратно на причал под ее могучими лапами. Это и позволило ее хозяину попасть на борт. Но и на палубу дог рвался куда-то так, что расхристанный мужчина с рюкзаком, увлекаемый поводком, так споткнулся, что чуть не звезданулся в бурлящую от винта воду. Его спасла девочка лет восьми, судорожно вцепившаяся в другую руку хозяина собаки. Она же отстегнула поводок. Собака метнулась в темноту трюмного салона, загрохотав по трапу, и разразилась внизу испуганным щенячьим визгом. Обвешанная рюкзаками, палаткой, масками-трубками пара исчезла в том же нижнем салоне, куда сверзился их дог. Людмила перевела дух и шумно выдохнула: как всегда, от волнения у нее остановилось дыхание. Перед глазами стояло очень знакомое, непостижимо изменившееся красное лицо промелькнувшего мужчины. Такой жалкий вид, подумала она, мог быть у призового скакуна, впряженного шутки ради в телегу с навозом... Утреннее солнце, между тем, давало авансы на дневную жару, поднимаясь над сопкой сквозь сизый туман смог. Оказавшийся в густой тени город на склоне как-то исчез вовсе под лучами розового диска с Орлиной сопки. Катер коротко и радостно рявкнул, задрожал, пустил свою лепту сизого дыма в застоявшийся воздушный коктейль над Золотым Рогом, отошел задним ходом на середину бухты, словно брал разбег, и деловито застучал дизелем среди прочих ее утренних обитателей, снующих во всех направлениях.

АСТУРИАС, Мигель Анхель. Ураган

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Они уже не могли бурно радоваться. Их было много, они недосыпали, работали денно и нощно и стали вялыми, ослабели, рассыпались по земле: одни сидели, другие лежали, и казалось, что они завладели тут всем, кроме влажной, недвижной жары, царящей у моря. Человек навязал свою волю этому краю. Руки и машины преобразили местность. Меняли течение реки, вырастали холмы, насыпи железной дороги, пролегшей меж обрубленных гор по мостам и долинам, чтобы жадные паровозы, пожирая зеленые дрова, мертвые деревья, везли к морю людей и плоды, голод и пищу. Одни деревья падали, другие вырастали, защищая от ветра посевы, а в оврагах, словно в утробе ненасытного сказочного зверя, которого рвут на куски и никак не могут убить, шла работа: сдвигались скалы, переползали с места на место бочки с трудом набранного камня и, пользуясь неровностью почвы, меняла русло мутная, нечистая, насущно необходимая вода, которая дальше, внизу, очищалась от грязи и резво бежала по пламенной зелени долин. Аделаидо Лусеро жадно вдохнул и щеками и грудью воздух побережья. Голый до пояса, в засученных штанах, чуть не в набедренной повязке, он рассеянно гляДел, как трудятся несколько человек из тех, кто прибыл сюда с разных концов страны. Все голодные, оборванные, тощие, лохматые; простые деревенские лица поРОСЛИ неопрятной щетиной. Господь их прости!.. Но руки их - потные, мозолистые, задубевшие, жадные к работе - двигались красиво. Спины сгибались, разгибались: вниз-вверх, вверх-вниз... Все позвонки видны наперечет, словно у змеи медянки. Вверхвниз, вверх-вниз, согнулся, разогнулся, швырнул еще один камень - поменьше ли, побольше - на железнодорожную платформу, которую допотопный паровоз потащит по этой дальней ветке к дробилке, огромной машине, перемалывающей любые камни и изрыгающей щебенку. В глубине шумело море, более бурное здесь, чем в других местах побережья. Шум его был слышен; с холма была видна огненно-синяя полоска; а те, кто прибыл недавно и хотел поглядеть, что же это за Тихий океан, могли с высокого столба увидеть и самую воду, зеленовато-матовую по утрам, алую по вечерам, словно разрезанный плод агуакате. На побережье - опасно. Все поросло невысоким, переплетенным кустарником, и в этом зеленом колтуне, в зеленой паутине не было животных, только мелкие птицы осколками радуги носились наверху, да ястребы и сопилоте чернели в бездонном небе, и все сливалось в горячее, слепящее марево. - Ну и печет, Кучо! - сказал Аделаидо Лусеро сутулому, сгорбленному приятелю. Тот работал рядом с ним в длинном ряду из тридцати шести парней, грузивших камень, ложившийся на четки платформ, под которыми стонали рельсы. Железо ведь тоже стонет под бременем скал, сломанных молотом и динамитом.

АСТУРИАС, Мигель Анхель. Зеленый папа

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Он подставил ветру лицо, - кто узнал бы Джо Мейкера Томпсона? - снизу вверх осветил его мокрый светляк, - кто узнал бы человека, закопченного до самой глотки? Лоб, лоснящийся от мазута, усеян стеклянными волдырями пота, хрящеватые большие уши словно прожарены в машинном масле. Слабый свет фонаря, стоявшего у ног, мазнул щетинистую бородку, но не добрался до век - глаза в черных впадинах, лоб во тьме, нос заострен тенями. Он подставил ветру лицо, и волосы взметнулись дымом, рыжеватым дымом, копотью, пронизанной огненными искрами, видимыми во мраке жаркой ночи. Кругом - сплошная темь, но ему невмоготу было дольше стоять у топки, вдыхая вонь гнилых досок и ржавого котла, изъеденного солью и накипью. Дышать... Дышать, погружая ноздри в ветер, остервенело гнавший волны - зверей С пушисто-пенными хвостами. Когда он выпрямился и расправил плечи, чтобы передохнуть, оглядеться, подставить лицо ветру, к его ногам упал машинный ключ, требуя смертного приговора никуда не годному котлу. От удара ключа о палубу замигал фонарик, снизу озаривший жесткое лицо, на которое бросили теперь свет бортовые фонари, плакавшие в три ручья, забрызганные волнами. Он выглянул наружу как раз перед тем, как суденышко укрылось в гавани, пройдя сквозь гребень дождя, сквозь ветер, трепавший его час за часом, много часов, больше, чем смогли отсчитать пассажиры. Лишь только ночь стала чернить гневно бурливший лак Карибского моря, время замерло, ожидая, когда пройдет нечто, длящееся одно мгновение и принадлежащее не царству времени, а вечности; время остановилось, и никто не поверил своим глазам, увидев, как заалела заря. Утренний свет разлился сразу, внезапно, каким-то чудом, едва пароходик отдался плещущему покою бухты, оставив позади, за мысом Манабике, канонаду волн и горы пены, в которой суда терялись, как в хвосте кометы, и вошел в подкову спящего берега, поросшего плавучим лесом мачт. На широколобое лицо, скрытое маской из копоти и масла, на прищуренные карие глаза, на медную бородку молодого морского волка, на ровные крепкие зубы в сочно-розовых деснах пала ясная прохлада разлившегося по небу рассвета и скованного бухтой моря, пала, как выигрыш на счастливый билет, а пассажиры, изнуренные, помятые - страшная ночь изжевала их бренные тела вместе с платьем, - пытались между тем, томясь от нетерпения, различить вдали, на том краю ровной никелевой простыни, пальмовые рощи и портовые здания - синие силуэты на фоне абрикосового неба.

АСТУРИАС, Мигель Анхель. Глаза погребенных

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:- Сосут и сосут эти гринго! Не сдержалась Анастасиа - да, просто Анастасией звали ее, эту женщину без роду, без племени, неопределенных лет и без особых примет; впрочем, как все люди улицы, ничего она не скрывала. Заглянула она в таверну \"Гранада\" - здесь и дансинг, и бар, и ресторанчик, где продают мороженое, отдающее парикмахерской, шоколадки в оловянной фольге, многослойные сандвичи, прохладительные с пеной в тысячу расцветок, заграничное спиртное - и вместо привычного \"доброе утро\" бросила: - Сосут и сосут эти гринго! Распахивались двери в огромный, вместительный зал, заставленный круглыми приземистыми столиками и массивными неуклюжими креслами, обитыми рыжеватой кожей (такие кресла удобны для бездельников и выпивох); столики из пористого дерева ежедневно оттирали шкуркой, не прибегая к мокрой тряпке, оттого они выглядели всегда свеженькими, новенькими, будто только что внесены сюда. Все здесь блистало чистотой - будто только-только обновили все, - если, конечно, не брать в расчет чистильщиков обуви, жалких, грязных, оборванных ребятишек, похожих на старичков с детскими голосками: - Почистить!.. Кому почистить?.. Почистим, клиент?.. Одним махом, клиент!.. Все здесь блистало, как новенькое, в десять часов утра. Впрочем, почему в десять - стрелки уже подступали к одиннадцати!.. Новым казался и цементный пол, отливавший глазурью; как новые, искрились свежепротертые оконные стекла и зеркала, в которых цветастыми сполохами отражались сверкающие автомобили, проносившиеся по Шестой авениде. Новыми в это утро представлялись и прохожие, высыпавшие на тротуары; они сталкивались друг с другом, обгоняли друг друга, на ходу приподнимая шляпы, рассыпаясь в любезностях, обмениваясь взглядами, поклонами, рукопожатиями. Новыми казались и стены таверны, расписанные по тропическим мотивам, и алебастровый потолок, и лампы отраженного света - хрустальные гусеницы, превращающиеся по ночам в дивных бабочек с флюоресцирующими крыльями. Новое время показывали часы. По-новому красовались официанты в черных брюках и белых курточках - совсем как тореро на бое быков. Новыми были и пропойцы - белобрысые гиганты, тупо созерцавшие хмельными голубыми глазами кишащий муравейник гватемальской столицы. И вновь слышался голос Анастасии: - Сосут и сосут эти гринго!

БЕРРОУЗ, Эдгар Райс. Боксер Билли

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Билли Байрн -- дитя улицы западной части Чикаго. От Холстеда до Робей и от Большой авеню до самой Лэк-стрит едва ли найдется хулиган, которого бы он не знал по имени. И столь же блистательны были его познания по части полицейских и сыщиков, хотя они и давались ему нелегко. Он получил первоначальное воспитание в переулке, на который выходили задворки продуктового склада Келли. Здесь обычно собиралась ватага подростков и взрослых парней в те часы, когда они не были \"заняты\"; а так как Брайдуэлл -- единственное место, где они \"работали\" дня два в неделю, то свободного времени у них бывало хоть отбавляй. Общество было разнообразное; тут были и карманные воры, и мелкие жулики уже с некоторым прошлым, и те, которые еще только готовились стать на этот путь, все озлобленные и сварливые, готовые оскорбить первую встречную женщину или завести ссору с прохожим, который казался им не слишком сильным. Настоящая \"работа\" бывала только по ночам. Днем они все сидели в вонючем переулке позади продуктового склада и дули пиво из старого оловянного ведра. Скучный вопрос о труде, заключавшемся в том, чтобы относить пустое ведро в ближайшую пивную и приносить его обратно полным, безболезненно разрешался бессменным присутствием кучки мальчишек, которые с восхищением и завистью любовались на этих героев их детского воображения. Билли Байрн с шести лет удостоился чести таскать пиво \"благородной компании\". Тут-то он и приобрел свои первоначальные познания жизни. Он был знаком лично с великим Эдди Вельч! Он своими собственными ушами слышал рассказ Эдди, как он угробил шпика в з нескольких шагах от двадцать восьмого полицейского участка!

БИРС, Амброз. Настоящее чудовище

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Последний человек, который приехал в Хэрди-Гэрди, не вызвал к себе ни малейшего интереса. Его даже не окрестили каким-нибудь красноречивым прозвищем, которым в лагерях старателей так часто приветствуют новичков. Во всяком другом лагере уже одно это последнее обстоятельство обеспечило бы ему какую-нибудь кличку вроде \"Беспрозванного\" или \"Непомнящего\". Но не так случилось в Хэрди-Гэрди. Его приезд не вызвал ни малейшей зыби любопытства на социальной поверхности Хэрди-Гэрди, ибо к общекалифорнийскому пренебрежению к биографии своих граждан это местечко присоединяло еще свое социальное равнодушие. Давно прошли те времена, когда кто-нибудь интересовался, кто приехал в Хэрди-Гэрди или вообще приехал ли кто-нибудь. Никто не жил теперь в Хэрди-Гэрди. Два года назад лагерь мог похвастаться деятельным населением из двух или трех тысяч мужчин и не менее дюжины женщин. В течение нескольких недель люди упорно трудились, но золота не обнаружили. Они обнаружили только исключительную игривость характера того человека, который заманил их сюда своими побасенками о скрытых будто бы здесь богатых залежах золота. Материальной выгоды от этих трудов не было, таким образом, никакой, но из этого не следует, чтобы они дали трудившимся хотя бы нравственное удовлетворение. Уже на третий день существования лагеря пуля из револьвера одного общественно-настроенного гражданина навсегда избавила фантазера от какихлибо нареканий. Тем не менее его вымысел не был лишен некоторого фактического основания, и многие из старателей еще долго околачивались в ХэрдиГэрди и его окрестностях. Но все это миновало, и теперь все давно уже разбежались и разъехались.

БИРС, Амброз. Летней ночью

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Тот факт, что Генри Армстронга похоронили, казалось, отнюдь не убедил его самого в том, что он, действительно, умер: его вообще трудно в чем-то убедить. Правда, в настоящий момент все его органы чувств в один голос утверждали - он был вынужден признать их правоту, - что его и в самом деле похоронили. Сама его поза - на спине, ладони на животе, и все тело окутано чем-то легким, непрочным, что можно было, в принципе, без труда разорвать, хотя это и не принесло бы ему сколь-нибудь ощутимой пользы, - вкупе с жестким ограничение ем передвижения его персоны, черная, непроглядная темнота, воистину, гробовая тишина практически не давали ему возможности для дальнейших споров, а потому он безропотно смирился со своим нынешним положением. Но то, что он умер, - о, нет! Он всего лишь болен, очень тяжело болен. Кроме того, сейчас его охватили столь присущие большинству больных вялость и апатия, а потому его не особенно волновал вопрос о том, сколь необычную участь уготовила ему судьба. Философом он никогда не был - заурядным, здравомыслящим индивидуумом, наделенным в данный момент даром патологического безразличия: тот орган, который мог хоть как-то повлиять на нынешнюю ситуацию, на данный момент, изволил бездействовать. Поэтому Генри Армстронг, не испытывая никаких опасений по поводу опасений по поводу своего ближайшего будущего, погрузился в сон, так что можно было со всеми основаниями утверждать, что сейчас он пребывал в состоянии мира и блаженства.

Борисова, Ирина. Разве бывают такие груши?

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:* Другая жизнь. рассказы, написанные еще тогда... * Eсли все так Все так, а не иначе, совсем не так, как надо: мечтаешь об одном, имеешь совсем другое. В душе я простоватая женщина, люблю незамысловатые соленые шутки и громкий смех, но природа наградила меня длинным бледным лицом и очками, все принимают меня за унылую интеллектуалку и никогда не шутят в моем присутствии. Я люблю физический труд на свежем воздухе, с детства выращиваю на школьном огороде морковку и дыни, но бабушка, профессор искусствоведения, услышав разговоры о сельскохозяйственном, в ужасе всплескивает руками, указывая на мое хрупкое сложение, силком заталкивает меня на искусствоведческий, и вот уже, с грехом пополам отличая Рубенса от Врубеля, я, томясь, перебираю бумаги в пыльном архиве.

БИРС, Амброз. Несостоявшаяся кремация

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Ранним июньским утром 1872 года я убил своего отца - поступок, который в то время произвел на меня глубокое впечатление. Это произошло до моей женитьбы, когда я жил с родителями в штате Висконсин. Мы с отцом сидели в библиотеке нашего дома, деля награбленное нами за эту ночь. Добыча состояла главным образом из предметов домашнего обихода, и разделить ее поровну было делом нелегким. Все шло хорошо, пока мы делили скатерти, полотенца и тому подобное, серебро тоже было поделено почти поровну, однако вы и сами понимаете, что при попытке разделить один музыкальный ящик на два без остатка могут встретиться затруднения. Именно этот музыкальный ящик навлек несчастье и позор на нашу семью. Если бы мы его не взяли, мой бедный отец и до сих пор был бы жив. Это было необыкновенно изящное произведение искусства, инкрустированное драгоценным деревом и покрытое тонкой резьбой. Ящик не только играл множество самых разнообразных мелодий, но и свистел перепелкой, лаял, кукарекал каждое утро на рассвете, безразлично, заводили его или нет, и сквернословил на чем свет стоит. Это последнее качество пленило моего отца и заставило его совершить единственный бесчестный поступок в жизни, хотя возможно, что он совершил бы и другие, останься он в живых: отец попытался утаить от меня этот ящик и заверял честью, что не брал его, мне же было как нельзя лучше известно, что он и самый грабеж задумал главным образом ради этого ящика. Музыкальный ящик был спрятан у отца под плащом: мы переоделись в плащи, желая остаться неузнанными. Он торжественно поклялся мне, что не брал ящика. Я же знал, что ящик у него, знал и то, что отцу было, по-видимому, неизвестно, именно: что ящик на рассвете закукарекает и изобличит старика, если я смогу продлить раздел добычи до того времени.

Борисова, Ирина. Встреча

Дата добавление: 2008-07-08
Категория текст: Современная проза
Категория ссылка: Современная проза

Краткое содержание:Ничего не изменилось за пятнадцать лет, только в первый момент каждому входящему казалось, что вместо тех, кого он ожидал увидеть, на пороге его встречают их несколько обветшалые аналоги, но потом улыбка, жест, интонация - все забытое, но в точности такое же, как было, в одно мгновение заполнило временной провал, и через несколько секунд сидящие вокруг постаревшие женщины и мужчины уже вполне соответствовали представлению друг о друге, или, скорее, их представления друг о друге адаптировались к тому, чем они теперь стали. Когда-то их было десять человек, сообщество людей, собранное по принципу общей работы, каждый из них в силу своих собственных причин проторил дорогу в дом на полигоне среди берез и антенн, занесенный сугробами зимой, усыпанный желтыми листьями осенью, отрезанный от мира стеной дождя или нежащийся на утреннем солнце летом. Все они работали там в середине восьмидесятых, на закате социализма, когда никто не мог предположить, что может случиться менее чем через десять лет, когда их антенны и радары были настроены на другие полигоны за океаном, когда их работа отмечалась допуском и секретностью, когда их называли сменою и пускали в столовую без очереди, чтобы они, не дай бог, не пропустили малейших отклонений на кривых, фиксируемых их самописцами. С тех пор прошло время, для каждого свое и проведенное по-своему, и общее для всех своей уникальной стремительностью, как полотно, наспех сотканное из пестрых нитей, и каждый пришел на встречу, вроде бы, увидеться и поболтать, а, на самом деле, узнать, какие изменения произошли за эти годы в жизни других, чтобы попытаться расширить собственный ракурс обзора и, таким образом, ярче высветить свою собственную строчку в общем потоке.


Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация