А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Алексин, Анатолий Георгиевич. Бесплатные онлайн-книги


Алексин, Анатолий Георгиевич. Дым без огня

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:- - Дыма без огня не бывает. Поверь, милая! - - Не верю... Бывает! - - Любопытно... Ты что, его видела? - - Сейчас вижу. Такой едкий, разъедающий душу... дым. А где огонь? Его нет! - - Заблуждаешься, милая! - - Называйте меня на \"вы\". Я уже совершеннолетняя. - - Простите, пожалуйста. Но вы в таком случае сверхмолодо выглядите. - - Это вы молодо выглядите. А я действительно молода! Катя на миг затихла. Но не потому, что испугалась собственной смелости. Это было затишье перед решительным и, быть может, самым отчаянным поступком в ее жизни. Она встрепенулась, как бы очнувшись, готовая проявить отвагу. Но перед броском на амбразуру оглянулась назад. 1 В шахматы Александр Степанович проигрывать не любил. Он страдал не таясь, в открытую: предвидя крах, хрипло вздыхал и беспощадно тормошил свою львиную, но вовремя не сообразившую голову. Вася же, наоборот, проигрывая, испытывал облегчение. - - Моя рать уничтожена, -- сообщал он с таким удовлетворением, как если бы играл в поддавки. И выигрывали они тоже по-разному - - Ну что, безоговорочная капитуляция? Таким, брат, макаром! -- провозглашал Александр Степанович. И победно лохматил свои седые, непроходимые джунгли. А Вася, выигрывая, заливался цветом клюквенного морса не очень густой концентрации или арбуза, который еще недозрел: - - Случайность победой назвать нельзя. - - Допускаю, что это не твой выигрыш, но, безусловно, мой проигрыш, -- с преувеличенной беспощадностью к самому себе констатировал Александр Степанович. -- Надо называть вещи своими именами. Он не любил, когда своими именами называли лишь приятные ситуации и явления.

Алексин, Анатолий Георгиевич. Здоровые и больные

Дата добавление: 2008-07-08

Краткое содержание:*** Главный врач не ждал этой смерти: даже мысленно, даже в горячке конфликта не хочу искажать истину и прибегать к наговору. Он не думал, что Тимоша умрет. Но использовать его гибель как оружие уничтожения... нет, не массового (зачем искажать истину!), а конкретного, целенаправленного, он решился. Что может быть глобальней такого аргумента в борьбе? Особенно против хирурга... То есть против меня. Перед операцией Тимошу положили в отдельную палату для тяжелобольных, в которой у нас, как правило, лежали легкобольные. Палата подчинялась непосредственно Семену Павловичу. Вообще все \"особое\" и \"специальное\" совершалось в больнице только с разрешения главврача. Во время его отпусков и по воскресеньям никто не мог считаться достойным чрезвычайного медицинского внимания и привилегированных условий. Привилегиями распоряжался Семен Павлович. Он возвел эту деятельность в ранг науки и занимался ею самозабвенно. Именовал он себя организатором больничного дела. В первый день, вечером, Тимоша вошел ко мне в кабинет и, попросив разрешения, присел на стул. Потом я заметил, что разговаривать он всегда любил сидя: ему неловко было смотреть на людей сверху вниз, поскольку он был двухметрового роста. Он старался скрасить эту свою огромность приглушенным голосом, извиняющейся улыбкой: великаны и силачи должны быть застенчивыми.


Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация