А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Крес, Феликс

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Феликс КРЕС
КОРОЛЬ ПРОСТОРОВ
Роман
Пер. с польского К. Плешкова.

Бесстрашный пират, демон Войны, покоряя безграничные и таинственные просторы, еще не знает, что принесет ему и всему королевству Гарра гееркото - Рубин дочери молний. Инцест, смерть, гибель друзей, битвы и лапы имперской инквизиции... Все это ждет героев книги Ф. Креса и читателя.
ПРОЛОГ
Тяжелые, грязно-серые тучи низко висели над Ахелией. Сильный холодный порывистый ветер, зародившийся где-то в самом сердце моря, предвещал скорый шторм, - собственно, он и был его началом. В таверне закрыли все окна, и в ней плавали густые клубы табачного дыма, смешиваясь с запахом пота и прокисшего пива. На кривых лавках и покосившихся табуретах сидели матросы, бродяги, несколько китобоев с южного побережья, какой-то солдат, несколько грязных крикливых женщин. Шум голосов то усиливался, то ненадолго утихал; иногда сквозь него пробивались громкие возгласы ссоры.
В углу что-то тихо напевал горбатый старик, перебирая струны лежавшего у него на коленях диковинного инструмента. Получив от кого-то медную монету, он начал негромкий рассказ, сопровождая некоторые его фрагменты звоном струн. Здесь, на далеких Агарах, бродячий певец был гостем непривычным. Местный народ не пытался зарабатывать подобным образом - не зная мира, о чем можно говорить? Откуда брать новые песни, чтобы привлечь внимание слушателей? Их нужно было знать сотни, чтобы пением заработать себе на хлеб.
Сидевший в таверне горбун был родом с континента. Он плыл в Дран на борту барка, но осенний юго-западный ветер, знаменитый “кашель”, загнал судно к берегам Агар; теперь корабль стоял на якоре в Ахелии, опасаясь волн и бури. Так что рассказчика в эти края забросила обычная случайность. А слушателей он нашел здесь немало, ибо рассказывал о вещах любопытных и удивительных, даже для солдат и матросов, которым немало пришлось повидать в многочисленных портах.
Но - дело было осенью. Уже давно замерло движение на торговых трактах, корабли ждали прихода зимы, укрывшись в портах и безопасных бухтах. Их команды - солдаты и матросы - болтались без дела по всем портовым городам империи. Солдат удерживала дисциплина и жалованье, добросовестно выплачиваемое каждую неделю; с матросами дело обстояло иначе. Никто им платить за безделье не собирался, сбережений у них не было, а то, что было, они давно уже прокутили. Теперь они бродили повсюду в поисках более или менее честной работы, дрались в тавернах, иногда пускали в дело ножи. Старый музыкант, ведший рассказ о невероятных событиях и удивительных странах, был для этих людей единственным развлечением; они охотно отдавали ему последние медяки, за которые все равно не могли ни поесть, ни выпить; и убивали время, слушая рассказчика, чтобы хоть на день, на два приблизить зиму, а с ней - новый набор народа на корабли.
И вот теперь горбун вел свой очередной рассказ.
Шум постепенно утихал, все отчетливее слышался неторопливый голос музыканта, рассказывавшего удивительную историю, без начала и без конца, о море, о штормах, о кораблях, о чудовищах из глубин и о пиратах... О Пирате, о Демоне Войны.
Струны умолкли.
- Парусники островитян уничтожили корабль короля морей, - проговорил старик, отчасти в пустоту, отчасти для слушателей, а отчасти про себя. Он немного помолчал, потом обвел взглядом окружавшие его лица, удивленные и задумчивые, ибо это был не обычный рассказ, не такой, как все прочие. - Ваши парусники, агарцы.
Зловеще и неожиданно фальшиво зазвенели струны.
- Вы покрыли себя славой...
Торжественный тон его слов вновь сменился мрачным скрежетом струн.
- Послушайте же, что я вам расскажу. Проклятие висит над вашими островами; прокляты Агары и вы, агарцы. Ибо сыновья ваши сожгли корабль Демона, корабль, носящий имя Властелина Вод и пребывающий под его особым покровительством. И станет так, что посланник Просторов и дочь короля пиратов ниспошлют на вас ужас войны; здесь, на Агарах, суждено вспыхнуть пламени, которое охватит всю Вечную Империю. Так гласит Пророчество, записанное в Книге Всего, среди Законов.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Бесстрашный демон
- Все наверх. Быстро.
Спокойно и негромко произнесенные слова смешались с всеобщим шумом и поначалу не возымели никакого действия. Однако уже несколько мгновений спустя их смысл достиг какого-то матроса - и он замолчал, замолчали и те, кто сидел рядом, потом остальные, удивленные внезапно наступающей то тут, то там тишиной... Прошло совсем немного времени, и в носовом кубрике слышалось лишь поскрипывание корабельной обшивки.
- Все наверх. Боцмана ко мне.
Матросы сломя голову выскакивали из гамаков, сбрасывали влажные одеяла, отшвыривали прочь игральные кости. Капитан К. Д. Рапис, командовавший самым большим парусником на Просторах, шагнул в сторону, уступая дорогу толпе. Он редко бывал в кубрике, и вид его по-настоящему потряс матросов. Теперь они толкались на узком трапе, пытаясь как можно быстрее исполнить - отданный лично капитаном! - приказ. Вскоре Рапис остался один.
Он неторопливо окинул взглядом кубрик. Смрад стоял невыносимый. Какие-то истлевшие тряпки, пропотевшие одеяла, запах давно не мытых тел, вонючий табачный дым... Несколько тусклых фонарей покачивались на крюках, в такт ударам волн о борт парусника. В углу горели убогие свечи из жира.
По трапу застучали босые пятки боцмана.
- Да, господин!
Капитан медленно повернулся:
- Послушай, Дороль, что это такое? Что я здесь вижу? Думаешь, если мы несколько лет ходим вместе по морям, то ты работать не обязан? Тебе что, на все насрать? Заразы на корабле хочешь? Я не хочу. Если ты не в состоянии объяснить этому сброду, куда полагается ходить по нужде, то ты дрянной боцман, а мне такой ни к чему. Чтобы сегодня же были проветрены все одеяла и гамаки. Гниль за борт.
Боцман усердно поддакивал.
- Сегодня же явишься ко мне за фонарями, - добавил Рапис. - А то, понимаешь, свечек себе понаставили. Я лично прикажу изготовить несколько штук из твоего собственного жира, если еще раз увижу на корабле открытый огонь. А вот это, - он пнул валявшийся на полу нож, - оружие. Оно не должно быть ржавым, Дороль. Не должно! Забирай с палубы всю эту банду и наведи здесь порядок. Пошел вон.
Боцман испарился. Рапис погасил свечи и вышел на палубу. Вдохнув всей грудью свежего воздуха, он немного послушал рык Дороля, потом направился на корму. Спасавшиеся от разъяренного боцмана матросы огибали его на безопасном расстоянии. Один зазевался и налетел прямо на капитана. Увидев, кого он протаранил, матрос хотел было улизнуть, но капитан схватил его за рубаху, другой рукой за штаны, раскачал и вышвырнул за борт.
- Когда немного остынет, выловить, - приказал он.
Отличная шутка капитана пришлась команде по душе. Раздался взрыв хохота. Рапис заметил лоцмана, неподвижно стоявшего у мачты, и подошел к нему.
- Как дела, Раладан? - спросил он.
- Все в порядке, капитан.
Рапис потер подбородок:
- Что думаешь насчет погоды?
Лоцман слегка усмехнулся:
- Похоже, то же самое, что и Вы, господин капитан... Погода изменится. Думаю, еще сегодня. Может быть, ночью.
- Мне тоже так кажется.
Проклятый штиль держал их на месте уже шесть дней. Ничто не предвещало его конца. Однако и Рапис, и лоцман чувствовали, что неприятности вот-вот закончатся. Никто из них не мог с точностью сказать, откуда у него такая уверенность.
- Если что-то изменится, дай мне знать.
- Так точно, капитан.
Капитан постоял еще немного и двинулся дальше. Вскоре он был уже в каюте на корме. Увидев своего первого помощника, он удивленно поднял брови. Эхаден сидел на столе, постукивая пальцами по деревянной крышке.
- Я тебя жду, - объяснил он.
- Не мог послать кого-нибудь?
- Мне сказали, что ты пошел на нос к матросам, - сказал Эхаден. - Не знаю уж зачем, но, видимо, у тебя там были какие-то дела.
- У тебя, похоже, тоже ко мне дело, - заметил капитан.
- Но не слишком срочное.
Рапис кивнул и, облокотившись о стол, начал разглядывать карту Западного Простора, на которой сидел офицер.
- Скажи мне, что за моряки здесь плавали, если островов вроде того, что у нас по левому борту, нет на картах? - помолчав, спросил он.
- Тебя это удивляет? А многие ли заходят так далеко на юго-восток от Гарры?
- Кто-то же все-таки там ходил, раз есть карты, пусть даже и неточные.
Эхаден пожал плечами.
Рапис задумчиво покачал головой:
- Эта погода меня с ума сведет. Раладан говорит, что ветер скоро будет, и я тоже так думаю. Самое время, мы здесь уже неделю торчим. Ты слышал когда-нибудь о чем-то подобном на Просторах?
- Просторы большие...
- Никто не знает, какие они, - оборвал его Рапис. - Я спрашиваю: ты слышал когда-нибудь о такой погоде? Вчера была штормовая волна!
- Я о многом не слышал. Например, о птицах, огромных как корабль. - Он вспомнил крылатых гигантов, которых они видели три дня назад.
Рапис молча смотрел на своего помощника.
- В последнее время нам с тобой никак не договориться, - наконец констатировал он. - Какое мне дело до больших птиц, Эхаден? Ну насрет такая в море, будет много брызг, и все. Я о погоде говорю. Я говорю, что сегодня она изменится. Я так считаю, а раз это подтверждает еще и Раладан, то можно быть почти уверенным. Ветер будет. Мы ложимся на курс. На какой курс? На обратный? - спросил он, не скрывая злости. - Теперь понятно? Тебе что, нужны такие вопросы, чтобы до тебя дошло, что я хочу из тебя вытянуть, говоря о погоде?
- Хочешь возвращаться?
- Хочу.
- По-моему, еще рано. Имперские эскадры наверняка все еще болтаются по морю.
- Или торчат на месте, как мы, - кивнул Рапис. - Может, благодаря этому мы и встретим парочку фрегатов. Великолепных фрегатов морской стражи, с желтыми, а может быть, и голубыми парусами...
- С ума сошел?
- Нет. Не сошел.
Эхаден открыл было рот, но капитан предостерегающе поднял руку:
- Ни слова, Эхаден. Хватит. Сколько нам еще скрываться? Что с нами случилось? Имперские корабли - подумай, ведь это просто смешно! Раньше, вместо того чтобы бежать от них, мы сожгли бы один-другой и проскользнули бы среди оставшихся для того только, чтобы наброситься на них с новыми силами... Бывало ведь так, бывало! Помнишь, как мы ходили на “Чайке”? Нас преследовал Дартанский Флот, и что с того? Мы сожгли два фрегата, а потом портовый район в Лла. Какая была слава, Эхаден, какая добыча! А теперь? Мы ведь уже не на старой “Чайке”, отнюдь нет! Мы на “Морском Змее”, плавучей крепости, крупнее любого корабля, когда-либо ходившего по морям Шерера! Но вот нам попались на глаза армектанские посудины, такие, что мы могли бы их протаранить, не опасаясь за целость форштевня! - Рапис постепенно приходил в ярость. - И что мы делаем? Разворачиваемся - и вместо того, чтобы идти на север, идем на юго-восток. Да еще как! Если бы не этот проклятый штиль, мы уже были бы невесть где!
- Успокойся, Рап.
- Успокойся? Послушай, я спокоен настолько, что мог бы нянчить имперских вояк! А ты говоришь - “успокойся”!
- Успокойся. Может быть, мы и в самом деле стали чересчур осторожны. Но не в этот раз. Мы не бежали от армектанских кораблей, ты и сам хорошо это знаешь. Это не были курьерские корабли - те ходят в одиночку. Это была разведывательная, а может быть, и пущенная нам вдогонку эскадра. Ты хорошо знаешь, что мы не могли бы их протаранить, ибо они слишком быстрые, самое большее - мы могли бы



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация