А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Андрей КОСТИН
УБИЙСТВЕННЫЙ АРГУМЕНТ

Ты из мафии, и я из мафии, но кто кому напишет эпитафию?
И. Бродский

1. ВИНО, ДАМА И ГОЛЫЙ МЕРТВЫЙ
Гроза пронеслась над Москвой в полночь на 25 декабря.
Гром зарождался где-то вдали, проносился над спящими домами, наталкивался на заклеенные на зиму окна и долго еще перекатывался, как бильярдный шар в поисках лузы.
А потом повалил снег - мелкий мокрый и густой. Будто кто-то размахивал перед окном серебристым помелом.
В темноте я нашарил пачку сигарет, спички. Закурил, стоя у окна, мягко погладил левую сторону груди, словно кошку.
За спиной скрипнула дверь и загорелся свет. Я обернулся.
Алена зябко куталась в халат. Глаза у нее были сонные.
- Я и не слышала, как ты пришел. Тебе звонили...
- Глупости. Мне никто не может звонить.
- Какой-то мужчина. Он сказал, что ждет тебя в ресторане "Красная лошадь", хочет предложить работу. Он пробудет там долго. Сказал - ты только назови себя метрдотелю, и тебя проводят к его столику.
- Глупости, - повторил я. - Меня никто не может ждать. И никто не предложит работу.
- Ты чем-то расстроен? - она посмотрела участливо.
Лучше бы она провела ногтем по стеклу.
- Наоборот. Сегодня Рождество. Праздник. Знаешь, есть такой обычай: в семье, где кто-то пропал без вести и неизвестно, жив он или нет, в этот день на окно ставят свечу. Чтобы заблудившаяся душа могла найти дорогу к дому...
- Это католики в декабре празднуют, - заметила Алена, наморщив лобик.
- ... И я знаю дом, где сегодня, наверняка, на окне горит свеча.
- Может, перестанешь себя изводить? - спросила она.
- Не к добру гроза зимой, - я покачал головой.
- Мне завтра на работу рано, - она почти извинялась.
- Ну конечно. Я весь день провалялся в постели, вот и не спится.
Главное преимущество, когда сидишь без дела, можно спать в любое время.
Потому что некуда спешить. Хотя, какое это преимущество?
- С тобой точно все в порядке? - Алена подозрительно посмотрела на меня.
- Сигареты кончились. Схожу, куплю.
- Среди ночи?
- Возле метро есть дежурная палатка.
Она недоуменно покачала головой.
Ночная улица встретила мелким мокрым снегом. Подняв воротник, я пересек гулкий котлован двора. Белый снег лег только сверху, а под ним оставалась грязь наших вчерашних следов.
В киоске у метро продавец спал. Не стоило его будить ради пачки сигарет.
Впрочем, дело-то не в сигаретах. Просто я заставлял себя что-то делать - ходить, говорить, пить, есть. Есть было тяжелее всего. А пить - всего проще. Я абсолютно здоров и мне тридцать пять лет. Переходный возраст для мужчины, утверждают на Востоке. Только мне некуда было переходить.
Продолжая разглядывать бутылки в витрине киоска, я пришел к мысли, что пить на улице, зимней ночью, да еще в одиночестве - это уж совсем пропащее дело. Не то, чтобы меня теперь беспокоило общественное мнение, просто я боялся поперхнуться после первого же глотка.
Метро еще работало. Я спустился вниз, купил у сонной кассирши жетон для телефона и набрал номер.
- С вами говорит автоответчик... - начал бубнить гнусавый голос.
Дождавшись, когда он предложит оставить сообщение, я прокричал в трубку:
- Василий, не валяй дурака. У тебя с роду не было автоответчика.
- Ну и что? - сказал он теперь нормальным голосом. -Может, нам обоим это снится? Знаешь, который час?
- Выпить никогда не бывает поздно.
- Последний раз я от тебя это слышал неделю назад. А на следующий день никак не мог вспомнить, почему у меня в ванной плавают пескарики.
- Это были ротаны. Мы пустили их погреться. Купили у какого-то рыбака с коловоротом.
- Угу. Коловорот до сих пор лежит под кроватью. Ты уверен, что мы его тоже купили?
- Коловорот дали в нагрузку. Ну так как тебе мое предложение?
- Почему бы нет?
- Не слышал про такой ресторан - "Красная лошадь"? - спросил я.
- Каждый день проезжаю мимо. Он как раз посередке между нами.
Василий жил в трех остановках отсюда.
- Приличное место?
- Шикарное.
Интересно, кто мне сегодня звонил, чтобы пригласить на встречу в ближайший ресторан? Никто посторонний не знал, что меня можно найти по этому телефону.
Никто не должен был знать, где я живу. Одна жизнь кончилась, и я не хотел, чтобы прошлое напоминало о себе - голосами и лицами людей, которые знали меня раньше.
Я надеялся, что у меня, как у кошки - пусть не девять жизней, но хотя бы две.
- Кстати, это идея, - Василий хмыкнул. - Почему бы нам туда и не отправиться? Кажется, открыто всю ночь.
- Это ты брось. Я с мужчинами в ночные заведения не хожу.
- Нет, серьезно, - он звонко засмеялся, - Если мы опять будем на квартире пить, я умру. А там - и развлечемся, и пропустим по рюмашке. Я буду на машине, так что смогу держать себя в рамках.
- У тебя деньги лишние завелись?
- Вот именно. Впарил одному японцу ФЭД под видом "лейки". Три штуки чистыми.
Василий любил зарабатывать деньги всеми доступными способами.
Антиквариатом, фотоаппаратурой, помидорами из Астрахани, собаками и кошками на Птичке... Утверждал, что это он продал белую крысу под видом щенка бультерьера.
На одном только Василий никогда не делал деньги - на медицине. Слишком много он о ней знал.
С ним легко. Никогда не лезет с расспросами или глупым сочувствием. Василий смог бы валять дурака даже с приговоренным к смертной казни. То ли это характер, то ли профессиональная черта врача скорой помощи.
***
За массивными дубовыми дверями было слишком много красного. Ковер, стены, скатерти, обивка стульев, даже коротенькие платьица на официантках - и те были цвета перезрелых помидоров. Сами официантки перезрелыми не казались.
- Тут что, штаб компартии России? - спросил я.
- Старик, ты не в курсе, - Василий ухмыльнулся. - Это самый что ни на есть модный цвет для крутых тусовок. Не надо перекрашивать после очередной разборки.
- Много ты знаешь о крутых тусовках.
- Старик, ты не прав. Я же увлекаюсь фотографией. Пару месяцев назад дал объявление в газете: конфиденциальная фотосъемка. Если б ты знал, куда только меня не приглашают поснимать...
- Ага, поверил. Полно безработных профессиональных фотографов, но приглашают именно тебя.
- Надежность и конфиденциальность, - он поднял вверх указательный палец. - Нам водки и закусить чего-нибудь горячего, - сообщил он официантке, по своему отреагировавшей на его жест.
- Тоже мне фотограф, - сказал я. - Еще когда меня снимал, а где фотографии?
- Пленка засветилась, - ответил он беззаботно.
Принесли заказ. Я выпил водки, посмотрел на сочный подрумяненный бифштекс и отодвинул тарелку.
- Ты чего, закусывай, - удивился Василий.
- Нет аппетита.
- Слушай, я разговаривал с твоей женой, - он озабоченно посмотрел на меня.
- Она говорит, ты ничего не жрешь. Надо бы показаться специалисту.
За довольно-таки бандитской внешностью таилась нежная душа врача скорой помощи.
- Обойдется.
- Оттяни-ка веко.
- Катись ты. Я просто потребляю углеводы в чистом виде.
- Это может быть серьезнее, чем ты думаешь.
Я демонстративно отвернулся от него и стал наблюдать за выступавшей певичкой. Кажется, я видел ее по телевизору.
Потом свет потушили, только красный луч прожектора осветил небольшую сцену в центре зала. После небольшой паузы там появилась обнаженная девушка. На ней было только маленькое бикини - сами понимаете, какого цвета. Она грациозно извивалась в такт музыке, и в ее движениях было что-то от пойманной за хвост кобры. Когда номер закончился, прожектор погас и верхний свет снова включили.
Василий взял из вазочки на столе красную гвоздику и кинул девушке под ноги. Он вообще склонен к широким жестам, когда одевает выходной клетчатый пиджак.
А через минуту мне на плечо легла рука.
Вторая рука оперлась о край стола. Бледная кисть, поросшая черными волосами.
- Что, приятель, понравилась девка? - спросил резкий голос.
Обращался он к Василию, но опирался почему-то на меня. Я чуть отодвинул стул и посмотрел на дерганого парня с бешенными глазами. От корней зачесанных назад волос до брови у него шел шрам. Сантиметра три длинной, больше места не хватило.
- А вы ее продюсер? - вежливо поинтересовался я.
Стоявший неподалеку спиной к нам официант в форменном красном пиджаке услышал диалог и заразительно тонко, почти по-женски засмеялся. Судя по ширине плеч, он вполне мог служить здесь вышибалой, однако и пальцем не пошевелил, чтобы обуздать приставшего к нам психа.
- Слушай сюда, - псих решил перейти к делу. - Кое-кому не нравятся ваши рожи. Есть минуты полторы, чтобы добежать до двери. Здесь место для приличных людей.
- С рыбаком было веселее, - заметил Василий. - Это часом не какой-нибудь твой приятель? Что-то он больно на тебе повис.
- Первый раз вижу, - признался я. - У тебя хватит денег, чтобы в случае чего заплатить за разбитую посуду?
Я начал вставать, когда псих нанес удар. Хорошо, что успел слегка наклонить голову, иначе он свернул бы мне челюсть.
Но второй его кулак через долю секунды врезался в живот. Я отлетел назад, по пути сбив соседний столик. Сразу перехватило дыхание и красный интерьер почему-то превратился в зеленый.
Не знаю, сколько ребер я бы вскоре недосчитался, но Василий успел обогнуть столик и встать у психа за спиной. В следующее мгновение он захватил руку нападавшего и резко выкрутил ее. И тут же раздался выстрел - свободной рукой мужик как-то смог достать пистолет. Я почувствовал боль на виске, как от ожога.
Пуля прошла вплотную.
Василий стукнул снайпера по затылку кулаком. От такого удара и бык бы почувствовал себя неважно. Впрочем, псих недалеко ушел от травоядного.
По проходу между столиков к нам бежали вышибалы. Я не мог сосчитать, сколько их. Наверное оттого, что двоилось в глазах. Добежав, они очень профессионально нас задержали. Вернее, среди задержанных оказались мы с Василием, потому что псих лежал на полу лицом вниз. Рядом с ним валялся пистолет с вмятиной на рукоятке. Такую вмятину могла оставить случайно срикошетившая пуля. Старенькое оружие, видимо, уже побывало во многих переделках.
Подошел курчавый джентльмен в смокинге. Я заметил, что бабочка у него была настоящая, завязанная руками, а не на резинке.
- Мы не любим скандалов, - сказал джентльмен. - Вам надо было пойти в другое место, чтобы устраивать драку.
- Разве была драка? - Василий ухмыльнулся. - Ваш боксер лег в первом же раунде. Эй, ребята, тут чистый нокаут. Кто-нибудь умеет считать до десяти? Или вас не было в классе, когда это проходили?
- Все в порядке, Митрофаныч, эти люди не виноваты, - сказала женщина, на чей столик я налетел. - Первым начал вот тот... Он



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация