А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Игорь КОЗЛОВ
Подкова на счастье
(фантастическая повесть)

Историю эту я услышал в детстве от своего друга Никиты Зеленкова. Тогда о ней сообщалось в газетах, но подробности никому не известны. Никита просил, чтобы я сохранил их в тайне. "Всё равно никто тебе не поверит", - резонно заметил он.
Но вот прошли годы, и я всё-таки решился. Мне кажется, люди должны знать о последнем потомке гордого племени кентавров, о его мужестве и благородстве. О том, что есть на свете явления и дела, которые невозможно купить ни за какие деньги, и открываются они только чутким и добрым сердцам.
Но начнём по порядку...
В тот вечер дед Егор пришёл с работы весёлый и возбуждённый.
- Ну всё, Никита, - сказал он. - Едешь в Лондон. Разрешили... Заодно и английский свой потренируешь.
- Ура! - закричал внук и чуть не подпрыгнул до потолка.
Мама и папа с умилением смотрели на него.
- Кто бы мог подумать... - задумчиво произнёс отец (он был вообще большим философом). - Кто бы мог подумать, что по этому... лошадиному каналу можно выехать за границу.
- Просто ты завидуешь, - сказала мама.
- Вот ещё! - обиделся папа.
И они, как обычно, стали выяснять какие-то свои давние споры. Но Никита с дедом их не слушали, быстро уединились в детской комнате - не терпелось узнать подробности.
- Сначала начальство было категорически против, - рассказывал дед. - Но потом выступил представитель министерства и заявил: скачки мирового уровня, должно быть всё как у людей. Первым номером - твой Патрик, затем Сириус и Земфира... Тут встаёт Петрович и, заикаясь от страха, кричит: "Патрик без Никиты не поедет!" У тренера даже челюсть отвисла: "Ты думаешь, что говоришь?" Петрович побледнел, но продолжает гнуть своё: "Я жокей - лучше лошадь знаю. Если хотите, чтобы Патрик взял приз, нужно брать Никиту".
- Так прямо и сказал? - внук не смог удержать улыбку, расплылся от уха до уха.
- Да... Представляешь? Я сам удивился. А товарищ из министерства крутит головой, словно сова. Ничего не кумекает! Наконец спрашивает: "Кто такой Никита?" Тренер объясняет: "Это мальчик, внук доктора Зеленкова. Ухаживает за лошадью". Начальник пожал плечами:
"Нам же нужен хосбой {хосбой (дословно с английского - конмальчик) - подросток в специальной униформе, выводящий лошадь перед скачками}. Пробьём ещё одно место. Лишь бы жокей не волновался..." На том и порешили.
- А Патрик знает? - невольно воскликнул Никита.
- Не понял? - Дед вскинул брови.
И внук прикусил язык.
На следующий день сразу после школы Никита поехал на ипподром. Патрик только что закончил проминку и хрумкал в своём стойле овёс. Увидев мальчика, он радостно заржал.
- Привет, - сказал Никита.
- Здравствуй, друг, - кивнув головой, ответил Патрик. - Как успехи в школе?
- Пятёрка по геометрии.
- Поздравляю. Прекрасная наука.
- Патрик, мы в Англию едем, - сообщил Никита новость.
- И ты тоже?
- Да. Петрович настоял.
- Видишь, я же говорил. - Патрик улыбнулся, показав ряд крупных, белых зубов. - Он неплохой парень. И лошадь чувствует... Трусоват, правда. Но ведь жизнь такая... Зато рука у него лёгкая. Он меня не раздражает.
- Все надеются, что ты возьмёшь главный приз.
- Если нужно, значит, сделаем, - заявил Патрик и смешно задёргал ушами. - Покажешь мне Лондон?
- Обязательно. Как-нибудь вечером выберемся...
В это время в конюшню вошёл Петрович. Он нёс на плече седло, и выражение его лица было хмурое, сосредоточенное.
Патрик фыркнул, стукнул копытом и умолк.
- Здравствуйте, Иван Петрович, - вежливо сказал Никита.
- Здорово... - мрачно кивнул жокей.
- Спасибо, что поддержали мою кандидатуру.
- Тебе очень хочется?
- Конечно!
- А мне нисколечко... Для тебя это прогулка. А на меня все давят - только первое место. Знаешь, какие жеребцы там будут - элита!
- Патрик не подведёт! - заверил мальчик.
- Надеюсь... - хмыкнул Иван Петрович. - Договорись с ним. Помоги советом.
- А вы откуда знаете? - растерялся Никита.
Жокей лукаво подмигнул и пошёл в свою конторку.
- Ты слышал, Патрик? Он разгадал нашу тайну!
- Нет, - скакун мотнул головой, - просто так, болтает... Понимает, конечно, что между нами контакт. Слышал, как жокеи говорят: ему лошадь на ухо нашептала. Видимо, живёт с давних пор легенда о нашей породе...
Теперь нужно кое-что пояснить. А то читатель, наверное, уже подумал, у кого-то с головой не всё в порядке: или у героя моего рассказа, или у самого автора.
С Никитой Зеленковым мы подружились ещё в детском саду. Это был шустрый, озорной мальчик. Правда, его отличала одна особенность - он мог часами рассматривать какого-нибудь червяка или букашку. А если кто-то из нас ловил бабочку и отрывал у неё крылья, Никита плакал над ней горючими слезами, укорял "бандита" и хоронил насекомое со всеми подобающими в таких случаях почестями.
Дед Никиты был ветеринарным врачом, работал на ипподроме и постоянно брал с собой внука. Никита хорошо помнит, как родился Патрик. Его отец - чистокровный жеребец Патрон, мать - Рикша. У лошадников принято так давать имена жеребятам: один слог - от отца, второй - от матери. Вот и получился: Пат-рик.
Специалисты сразу признали его негодным. У жеребёнка был красивый светло-коричневый окрас, стройные ноги, гибкая шея, но его порода - узкомордая, скаковая, а у Патрика - необычайно широкий, крупный лоб.
- Это дебил! - безоговорочно определил тренер. - Надо его выбраковывать! (Понимай - "пустить на колбасу").
К тому же произошла поразительная вещь - мать не подпускала жеребёнка к себе, испуганно сторонилась, шарахалась в сторону, и ему грозила голодная смерть.
Жалостливый Никита выкормил Патрика из соски, уговорил деда взять его на летнюю леваду. Жеребчик на вольных лугах рос не по дням, а по часам, набирался резвости и силы. А когда стали выводить лошадёнка в манеж, дед сразу смекнул: "Эге, тут дело серьёзное!.." Патрик легко обгонял своих сверстников на полкруга. Он летел, как стрела, и видно было - бег доставлял ему необычайную радость.
Были у Патрика и странности: он всегда чутко прислушивался к речи людей, трепетно шевелил ушами, косил свой умный глаз и, казалось, понимал их разговоры. А ещё он любил слушать радио. Никита часто носил с собой карманный приёмник, и стоит ему, бывало, выключить - Патрик недовольно фыркает, сердито топает копытом. Мальчик посмеётся и снова включит.
И вот, наконец, настал тот памятный день, когда Патрик "заговорил". Произошло это буднично, просто. Никита чистил стойло и вдруг услышал за спиной тихий, вкрадчивый голос:
- Дай мне, пожалуйста, водички.
Мальчик повернулся - рядом стоял Патрик и смотрел на него весело, насмешливо.
- Да-да... Это я! - прозвучал тот же голос.
То есть, как бы это лучше объяснить? Звука, в общем-то, не было. Но Никита слышал этот голос в себе. Тогда он ещё не знал слова "телепатия".
Потом, когда они "разговорились", Патрик поведал ему свою историю. В давние времена жила на Земле порода лошадей, которая могла вступать с людьми в особый контакт. Это были сильные и умные животные, ни в чём не уступавшие человеку. Яркий след их существования остался в мифах и сказках. Помните мудрого кентавра Хирона, ставшего наставником героев Древней Греции? А Пегас? Оказывается, он дружил с Гомером и со многими другими поэтами... А наш Сивка-Бурка?.. Это всё они - славные предки Патрика.
Но затем случилась беда. Люди не захотели терпеть рядом с собой странных существ, способных передавать им свои мысли, свободных и гордых. Они пытались покорить их, заставить жить в неволе, превратить в рабов. И кентавры восстали...
Это была страшная война. Люди беспощадно истребляли братьев по разуму. Кентавры рассеялись по миру, смешались с табунами диких лошадей... Так выродилось их племя. И только изредка, раз в сотни лет, гены древнего рода дают о себе знать.
Да, я забыл сказать: у кентавров передаётся по наследству память. Патрик знал всё, что произошло с его предками. Поэтому он так насторожённо относился к людям...
На вагоне было написано - "ЛОШАДИ". Он медленно двигался в центре состава. И хотя за ним следовал вагон для людей, "мягкий", но Никита всё время проводил с Патриком.
[пара страниц отсутствует]
В Северном море теплоход попал в шторм. Земфира и Сириус еле стояли на ногах, а Патрик был молодцом. Он всё просился; чтобы Никита вывел его на палубу.
- Хочу поглядеть на "большую воду".
Улучив момент, когда жокей и тренер, измученные качкой, отключились, Зеленков выпустил друга на волю.
Патрик жадно потянул ноздрями сырой, прохладный воздух. Но что это? Всё тот же резкий, удушливый запах. Он повернул голову - прямо из волн поднимался частокол ажурных башен.
- Буровые вышки. Нефть со дна добывают, - перехватив взгляд кентавра, пояснил Никита.
Рядом с бортом судна плавал и, будто живой, шевелился большой, лохматый остров из пустых банок, пакетов, бутылок...
Патрик тяжело вздохнул и сказал:
- Всё ясно. Пошли вниз.
В Лондоне, узнав, что русские привезли скаковых лошадей, на теплоход нагрянула вся таможня - Англию не зря называют "страной скачек".
Сначала на берег вывели Сириуса. Это был неописуемой красоты жеребец. К тому же задавака и позёр. Чувствуя всеобщее внимание, он играл на публику: гневно тряс гривой, бил копытом, грыз удила. Одним словом, "из ушей дым валит, из ноздрей - пламя".
Над толпой пролетел восторженный полувздох-полустон: "О-о-о!.."
Потом вышла прелестница Земфира. Тут уж знатоки умилённо зачмокали губами, заулыбались, зашушукались.
И, наконец Никита вывел Патрика.
- А это что такое? Какая порода? - послышалось со всех сторон. - Лоб - как у барана. Губа отвисла... Зачем они притащили это чучело? Разве его можно даже рядом ставить с нашими конями?
Услышав такие речи, Никита и Патрик переглянулись.
- Ничего, будут их скакуны нашу пыль глотать. - усмехнувшись, сказал кентавр.
И вдруг где-то сбоку вспыхнул блиц фотоаппарата. Зеленков повернулся и увидел стройного, светловолосого парня, стоявшего рядом с шикарным спортивным автомобилем. Глаза его сияли от восторга, руки дрожали. Он не отрывал глаз от Патрика. Затем перевёл взгляд на Никиту и как-то многозначительно, злорадно ухмыльнулся.
Лондон жил в ожидании больших скачек. У конюшен появились "жучки" - эта порода известна на всех ипподромах мира. Они шныряют между специалистами, прислушиваются, вынюхивают, выясняют шансы.
Жокей выигрывает, когда приходит к финишу первым. "Жучок" выигрывает, если угадает победителя и сделает на него ставку. Особенно важно вычислить "тёмную лошадку" - неизвестную, не фаворита, которая побеждает неожиданно. Тут уж готовь карман пошире! Деньги потекут рекой...
Каждое утро. Никита выводил Патрика на проминку. Кентавру нравились прогулки. Голубоватый парок клубился над полем, вдали виднелся Виндзорский замок, радовала глаз нарядная "королевская ложа".
Патрик присматривался к дистанции, изредка переходил на лёгкий аллюр, как бы примеряясь к дорожке.
Иногда, казалось, прямо из-под земли появлялась особая фигура с неизменной тросточкой. Зрачки горят, в кулаке зажат секундомер.
- Простите, сэр, вы не скажете, какая резвость на круге у вашего крэка? {крэк - скаковая лошадь высшего класса}
- Извините, сэр, это служебная тайна, - вежливо отвечал Никита.
- Я вас понимаю, сэр... -



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация