А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Египет. Возвращение утерянной цивилизации
Джойс Тилдесли


В этой книге археолог Джойс Тилдесли представляет подлинных Индиан Джонсов, находящихся в поиске величественных монументов, гробниц и артефактов, хранящих многие секреты загадочной цивилизации. Читая эту будоражащую книгу, мы переживаем возбуждение, эмоции и интриги захватывающих погонь, расшифровки иероглифов и драматического открытия Говардом Картером золотых сокровищ, упрятанных глубоко в могиле мальчика-царя Тутанхамона, – несомненно, центрального момента в истории археологии.





Джойс Тилдесли

Египет. Возвращение утерянной цивилизации




Благодарность

Это книга написана для серии «Би-би-си» «Египет», которая посвящена жизни и работе Жана-Франсуа Шампольона, Джованни Баттиста Бельцони и Говарда Картера.



Хочу поблагодарить всех, кто помог в ее создании.



Доктор Патрисия Спенсер из Египетского исследовательского общества любезно разрешила цитировать работы, опубликованные этой организацией.



Лизетт Флиндерс Питри великодушно дала согласие на использование в книге автобиографии ее дедушки.



Я также признателен доктору Яромиру Малеку из института Гриффита (Оксфорд) за любезное позволение цитировать его работы о Говарде Картере.



Фил Доллинг из «Би-би-си», Салли Поттер и Мартин Редферн из «ВВС Books» заслуживают особого внимания.



И наконец, я хочу поблагодарить тех египтологов прошлого и настоящего, чьи преданность своему делу и усердная работа воскресили для нас Древний Египет.




Предисловие



Пять тысяч лет назад земля папируса и земля лотоса объединились в одну страну, выглядевшую на картах длинной и узкой. Правил ею царь-полубог или, иначе, фараон. На протяжении следующих 3000 лет в Египте сформировалась настолько своеобразная культура, что даже сегодня, через примерно два тысячелетия после того, как последний фараон взошел на трон Двух земель, она имеет несомненное признание во всем мире.

Эта древняя культура, бесспорно, приковывает к себе внимание Запада. Тем не менее, причина такого интереса остается загадкой. Почему музейные экспозиции, посвященные Египту, привлекают так много посетителей, в то время как соседние залы совсем безлюдны? Почему телевизионные передачи о нем собирают огромную аудиторию, а программы о других, не менее древних цивилизациях, нет? Почему несмотря на то, что интерес к изучению древних языков сильно упал, все больше и больше людей хотят изучать иероглифы? Не так-то просто дать ответы на эти вопросы.

Многие, кого интересует эта культура, и сами не могут объяснить, чем именно она их так привлекает. Может быть, они ждут озарения, надеясь найти в Древнем Египте ответы на вопросы о жизни, смерти и вере? Или их притягивают бесспорная красота искусства, архитектуры и литературы этой цивилизации, обряды и необычные способы захоронения?

Египет очаровывает тем, что он является экзотической, но в то же время привычной и знакомой с детства страной. У людей, живших там, были такие же интересы, как и у нас, их волновали те же проблемы – по крайней мере, часто создается такое впечатление – и нам кажется, что мы хорошо их знаем.

Одержимость всем, что связано с этой страной, вдохновила множество людей отправиться в пески Египта на поиски сокровищ. Всех их можно назвать египтологами – специалистами по изучению этой цивилизации – но их методы и мотивы были совершенно разными. Это и археологи, которые ехали туда, чтобы под палящим солнцем проводить раскопки, и лингвисты, работавшие в темных библиотеках, лишь ненадолго вылезая на дневной свет. Сейчас появляется все больше и больше ученых, которые смотрят на Древний Египет через микроскоп. Некоторые из них открыто и бессовестно работают ради финансовой выгоды, наживаясь на том, что люди с Запада не прочь платить за артефакты и любую информацию. Другими руководят любопытство ученого и желание лучше понять эту страну. Нельзя не признать, что многие гонятся за личной славой, стремясь сделать эффектную, даже романтическую карьеру. И в этом повинен Индиана Джонс!

Объединив же проделанную ими работу, мы получим историю открытия Древнего Египта – историю, которую поведает вам эта книга. Однако сначала хочу вас предупредить. Не стоит забывать, что все исследователи этой цивилизации работали в рамках своей эпохи, с ее ограничениями и понятиями. Медленно, но верно развивались лингвистическая и другие науки, увеличивался интерес к разным культурам, и на место простых охотников за сокровищами, отправлявшихся в землю фараонов два века назад, теперь пришли кропотливые ученые.

Не стоит судить об исследователях прошлого по нашим современным меркам. Первые коллекционеры безжалостно использовали в своих интересах памятники древности страны, чья история исчезла, и, казалось, ей уже не суждено возродиться. Невозможно без содрогания читать о том, как Джованни Бельцони беспощадно уничтожил огромное количество мумий. Сейчас ни один уважающий себя египтолог ни за что бы так не сделал. Но мы все равно должны читать об этом, каким бы кощунством ни казались нам подобные поступки. Бельцони был человеком своей эпохи, он многого не знал и все же работал гораздо более аккуратно, чем большинство его современников. По крайней мере, он понимал, насколько важно записывать все увиденное.

Египтология – сравнительно молодая наука, она зародилась около двух столетий назад. Несмотря на это, уже появились свои яркие деятели, некоторые из которых, в силу незаурядных личностных качеств, пытливости ума или впечатляющих находок, выделяются в данной науке на фоне менее выдающихся коллег. О многих (Шампольон, Бельцони, Эдвардс, Питри и Картер) создавались большие биографические труды, а некоторые оставили свои автобиографии. В одну книгу, хоть и большую, невозможно вместить работы всех ученых, иначе она раздуется до размеров энциклопедии.

Я сосредоточилась, главным образом, на деятельности европейских египтологов. Тем не менее, я прекрасно понимаю, что, к сожалению, не уделила внимания художникам, так много сделавшим для того, чтобы сохранить для нас уже исчезнувшие ныне памятники, и лингвистам, проделавшим колоссальную работу по переводу недавно расшифрованных текстов. Мне остается лишь попросить прощения у тех читателей, которые скажут, что я пренебрегла важными, с их точки зрения, персоналиями.

Возможно, им послужит утешением, что в этой книге не нашлось места и для моего героя


его преподобия Джеймса Байки, человека, занимательно и компетентно написавшего обо всем, что касается Египта, сидя в самом обычном пасторском домике в Торпхичене (Шотландия) и не разу не побывав в этой стране. Но так как именно он первым написал историю египтологии, я предоставлю ему слово в этом и всех последующих вступлениях. Байки великолепно рассказал о положении дел, и никто не сможет опровергнуть его слова:



…ранняя история, изучения Египта – это не история фундаментальных исследований, проводимых, чтобы докопаться до правды или из любви к древностям. Часто это рассказ о том, как французы боролись с англичанами или итальянцами за обладание каким-нибудь памятником старины, заполучив который, они прославляли свою страну или набивали кошелек. Едва ли существуют более грустные повествования о человеческих слабостях, чем те, в которых первые исследователи Египта (если можно их так назвать) описывают свои стычки и интриги, ложь и мошенничество в жажде завладеть реликвиями. Эти источники способны поведать достаточно о тщеславии людских желаний, чтобы они устыдились своей мелочности.[1 - Baikie J. Century of Excavation in the Land of Pharaohs (London, 1923), стр. 8–9.]


Мы не сможем по достоинству оценить египетскую археологию, не зная истории этой страны.




Краткая история Египта


Читатели, которые только начинают интересоваться историей Египта, часто бывают сбиты с толку применяемым методом летоисчисления: вместо традиционного календаря используется продолжительность царствования или династии. Почему применяется такой своеобразный и неудобный метод? Ответ прост. Это, несомненно, наиболее точный способ датирования из доступных. В Древнем Египте никогда не было постоянного календаря, похожего на наш, где года нумеруются в последовательном порядке, начиная с выбранного 1-го года. Вместо этого летописцы датировали события по годам правления того или иного царя: 5-й год царствования Рамсеса II, 6-й, 7-й год и т. д. Каждый раз, когда на трон восходил новый правитель, летоисчисление начиналось с самого начала – с 1-го года. Не считая нескольких заминок – двойного регентства или случаев, когда в течение одного года на троне побывали два или более фараонов, эта система исправно работала на протяжении 3000 лет. Но современные археологи, столкнувшись с задачей каталогизировать склад, полный кувшинов из-под вина, маркированных просто «год 7-й», «год 8-й», «год 9-й» и т. д., справедливо проклинали ленивых хронистов, которые не позаботились добавить столь важное для нас имя правящего на тот момент царя.

Чтобы следить за ходом своей длинной истории, египетским летописцам пришлось вести «список царей» – хронологические каталоги властителей страны и времени их правления, которые хранились на папирусах или высекались на стенах храмов. К счастью, осталось достаточно много этих списков, так что египтологи смогли восстановить последовательность правления монархов с довольно большой точностью. Однако из-за некоторых пробелов, ошибок и умышленных пропусков невозможно полностью подогнать «список царей» к нашему календарю, обозначив для периода правления каждого фараона точную датировку по исчислению до Рождества Христова. Поэтому с целью максимально точного летоисчисления египтологи избегают пользоваться календарными датами, а вместо – этого указывают время правления царей. Для удобства правления группируются в династии связанных друг с другом, но не обязательно родственных царей, а 31 династия поделена по тому или иному принципу на периоды:








В Архаическую эпоху Египет стал единым государством. Три царства – Древнее, Среднее и Новое – время сильной централизованной власти. Три переходных периода характеризует слабое или разрозненное управление, а Позднее царство представляет собой смутное время в преддверии захвата страны Александром Великим.

В Додинастический или, иначе, Доисторический период в долине и дельте реки Нил располагался ряд независимых городов-государств, их городов-спутников и деревень. В начале Архаической эпохи царь-воин с юга – Нармер, отправился на север, чтобы завоевать новые земли и объединить их. Осуществив задуманное, он стал первым фараоном 1-й династии. Он и его преемники правили Египтом с севера, но строили свои гробницы из сырцового кирпича на юге, на кладбищах Абидоса. После объединения страны ее многочисленные боги и богини тоже образовали единый пантеон. Разные цари отдавали предпочтение различным божествам. Популярность тех или иных богов и богинь то падала, то вновь росла, но основной пантеон оставался неизменным вплоть до окончания Династического периода.

Монархи Древнего царства правили Египтом из северной столицы Мемфиса (рядом с современным Каиром). Они поклонялись богу Солнца Ра в Гелиополисе и хоронили усопших в пирамидах на близлежащих кладбищах Гизы и Саккары. Это была эпоха жесткого феодального правления, когда всесильные цари почитались как полубоги, они были единственным связующим звеном между людьми и Небом. Основной задачей фараона было поддержание «maat» состояния истины, порядка и справедливости, и недопущение хаоса («isfet»). Необходимость поддерживать «maat», сохранять порядок неизменным «если все хорошо, не надо ничего менять» – была характерна для всего Династического периода, укрепляла власть царей и поддерживала естественный консерватизм, в силу которого египтяне избегали экспериментов только ради экспериментов. Правитель показывал верность «maat» разными способами: уничтожал врагов, осмеливавшихся подойти к границам Египта, поддерживал закон и порядок на своей земле, восстанавливал поврежденные монументы предков и совершал приношения богам.

Уже тогда люди верили, что мертвые могут жить после смерти, превращаясь в духов, если – и только если – их физическое тело сохранено в том виде, в котором дух мог бы его узнать. Египтяне понимали, что, каким бы невероятным это ни казалось, тела могут прекрасно храниться и в могиле, потому что на кладбищах в пустынях трупы порой хоть и усыхали, но не гнили. Похороненные без гробов в простых ямах, эти тела быстро и естественным образом высушивались под действием горячего песка, в котором отсутствовали какие-либо микроорганизмы. Так что задача решалась просто: плоть можно сберечь, если захоронить ее прямо в горячей пустыне. Но высшие слои общества не желали лежать в скромных крестьянских могилах. Они хотели покоиться на великолепных кладбищах, в каменных гробницах и деревянных гробах, а также, чтобы было достаточно места для всего необходимого в следующей жизни, а все это, само собой, мешало контакту тела с песком. Трупы представителей высшего сословия лежали в гробах в каменных гробницах, окруженные своими земными богатствами, и со временем начинали разлагаться.

Потому-то гробовщики на протяжении многих веков пытались изобрести способ хранения тел усопших в нетронутом виде. Их первые попытки – они забинтовывали умерших с помощью длинных лоскутов материи, покрывали их гипсом, затем придавали телу форму и выводили черты лица, – не увенчались успехом: плоть гнила. И нет ничего удивительного в том, что лишь некоторые из первых мумий сохранились до наших дней. Однако в конечном итоге гробовщики – возможно, позаимствовав опыт сберегания мяса для дальнейшего приготовления пищи – усовершенствовали способ потрошения, начали высушивать трупы с помощью натриевой соли, а затем забинтовывать, и тела усопших стали сохраняться относительно неплохо.

Медленно, но верно Древнее царство угасало; неизбежный конец ускорило и то, что Нил мельчал, – это привело к высокой инфляции и нехватке продовольствия в Египте, а на границах страны начался голод. Вслед за крушением централизованного управления единый контроль над страной был потерян, и в Первый переходный период Египет снова предстал разделенным на отдельные города-государства, которыми руководили местные правители. Но все это было временным явлением. Постепенно города объединялись, пока не образовалось два центра власти: династия, расположенная в Фивах (современный Луксор) на юге, и династия, расположенная в Гераклеополисе на севере. История начала повторяться.

Цари Фив отправились на север с целью вновь получить власть над всей страной и объявить столицей исчезнувший ныне город Идж-Тави, который, как мы знаем, находился недалеко от Мемфиса. В Египте был восстановлен «maat», и страна вновь расцвела. Цари юга принесли новый стиль правления – это уже



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация