А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


и не один раз. Я и в воскресенье его видел. Ты как раз уехала с тем, другим, на «БМВ», я так ему и сказал. С тех пор этот «мини-гольф» все крутится возле нашего дома.

Прежде чем она смогла ему что-нибудь ответить, открылась дверь на четвертом этаже. Ясмин Топплер спускалась по лестнице. Хеллер отошел в сторону, чтобы ее пропустить. Сюзанна воспользовалась случаем отвязаться от соседа и последовала за Ясмин вниз.

Предположения Хеллера немного смутили ее. Мимоходом, с наигранной небрежностью, она спросила Ясмин, как выглядел «мини-гольф» и заходил ли к ней социолог. Сюзанна знала, что в ту пятницу, в конце июля, Ясмин не было дома. Но, если речь шла о серьезном общественном опросе, молодой человек мог зайти в воскресенье еще раз, чтобы опросить тех жильцов, которые в пятницу весь день были на работе.

Ясмин сказала, что по воскресеньям она обычно уезжает куда-нибудь и что социологи, проводящие опросы, не ходят по домам в выходные. Они подошли к входной двери. Ясмин остановилась:

– Если вы беспокоитесь по этому поводу, спросите других жильцов.

Сюзанна не беспокоилась. Смешно было бы стучаться в чужие двери, поверив бредням Хеллера. Она произведет впечатление человека, страдающего манией преследования. И Сюзанна при всем желании не смогла бы объяснить, кто ее преследует. Скорее всего – сам Хеллер. Ясмин согласилась с ней и, смеясь, сказала, что от Хеллера может спасти только одно: дать ему коленом в пах, и направилась к своему мотоциклу.

Сюзанна еще некоторое время постояла в дверях подъезда, внимательно рассматривая автомобили, припаркованные по обе стороны улицы. Машин было много, в основном старые модели. Как выглядит «минигольф», Сюзанна не знала. На этот вопрос Ясмин не ответила. Ни в одной из припаркованных машин никто не сидел, и ни одна из них не тронулась с места, когда Сюзанна вышла из подъезда.

Сюзанна поспешила в кафе. Надя уже ждала ее. Видимо, она пришла минут десять назад – в пепельнице лежал один окурок. В этот раз на Наде был надет темно-серый костюм, позволявший предположить, что его обладательница прибыла с конференции, на которой обсуждался по меньшей мере государственный бюджет страны. Папку с документами и сумочку Надя держала на коленях.

Как только Сюзанна подошла к столу, Надя встала:

– Ты не против, если я сразу отдам тебе вещи? Они в машине. У меня не так много времени. И свой ноутбук я оставила в багажнике, а его взломать – пара пустяков. Если ноутбук украдут, то пропадет важная информация, которую потом будет не восстановить.

Сюзанна кивнула и последовала за Надей. «Порше» стоял на расположенной неподалеку крытой стоянке. На месте рядом с водительским лежал чемодан. Надя открыла его и показала вещи, которые она больше не носила. Светло-серого костюма в узкую полоску, в котором Сюзанна в первый раз увидела Надю, там не было. Однако в чемодане лежали хорошие, дорогие вещи, все в приличном состоянии. Юбки, брюки, блузки, две легкие куртки. Все вещи в серых и голубых тонах, только одна блузка белого цвета. Будь у нее деньги Нади, Сюзанна одевалась бы по-другому. С другой стороны, именно в таком стиле одеваются успешные деловые женщины. Работая в банке, Сюзанна тоже носила одежду неброских тонов. На стоянке Сюзанна решила не тратить время на примерку, только быстро скользнула в туфли, которые Надя вынула из-под сиденья машины. Обувь идеально подошла Сюзанне, казалось, что туфли специально сделаны по ее ноге.

– Спасибо, – сказала она, – я с удовольствием возьму все эти вещи.

– Не похоже, что ты берешь их с удовольствием, – констатировала Надя, прислонившись к машине и задумчиво разглядывая Сюзанну. – Но я тебя понимаю. Я спросила себя, что бы чувствовала я, если бы была на твоем месте. Еще чуть-чуть – и я бы могла оказаться в таком же положении. После того как Михаэль сделал карьеру, я чуть было не вылетела с работы.

Значит, Михаэль. Сюзанна бросила взгляд на приборную панель. Фотография светловолосого мужчины оставалась на прежнем месте.

Надя вытащила из сумочки портсигар. Закурив сигарету и немного помедлив, как будто сомневаясь, хочет ли Сюзанна знать хоть что-либо о ее жизни, она продолжила рассказ. По утверждению Нади, у них было много общего – не только лицо и фигура.

– То, что ты рассказала о себе, могло случиться и со мной.

Надя тоже училась на банковского служащего и около двух лет проработала в одном частном банке в Дюссельдорфе. Правда, на руках у нее не было нуждающейся в уходе свекрови, однако Наде пришлось столкнуться с другой проблемой – ее муж в первые годы их совместной жизни нигде не работал.

– Михаэль еще учился, когда мы поженились, – рассказывала Надя. – Потом он наконец закончил обучение, но не смог сразу найти хорошую работу с достойным заработком. А когда он нашел место, я уже зарабатывала в три раза больше его. До…

– До того момента, как произошло нападение на банк, – закончила предложение Сюзанна, потому что Надя неожиданно замолчала.

Надя горестно улыбнулась:

– Все было не настолько драматично. Я только подумала, что уже достаточно долго тянула лямку на тяжелой монотонной работе. Михаэль стал быстро подниматься по служебной лестнице. Я хотела иметь больше свободного времени для себя и для него. А уйдя с работы и получив много свободного времени, я сразу узнала, что он спит с одной из лаборанток.

В этот момент Сюзанна подумала о дальнейшей Надиной карьере. Она наверняка снова устроилась на работу, о чем свидетельствовали папка и ее замечание о находившемся в багажнике ноутбуке с важными данными. Однако Надин рассказ о муже озадачил Сюзанну. Приятное лицо на фотографии, сделанной в отпуске, не ассоциировалось у нее с изменой.

– И все же у него не возникло желания жениться на ней и завести от нее ребенка? – с наигранным весельем спросила Сюзанна.

Надя коротко и совсем не весело рассмеялась:

– Не знаю. Если бы такое желание возникло, то я бы смогла его отговорить. После того случая мы делаем вид, что он меня еще любит, а я с головой ухожу в работу, чтобы не оставалось времени скучать по вечерам.

– Ты думаешь, он все еще обманывает тебя?

Надя снова рассмеялась, на этот раз язвительно:

– Что, все-таки заинтересовалась моей личной жизнью? – Она надула губы. – Обсуждать эту проблему – пустая трата времени. Я научилась не раздражаться по этому поводу. Он не единственный привлекательный мужчина на свете.

– Ты тоже ему изменяешь?

Надя многозначительно пожала плечами:

– Послушай, у меня сегодня действительно мало времени. Может, поговорим в другой раз, а? Ты справишься одна с чемоданом?

Сюзанна кивнула, вся погруженная в мысли о взаимной измене и мучимая вопросом, почему Надя не расстается с неверным мужем, если нашла ему замену. Всю одежду Надя сложила обратно в чемодан, положив на дно пару туфель, и поставила его у ног Сюзанны. Та еще раз ее поблагодарила.

– Не стоит благодарности, – ответила Надя. – Теперь тебе осталось только сделать шикарную прическу. Как тебе моя стрижка?

– Очень красивая.

– Рада, что тебе нравится, – сказала Надя и бросила быстрый взгляд на наручные часы. – Ну ладно, мне пора. Пока.

И через секунду «порше» уже скрылся вдали.



В воскресенье у Сюзанны по раз и навсегда установленному расписанию было посещение дома престарелых. Волоча неподъемный чемодан домой, Сюзанна прикидывала, что ей лучше надеть. Затем дома состоялась примерка, и у нее чуть сердце из груди не выпрыгнуло, когда в кармане летней куртки она нащупала тонкую бумагу. Купюра в двести евро. К ней скрепкой прикреплен листок бумаги, на котором от руки написано: «На парикмахера». А она-то подумала, что Надя, прощаясь, сказала это в шутку.

Конечно, на следующий день с утра она наверняка бы нашла какого-нибудь парикмахера, обслуживающего случайных посетителей. Но зачем тратить столько денег на стрижку? Сюзанна купила в супермаркете острые ножницы и каштанового цвета краску для волос. Затем подстриглась перед зеркалом в крошечной душевой кабине: сначала подровняла кончики волос, а потом, наклонив голову, умудрилась сделать более или менее ровную линию на затылке. После стрижки Сюзанна покрасила волосы.

В воскресенье в два часа дня, с неровно подстриженными – но зато красивого каштанового цвета – волосами, она стояла на улице и с нетерпением ждала Йоханнеса Герцога, мысленно представляя его удивленный взгляд и восхищенное: «Как шикарно вы сегодня выглядите!» В белой блузке и узкой темно-синей юбке она действительно выглядела шикарно. На ногах – пара лодочек на невысоком каблуке, на левой руке небрежно висит летняя куртка, содержание кармана которой так удивило и смутило Сюзанну.

Прошло уже полчаса, а она все еще продолжала стоять на улице. Из окна своей квартиры то и дело выглядывал Хеллер и начинал громко разглагольствовать на тему того, почему молокосос заставляет себя ждать. Сосед, как обычно, предлагал Сюзанне – в весьма недвусмысленных выражениях – свои услуги и обещал в случае ее согласия провести вечер так, что у нее голова пойдет кругом. Сюзанна игнорировала непристойные замечания Хеллера и, сердясь на Йоханнеса и одновременно уже начиная беспокоиться за него, спрашивала себя, где же он мог задержаться и не случилось ли с ним что-нибудь. Зная его лихачество, она боялась, что он мог попасть в аварию.

Простояв возле дома еще десять минут под аккомпанемент сальных шуточек Хеллера, Сюзанна ощутила, что чаша ее терпения переполнена. Но ей не хотелось отказываться от посещения матери. К тому же с Надиными деньгами она могла и сама добраться до дома престарелых. Сюзанна отправилась на вокзал, села в электричку, а оставшуюся часть пути проехала в автобусе. От автобусной остановки идти было только метров семьсот.

Агнес Рунге обрадовалась визиту дочери, но сказала, что Сюзанне лучше было бы не приезжать, потому что в доме престарелых началась эпидемия гриппа. Половина пожилых дам болела, некоторых даже положили в больницу. По этой причине бабушка Йоханнеса попросила внука не приезжать. Естественно, Йоханнесу и в голову не пришло заскочить на минутку к Сюзанне, чтобы предупредить об отмене поездки. Но, пожалуй, такой предупредительности и не стоило ожидать от молодого человека. А так как она неоднократно говорила, что специально не ставит в своей квартире телефон, чтобы была возможность спокойно насладиться выходными и вечерами после работы, то мать тоже не могла с ней связаться. Агнес Рунге легко было обмануть, тем более когда ей хотелось верить, что у дочери все в порядке.

На обратном пути от дома престарелых к автобусной остановке Сюзанна попала под проливной дождь и промокла до нитки. В понедельник она почувствовала слабость и в надежде отлежаться провела почти весь день в постели. Несмотря на это, во вторник у нее начался кашель. Особого беспокойства он не доставлял, только вызывал сильную головную боль, которая после травмы черепа появлялась теперь при любом физическом напряжении. В среду кашель стал сильнее. В хозяйственном магазине неподалеку Сюзанна купила лечебный чай от бронхита, выпила две чашки и, почувствовав, что начала потеть, снова легла в постель. В четверг Сюзанна вообще целый день не вставала. В последнее время она плохо питалась, и это сказалось на ее здоровье. Сюзанна то потела так, что простыни прилипали к телу, то мучилась от озноба, сводившего все мышцы. Каждый вдох давался ей с трудом и вызывал приступ кашля, от которого, казалось, вот-вот треснет голова. Вечером Сюзанна неожиданно вспомнила, что давно не проверяла почтовый ящик. Однако сил спуститься по лестнице у нее не было.

Ночью, в начале третьего, она резко проснулась от кошмарного сна, в котором присутствовала ее мать. Она стояла у свежевырытой могилы, опираясь на руку Йоханнеса Герцога, а тот вслух читал ей надписи на черных лентах немногочисленных траурных венков. Когда гроб стали опускать, мать зарыдала, восклицая сквозь слезы:

– Ну почему она мне ничего не сказала?

Лишь через некоторое время Сюзанна окончательно проснулась и поняла, что лежит в постели, а не в гробу.

У нее был сильный жар. С трудом встав на ноги, шатаясь, она потащилась в душ, намочила холодной водой два полотенца и обернула их вокруг икр. Третье мокрое полотенце она положила на лоб. Ощутив приятную прохладу пола, выложенного плиткой, Сюзанна провела остаток ночи, свернувшись на полу между душевой кабиной и унитазом. Рано утром она заставила себя дойти до кухни, снова заварила лечебный чай, выпила его маленькими глотками. У нее опять начался приступ кашля, от которого легкие, казалось, разрывались на части.

Было раннее утро – начало шестого, – и в доме еще царила тишина. Хеллер наверняка отсыпался после вчерашнего опьянения. Как бы то ни было, в такую рань сосед вряд ли попадется ей на пути и начнет издеваться, пользуясь тем, что она больна и беспомощна. Вообще-то Сюзанна ни от кого не ждала писем. Но что-то похожее на предчувствие тянуло ее вниз. И в самом деле, знакомый конверт лежал в ящике.

Когда Сюзанна с трудом добралась до дивана и развернула лист почтовой бумаги, четкий Надин почерк расплылся у нее перед глазами. Письмо начиналось словами «дорогая Сюзанна»; в нем Надя выражала надежду, что деньги из кармана куртки Сюзанна применила по назначению, напоминала о своем первом письме и желании помочь. А дальше шла фраза, прочитав которую Сюзанна чуть не подпрыгнула от удивления. «Возможно, у меня будет для тебя работа. Правда, речь идет всего лишь о замещении, но нам необходимо обо всем поговорить». Надя предлагала встретиться на крытой парковке –



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация