А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


из четвергов он вынул из своей ячейки коричневый конверт, который спрятал во внутренний карман куртки. Затем он последовал за Сюзанной в операционный зал банка.

Когда они вошли в зал, кассирша с белым как мел лицом вынимала деньги из ячеек кассы. Директор филиала и две сотрудницы с поднятыми руками стояли у письменных столов. Рядом с директором находился незнакомый мужчина, очень похожий на того, который несколько лет тому назад до смерти напугал Сюзанну игрушечным пистолетом. И Сюзанна решила – теперь-то уж она не даст запугать себя.

Господин Шраг пристально посмотрел на человека в маске, открыл рот, но не смог выдавить ни слова, охнул и схватился за левую сторону груди. Сюзанна ни на секунду не подумала о конверте во внутреннем кармане его куртки – она вдруг вспомнила своего отца и обстоятельства его внезапной смерти. Не обращая никакого внимания на пистолет, считая его таким же безобидным, как при первом пережитом ею налете на банк, Сюзанна стала толкать господина Шрага обратно к выходу. Мужчина в маске принялся дико размахивать оружием. Директор филиала в ужасе закричал:

– Ради бога, фрау Ласко, не делайте глупостей!

Сюзанна крикнула ему в ответ:

– Не беспокойтесь. Оружие ненастоящее. Я хорошо в этом разбираюсь.

Поверив ей, директор филиала ударил человека в маске по вытянутой руке. Затем события стали развиваться с неимоверной быстротой. Сюзанна услышала выстрел, пронзительный крик кассирши, увидела красное, с каждой минутой увеличивающееся пятно на белой рубашке директора и удивленное выражение лица, когда он схватился за раненое плечо. Между тем налетчик направил на Сюзанну дуло пистолета. Господин Шраг не пострадал, потому что Сюзанна упала на него, когда человек в маске…

– Только не говори, что бандит выстрелил в тебя, – прервала ее испуганная Надя, до этого момента слушавшая рассказ, затаив дыхание.

– Нет. Он попытался, но пистолет после первого выстрела дал осечку.

Человек в маске так сильно ударил Сюзанну, что сбил ее с ног. Затем потащил ее за собой, затолкал в машину, отвез на развалины какой-то фабрики, еще два раза попытался выстрелить в нее, но безуспешно. Он несколько раз с яростью ударил Сюзанну рукояткой пистолета и прошипел:

– Попробуй только шевельнись – застрелю.

Конечно, когда он ушел, Сюзанна попыталась выбраться. Очень долго – целых два дня – с проломленным черепом, измученная кошмарной головной болью, она в полнейшей прострации ползала по территории фабрики, среди развалин и мусора, не находя выхода. В какой-то момент над ней склонился незнакомый человек. В первые минуты Сюзанне показалось, что вернулся грабитель в маске. Но это был всего лишь бродяга, решивший переночевать в развалинах и случайно наткнувшийся на нее. После этого происшествия Сюзанна была больше не способна работать по специальности и уже при одной мысли, что ей будет необходимо перешагнуть порог банка, начинала нервничать.

Как дальше разворачивались события, Сюзанна рассказала без особого энтузиазма, – они не делали ей чести. О работе в страховой компании, где Сюзанна потерпела фиаско из-за недостаточных знаний по компьютерной обработке данных, она не стала упоминать. В конце концов, там она провела немного времени, всего три недели. Сюзанна сразу же приступила к рассказу о том, как почти два года работала у господина Шрага.

Пожилой мужчина чувствовал себя обязанным Сюзанне. При ближайшем рассмотрении оказалось, что его предприятие процветало. Раньше всей канцелярской работой занималась жена Шрага, но она заболела, и теперь ей на замену требовалась женщина, которая умела бы обращаться с пишущей машинкой и которой он мог бы полностью доверять. Господин Шраг не стал заключать с Сюзанной трудовой договор – достаточно было и рукопожатия. На таких условиях у господина Шрага работали еще пять сотрудников, и только с двумя электриками были подписаны трудовые соглашения.

Чистыми Сюзанна получала на руки две тысячи марок. После перехода на евро эта сумма осталась неизменной. На такую зарплату Сюзанна могла жить – правда, без медицинской страховки, отчисления на которую съедали бы половину ее зарплаты. И все же, несмотря на головные боли, возникающие при малейшем физическом напряжении, в целом Сюзанна чувствовала себя хорошо и даже откладывала кое-какие средства на черный день.

Исходя из убеждения, что государство слабо финансирует социальные программы, господин Шраг полагал, что каждый человек должен сам позаботиться о своей старости. Частным клиентам, которых было большинство, он предлагал платить наличными и за это получать скидку в размере налога на добавочную стоимость. С этих сумм оплачивалась зарплата Сюзанны и пяти других сотрудников. Оставшаяся часть денег отправлялась в конверты, один из которых Сюзанна так самоотверженно пыталась спасти.

Сбережения на собственную старость господин Шраг отправлял с курьером за границу. Он полностью доверял Сюзанне до тех пор, пока в январе этого года в конторе внезапно не появился курьер. Мужчину звали Рорлер. Сколько раз Рорлер появлялся в фирме Шрага – обычно он приезжал в четверг вечером, – Сюзанна не знала. В январе он прибыл только в пятницу днем, из-за неполадок с машиной. Рорлер увидел Сюзанну и оторопел.

– Что это вы здесь делаете? – озадаченно осведомился он и вдруг ухмыльнулся. – Вот это называется опуститься. Так бывает, когда человек хотел украсть, да попался. И покатился по наклонной.

Мысль о том, что Рорлер мог ее с кем-нибудь перепутать, тогда Сюзанне вообще не могла прийти в голову. Не появилась и сейчас, во время рассказа, потому что Сюзанна оставалась убежденной в том, что курьер прочитал о ней статью в газете. После второго налета на банк, когда раненая Сюзанна еще ковыляла по развалинам фабрики, в газете появилась нелестная, даже можно сказать – порочащая ее репутацию, статья с фотографией. В этой статье упоминались обе недостачи денег в банке, случившиеся по ее вине, и дело представлялось так, будто Сюзанна была в сговоре с преступником, который намеревался своим налетом на банк скрыть растрату. Позднее в газете напечатали опровержение, которое вряд ли кому-то попалось на глаза. Все это Сюзанна хотела объяснить Рорлеру. Но прежде чем она начала говорить, появился господин Шраг. И Рорлер рассказал ему, что Сюзанна неплохо поживилась, работая в банке.

Пока Сюзанна пересказывала слова Рорлера, Надя шла молча, с каменным лицом, глядя себе под ноги.

– Ошибка случилась во взаимозачетах, – стала уверять Сюзанна. – Я бы никогда не стала рисковать своей работой из-за нескольких тысяч марок.

– Все в порядке, успокойся, – ответила Надя. – Ты не должна оправдываться передо мной. И как отреагировал Шраг?

– Он меня уволил.

Надя непонимающе покачала головой:

– И ты позволила так поступить с собой? На твоем месте я бы сказала: «Дорогой господин Шраг, я не настаиваю на том, чтобы продолжать работать на вас. Но с этого момента я хочу получать три тысячи в месяц. Если вы будете мне аккуратно платить, то сможете убедиться, что я умею хранить чужие секреты».

Сюзанна молчала. Мысль о шантаже ни разу не приходила ей в голову. Надя же внимательно приглядывалась к Сюзанне.

– И на какие деньги ты сейчас живешь?

Сюзанна была близка к тому, чтобы признаться, что обкрадывает родную мать, но слова застыли у нее на губах, и вместо этого она по привычке солгала:

– У меня есть накопления.

Надя взглянула вверх. Было еще светло, над их головами ярко синело небо.

– Пошли обратно, – предложила она.

О том, чем она может помочь Сюзанне, Надя так и не сказала ни слова.

Надя предложила довезти Сюзанну до дома, но та попросила высадить ее возле кинотеатра, сказав, что ей хочется попасть на ночной сеанс. Причина была проста: как только Сюзанна пыталась представить себе, что на Кеттлерштрассе ей придется предложить Наде подняться в свою квартиру, ей становилось неловко.

Перед кинотеатром Сюзанна вышла из машины и голосом, в котором слышалось разочарование, сказала:

– Отлично провели вечер.

Надя перегнулась через сиденье, чтобы лучше рассмотреть ее.

– Я тоже так думаю.

Но не добавила, что такую прогулку хорошо было бы повторить. Ни «до свидания», ни «до встречи», только короткое «ну пока».

Сюзанна захлопнула дверцу. Мотор взревел, белоснежный спортивный автомобиль обогнал одну, затем другую машину и мгновенно исчез из поля зрения, как будто Наде хотелось оказаться как можно дальше от своего жалкого двойника. Внезапно Сюзанне стало стыдно за свой чересчур откровенный рассказ, за волчий аппетит, с которым она набросилась на кусок торта, ужасно стыдно за весь этот вечер и свои глупые надежды, которым не суждено было оправдаться.



На обратный путь домой ушло изрядное количество времени. Только после полуночи она добралась до своего жалкого жилища, с которым охотно бы распрощалась в любой момент. Дверь подъезда, как всегда, была приоткрыта. Из квартиры Хеллера доносились жалобные стоны, сопровождаемые щелканьем кнута и грубым мужским смехом. Проходя мимо двери соседа, Сюзанна почувствовала озноб. На последних ступеньках она ускорила шаги, заперла дверь квартиры, приняла душ, несколько минут старательно чистила зубы, потом легла в постель и задала себе вопрос, добралась ли уже Надя до дому и как выглядит ее жилище.

В полудреме Сюзанна представила себе белоснежную виллу на побережье. В мечтах вилла, правда, смахивала на ее дачный дом, перед которым на якоре стояла яхта. В какой-то момент она представила себя лежащей на палубе, представила, как светловолосый мужчина втирает ей в кожу крем для загара, как затем она ныряет в море, чтобы немного освежиться. Тот факт, что Сюзанна не умела плавать, в мечтах не имел никакого значения.

Когда Сюзанна наконец заснула, ей приснился отец. Они сидели вдвоем, пили кофе и спокойно беседовали. Внезапно на середине фразы отец схватился за грудь, глаза его сделались удивленными и растерянными. Затем он упал на пол, лицом вниз, и умер – ее отец, которому было всего пятьдесят семь лет, лежал мертвый у ее ног. И тут Сюзанна закричала. Она кричала и никак не могла остановиться.

Резко, как от толчка, она проснулась, услышала урчание старого холодильника, шум проезжающей утренней электрички и вспомнила Надин голос. Это воспоминание больно ужалило ее, потому что выходило, что Надя Тренклер предложила Сюзанне встретиться лишь ради собственного развлечения, чтобы потом, возможно, посмеяться вместе с мужем над причудами природы. «Ну все, пока, Сюзанна!»

Но она ошиблась. Уже через несколько дней от Нади пришло очередное письмо. Вот что она писала:



Дорогая Сюзанна!

У меня есть кое-какие ненужные вещи. Пожалуйста, пойми меня правильно, это не какое-нибудь старье. Вся одежда почти новая, просто я ее больше не ношу. Она наверняка подойдет тебе по размеру. Я ничего не хочу тебе навязывать, и ты не должна чувствовать себя облагодетельствованной. Если тебе не нужна эта одежда, просто скажи «нет». И все же давай встретимся в кафе у оперы в пятницу, в три часа.

Надя.


Письмо пришло в четверг; времени на раздумья уже не оставалось. За ночь она должна была принять окончательное решение. Нужна ли Сюзанне ношеная одежда Нади? Нет. Ей нужна была Надина работа, машина, деньги. Ей нужна была Надина жизнь.

Весь вечер Сюзанна предавалась фантазиям. Сначала она представила прогулку в лесу, толстенную дубину или камень, торопливо вырытую в подлеске яму и несчастный случай в результате аварии «порше». После которого она бы могла рассказать мужу Нади, что у нее полная амнезия, а потом быстро подать заявление на расторжение брака. Одним ударом Сюзанна убила бы двух зайцев: избавилась бы от объяснений с мужчиной, не желавшим детей, и отделалась бы от машины, вызывающей у нее опасения. Сюзанна уже несколько лет не сидела за рулем автомобиля. Заново учиться водить, сидя в «порше», было бы неразумно.

В пятницу Сюзанна опоздала на встречу из-за того, что Хеллер задержал ее на лестнице. Сосед преградил ей дорогу на ступеньках между вторым и третьим этажами и с двусмысленной улыбкой осведомился, не пора ли перестать путаться с молокососами и обратить внимание на настоящего парня. Хеллеру частенько казалось, что Йоханнес Герцог – новый любовник Сюзанны. Из окна своей квартиры он не раз наблюдал, как по воскресеньям Сюзанна садилась в «БМВ» Йоханнеса. Она хотела прошмыгнуть мимо Хеллера, но тот крепко схватил ее за руку и вплотную приблизил к ней лицо. Как обычно, от него пахло потом и пивом, он шипел сквозь зубы все те же непристойности, и капелька его слюны, попавшая ей на щеку, вызвала у нее рвотный позыв.

Сюзанна резким тоном потребовала, чтобы он ее отпустил, – она опаздывает на встречу. Хеллер еще больше рассвирепел и обозвал ее заносчивой бабой, которая не замечает, что гадит отнюдь не золотом, а тем же, чем и остальные люди.

– Я еще до тебя доберусь, – прошипел он.

Покончив с угрозами, он отпустил руку Сюзанны, показал пальцем на дверь парадного и попросил поторопиться – парнишка на улице ее уже заждался.

– Я просто вышел тебя поздравить, и все. В отличие от того сосунка на битом «БМВ», этот и вправду стоит внимания. Только не рассчитывай, что тебе удастся обвести его вокруг пальца. Парнишка уже давно знает, что у тебя есть несколько вариантов про запас.

О каком парнишке шла речь, Сюзанна не имела ни малейшего представления и высказала свое недоумение Хеллеру. Тот порылся в памяти и напомнил ей о пятнице, когда у дверей ее квартиры увидел молодого мужчину. Сюзанна сообразила, что Хеллер принял молодого человека, проводившего социологический опрос, за ее любовника. Когда она указала ему на ошибку, Хеллер постучал себе пальцем по лбу.

– Меня-то ты не одурачишь. Опрос он проводил, как же! У меня-то он опрос не проводил. Он был только у тебя,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация