А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


мне бы очень хотелось узнать, кто вы и как живете. У меня сложилось впечатление, что ваши дела идут не лучшим образом. Может быть, я смогу что-нибудь сделать, чтобы изменить эту ситуацию.

С дружеским приветом, Надя Тренклер.


Откуда Надя узнала имя и адрес Сюзанны, было понятно. Источник мог быть только один – «Берингер и компаньоны». По внешнему виду фрау Тренклер можно было предположить, что она, возможно, возглавляет собственную фирму, находящуюся в этом же здании, знает господина Райнке, фрау Луичи. Может быть, она даже спросила самого Берингера и узнала, что ее двойник не получил у них место работы. Не исключено, что она и сама срочно искала хорошую машинистку.



Пятница началась с напрасных попыток обуздать безумные надежды. Полчаса Сюзанна потратила на изучение своего скудного гардероба и наконец решила надеть хлопчатобумажную юбку и футболку. Она подумала, что в таком наряде будет выглядеть по-летнему свежо и не слишком бедно.

В два часа дня Сюзанна вышла из дому. Ее переполняли несбыточные мечты, она втайне надеялась на чудо. Ровно в три подошла к кафе, расположенному рядом с оперой, и окинула взглядом террасу. Нади Тренклер нигде не было видно. За столиками кафе в основном сидели пожилые дамы. Сюзанна расположилась за свободным столиком. Пробегавшей мимо и остановившейся на минуту официантке она объяснила, что договорилась здесь о встрече и хотела бы повременить с заказом.

Надя Тренклер пришла на полчаса позже, одетая в серый брючный костюм (несмотря на жару), с туго набитой бумагами папкой под мышкой. Она производила впечатление деловой женщины, которая приехала с конференции, продлившейся дольше обычного. Выглядела Надя усталой, извинилась за опоздание, сославшись на пробки в центре города и долгие поиски места для парковки. Затем села за столик и улыбнулась:

– Я рада, что вы меня дождались.

К ним подошла официантка. Надя заказала два кофейника[1 - Обычно каждый кофейник рассчитан на две небольшие чашечки кофе.] и два кусочка фруктового торта.

– Извините, что не посоветовалась с вами, – сказала она. – Но что еще можно есть в такую жару?

Сюзанна кивнула в знак согласия.

– Ну что же, – после несколько затянувшейся паузы начала разговор Надя, – с чего начать? Как вас зовут, я уже успела узнать. Как зовут меня, я сказала и к тому же написала. А больше вы и не хотели ничего обо мне знать. Однако вы не будете против, если мы все же перейдем на «ты»?

Сюзанна снова кивнула. Кофе и сладкое подали на стол. Куски торта сверху были щедро украшены сочными дольками персика, кусочками банана, ягодами вишни и винограда. Сюзанна отломила вилочкой небольшой кусочек, стараясь не глотать его с жадностью, и с нетерпением стала ждать, что ей скажет Надя. Однако ее двойник не спешил предлагать помощь. Напрямую задать вопрос Сюзанна не решалась, а темы для легкой болтовни не приходили на ум.

Когда Надя отправила в рот второй кусочек торта, Сюзанна заметила на ее пальце обручальное кольцо. Маленькое и почти незаметное под вторым кольцом, синий крупный камень которого сверкал на солнце.

– Вы замужем? – помедлив, спросила она.

В этот момент Надя жевала и в ответ смогла только кивнуть.

– А я разведена, – продолжила Сюзанна. – Уже три года. Мой бывший муж снова женился, и у него родилась дочь.

Сюзанна не хотела это говорить. Можно упомянуть о разводе, объясняя свою семейную ситуацию, но зачем рассказывать незнакомому человеку о кровоточащей ране в сердце… Его дочь! Дитер поместил в газете объявление о рождении ребенка, на полстраницы, со следующими словами: «Надежда была потеряна, но сейчас мы счастливы сообщить, что в мире появился луч света: улыбка ребенка». Фраза звучала так, как будто Сюзанна отказалась родить мессию. Хотя она охотно родила бы ребенка, когда еще была замужем.

– Как долго ты была замужем? – спросила Надя. Естественно и свободно она перешла на «ты».

– Семь лет.

– Слишком долгий срок, чтобы после этого с улыбкой благодарить за пинок в зад, – констатировала Надя. – Однако некоторые мужчины помешаны на желании стать отцами. Если ты не готова или не в состоянии родить, они попросту вышвыривают тебя.

Сюзанна не стала переубеждать Надю и доказывать ей, что она не бесплодна. Возможно, за это время она и стала такой. После развода ее цикл перестал быть регулярным. Паузы часто длились месяцами. Но это не волновало ее – сейчас у нее не было мужчины. А без медицинской страховки нечего и думать о лечении.

Надя кратко упомянула о своем муже, намекнув, что в браке она более счастлива, чем Сюзанна. Надин муж вообще не хотел заводить детей. На этом Надя закрыла тему брака и осведомилась о родителях Сюзанны. Чтобы исключить, как шутливо заметила она, вероятность какого-нибудь дальнего родства друг с другом. Они перебрали всю родню вплоть до прабабушек и прадедушек, о которых Сюзанна знала только одно: все они были честными и порядочными людьми. О дядях и тетях ей тоже мало что было известно.

Разговор принял оборот, который никак не мог оправдать ожидания Сюзанны. Надя явно приняла во внимание категорическое заявление Сюзанны, сказавшей при первой встрече, что она не желает знать подробности жизни Нади. И сейчас Сюзанна так и не узнала ни того, с кем и как долго Надя состоит в браке, ни того, где она живет и кем работает.

Должно быть, у Нади была доходная должность. Это было заметно даже в мелочах: великолепное кольцо, бриллиантовые серьги, золотые зажигалка и портсигар, протянутые ей Надей после того, как она расправилась с куском торта. От сигареты Сюзанна отказалась.

– Ты не куришь, – констатировала Надя, и в ее тоне послышалась зависть. – И как у людей получается отказаться от этой привычки? Мне и не сосчитать, сколько раз я пыталась бросить курить.

– Не надо было и начинать, – ответила Сюзанна.

За второй чашкой кофе Надя выкурила три сигареты. Затем знаком подозвала официантку, рассчиталась и оставила хорошие чаевые. На какую-то секунду при взгляде на туго набитый кошелек на Сюзанну нахлынули противоречивые чувства – отвратительная смесь алчности, зависти и стыда.

– Надеюсь, у тебя еще есть время? – осведомилась Надя. – Я думала, что мы сможем ненадолго выехать за город. Чтобы поговорить спокойно, наедине.

Она кивком указала на двух пожилых дам, сидевших за столиком напротив и уже начавших перешептываться, поглядывая на них. Времени у Сюзанны было хоть отбавляй. Предложение выехать на природу звучало заманчиво. «Поговорить наедине» – эта фраза тоже вселяла в нее надежду.

Машина, которую Наде с таким трудом удалось припарковать, оказалась очень маневренной. Она с легкостью перестраивалась на дороге, вписываясь даже в небольшие пространства между другими машинами. Белый «порше». Сюзанна удобно устроилась на сиденье рядом с водителем и, искоса поглядывая на Надю, принялась изучать ее лицо. Она испытывала необычное чувство, как будто сидела рядом сама с собой. На террасе в кафе у Сюзанны не возникало подобного ощущения. Но теперь, в тесном салоне машины, ей было не отделаться от этого чувства.

На приборной панели автомобиля была прикреплена маленькая фотография в рамке. С нее на Сюзанну смотрел смеющийся, довольно симпатичный мужчина. На вид Сюзанна дала бы ему лет двадцать пять-тридцать. Светлые, развевающиеся на ветру волосы, прямой нос, тонкие губы. Других подробностей на маленькой фотографии было невозможно разглядеть.

– Это твой муж? – спросила Сюзанна, решив, что это его фото в юности.

Надя ответила:

– Конечно, кто же еще? Сфотографировался два месяца тому назад, сейчас у него опять короткая стрижка. Такую гриву он может себе позволить только в отпуске. Ты любишь плавать на парусной лодке?

Сюзанна пожала плечами и нервно сглотнула. Два месяца назад, на парусной лодке! Чепуха! Надю Тренклер невозможно было представить на лодке. Наверняка она отдыхала на роскошной белой яхте. Надя загорала на палубе, а светловолосый мужчина втирал ей в спину крем для загара.

Спустя час они остановились на небольшой парковочной площадке, за которой начиналась тропинка, ведущая в лес. С собой Надя взяла с заднего сиденья «порше» сумочку и папку с документами.

Они не торопясь прогуливались в тени деревьев. Сюзанна роняла скупые фразы, постепенно приоткрывая завесу над своей жизнью и не замечая, что подражает интонациям Нади. Беседа, вначале скованная и односложная, потекла непринужденнее. В глубине души Сюзанна все еще надеялась на помощь в получении работы. А кроме того, она испытывала облегчение, рассказывая Наде всю правду о своей жизни, впервые после стольких месяцев вынужденной лжи.

Вначале жизнь Сюзанны складывалась неплохо: заботливые родители, отличные отметки в школе, положительные отзывы во время обучения на банковского служащего и в первые годы работы по специальности. Отец гордился Сюзанной и уже представлял ее руководителем филиала банка. А Сюзанна частенько мечтала поскорее выйти замуж и родить ребенка.

В поклонниках у Сюзанны не было недостатка. Когда ей исполнилось двадцать четыре года, она познакомилась с Дитером Ласко. В то время он работал в «Городском вестнике» и едва сводил концы с концами. Если они шли в ресторан, то всегда за счет Сюзанны. Через три года они поженились и стали жить в доме матери Дитера. Это стало началом конца.

Конечно, нельзя было во всем винить одного лишь Дитера. Налет на банк – грабитель, как выяснилось позже, был вооружен игрушечным пистолетом – заставил Сюзанну всего лишь через год после свадьбы уйти с работы. В то время ее возраст как раз был подходящим для рождения ребенка. Но, несмотря на благоприятный момент, Сюзанне не суждено было стать матерью, потому что ее свекровь после апоплексического удара была прикована к постели, и это обстоятельство сразу вынудило Дитера перейти на должность внештатного корреспондента, освещающего события в горячих точках. Вероятно, он не вынес гражданской войны в собственной семье.

В течение шести лет Сюзанна вела домашнее хозяйство, ухаживала за садом, вслух читала свекрови романы о за́мках, возвышавшихся среди прекрасных гор и долин, и о князьях, влюблявшихся в собственных служанок. Тем временем на передовой Дитер увидел кровавую изнанку жизни и во время редких посещений дома был вынужден констатировать, что жена его все больше и больше тупела.

Когда мать Дитера умерла, супругам уже нечего было сказать друг другу. В одной из горячих точек Дитер познакомился с другой женщиной – Рами, переводчицей, двадцати четырех лет. Когда он привез ее с собой в Германию, она была уже беременна. Сюзанне в это время было тридцать четыре года, она оставалась бездетной и была твердо убеждена в том, что через шесть лет, прошедших после налета на банк, шок от пережитого полностью преодолен.

Когда в рассказе Сюзанна дошла до этого места, Надя, презрительно хмыкнув, процедила:

– Да уж, есть на свете паразиты. Сначала за счет жены делают карьеру, а потом снимают с нее последнюю рубашку.

– Ну, до такого у нас не дошло, – начала было оправдывать мужа Сюзанна.

– Ты же сказала, что он был внештатным корреспондентом, – продолжала Надя. – Если он больше не работает, ты обязана оказывать ему материальную помощь.

– Нет, – ответила Сюзанна. Хотя еще недавно она рассказывала молодому человеку, проводившему социологический опрос, что поддерживает бывшего мужа, сейчас Сюзанна даже не вспомнила об этом. – Сначала у меня не было никакого дохода. Мой бывший муж по собственной инициативе даже уплатил мне компенсацию, чтобы я могла найти квартиру в городе и обставить ее.

– Ах вот как, – сказала Надя. – И после развода ты больше его не видела?

Сюзанна отрицательно покачала головой.

– Что, вы совсем не общаетесь, даже не звоните никогда? – допытывалась Надя.

– У меня нет телефона. И вообще, нам нечего сказать друг другу, как и три года тому назад.

Надя задумчиво кивнула и замолчала. Через несколько минут Сюзанна продолжила свой рассказ. После развода, с бешено колотящимся сердцем, выпив для храбрости глоток хлебной водки, она пошла устраиваться на работу в свою прежнюю фирму. Отца Сюзанны водка всегда спасала в стрессовых ситуациях. Сюзанне она тоже помогла. Ее снова приняли на работу, на этот раз на три месяца.

Первый месяц ушел на то, чтобы войти в курс дела, потому что кое-что изменилось за прошедшие годы и все банковские операции теперь проходили через компьютер. Однако Сюзанна научилась кое-как справляться с компьютерными программами банка. Уже на второй месяц она снова приняла кассу. Иногда Сюзанна нервничала и больше смотрела на входную дверь, чем на свои руки. Два раза во время вечерней сдачи денег в кассе не хватило наличности. Во второй раз недоставало очень крупной суммы.

Были проверены все бухгалтерские записи. Директор филиала банка, как и сама Сюзанна, был убежден, что пять тысяч марок, которые необходимо было снять со счета клиента и перечислить в кассу банка, она по ошибке занесла на чей-то другой лицевой счет. Скорее всего, Сюзанна просто нажала не ту клавишу. Руководство понадеялось на честность клиентов, но, к сожалению, напрасно. Поэтому убыток, понесенный банком, должна была возместить Сюзанна. Деньги предполагалось в три этапа вычесть из её зарплаты. Но до этого дело не дошло.

Сюзанну перевели из кассы за окошко специального обслуживания клиентов. В один из четвергов она отправилась в депозитарий банка, расположенный в подвальном помещении, с пожилым господином. Клиента звали Шраг, он абонировал сейф в их банке и каждый четверг, уже к вечеру, приходил, чтобы что-нибудь положить или забрать из своей ячейки.

Господин Шраг владел фирмой по установке электроприборов и едва сводил концы с концами. Состояние его счета было плачевным. Может быть, ценности он хранил именно в сейфе, – этого никто не знал. В один



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация