А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


И никаких сожалений
Розалинд Бретт


Росс Брэннан, грубый и циничный реалист, предлагает юной Клэр Мэриден заключить с ним брак по расчету на время, которое ему предстоит провести в самом сердце африканских джунглей, а потом расстаться. Успев полюбить Росса, Клэр надеется растопить ледяное сердце мужа…





Розалинд Бретт

И никаких сожалений





Глава 1


Клэр стояла в саду, прислушиваясь к болтовне поздних гостей, доносившейся из бунгало. Она вздрогнула, узнав глухой властный голос, ответивший остроумной репликой на смех Пэтси Хэрриман. Голос ее, Клэр, мужа.

Когда она направилась к лестнице, ведущей на веранду, на нее нахлынули звуки дикой ночной жизни Западной Африки. Резкие вскрики тропических птиц, шуршание насекомых под подстилкой листьев. Звуки диковинной, примитивной жизни, они были так чужды ее родной Англии. Клэр никогда раньше не покидала Британию, и в этот момент ее охватил приступ необъяснимой паники. Ей показалось, что все происходящее – дурной сон и она никак не может проснуться. Ощущение полной нереальности и… безнадежности. Все произошло слишком быстро…

Будучи еще молоденькой девушкой, Клэр вместе с подружками смеялась над историями о безумной любви с первого взгляда. Но когда это произошло с ней самой, Клэр было не до смеха. Она утратила самоконтроль… эмоции захлестнули ее, ослепили настолько, что она не захотела увидеть отсутствие любви в пепельно-серых глазах мужчины, предложившего ей руку и сердце.

Клэр ухватилась за железные перила и ясно представила себе тот вечер, когда она впервые увидела Росса Брэннана.

Вечеринка подошла к концу, гости начали разъезжаться по домам. Клэр стояла в холле, второпях пытаясь застегнуть верхнюю пуговицу своего пальто из овечьей шерсти.

– Черт возьми! – раздраженно вырвалось у Клэр, и в этот момент она увидела в зеркале лицо мужчины, который перевернул всю ее жизнь. Он стоял позади нее, слабо освещенный тусклым светом одной-единственной лампы. Его худое лицо с узкими скулами и хорошо очерченным подбородком было не лишено своеобразного шарма. Уверенный, почти высокомерный взгляд стальных глаз говорил, что этот мужчина привык брать от жизни все, что только захочет.

Он шагнул вперед и приблизился к Клэр.

– Давай я попробую, – сказал незнакомец, а Клэр повернула к нему личико и гордо задрала подбородок, совсем как обиженный ребенок. Его пепельно-серые глаза встретили ее взгляд, и он бесцеремонно схватил ее за воротник пальто. Клэр затаила дыхание, а незнакомец сурово сказал:

– Я застегну эту пуговицу, даже если для этого мне придется задушить тебя.

Такая жесткая фраза должна была заставить Клэр как можно скорее выскочить за дверь, подальше от него, но вместо этого она позволила проводить себя до дома, где жила с детства вместе с тетей Летти и дядей Фредом. Высокий незнакомец неспешно шел рядом с ней и что-то говорил надменным тоном.

Он признался, что ему нравится компания Клэр. Он возил ее в Лондон и в Ворвик. После пикника на берегу реки они купались и долго катались на лодке. Оказалось, что Росс всего три года назад вернулся из Нигерии и перед ним стоял выбор: отправиться туда вновь еще на полтора года или, получая половинный оклад, ждать назначения на должность главного директора в филиале фирмы в Кейптауне. Направление в Кейптаун было его мечтой. Россу уже успели надоесть тропики. Но когда он описывал бесконечные тропические ливни и полуденный жар, ужасающие болота и обыденную монотонность тропиков, в его голосе звучали ностальгические нотки.

С самого начала тетя Летти отнеслась к Россу с недоверием. «Он слишком хорошо знает этот мир», – сказала она. Его речь была грубой, в суждениях скользил неприкрытый цинизм. Должно быть, жизнь в Африке сделала его таким. Во всяком случае, тетя Летти нашла, что он не подходящая пара для Клэр.

Росс вызвал в Клэр интерес именно своей непохожестью на жителей ее родного Ридглея. Клэр нравилась его смелость, смешанная с грубостью и наглостью. По ночам, лежа в кровати, она не переставала думать о его худом загорелом лице. Клэр хотелось прикоснуться к его губам, смягчить эту циничную полуулыбку.

Квартира, где жила Клэр, была расположена в одном здании с банком, которым управлял ее дядя. Ее мама умерла при родах, и тетя Летти, мамина сестра, взяла на себя заботу о малышке, в то время как отец Клэр уехал за границу. По возвращении в Англию он решился вновь жениться, и Клэр осталась жить с тетей Летти и дядей Фредом.

Выросшая в атмосфере чопорности и педантичной аккуратности, которая царила в доме дяди, Клэр мечтала уехать подальше от Ридглея в красочный, живой мир далеких стран. Повзрослев и превратившись в независимую молодую женщину, самостоятельно зарабатывающую себе на жизнь, она так и не смогла объяснить своих стремлений тете Летти. По мнению тети, у Клэр было все, чего могла пожелать милая, воспитанная девушка, и, как все остальные девушки Ридглея, она, несомненно, должна была однажды выйти замуж за местного жителя и остаться в родном городе навсегда.

Но у Клэр на этот счет было свое мнение. Она знала, чего хочет… Появление Росса Брэннана в ее жизни лишний раз доказывало, что самые потаенные мечты могут стать явью.

Росс был вынужден отправиться в Лондон, и целая неделя для Клэр прошла в томительном ожидании. В тот вечер, когда он вернулся, словно сама Судьба благоволила им: тети и дяди не оказалось дома, они отправились на ужин к друзьям. Росс молча зажег сигарету, слегка наклонив голову. Затем выпрямился и выпустил серебристую струю дыма.

– Мой босс попросил меня вновь вернуться в Нигерию еще на полтора года.

Клэр сидела к нему вполоборота и мягко перебирала клавиши пианино.

– На плантации в дикие джунгли? – Ее голос был до странности спокойным и даже прохладным. – Ты поедешь?

– Не знаю. – Росс внимательно изучал кончик сигары. – Сначала я не стал подписывать контракт. Он потребовал объяснений, и мы несколько часов обсуждали причину моего отказа. Все мои аргументы он разбил в пух и прах, остался только один – тягостное одиночество. И он предложил мне выход.

Клэр нервно рассмеялась:

– Рискну предположить, что это брак.

Он подошел ближе, заглянул в ее испуганные глаза и молча кивнул. Росс был одет в серый костюм. Клэр нравилось, как он выглядел в сером. Этот цвет оттенял его худое лицо и загорелую кожу, выявлял его индивидуальность. При мысли о расставании с ним боль защемила ее сердце, она вновь опустила пальцы на клавиши и заиграла спокойную мелодию, пытаясь взять себя в руки.

– Ради бога, Клэр! – Росс сильно схватил ее за плечи, причиняя боль, и развернул к себе. – Тебе что, совсем не интересно, что я сейчас скажу?

– Я знаю, что ты собираешься сказать. – Она попыталась отстраниться от него. – Брак отпадает. Ты же все равно не женишься, даже если согласишься поехать в Нигерию. Не понимаю, почему ты такого плохого мнения о браке.

– Жизнь слишком коротка, чтобы потратить ее всю только на одну женщину, – сказал Росс твердо.

– Но если ты… любишь ее? Многие мужчины предпочитают провести остаток дней с женщиной, которая их понимает.

– Нет такой женщины, которая бы понимала, чего хочет мужчина. – Его ядовитая усмешка подтвердила эти слова. – Я говорю это, исходя из собственного опыта, Клэр. Мне тридцать один год, но я уже изучил все типы женщин.

– Ты циник, – заявила она.

– Нет, я реалист. И поэтому я могу сказать то, что собираюсь. Клэр, тебе не терпится вырваться из этого крохотного, захолустного городка, а я от нечего делать не против вернуться в тропики. Мы могли бы поехать вместе.

Его слова долго витали по комнате, прежде чем достигли сознания Клэр.

– Нет! – вырвалось у нее. – Я бы с радостью покинула Ридглей, но не для того, чтобы жить в грехе с африканским плантатором.

Даже ей самой эти слова показались слишком книжными и чопорными, так что Клэр не удивилась, когда Росс расхохотался, запрокинув назад голову.

– Ох, иди сюда и садись рядом, мисс Порядочность! – Он взял ее за руку и усадил на кушетку. Сам он уселся рядом и, все еще давясь от смеха, окинул взглядом ее тонкое личико. – Твоя тетя неплохо тебя обработала, – сказал Росс с усмешкой. – Но мне кажется, в этом была определенная целесообразность. Ты ведь совсем не дурнушка со своими фиалковыми глазами и облачком кудрявых волос.

– Прекрати, Росс, лучше скажи, что ты намерен сделать. – Клэр чувствовала, что краснеет под его пытливым взглядом.

– Сама догадайся, – подразнил он.

– Ты… ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж? – робко спросила Клэр.

– В некотором роде. – Он наклонился к низенькому столику и вынул сигарету из портсигара. Она не могла отвести внимательных глаз от его гордого профиля, на виске у него заметно билась вена. Росс преподнес свой рассказ довольно легкомысленным тоном, но Клэр поняла, что эти слова давались ему с трудом. Россу приходилось обращаться к кому-то за помощью ради своей карьеры!

– Ты ведь не влюблена в меня? – резко спросил он.

Инстинктивно Клэр воззвала к своей гордости.

– Я… нет, не думаю.

– Хорошо. Иначе все бы только усложнилось. Мои предложения таковы: мы станем мужем и женой на полтора года.

– А что будет, когда пройдут эти полтора года?

– Мирный развод, Клэр. И никаких сожалений.

Она выслушала его спокойно, не проронив ни слова, пытаясь понять, что же он ей предлагал. Путешествие в часть света, в которую ей бы никогда не удалось попасть. И замужество… с Россом!

– Ты тоже не влюблен в меня? – спросила она, заранее зная ответ.

– Нет, В моих чувствах к тебе нет ничего душераздирающего. Очень легко представить себя влюбленным в привлекательную девушку, но это далеко от любви до гроба в твоем понимании.

Эти слова причинили Клэр жгучую боль. Но она промолчала, и ее мысли устремились в будущее. Она выйдет за Росса, будет жить с ним в глухом, почти безлюдном месте. Возможно, он научится любить по-настоящему и вскоре почувствует, что нуждается в ней. Она повернула голову и взглянула на Росса. На его лице застыли усмешка и ожидание.

– Росс, – тихо спросила она. – Почему я?

– Ты довольно мила, нам есть о чем поговорить… и у тебя хорошее чувство юмора.

– И это все?

– Вполне хватит на последующие восемнадцать месяцев, – черство заметил он.

– Меня посчитают сумасшедшей, если мы поженимся. Ты ведешь себя здесь жестоко и грубо, в этом цивилизованном английском городке. Подумать страшно, каким ты станешь в дикой Западной Африке.

– Рискни, – сказал Росс с вызовом. – Ты всегда мечтала о приключениях. Запомни, милая, это будет лишь приключение. Ты будешь невестой по расчету, никакой сердечной боли при расставании, обычное партнерство.

Клэр уставилась на него. Она подумала о трех годах, что он провел в Нигерии без женского общества… предстоящие полтора года могут совсем подорвать его самодисциплину и уверенность, которые так восхищали ее. Росс нуждался если уж не в любви женщины, так хотя бы в ее компании. Но так ли сильна ее любовь, чтобы принять то немногое, что он намеревался ей предложить, надеясь превратить их отношения в нечто существенное за восемнадцать проведенных вдвоем месяцев?

– Ну что скажешь? – Росс взял ее за подбородок и приподнял лицо. От его прикосновения по телу Клэр прокатилась волна огня. В этих мимолетных, ничего не значащих прикосновениях скрывалась опасность. Она могла неожиданно взорваться или, наоборот, расслабиться… а Росс рассмеяться либо рассердиться.

– Моя тетя будет против этой затеи, – спокойно ответила она. – Она начнет плакать, а я не могу смотреть, как дорогие мне люди плачут.

– Я тоже. А ты очень плаксивая? – пошутил он.

Клэр покачала головой, встала с кушетки и подошла к распахнутому окну. Любовь и страдание слились в ней воедино. Росс заметил как бы невзначай, что она произвела на него глубокое впечатление, не такое, как другие женщины, которых он знал. Он хотел жениться на Клэр. А она не могла не поддаться искушению почувствовать под ногами палубу корабля, вдохнуть соленого морского воздуха под пологом неведомого бирюзового неба.

Внезапно она ощутила его близость. Табачный дым ударил в ноздри. Росс слегка задел ее плечо рукавом пиджака. Клэр знала, что стоит ей обернуться и заглянуть в его серые глаза, как тысячи мельчайших игл вопьются в ее сердце. Ни у одного другого мужчины на свете не было таких стальных глаз, ленивой улыбки, прямого носа с маленькой горбинкой. Росс Брэннан…

– Скажи еще раз, что меня ожидает в тропиках? – попросила она, чувствуя себя человеком, нуждающимся в горьком лекарстве от лихорадки.

– Невыносимая жара, насекомые-паразиты, шанс заболеть малярией и долгие месяцы монотонной жизни, – перечислил Росс.

– Только чокнутый может согласиться на все это, – тихо заметила Клэр.

Они напряженно смотрели друг на друга, потом Росс отвел взгляд и отошел в сторону.

– Наверное, это была сумасшедшая, бестолковая затея, – сказал он с легким раздражением, уставившись в окно. – Забудь. Будем считать, что я никогда ничего тебе не предлагал.

И когда он это сказал, Клэр поняла, что никогда не простит себе, если отпустит его одного. Она не могла так поступить… она слишком сильно его любила.



Клэр была не вполне готова к разговору с тетей о предстоящем браке. Тетя Летти признала, что Росс мог быть весьма милым, когда он того хотел, но остальные его качества заставляли усомниться, будет ли Клэр счастлива в таком союзе. Впоследствии ей предстояло горько пожалеть о своем решении. И вообще, влюбленные молодые люди не всегда поступают разумно.

Тетя Летти не одобряла брак, заключенный по расчету, а ее племянница так и не смогла объяснить, что ее спокойствие и хладнокровие были всего лишь защитной маской для ее истинных чувств. Знал бы только ее отец, что она решилась на брак с



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация