А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Дитя греха
Джулия Джеймс


Греческие магнаты #4
Греческий бизнесмен Алексис Петракис познакомился на званом ужине с англичанкой Райанной, а спустя пять лет случайно узнал, что у него подрастает сын. Богатый грек заподозрил, что мать ребенка собирается его шантажировать…





Джулия Джеймс

Дитя греха





ПРОЛОГ


– Мистер Петракис… – секретарша запнулась. – Извините за беспокойство, но…

Мужчина, сидящий за внушительным письменным столом красного дерева, недовольно сверкнул на нее темными глазами.

– Я же просил не отвлекать меня, мисс Картер! Ни при каких обстоятельствах! – убийственно-вежливо произнес он с легким акцентом.

– Понимаю, сэр, но… она сказала, что звонок срочный…

Алексис Петракис медленно выпрямился и пристально посмотрел на секретаршу.

– Передайте Нэтали Феручиа, что меня совершенно не интересуют ее дела, – бросил он с досадой и снова углубился в бумаги.

– Звонит миссис Уолтерс из департамента социального обслуживания населения – утверждает, что ей необходимо поговорить с вами. Это связано с Райанной Дэвьюс.

Мужчина долго смотрел на секретаршу ничего не выражающим взглядом, словно имя, которое она только что произнесла, было ему незнакомо, однако на его энергичном точеном лице застыло странное выражение.

– Передайте этой миссис, кем бы она там ни была, – четко произнес он, – что Райанна Дэвьюс меня абсолютно не интересует.

– Но она говорит, что речь идет о вашем сыне!




ГЛАВА ПЕРВАЯ


Приготовившись переходить улицу, Райанна ступила на «зебру». Моросил дождь, ветер теребил поднятый верх коляски, в которой сидел Ники. Райанна посмотрела по сторонам и толкнула коляску. В ту же секунду раздался рев мотора, пронзительный визг тормозов, и – удар, да такой силы, что ее отбросило на мостовую. Будто со стороны Райанна услышала отвратительный глухой звук падения своего тела.

Когда Райанна пришла в сознание, ей показалось, что она снова стоит на пешеходном переходе и на нее снова на бешеной скорости мчится автомобиль. Женщина вздрогнула, и резкое движение вызвало боль, пронзившую все тело. Но душевные муки, которые она испытывала, были гораздо сильнее.

Из ее груди вырвался дикий, безумный крик:

– Ники! Ники! Ники!

– Ваш мальчик в безопасности, – ласково сказала медсестра. – Он уцелел, даже не был ранен.

– Ники… Ники, где он? Где?

– За ним присмотрят, пока вам не станет лучше. А теперь попробуйте успокоиться и уснуть. Это сейчас просто необходимо. Хотите, я дам вам снотворное?

Райанна попыталась отрицательно помотать головой. Каждая минута бодрствования приносила ей страдание.

– Я не могу спать! Я должна найти Ники… они взяли его и не отдадут. Я знаю, что не отдадут… знаю. Знаю!

Страх сжимал горло Райанны, она едва могла говорить.

– Вы обязательно получите сына назад, – сказала медсестра. – Он взят под опеку только на время.

– Нет… та женщина… Она сказала, что я не в состоянии ухаживать за ребенком и ему так будет лучше… – она судорожно вцепилась в руку медсестры. – Я должна вернуть Ники. Он – мой сын!

– Я принесу успокоительное, – сказала медсестра и вышла.



О господи, почему? Ну почему социальному работнику приспичило снова явиться именно в тот день? Райанна, только что похоронившая отца, и сама была в ужасном состоянии – она приняла двойную дозу порошка от гриппа и лежала в постели, тяжело дыша, почти без сознания… Ники в это время сидел на полу в гостиной с тарелкой геркулесовой каши и спокойно смотрел мультики.

Райанна точно знала: женщина-соцработник давно невзлюбила ее – с того самого момента, когда впервые вошла в их обшарпанную квартирку. Она с порога безапелляционно заявила, что отец Райанны нуждается в госпитализации – умирающий человек не должен находиться рядом с маленьким ребенком, что самого Ники необходимо определить в детский сад, а его матери следует вернуться на работу.

Нервы Райанны не выдержали. Она сорвалась и накричала на соцработника, не сознавая того, что держит в руке нож для резки овощей, которым до этого чистила на кухне морковку. Когда женщина увидела нож, ее глаза вылезли из орбит. Она заявила Райанне, что та слишком агрессивна и, возможно, опасна для общества.

С того дня все покатилось по наклонной плоскости. Отец мучительно угасал, и Райанне в конечном счете пришлось отправить старика в больницу, где его жизнь оборвал инфаркт. В результате нервного напряжения, болезни, отчаянной попытки уберечь Ники от всего происходящего вокруг Райанна чувствовала себя хуже, чем когда-либо в течение предыдущих пяти суровых, тяжелых лет.

И вот настало то роковое утро, когда представительница департамента социального обслуживания обнаружила, что Ники находится без присмотра, а Райанна – в полубессознательном состоянии.

– Я отдаю распоряжение об опеке, – непреклонно заявила она. – Пока ребенок не пострадал от ваших воинственных наклонностей и полной безответственности! – женщина подозрительно уставилась на остатки порошка от гриппа, рассыпавшегося по ночному столику. – Я передам это на анализ, а затем вернусь со всеми необходимыми документами и заберу мальчика.

С этими словами женщина удалилась. Ужас придал Райанне сил, и, одев Ники, она поспешила к своему врачу, чтобы тот выписал ей какие-нибудь антибиотики и дал справку, что она – не наркоманка и социально не опасна… Все, что угодно, лишь бы добиться отмены распоряжения об опеке!

Но она не успела дойти до поликлиники – мчавшаяся на огромной скорости машина сбила ее на пешеходном переходе.

Когда Райанна пришла в сознание, то обнаружила, что находится в больнице, ее легкие словно охвачены пламенем…

А Ники нет.

Ники… она должна вернуть сына. Она просто умрет без него. А он… о Господи… немыслимо представить его страдания, его смятение. Малыш находится сейчас в чужом доме, где вокруг нет ни одного знакомого лица… а главное – нет мамы, всегда готовой защитить своего сыночка, как она и поступала на протяжении всей его короткой жизни, несмотря на лишения и страдания. Райанне приходилось справляться с безденежьем, с депрессией отца и его постепенной деградацией – как физической, так и умственной. И при этом рядом не было никого, кто мог бы ей помочь и к кому можно было бы обратиться за поддержкой…

Медсестры сочувствовали бедной женщине.

– У вас есть кто-то, кто может присмотреть за мальчиком в ваше отсутствие? Друзья, соседи, родственники?

– Никого.

У нее не было родственников… с тех пор, как она похоронила отца. Друзей тоже не осталось – всех растеряла. Что касается соседей… Она не сумела ни с кем подружиться, пока жила в муниципальных квартирах. Слишком поглощена она была своими проблемами, чтобы тратить время или энергию на посторонних. Кроме того, женщина не желала смириться со своим жалким положением.




ГЛАВА ВТОРАЯ


За окном раздался леденящий кровь вой сирены машины «Скорой помощи», воскресивший в памяти Райанны события пятилетней давности. Тогда ее отца первый раз увезли в больницу – с сердечным приступом, в котором была виновата она, Райанна. Ведь это она рассказала отцу о том, что у «Мондер марин лимитед» появился новый хозяин, и, следовательно, ее инвестиционная программа будет заморожена до тех пор, пока новый собственник, «Петракис интернэшнл», не одобрит ее. Но рассмотрение дела может растянуться на долгие месяцы, в течение которых «Дэвьюс яхт дизайн» будет пребывать в полном неведении относительно того, даст ли корпорация ход спасительному выкупу закладной.

Если же этого не случится, «Дэвьюс яхт дизайн» разорится из-за долгов, а это стало бы для отца Райанны концом света. Он жил ради своей компании, строительство яхт было его призванием, навязчивой идеей.

А дочь ничем не могла ему помочь.

Если только…

Должен же быть какой-то способ ускорить решение о выкупе закладной, подумала она тогда. А если обратиться к руководителям корпорации и убедить их в том, что компания «Дэвьюс яхт дизайн» – выгодное приобретение, ведь книга заказов переполнена, а репутация компании с технической точки зрения абсолютно безупречна?

И почему бы «Петракис интернэшнл» не дать согласие, ведь вложение в «Дэвьюс яхт дизайн» окупится с лихвой…

Однако в «Петракис интернэшнл» Райанне заявили, что существует стандартная корпоративная политика, согласно которой инвестирование всех вновь приобретенных компаний приостанавливается до их полной проверки. Райанна обращалась во все самые высокие инстанции «Петракис интернэшнл», но везде получала один и тот же ответ.

В последней отчаянной попытке она решила добиться аудиенции с главой корпорации – Алексисом Петракисом.

Но личный секретарь мистера Петракиса не оставила девушке никаких надежд. Да, в данный момент глава корпорации находится в Лондоне, но его график полностью расписан, а через три дня он возвращается в Грецию. Возможно, в следующем месяце…

Но в следующем месяце будет уже слишком поздно!

И тут секретарша упомянула, что в последний вечер своего пребывания в Англии мистер Петракис собирался присутствовать на деловом ужине в одном из престижнейших отелей Уэст-Энда.

У Райанны оставался лишь один призрачный шанс.

…Молодая женщина закрыла глаза. Эти воспоминания разъедали ее мозг, словно кислота. Она снова чувствовала себя так, как в тот судьбоносный вечер, когда она, разволновавшаяся до тошноты, сидела за столом в переполненном банкетном зале.

…Было похоже, что Алексис Петракис и не собирался здесь показываться. Райанна приехала в Лондон, истратила целое состояние на входной билет, выбросила уйму денег на новое платье и посещение салона красоты – так неужели все впустую?.. Она даже умудрилась незаметно внести изменения в гостевые карточки, чтобы оказаться за столом рядом с Алексисом Петракисом, вот только его место до сих пор пустовало.

Райанне оставалось только сдаться и уехать домой следующим же поездом, отправиться в больницу и ждать, когда ее отца переведут из отделения интенсивной терапии.

К столу подошел официант и начал проворно расставлять тарелки с закусками. Не успела Райанна пробормотать «благодарю», как свободное место рядом с нею занял человек в черном костюме.

– Извините за опоздание.

Мужчина кивнул нескольким гостям, а потом обернулся к соседке.

– Алексис Петракис, – сказал он, протягивая девушке руку.

Это он? Не может быть!

Алексис Петракис – председатель международной компании – представлялся Райанне лысоватым толстяком среднего возраста, а человек, который только что сел за стол, был… неотразим.

Необыкновенную стать его мускулистой худощавой фигуры подчеркивал безупречный крой смокинга, а ослепительная белизна фрачной сорочки оттеняла его загар.

Строгий овал лица, высокие скулы, прямой нос, резко очерченный подбородок… А губы – подвижные, чувственные…

А глаза – черные, как вулканическое стекло, с золотыми крапинками в глубине…

Эти глаза смотрели на нее, смотрели с абсолютным, сосредоточенным вниманием.

Райанна почувствовала слабость, у нее перехватило дыхание.

– А вы… – в голосе мужчины чувствовалось легкое недоумение.

– Райанна Дэвьюс, – выдохнула девушка и пожала протянутую, ей руку.

Ее сердце бешено колотилось, готовое выскочить из груди.

Алексис Петракис. Это Алексис Петракис…

Девушка с трудом заставила себя приступить к ужину. К счастью, Алексис Петракис кивнул ей, отвернулся и заговорил с одним из гостей. В данный момент они обсуждали результаты деятельности какой-то компании, о которой Райанна никогда не слышала. До нее долетали обрывки непонятных фраз, но она пропускала все мимо ушей, продолжая исподволь разглядывать импозантного соседа.

Райанна еще никогда не видела подобной красоты, от которой просто захватывало дух.

Разумеется, на ее пути встречались весьма привлекательные мужчины. С некоторыми она даже ходила на свидания. Ей очень посчастливилось родиться красивой блондинкой, и это обстоятельство еще с юных лет притягивало к ней восторженные взгляды представителей противоположного пола.

Мать глаз с Райанны не спускала из опасения, что та может безумно влюбиться в первого встречного, как это случилось когда-то с ней самой. Но с тех пор, как полтора года назад она погибла в автомобильной катастрофе, Райанна и думать не могла ни о каких романах.

Потом она разыскала отца и обнаружила, что его компания находится в катастрофическом положении.

Поэтому совершенно неважно, что Алексис Петракис оказался самым красивым мужчиной, которого она когда-либо встречала. Единственная ее задача – заставить этого человека дать разрешение компании «Мондер марин лимитед» на выкуп закладной. Но это не та тема, которую можно поднять во время ужина. Райанна надеялась, что рано или поздно ей удастся улучить момент и поговорить с ним без посторонних.

Девушка сделала большой глоток из бокала. Шампанское оказалось теплым.

– Позвольте мне…

Алексис Петракис прервал разговор со своим собеседником, достал из ведерка со льдом бутылку белого вина и, придирчиво изучив этикетку, наполнил бокал Райанны.

– Спасибо, – выдавила она.

– К вашим услугам, – ответил Алексис Петракис. В его черных глазах промелькнули лукавые золотистые искорки. – Райанна Дэвьюс, – задумчиво произнес он, словно припоминая.

Райанна залилась краской смущения, изо всех сил уверяя себя, что выглядит превосходно в купленном накануне серебристом платье с тонюсенькими бретельками. Ее длинные светлые волосы сверкающим каскадом падали на обнаженную спину, а изящную шею украшало серебряное ожерелье.

– Вы не знаете меня! – вырвалось у девушки.

– Пока нет…

Казалось, что время остановилось.

Необыкновенно привлекательный мужчина смотрел на Райанну в упор, и она позволяла ему это.

И в свою очередь сама пристально глядела в его глаза.

Остаток вечера прошел как в тумане. Райанна что-то кому-то говорила, что-то ела, что-то пила, но при этом находилась словно бы во сне. Все ее помыслы сосредоточились на сидящем рядом импозантном мужчине. Иногда он обращался к Райанне, и каждый раз она так смущалась, что теряла дар речи.

Но вот свою речь завершил последний из выступавших, и это послужило сигналом к окончанию официальной части. В банкетном зале снова стало шумно, и Райанна почувствовала, что все ее внутренности словно клещами сжимают. Алексис был тем человеком – тем единственным человеком, – который мог спасти компанию ее отца.

И именно она должна заставить его сделать это.

В зале царила непринужденная обстановка. Гости продолжили общение в неформальной обстановке – за исключением тех, кто сразу же после ужина поспешил покинуть отель. Райанна понимала: нельзя позволить Алексису Петракису уйти! Необходимо что-то предпринять. Но что?.. Нельзя же просто выпалить: «Пожалуйста, позвольте корпорации «Мондер марин лимитед» выкупить компанию моего отца!»

И тут, когда Райанна почувствовала, что ей вот-вот станет плохо,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация