А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


прокричала женщина и плюнула в сторону Беатрикс.

Несчастная мать тут же лишилась чувств, и стоявшие рядом мужчины подхватили ее.

– Я этого не делала, – прошептала Беатрикс, обращаясь к толпе. – Клянусь, не делала.

– Когда вы наконец подожжете ее логово?! – закричал Дунстан.

Тут петля на шее Беатрикс начала затягиваться, и она непроизвольно приподнялась на цыпочки.

«Помоги мне, папа», – мысленно сказала Беатрикс и закрыла глаза.

Ей вдруг почудилось, что прямо у нее над ухом раздался низкий и грозный рык. И в тот же миг прозвучал чей-то властный окрик:

– Отпустите ее!

Беатрикс открыла глаза и сделала глубокий вдох. На мгновение ей показалось, что она уже умерла и сейчас смотрит на ангела, который вскоре отнесет ее к предкам.

Стройный и худощавый, он появился из чернеющего леса и подходил к ней все ближе. Он был совершенно невозмутим и, судя во всему, вполне уверен в себе. Она сразу же обратила внимание на его светлые волосы, почти белые. Длинные и прямые, они ниспадали ему на плечи и исчезали где-то за спиной. При нем не было ни поклажи, ни оружия, словно незнакомец только что вышел из собственного дома, а не из леса, находившегося в нескольких часах пути от ближайшего человеческого жилья.

Приказ его был адресован лимнийцам, но смотрел он только на Беатрикс. Причем он держался, словно мог одолеть всю толпу одним лишь взмахом руки.

– Я сказал, отпустите мою невесту, – сказал незнакомец.

Лимнийцы таращились на него, раскрыв рты. И никто из них не произносил ни слова, как будто все они лишились дара речи.

И тут незнакомец наконец приблизился к Беатрикс, и толпа в страхе попятилась. А он, все такой же невозмутимый, снял с ее шеи петлю. И в тот же миг Беатрикс вдруг уловила исходивший от него запах – то был цветочный аромат, к которому примешивался легкий запах гари, щекочущий ноздри. Окинув Беатрикс взглядом, он развернул ее спиной к себе, чтобы развязать веревки, стягивавшие ей запястья. И она невольно вскрикнула, когда пальцы его прикоснулись к ее рукам – ее словно огнем обожгло.

В этот момент Дунстан откашлялся и, обращаясь к незнакомцу, проговорил:

– Невеста, говоришь?

Было ясно, что он отнесся к заявлению чужака с недоверием.

– Да, Беатрикс Левенах – моя невеста, – подтвердил незнакомец. – А меня зовут Олдер, – добавил он, чуть помедлив.

– Ах, Олдер, наконец-то!.. – воскликнула Беатрикс. Повернувшись лицом к незнакомцу, она спросила: – Почему же ты не появлялся так долго?

– Я задержался. – Олдер с презрительной усмешкой окинул взглядом толпу. – Да, задержался. Непредвиденно. Прости меня, дорогая. Если бы я знал, что тебе придется жить среди таких варваров, я бы поспешил к тебе, бросив все прочие дела.

– Подожди-ка… – Дунстан приблизился к белоголовому мужчине. – Мы ничего о тебе не знаем, парень. И нам не нравится, что ты помешал нам расправиться с ведьмой. Она убийца. Она нападает на добрых людей, ни в чем не повинных. Люди, которые ей доверяют, а она убивает их в их собственных домах!

Мужчина, назвавший себя Олдером, повернулся к Дунстану. И в тот же миг в ушах Беатрикс как будто прозвучал странный и жуткий хохот – во всяком случае, ей так почудилось.

– Если ты сделаешь еще хоть шаг к Беатрикс Левенах, – проговорил незнакомец, я вырву тебе обе руки и ими же забью тебя до смерти.

Дунстан покраснел от возмущения и досады.

– Меня зовут Олдер де Уайт, – продолжал белоголовый мужчина, обращаясь уже ко всем собравшимся, – а Беатрикс Левенах была обещана мне…

– Шесть лет назад, – пропищала Беатрикс.

– Верно, шесть лет назад, – кивнул Олдер. – Обещана ее отцом…

– Моим отцом Джералдом.

Белоголовый выразительно взглянул на нее, словно сказал: «Довольно».

– Так вот, Джералд Левенах обещал мне свою дочь шесть лет назад, но я не мог все это время заявить на нее свои права ввиду… ввиду непредвиденных обстоятельств. Неотложные дела в моем поместье в Англии задержали меня. И пусть чума падет на головы тех, кто стремится причинить зло главе вашего клана. Что бы сказал на это Джералд?

Мать Тома вышла вперед и заявила:

– Она не глава нашего клана, она ведьма! Она убила моего сына!

Олдер взглянул на труп юноши, потом тихо и с сочувствием в голосе он сказал:

– Милая, подумай: смогла бы женщина, пусть даже женщина Левенах, одолеть такого молодца, как твой Том?

У Беатрикс возникло странное чувство: казалось, она готова была вечно слушать этот голос. Она даже поймала себя на том, что ее тянет положить голову на плечо Олдеру де Уайту.

– Да, он у меня был крепким парнем, – согласилась мать Тома. – Но ведь Левенах – ведьма! А Том ей доверял. Мы все ей доверяли!

Олдер пожал плечами.

– Да, а почему бы ей не доверять? Ведь очень может быть, что она не сделала вам ничего дурного.

Олдер окинул взглядом толпу, и Беатрикс заметила, что многие лимнийцы приблизились к нему; причем лица у них сделались задумчивые и отрешенные.

– Скажите, кто-нибудь из вас видел, как она напала на Тома?

Никто не ответил.

Олдер пристально посмотрел на Дунстана и спросил:

– А может, у тебя есть личные причины для мести?

– Что?.. – Глаза Дунстана расширились.

– Может, ты добивался руки моей невесты, а она тебе отказала? Может, своим отказом она задела твою гордость, поэтому ты хочешь ей за это отомстить? Хочешь драться со мной за честь Левенах?

– Я ведь женатый мужчина! – закричал Дунстан. – Это все из-за убийства Тома, незнакомец! Я тревожусь за людей, с которыми у тебя нет ничего общего, так что…

Но тут Олдер, взяв Беатрикс за локоть, вновь обратился к толпе:

– Сегодня ночью постоялый двор будет закрыт, чтобы у вас было время остудить свои головы и внять доводам рассудка. По вашей милости у моей леди выдался трудный вечер, и я уверен, что ей надо отдохнуть.

Беатрикс раскрыла рот, но что именно ей хотелось сказать, она и сама не знала. Олдер же взглянул на нее, и она отчетливо услышала: «Не говори ничего». Эти слова словно прозвучали у нее в голове.

– В любом случае, – продолжал он, – у меня есть желание поговорить с моей нареченной наедине.

Потащив Беатрикс к дому, он бросил через плечо:

– Мы с вами встретимся утром, при более благоприятных обстоятельствах. А пока…

Он поклонился толпе и с улыбкой сказал:

– Всего вам доброго!

Взглянув на Беатрикс, проворчал:

– Ты не пригласишь меня в дом?

Беатрикс кивнула и с радостной улыбкой воскликнула:

– Олдер, дорогой, заходи же!

– Спасибо, миледи. Я войду. С удовольствием.

Олдер в последний раз взглянул на толпу и прокричал:

– Мы желаем вам всем доброй ночи!

Он подтолкнул Беатрикс к двери, вошел следом за ней и тотчас же закрыл дверь на засов. После этого они молча прошли в пустой зал. Со вздохом опустившись на стул, Олдер сказал себе: «Как удачно все получилось, даже не верится…» Снова вздохнув, он взглянул на женщину Левенах, стоявшую всего в нескольких шагах от него. Рот ее был чуть приоткрыт, а между бровями цвета ржавчины пролегла складка.

– Добро пожаловать, – подсказал ей Олдер. – Ты ведь это хотела мне сказать?

– Ты пришел… – пробормотала Беатрикс. – Ты действительно пришел, Белый Волк.

Олдер смотрел на нее в задумчивости. Догадывалась ли она, кто он такой на самом деле? И если она действительно была такой сильной колдуньей, как говорили о ней люди – а Олдер подозревал, что так оно и было, – то он с тем же успехом мог бы запереться в доме со своим злейшим врагом. На редкость красивым врагом…

Да, она была очень красива, – но когда перед тобой смертельный враг, то, наверное, не так уж и важно, что он предстает перед тобой в облике столь роскошной женщины.

– Белый Волк? – переспросил Олдер. – Что ж, некоторые действительно так меня называют.

– Ты единственный, кто может мне помочь.

– Разве я уже не помог?

– Ты убиваешь чудовищ, – продолжила Левенах. – Убиваешь вампиров, – добавила она, понизив голос до шепота.

Олдер кивнул и тут же спросил:

– А ты? Ты тоже их убиваешь?

На сей раз кивнула Левенах:

– Да, я тоже. Но сейчас моя жизнь… жизнь лимнийцев… Все мы в смертельной опасности. Вампиров становится все больше.

– Ты знаешь, кто тебя преследует? – спросил Олдер и тут же понял, что боится услышать ответ.

– Его зовут Ласло, – прошептала Беатрикс. – Он король вампиров, и он очень стар и опасен.

– Я тоже стар и опасен, – ответил Олдер, не вполне понимая, зачем об этом говорит. – Хотя, возможно, не настолько стар, как он.

– Конечно, не настолько. – Она едва заметно улыбнулась, но тут же снова стала серьезной. – Почему ты меня искал?

– Я ищу Ласло. Он кое-что у меня украл много лет назад. Я пришел, чтобы вернуть себе украденное и уничтожить его. Но сейчас, Беатрикс Левенах, только ты можешь помочь мне.

Она промолчала и он спросил:

– Ты живешь тут одна?

– Да, одна. Мой отец умер три месяца назад.

Олдер взглянул на нее с усмешкой.

– Его ведь зовут Джералд, не так ли?

Она рассмеялась.

– Да, верно. Удачно мы их разыграли, правда?

– Выходит, нареченного у тебя нет? И мне не придется драться с твоим разъяренным поклонником?

– Нет, не придется. А насчет жениха… Это было придумано, чтобы потянуть время, дурача местных жителей до твоего прихода. Мой отец сказал мне, что ты обязательно должен прийти.

– Неужели?

– Да, он так сказал.

Олдер решил сменить тему.

– Ты охотишься по ночам? – спросил он.

Левенах кивнула:

– Да, после того, как закрывается постоялый двор. После полуночи. Я сплю днем, а на закате снова открываю постоялый двор.

У Олдера радостно забилось сердце. Все складывалось даже слишком удачно.

– Тогда мы оба будем охотиться по ночам.

Беатрикс окинула его взглядом с головы до пят, и Олдер почувствовал, что штаны становятся тесными.

– А где твои колья? – спросила она неожиданно.

– Но ведь я… У меня их в данный момент при себе нет.

– Ты можешь взять колья из моих запасов, – ответила Левенах. – Они очень старые. Не раз были в употреблении и весьма надежные.

– Благодарю, – кивнул Олдер.

И тут подумал, что лучше бы сам содрал с себя шкуру, чем прикоснулся бы к одному из этих древних орудий.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга, потом Беатрикс спросила:

– Так мы будем притворяться перед лимнийцами женихом и невестой?

– Я думаю, что в данных обстоятельствах это был бы лучший выход. А ты тоже так считаешь?

– Да, конечно. Но что потом, когда мы убьем Ласло и остальных? Что мы скажем людям?

Олдер поймал себя на том, что пристально смотрит на ее изящную шею, туда, где билась голубая жилка. Он уже слышал властный зов крови, и ему хотелось схватить ее прямо сейчас и опрокинуть на один из этих грубо сколоченных столов. Да-да, ему хотелось разом утолить обе свои страсти – страсть вампира и страсть мужчины.

– Так что же мы скажем людям? – повторила она свой вопрос.

Олдер пожал плечами:

– Возможно, тебе вообще ничего не придется им говорить.

Она кивнула, словно ее вполне устроил его ответ.

– Что ж, тогда я покажу тебе твою комнату. Сегодня Охота будет легкой – луна идет на убыль, и вампиры не такие активные.

Она направилась к узкой лестнице. Олдер окинул взглядом ее стройную фигуру. Потом поднялся со стула и молча последовал за женщиной Левенах на верхний этаж.

Да, луна действительно шла на убыль, но это вовсе не означало, что пойдет на убыль пламя, бушевавшее в его груди.




Глава 5


В лабиринтах извилистых подземных пещер, которые и были его дворцом, Ласло ле Морт восседал в своем любимом кресле. Это кресло, своего рода трон, было изготовлено с особым усердием и тщанием из костей павших от его клыков врагов, поэтому Ласло весьма ценил его. Выбеленное временем, королевское кресло внушало ужас всякому – как и сам Ласло. Конечно, кресло это могло показаться жестким и неудобным – ни мягкого тюфяка, ни подбитой ватой спинки, – однако хозяин подземелья считал его очень уютным. Сидя в нем, Ласло чувствовал себя одним из немногих избранных, существом, наделенным неограниченной властью. Более того: восседая на своем костяном троне, Ласло ощущал себя властелином мира, именно поэтому он усаживался в свое любимое кресло всякий раз, когда представлялась возможность.

Но в этот закатный час даже сидение на королевском троне не радовало Ласло, и на узком лице с короткой бородкой не было обычной холодной улыбки. Король вампиров Лимнийского леса был чрезвычайно озабочен.

Олдер де Уайт вернулся. И он поселился в доме Левенах. Возможно, белоголовый кровопийца вошел в жилище ведьмы лишь затем, чтобы убить ее без лишних свидетелей, и в этом случае король вампиров мог бы только радоваться такому повороту судьбы – выпив ее крови, Олдер снова сделается смертным и вновь станет для Ласло легкой добычей.

Да, Олдер де Уайт вернулся, и Ласло тревожило само по себе это неожиданное возвращение. Когда-то король вампиров лично испил крови честолюбивого смертного и забрал его душу. Тогда, сто лет назад, колдуньи Левенах заговорили лес, чтобы не позволить Ласло и его отпрыскам захватить колодец, находившийся в самом сердце этого леса. Потому Ласло и заманил в нагорье простодушного смертного, пообещав сделать англичанина хозяином здешних земель. Он выбрал юного и честолюбивого Олдера де Уайта за его неуемную жадность – жадность ослепила его и помешала разглядеть в Ласло опасного врага, помешала распознать короля вампиров.

План Ласло удался, и его кровожадные отпрыски подобрались совсем близко к источнику, к заколдованной воде, которая, как говорилось в древних сказаниях, даст ему вечную власть над этим мрачным клочком шотландской земли и над людьми, здесь живущими. К несчастью для себя, Олдер де Уайт слишком поздно понял свою ошибку – лишь тогда, когда Ласло вонзился клыками в шею гордого англичанина и тем обесчестил его навечно. И то, что Олдер вопил тогда



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация