А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Ложное обвинение
Элизабет Уолкер


Мужчины, не обремененные семьей, редко добровольно признают себя отцами, особенно если дело доходит до суда. Ответчик по иску Брэд Макинтош вызывает у Мартины сочувствие и симпатию, несмотря на некрасивую историю, в которой он замешан. Ей предстоит не только решить, кто прав, но и сделать собственный выбор – связать ли ей свою судьбу с этим мужчиной?





Элизабет Уолкер

Ложное обвинение





Глава 1


– Что, черт возьми, это значит? – рявкнул мужчина, бросая повестку на стол Мартины.

Подняв глаза, она очень удивилась, потому что никак не ожидала услышать подобный рык от человека, рост которого не превышал метра семидесяти. Он был крепко сбит, но при этом худощав. Его черные вьющиеся волосы непокорно топорщились, а брови были густыми и кустистыми. Ясные голубые глаза смотрели недоверчиво и настороженно.

Мартина взяла повестку, к которой все еще была прикреплена визитная карточка, гласившая:



«Мартина Вудс, детектив, Отдел по установлению отцовства, Бюро поддержки семьи».


Он мог бы просто позвонить ей. Именно для этого и предназначалась карточка, но многие мужчины предпочитали являться в бюро лично. Мартина бросила взгляд на имя, написанное на повестке.

– Мистер Макинтош? Садитесь, пожалуйста, – вежливо проговорила она.

На мгновение ей показалось, что посетитель откажется принять приглашение, но он все-таки опустился на стул возле ее письменного стола.

– Это какая-то ошибка, – уверенно заявил он. – Я не тот человек, который вам нужен!

Мартина открыла шкаф, где хранились папки с документами. Возможно, он тут и впрямь ни при чем. Ей редко приходилось встречаться с мужчинами, чей взгляд заставил бы ее усомниться в своей правоте. Мартина извлекла одну из папок, аккуратно положила ее на стол и закрыла дверцу. Затем она отыскала нужную страницу и вслух прочитала:

– «Брэд Макинтош, тридцать пять лет, владелец фирмы по поставкам строительных материалов. Разведен, имеет тринадцатилетнюю дочь. Проживает на Либерти-стрит. Машина: старая «Вольво» голубого цвета. Играет в теннис, увлекается спортивной ходьбой и плаванием».

Мартина подняла на собеседника вопросительный взгляд.

– Все верно? – спросила она, смотря мужчине в глаза.

Вместо ответа он с подозрением осведомился:

– Где вы раздобыли всю эту информацию?

– Эти факты нам сообщила Лидия Браун, – спокойно произнесла Мартина, не сводя с мужчины внимательного взгляда.

– Я не знаю никакой Лидии Браун, – отрезал мистер Макинтош и придвинул свой стул почти вплотную к ее столу.

Мартина пожала плечами. Что ж, ей не привыкать. Мужчины почти всегда отрицают свою причастность к такого рода делам.

– Но зато, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более внушительно, – Лидия Браун отлично знает вас, мистер Макинтош. Она утверждает, что вы отец ее ребенка.

Он взъерошил свои густые вьющиеся волосы и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Повторяю, что мне неизвестна женщина по имени Лидия Браун, – настойчиво произнес он. – Неужели вы считаете, что я способен забыть мать собственного ребенка?

Его слова прозвучали очень убедительно, однако Мартина лишь усмехнулась.

– Многие забывают, мистер Макинтош, – уверенно заявила она. – Зачастую мужчины попросту не хотят слышать ни о каком ребенке. Лидия говорила мне, что скрыла от вас свою беременность. Но со временем она все же обратилась в наше бюро, потому что надеется на алименты.

Брэд подался вперед, пристально глядя женщине в лицо.

– Черт возьми, да поймите же наконец, что я в глаза не видел этой женщины! – взорвался он.

– Я все понимаю, – спокойно отозвалась Мартина. – Вы не оригинальны, мистер Макинтош, подобные слова я слышала от каждого второго мужчины, являющегося сюда.

– Но я же не лгу! Как мне переубедить вас?! – вскричал Брэд, от возмущения подпрыгнув на стуле.

– Вам предстоит переубедить не меня, а суд, – холодно пояснила Мартина. – У вас есть два выхода: либо добровольно согласиться выплачивать алименты, либо ждать, когда против вас будет выдвинуто официальное обвинение, что произойдет ровно через месяц. Кроме того, вы можете сдать кровь на тест. Впрочем, я полагаю, вы намерены упорствовать и отрицать свое отцовство.

– Именно так! – И он опять провел рукой по волосам. – Идиотизм какой-то! Я не позволю незнакомой женщине облыжно обвинять меня.

– В таком случае, мистер Макинтош, полагаю, вам следует нанять хорошего адвоката. – И Мартина откинулась на спинку стула, давая понять, что разговор окончен.

Но Брэд Макинтош даже не пошевелился. Его бездонные голубые глаза, заставляющие вспомнить о холодных северных озерах, пылали праведным гневом.

– Я не хочу нанимать адвоката, – с яростью заявил он. – Все адвокаты подлые кровопийцы, и я не нуждаюсь в их услугах, потому что не совершил ничего противозаконного.

Губы Мартины тронула легкая улыбка.

– Мне кажется, у вас был неудачный опыт общения с юристами, – заметила она. – И все же на вашем месте я бы обратилась к адвокату.

– Хорошо, я подумаю об этом, – неуверенно произнес Брэд и резко вскочил, продолжая сверлить ее взглядом.

Хотя посетитель и не отличался большим ростом, он все же был много выше Мартины. Мужчина внимательно рассматривал ее коротко стриженные кудрявые волосы, курносый носик и большие серые глаза. Вероятно, он, как и большинство посетителей, пришел к выводу, что она совсем не похожа на детектива. На прощание Мартина не подала ему руки, так как поняла, что он не желает этого. Мистер Макинтош явно негодовал. Впрочем, мужчины редко добровольно признают себя отцами. Скорее всего Мартине придется обращаться к прокурору – только так можно вынудить мистера Макинтоша платить Лидии Браун положенные ей по закону деньги.

– Почему я узнаю об этом только сейчас? – неожиданно спросил он от дверей кабинета.

– Вы имеете в виду, что мы должны были поговорить с вами, прежде чем слать повестку? – уточнила Мартина, внимательно следя за выражением его лица.

– Со мной должны были поговорить тогда, когда ребенок только появился на свет! – воскликнул он.

– Большинство мужчин отрицают свое отцовство, а тест на кровь можно сдавать лишь после того, как младенцу исполнится шесть месяцев, – пояснила Мартина.

– Почему? – удивился посетитель.

– Потому что некоторые антигены у малыша еще недостаточно развиты, а вены такие крохотные, что из них нельзя взять кровь, – терпеливо объясняла она.

Макинтош встряхнул головой.

– Предположим. Но что показывает этот ваш тест? – осведомился он.

– Тест помогает доказать, что данный мужчина не является отцом. Такие тесты, отрицающие отцовство, применяются довольно давно. Если вы говорите правду, тест подтвердит ваши слова. Теперь исследуются не только красные кровяные тельца, но и ДНК, протеины и ферменты сыворотки. Вероятность ошибки ничтожно мала, примерно полпроцента.

– Отлично! – сказал он и впервые улыбнулся. – Тогда мне не о чем беспокоиться.

Посетитель кивнул и направился было к выходу, но Мартина остановила его.

– Мистер Макинтош, вы забыли вот это. – Она протянула ему повестку. – Очень важно, чтобы вы в течение тридцати дней ответили суду. Вы можете сделать это лично или поручить дело своему адвокату.

Брэд, нахмурившись, взял повестку.

– И что потом? – тихо спросил он.

– После того как результаты теста будут готовы, – ответила Мартина, – вас пригласят явиться на судебное заседание. Если у судьи возникнут какие-то вопросы, то слушание могут отложить месяцев на девять, а то и на год. Иногда ответчику приходится все это время платить матери ребенка алименты.

– Значит, вы думаете, я лгу? – В глазах Брэда вспыхнул гнев. – Но ведь эти тесты на кровь так совершенны, что почти все мужчины, приходящие сюда, наверняка бывают оправданы!

– А вы думаете, что лгут матери? – спокойно спросила Мартина. – Так вот, мистер Макинтош, всего лишь пятнадцать процентов мужчин оказываются обвиненными напрасно.

Брэд пристально посмотрел на нее, сунул повестку в карман своей зеленой парки и вышел. Некоторое время она смотрела ему вслед. Мужчина удалялся очень быстро, едва ли не бегом, и Мартина поняла, что его душит гнев. Наверное, он сейчас же отправится в бассейн, чтобы проплыть там милю-другую и успокоиться, или же на теннисный корт – сыграть несколько сетов.

– А чего он, собственно, ожидал? – вслух спрашивала себя Мартина. – Что я немедленно поверю ему и скажу что-то вроде: «Если все обстоит именно так, мистер Макинтош, то вы можете порвать повестку и забыть о ней»?

Мартина усмехнулась. Да, он не походил на ее обычных посетителей, но вел себя в точности, как они. Предполагаемые отцы могли кричать, скандалить и даже угрожать ей, но у нее на руках были документы, почти всегда свидетельствующие не в их пользу.

Однако Брэд Макинтош никак не шел у нее из головы. Его голубые глаза были глазами честного человека, и, встреться он Мартине в другом месте и при других обстоятельствах, она, пожалуй, решила бы, что он вовсе не умеет лгать. Впрочем, работа приучила ее не доверять первому впечатлению. Она опять раскрыла папку и принялась перелистывать страницы.

Не было никаких причин сомневаться в искренности Лидии Браун. Она была очень молода, ей едва исполнилось девятнадцать. Стесняясь и опустив голову, она рассказывала Мартине, как год назад ушла из дому и отправилась вместе с подругой автостопом в Сан-Франциско. Спустя несколько недель подруга подалась куда-то на север, и Лидия осталась в огромном незнакомом городе совершенно одна. К счастью, она вскоре нашла себе место официантки и поселилась в скромной квартирке на Валенсия-стрит. Ее домовладелец никак не соглашался чинить водопровод, и потому ей самой пришлось отправиться в хозяйственный отдел огромного магазина, торгующего строительными материалами и сопутствующими товарами от крупной фирмы по поставкам тех же стройматериалов.

Там-то она и встретила Брэда, который не только помог ей выбрать необходимое, но и предложил свои услуги в качестве слесаря. Не имея ни малейшего представления о том, как устроен кран, она с радостью согласилась. Да, пожалуй, Лидии не стоило этого делать, но подобные истории случаются очень часто. Их отношения продолжались два месяца, а потом – и это было единственное слабое звено в ее рассказе – произошел внезапный разрыв.

– Я больше ничего не слышала о нем, – говорила Лидия, потупив глаза.

– Почему вы скрыли от него свою беременность? – спросила Мартина.

– Сначала я еще не была уверена, что беременна, а потом… – Лидия умолкла.

– Так почему же вы не позвонили ему после того, как побывали у врача? – Задавая очередной вопрос, Мартина смотрела прямо в глаза юной матери.

– Потому что это мой ребенок, только мой, – взволнованно проговорила Лидия. – Брэд бы обязательно накричал на меня, а денег все равно бы не дал. Я до последнего работала, но, когда беременность уже нельзя было скрыть, меня уволили, и я никуда больше не смогла устроиться.

– А что случилось после рождения дочери? – поинтересовалась Мартина.

– Мне не хотелось звонить Брэду. Я думала, что сама смогу позаботиться о малышке, но мне не хватило денег на няню, так что работать я пока не могу. То есть я как-то устроилась в одно место и пригласила няню, но Шэрил вскоре заболела, мне пришлось остаться с ней, и меня тут же уволили, – закончила Лидия свою горестную историю.

Нет, требования молоденькой женщины абсолютно правомерны. Мартина видела, с какой нежностью смотрела она на дочку, как целовала ее, приглаживая непослушные волосики. Может, когда девочка подрастет, Лидия подыщет себе работу и сумеет выкарабкаться из нищеты. Пока же Мартине предстояло проследить за тем, чтобы Брэд Макинтош выплачивал положенные алименты. В этом случае Обществу защиты матерей-одиночек не придется взваливать на себя все бремя забот о Лидии.

Нет ничего странного и в том, что Макинтош выбрал себе в подружки восемнадцатилетнюю девчонку. Лидия была очень миловидна и очень простодушна, а такое сочетание весьма привлекает некоторых мужчин. Мартина закрыла папку и вернула ее в шкаф. Стоит пока забыть об этом деле. Пусть все идет так, как положено.

Мартина направилась к своему письменному столу и только сейчас увидела возле него Вирджинию Родригес.

– Что, предполагаемый отец? – спросила Вирджиния, кивая в ту сторону, куда удалился Брэд.

– Да, причем один из тех, кто яростно отрицает свое отцовство. – И Мартина встряхнула головой, пытаясь избавиться от какого-то неясного волнения. – Пойдем перекусим? – Пойдем, – согласилась Вирджиния, сняв очки, которые она использовала только для чтения. – Не расстраивайся из-за него, Мартина. По-моему, он вполне может позволить себе оплатить услуги любого адвоката. Его куртка стоит не меньше ста пятидесяти долларов. Я присмотрела похожую для Пабло в одном каталоге. Хочу подарить ему на день рождения.

– Он, кстати сказать, ненавидит адвокатов и называет их подлыми кровопийцами, – сообщила подруге Мартина.

Вирджиния рассмеялась.

– Ишь какой! И красавец к тому же. Я бы на твоем месте была с ним поосторожнее.

– Ладно, буду, – серьезно ответила Мартина, беря свою сумочку.



Брэд выскочил из здания на углу Десятой авеню и Фолсом-стрит таким раздраженным, каким он давно уже себя не помнил. Да как посмела эта пигалица не поверить ему?! Он был раздосадован еще и тем, что, выходя из своего офиса, столкнулся в дверях с человеком, который вручил ему эту злосчастную повестку. Несколько его подчиненных стали невольными свидетелями этой сцены и наверняка решили, что их шеф – закоренелый преступник. Он, конечно, сказал, что немедленно пойдет и уладит это маленькое недоразумение, но в душе у него все равно остался неприятный осадок.

Брэд зябко передернул плечами и застегнул куртку – апрельское утро выдалось не по-весеннему холодным. Его офис находился всего в нескольких кварталах, и он решил, что быстрая ходьба умерит его гнев. Как отвратительно быть обвиненным в том, в чем ты не виноват! Надо же – отец ребенка, о матери которого ты и понятия не имеешь!

Он шагал по тротуару и вырабатывал план действий. Для начала надо проверить, не работала ли когда-нибудь эта Лидия Браун в его фирме. Скорее всего да, иначе откуда бы ей знать о нем так много? Тут Брэд сердито нахмурился, потому что мимо стремительно пронесся на велосипеде посыльный из какого-то магазина; малый ловко лавировал в



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация