А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


КЛЮЧИ К ИЗМЕРЕНИЯМ

ОХОТНИКИ ДЖУНДАГАИ

 

Кеннет БАЛМЕР

Перевод с английского В.Зари

 

Глава 1

 

     Весь день Йенси работал в скучной и утомительной конторе, поэтому вечерами он любил посещать спортивный клуб и поддерживать тело в форме, занимаясь борьбой и карате, а также упражнять остроту глаза стрельбой по мишени. Он довольно неплохо стрелял и столь же неплохо знал дзю-до, и когда случалось, что дни соревнований по этим видам спорта совпадали, ни одна команда не хотела его отпускать.

     - Слушай, Ки, - терпеливо говорил ему Макси Фельдштейн, разводя руками. Сквозь стеклянные двери клуба, в фойе которого они стояли, виднелся пейзаж зимнего Манхеттена во всей его черно-белой контрастности. - Ты же можешь пострелять в "Игреке", а потом успеть вовремя вернуться сюда. Я поставлю твой выход в конце...

     - Это значит, придется брать такси.

     - Ну так замечательно! Клуб себе это вполне может позволить. Будешь бороться с Тигром О'Мэли.

     - Я ему кое-что должен, - задумчиво заметил Йенси.

      Фельдштейн просиял.

     - Так-то лучше, Ки!

     - Ну, тогда ладно, Макси. Ставь меня в списки.

     Тимоти, он же самозванный "Тигр" О'Мэли, нуждался в хорошей взбучке и Йенси чувствовал тепло в животе и совсем не подобающее цивилизованному человеку удовольствие при мысли об этой перспективе.

     В "Игреке" его команда отстрелялась хорошо, и лично Йенси набрал вполне удовлетворительное число очков. Образ Тигра О'Мэли маячил перед ним, когда он смотрел в прицел, укрепляя его глаз и руку. Винтовка выплевывала огонь, неподвижно зажатая каменной хваткой.

     Он даже превзошел Роки, чемпиона команды по скорости выхватывания револьвера, который также неплохо управлялся с карабином, и это заставляло Йенси с еще большим нетерпением ждать предстоящего поединка с О'Мэли. Роки держал у себя дома, в Бруклине, "Маузер" калибра 0.423 и время от времени они лениво обсуждали, как рано или поздно поедут в Африку, пострелять по настоящей мишени, сопоставимой размерами с человеком...

     - Дай О'Мэли лишнего тычка от моего имени, Ки, - крикнул Роки, когда Йенси бросился к такси, подкатившему к обочине, со своим старым "Винчестером", Модель 72, в брезентовом чехле под мышкой. Такси тронулось с места, провизжав шинами и унося клиента, подсевшего с другой стороны.

     - Проклятие! - взвыл Йенси в гневе.

     Он огляделся вокруг, но, как всегда и бывает в таких случаях, не увидел больше поблизости пустых такси. Йенси пригнул голову, защищаясь от режущего ночного ветра, и двинулся быстрым шагом по тротуару. Идти было не так уж далеко, особенно для настолько подготовленного физически человека, как он, а мысль об О'Мэли согревала его. Йенси пересек улицу и направился в переулок, который должен был вывести его к следующему кварталу и помочь таким образом избежать значительного крюка. Он держался настороже, на случай, если появятся уличные грабители, и был уверен в своей способности искалечить любого, кто осмелится ему досаждать, голыми ли руками или иначе. Заряженная винтовка под мышкой окажется неожиданным аргументом для хитрого парня с пистолетом, так что...

     Но к тому, что Йенси вдруг увидел, он все-таки оказался неподготовлен.

     Он даже сначала не поверил тому, что видит. А увидел он, как из дверей неожиданно выпадает молодая девушка в каком-то безумном наряде стриптизерки и бросается бежать, крича и визжа, по продутому ветром переулку. Горло ее охватывал ошейник, к которому была прикреплена длинная, тонкая и блестящая цепочка.

     Йенси разинул рот. Затем из той же двери появился человек, державший другой конец цепочки. Он был одет в меховую шубу, несколько напоминавшую женскую, и металлическую шляпу с гребнем. Лицо его, темное само по себе, находилось к тому же в тени, но стоило пробежать по нему случайному отблеску света, и глаза незнакомца сверкнули так, что Йенси невольно напрягся и сжал покрепче винтовку.

     Человек прокричал что-то, показавшееся Йенси неразборчивым - голос у него оказался хриплым и грубым - а потом ударил девушку по лицу. Единственное слово, которое Йенси разобрал, звучало как "стихла!", и в следующий миг Йенси с криком прыгнул вперед, зная, что он богом проклятый идиот, раз вмешивается во что-то, никак его не касающееся, но совершенно бессильный себя остановить.

     Вид побелевшего лица девушки, гневного и страдающего, совершенно необычайно подействовал на Йенси в том глухом ночном переулочке.

     Человек нажал рычажок на браслете, украшавшем его запястье, и девушка изогнулась, дугой выгнув спину, выпятив грудь и раскрыв рот в крике.

     Человек в мехах закричал на нее снова - и опять-таки Йенси разобрал лишь единственное слово, напоминающее по звучанию "джундагай". И еще раз повторил: "стихла". Если это слово не служило грубым выражением презрения, то Йенси не приходилось самому изрыгать в свое время некоторое количество таких выражений. Он устремился вперед. А потом, потом... О нет, вне себя мысленно прокричал Йенси, это же безумие!

     Ибо девушка и человек - исчезли.

     Йенси с глупым видом огляделся вокруг. Исчезли, пропали, сгинули без следа. Что он видел, то видел. Все-таки Йенси заглянул в темный дверной проем, прошел через переулок, чтобы осмотреть подворотню напротив. Они никак не могли туда попасть, чтобы он не увидел, как они двигаются - а они ведь не двигались! Только что они стояли здесь и боролись, миг - и их не стало.

     Люди не исчезают так просто с лица Земли, не правда ли? Ветер все дул, холодный и липкий. Йенси поднял повыше воротник пальто. Не было никакого смысла здесь околачиваться. К тому же Тигр О'Мэли ждет. Но... но... Вызывать полицию тоже бессмысленно. К тому времени, как она сюда прибудет, Йенси уже и сам перестанет верить в свою историю. Доказательства, парень, где доказательства? Он еще немного поискал в переулке - бессистемно и нехотя. Девушка могла уронить какую-нибудь часть этого дурацкого наряда, сплошь из одних лоскутков, финтифлюшек и бусинок - но Йенси не ожидал ничего найти, и это реалистичное ожидание полностью подтвердилось.

     Глядя вдоль переулка и готовясь уходить, Йенси вдруг услышал шаги и обернулся так резко, что поскользнулся и чуть не потерял винтовку.

     В панике исполнив акробатический трюк, чтобы удержаться на ногах м в то же время не выронить оружие, а заодно еще и вскидывая его рефлекторным движением, чтобы в любой момент суметь воспользоваться им для защиты, Йенси умудрился-таки сохранить равновесие. Приближавшийся к нему человек держал руку в кармане, а лицо его выглядело злым и нетерпеливым, вовсе не готовым легко терпеть всяких идиотов.

     - Прошу прощения, вы здесь сейчас никого не видели? - любезно спросил новоприбывший.

     Йенси догадался, что это его естественная манера выражаться, а такое свирепое выражение на его лицо наложило сильное беспокойство о чем-то. Он носил стильные очки без оправы, а его подтянутая атлетическая фигура, облаченная в английское пальто и движущаяся с уверенной легкостью, выдавала человека, не прекращающего тренировок.

     - Да... Нет! - ответил Йенси и еще сильней почувствовал себя дураком.

     Улыбка у этого человека была по-настоящему приятной. Он сказал:

     - Понятно. Стало быть, они здесь появились, а потом вновь исчезли. Вот только куда, хотел бы я знать, куда? Последнее замечание явно было им адресовано самому себе.

     Йенси вдруг озарила свежая мысль. Он сглотнул слюну.

     - Если я вам скажу, что видел, как мужчина и девушка, оба очень странного вида, неожиданно появились здесь, а потом... исчезли, вы, наверное, подумаете, будто я какой-нибудь чокнутый...

     - Вовсе нет. Конечно, лучше вам больше никому этого не рассказывать. Никто вам не поверит.

     - Но вы верите?

     - Конечно. Иначе я не стал бы с вами сейчас разговаривать, не так ли?

     Йенси сжал покрепче завернутую в брезент винтовку, остро чувствуя, как иррациональность, полнейшая нелепость всего этого заливает его, как мыльная пена - тарелки в механической мойке.

     - Все эта чертова четверть дюйма, - проворчал он.

     - Прошу прощения?

     - Ничего.

     Йенси был ростом в пять футов, одиннадцать и три четверти дюйма.

     За несколько месяцев до того, как ему исполнилось двадцать один, он измерял себя по крайней мере тридцать раз в день, влезал на лестницу в доме своих родителей и становился к потертому измерителю роста, выпрямляясь вдоль планки. Все знают, что когда тебе исполняется двадцать один, ты перестаешь расти; а для Йенси эта недостающая четверть дюйма означала нечто такое, чего он не мог объяснить словами: словно она должна была отворить волшебные окна в иную сферу воображения, словно она каким-то образом преобразит его и дополнит. С тех пор он ни разу не побеспокоился измерить свой рост.

     Новоприбывший отошел от Йенси и принялся осматривать переулок. Голову он держал чуть набок и напомнил Йенси принюхивающегося пса.

     - Меня зовут Престайн, - сказал он вдруг. - Не будете ли вы так любезны, мистер?..

     - Йенси, - ответил Йенси.

     Он не собирался рассказывать этому парню, да и вообще не рассказывал никому, что его зовут вовсе не Киром, как полагали все, называвшие его Ки. Причина, по которой мать и отец назвали его Клодом, была частью и крохой причины, по которой он так и не вырос на эту злосчастную четверть дюйма.

     - Мистер Йенси, не будете ли вы так добры сказать мне, где именно они исчезли?

     Безумие происходящего уже полностью овладело Йенси. О'Мэли обождет - отправить его броском на мат можно будет и позже. Эта история, похоже, окажется более захватывающей.

     - По-моему, вот здесь, - с сомнением проговорил Йенси.

     - Я тогда был несколько... озадачен.

     Престайн вежливо засмеялся. Он по-прежнему излучал ауру настоятельной спешки, но целиком и полностью себя контролировал. Он перешел в то место, которое указал Йенси, и лицо его тотчас напряглось.

     - Да, мистер Йенси. Это было здесь. Благодарю вас, вы мне очень помогли. Престайн исчез.

     - О, только не это! - взвыл Йенси. Он прижал руки к глазам. Когда он их отнял, Престайна по-прежнему не было. Либо ему как можно скорее нужно нанести визит "дурному доктору", либо вся вселенная сошла с рельсов. Здесь происходило что-то чрезвычайно странное.

     Оттуда, где начинался переулочек, донесся звон металла о металл, шаги и девичий голос, ясный и быстрый:

     - По-моему, Боб пошел сюда. Он быстро учится, но еще пока не очень хорошо чует следы.

     - Конечно, до тебя ему далеко, Сара, ведь ты... - здесь второй голос перешел на другой язык, выходящий за пределы понимания Йенси.

     Он обернулся, чтобы встретить идущих с глубоким, но неискренним смирением.

     К нему приближались трое. Йенси просто стоял, и будь что будет.

     Первой шла девушка, молодая, чрезвычайно подвижная и симпатичная, с гладкими волосами медового оттенка и мягким, скромным, невинным выражением лица - это наверняка была Сара.

     Мужчины: один невысокий, едва на дюйм выше Сары, зато невероятно широкий и мощный, просто по-варварски мощный, с загорелым дьявольским лицом и веселыми моргающими глазками - этакий ходячий заряд динамита, одетый в какую-то кольчугу под рубиново-окрасным плащом и державший в руках длинный меч, которым на вид был способен раскроить противника сверху донизу. Второй - Ки Йенси, не добравший четверти дюйма до шести футов, вынужден был задрать голову, чтобы как следует рассмотреть этого гиганта, чей огромный торс облекали металлические доспехи, соединенные кожаными завязками и который держал такой огромный топор, что Йенси мысленно заморгал, стоило ему подумать, что будет, если лезвие такой ширины и тяжести вопьется в обычную человеческую плоть и кровь. Они переговаривались друг с другом грубыми, хриплыми и веселыми голосами - странные слова перелетали от одного к другому, словно кремовые пирожные в немом фильме.

     - Фезий! Оффа! - укорила их Сара. - Мы же должны следовать за Бобом, а не...

     Низенький человек - назвать его просто "маленьким" не поворачивался язык - пробубнил ей что-то на ухо, в ответ на что Сара стукнула его по плечу и захихикала. Йенси, стоявший в ошеломлении с открытым ртом, заметил, что у каждого из них на голове надето нечто вроде украшенного драгоценными камнями обруча; а потом девушка вежливо обратилась к нему, рассказывая что-то про бал-маскарад.

     - О, конечно, конечно, - согласился Йенси, не двигаясь с места. Он знал, что ноги его сейчас не понесут. Откуда же взялась эта троица?

     - Если вас интересует, видел ли я здесь кого-нибудь, - заявил Йенси, - то ответ: да. Самым первым был этот тип в жестяной шляпе и в шубе, и еще с девушкой, а потом некто, назвавший себя Престайном...

     - Ага! - воскликнула Сара. - Добрый старый Боб. Он должен был оставить нам какой-нибудь ключ.

     - Ключ?

     - Вы сказали ему свое имя?

     Йенси овладела паника.

     - Да, - ответил он, чувствуя, как колотится сердце. - А что, мне не следовало?

     - Конечно, следовало. А теперь скажите нам.

     - Кло... То есть, я хочу сказать, Ки Йенси.

     - Отлично, Ки. По-моему, я знаю, куда отправился Боб. А именно...

     Фезий рявкнул что-то твердое и острое, как бритва.

     - Да, да, Фезий, лапочка. Мы отправляемся. Я думаю, Боб перешел в Зонсферах или в Шосунат. Скоро мы это выясним. Точно на том же месте, где ранее Боб Престайн и человек в шубе



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация