А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Нежная обманщица
Хизер Гротхаус


Трилогия о средневековых воинах #2
Отважный нормандский завоеватель рыцарь Николас Фицтодд, барон Крейн, – большой любитель вина и женщин – однажды с изумлением обнаружил, что его поймала в брачные сети красавица француженка…

Любить обманщицу? Только не это!

Николас готов подарить юной Симоне дю Рош свое имя, но не свое сердце…

И все же очень скоро он влюбляется в молодую супругу и понимает, что встретил наконец женщину, к ногам которой бросит все – и богатство, и жизнь…





Хизер Гротхаус

Нежная обманщица





Пролог


Февраль 1077 года

Англия, близ шотландской границы



– Она оседлает меня, как норовистого жеребца.

– Милорд?

Николас Фицтодд, барон Крейн, бросил взгляд на скакавшего рядом всадника. Лунный свет позволял хорошо разглядеть удивленное лицо командира отряда. Всадники задержались у каменистого берега ручья, который неспешно выбирался из лесной чащи и, почти невидимый, исчезал в темноте, устремляясь к ледяным водам реки Уай. Стояла тихая морозная ночь. Это радовало Николаса. Пусть люди и лошади спокойно отдохнут, думал он, вглядываясь в темные склоны на границе с Уэльсом. Он был уверен – нынешней ночью набега не будет. Даже самые отчаянные храбрецы не рискнут оказаться в ледяных объятиях реки. Границы короля Вильгельма в безопасности. И сам Николас – тоже.

Рэндалл кашлянул и нерешительно уточнил:

– Э… кто вас оседлает?

Николас раздраженно фыркнул:

– Разумеется, моя нареченная.

Его жеребец Великолепный уже напился, и Ник пустил его вскачь.

– Ваша нареченная? – Светловолосый спутник догнал Ника и поскакал рядом по каменистой равнине.

– Вот именно, Рэндалл. – Пока дело не будет сделано, Николас не собирался открывать истинную цель поездки в городок Обни. Он и сам не понимал, что заставило его высказать собственные мрачные мысли вслух, но сейчас был даже рад выговориться. Этот визит был всего лишь формальностью, жестом вежливости по отношению к старому другу. Титул барона давал Нику право взять в жены любую женщину в своих владениях. – Как только я выслушаю доклад лорда Хандаара, я объявлю, что женюсь на его дочери.

Ответом был раскатистый хохот спутника.

– О Боже, сэр! Должно быть, у меня отморозило уши. Мне послышалось, что вы собираетесь жениться!

Реплика спутника больно задела Николаса, но он сдержался. Любого другого Ник зарубил бы на месте, посмей тот столь непочтительно высказаться о намерениях барона.

– Тебе не послышалось, – мрачно произнес Николас. Облачко пара вылетело у него изо рта и тут же застыло ледяным туманом. – Матушка добилась своего – убедила, что мой долг – подарить владениям наследника.

Рэндалл опять рассмеялся, но мощный порыв холодного ветра унес его смех вдаль.

– Что делать, милорд. Никуда не денешься. – Николас услышал, как хлопнула пробка, раздалось бульканье, шипение, и рука Рэндалла протянула ему кожаную флягу. – За новую баронессу Крейн!

Ник схватил фляжку, секунду помедлил, затем сплюнул, пробормотал сквозь зубы:

– Черт возьми! – и хлебнул крепкого напитка. Горло и желудок тотчас обдало горячей волной. Ник вернул Рэндаллу флягу и направил Великолепного вниз по узкой каменистой тропе к городку Обни.

Рэндалл продолжал рассуждать:

– Вам еще повезло. Вы знаете леди Ивлин с рождения. Другие знакомятся с невестами прямо на свадьбе. – Ник только ухмыльнулся. – Вы столько времени провели вместе. Хорошо ладите. Думаете одинаково. Не вижу, какие несчастья может принести такой брак. Конечно, она будет жить вместе с вами в Хартмуре… – Рэндалл помедлил, как будто обдумывая следующие слова. – И спать в вашей постели. Но в этом нет ничего плохого.

Ник промолчал.

– К тому же она красавица, – продолжал подначивать Рэндалл. – У нее роскошные волосы. Кудрявые. Кожа как молоко. Не говоря уже о больших округлых гр…

– Прекрати! – закричал Ник, но не смог удержаться от смеха. Тропа расширилась и превратилась в песчаную дорогу. Взгляду путников открылся Обни. Где-то там, у тусклой свечи, ожидала Ника судьба. И тут уж ничего не поделаешь. Ник придержал коня и мрачно посмотрел на приграничный городок. – Леди Ивлин действительно безупречна. И телом и душой. Она хорошая партия, и, честно говоря, я не женился бы на другой.

Лицо Рэндалла вытянулось.

– Так в чем же дело, милорд?

– В том, что женщина – жена – это хомут. – Ник помотал головой и фыркнул: – Это все Тристан. Если бы брат не попался так глупо, мать скорее всего не стала бы торопить меня с женитьбой. А теперь мой долг – жениться и успокоить ее.

– Мне кажется, лорд Тристан не смотрит на леди Хейт как на хомут. Он…

Ник жестом прервал товарища.

– Не надо обманываться. На нем хомут, как на тягловой лошади. – Резкие слова Ника далеко раскатились в ночной тишине. – Тристан оседлан.

Ник легко соскочил с Великолепного, огляделся, взбежал на каменистый гребень и стал вглядываться в темноту неглубокой долины, которая расстилалась у его ног.

Видит Бог, он, Николас, не позволит себя оседлать! Широко раскинув руки и вдохнув полную грудь морозного воздуха, он закричал в пустоту:

– Николас Фицтодд подчиняется лишь Богу и королю Вильгельму! Клянусь, ни одна женщина не получит власти над ним!

Слова эхом прокатились по долине и стихли. Ник испытал облегчение. Он снова владел собой и чувствовал готовность выполнить то, что ждало его впереди. Брак не изменит его, не сделает ни лучше, ни хуже. Он барон Крейн, в его владениях каждый покоряется его воле.

В два прыжка он соскочил с утеса и взглянул на товарища. Рэндалл иронично приподнял бровь.

– Полегчало? – спросил верный помощник.

– Точно, – усмехнулся Ник, взлетел в седло Великолепного и развернул коня в сторону Обни. – Готов объявить лорду Хандаару добрую весть: я беру в жены его дочь. – И Ник галопом пустился к приграничному городку.



– Лорд Николас. – Увидев входящего в зал Ника, старый Хандаар поднялся из кресла у огня и с гостеприимной улыбкой поклонился. Ник изумился, как постарел Хандаар со времени их последней встречи. – Рад тебя видеть, сынок.

Они обнялись. Вблизи Ник еще отчетливее разглядел признаки старости на лице владельца Обни – морщины стали глубже, седые волосы – реже.

– И я рад, Хандаар. – Ник похлопал старика по костлявой спине и отстранился. – Как дела в Обни?

– Неплохо. На границе спокойно. Мои патрули сообщают, что признаков вторжения нет. Садись, сделай милость.

Ник с удовольствием опустился на мягкое сиденье стула подле Хандаара. Окинув взглядом маленький столик между собой и хозяином, Николас заметил графин и два кубка. Тот, что находился ближе к Хандаару, был наполнен темно-красным вином. Подумав об Ивлин, Ник тотчас почувствовал, что в горле пересохло, язык как будто распух, не позволяя вымолвить ни слова. Ник не сразу заметил, что нервно постукивает ногой, и тут же приструнил себя. Он прекрасно знал: Хандаар и его единственная дочь любят посидеть вечером за кубком, обсуждая события дня.

Похоже, Хандаар прочитал жажду в его взгляде, наполнил кубок вином и со слабой улыбкой протянул его Нику:

– Согрейся с дороги.

– Весьма благодарен. – Ник залпом проглотил вино, и хозяин тут же наполнил кубки снова. Подняв кубок, Ник с улыбкой обратился к Хандаару: – Думаю, леди Ивлин не обрадуется, увидев, что я занял ее место и пью из ее чаши.

Гостю показалось, что от этих слов хозяин чуть вздрогнул. Хандаар ответил с большой осторожностью:

– Сегодня вечером Ивлин не составит мне компанию.

Ник тревожно нахмурился:

– Надеюсь, она здорова?

– Здорова, – устремив взгляд на очаг, отозвался Хандаар. Красные отблески окрасили его усталое лицо. – Вполне здорова.

– Ну и отлично. – Николас не мог понять внезапной перемены в настроении хозяина – такая простая на первый взгляд фраза вдруг погрузила Хандаара в меланхолию, – а потому настойчиво продолжал: – Я хочу поговорить с ней сегодня вечером, если она сможет уделить мне минуту. Надеясь сделать ей сюрприз, я не предупредил о своем визите, хотя, наверное, следовало бы.

Не отводя глаз от огня, старик покачал головой:

– Нет. Дело не в этом. Какая разница – предупредил, не предупредил? – С искаженным болью лицом Хандаар посмотрел прямо в глаза Николасу. – Она еще два дня назад сказала мне, что ты приедешь.

У Николаса глаза полезли на лоб.

– Она сказала? Но откуда…

Хандаар пожал плечами:

– Ты не хуже меня знаешь: Ивлин способна очень остро чувствовать приближение некоторых событий, кроме того, она всегда понимает, что на уме у каждого простолюдина.

Ник усмехнулся, хотя и почувствовал, что стоящая перед ним задача становится все сложнее – поведение Хандаара казалось непонятным. Похоже, в Обни что-то не так.

Лицо Хандаара помрачнело.

– Ты ведь знаешь, Николас, Ивлин тебя любит.

Тяжелый взгляд старика смутил Николаса, грудь сдавило. Нечего ждать! Можно выложить все прямо сейчас.

– Лорд Хандаар, я…

Хандаар резко поднялся, шагнул к очагу и, не оборачиваясь, спросил:

– Как поживает твой брат?

– Ну… – Ник нахмурился. Почему хозяин решился его прервать? Ему и так нелегко приступить к делу, а тут еще придется начинать все сначала. Однако не стоит раздражать старика. – У них родилась дочь. Изабелла. Матушка недавно вернулась из Гринли. Говорит, что город Тристана процветает.

Хандаар, не оборачиваясь, кивнул:

– Значит, баронесса, как всегда, в добром расположении духа?

– О да. – Николас хмыкнул и слегка расслабился. – Как всегда, прекрасна и, как всегда, непреклонна. Преследует меня, как гончая.

Хандаар, не приняв шутливого тона, остался серьезен и промолчал.

Николас вздохнул, с ненужной осторожностью поставил кубок на столик, подался вперед и обхватил колени руками.

– Ее настойчивость и привела меня сегодня в Обни, под ваш кров.

– Я так и понял.

Ник нахмурился, глядя в спину хозяина.

– Хандаар, мне надо серьезно поговорить с вами…

– Не стоит, Николас.

Ник почувствовал, как в нем поднимается волна раздражения.

– Хандаар, друг мой, яви милость, выслушай меня! Для меня это непростое дело, но ты будешь доволен.

Хандаар помолчал, вздохнул и мрачно ответил:

– Что ж, говори, если должен.

– Отлично. – Ник откашлялся и потер руки. – После смерти отца я понял, какое бремя ответственности легло на мои плечи. Дело даже не в постоянных матушкиных уговорах. Я и сам сознаю, что отцовский род необходимо продолжить. Я обязан жениться, ведь я последний из Фицтоддов. – Ник еще раз откашлялся. – Я знаю леди Ивлин с рождения. Ты был другом моего отца и стал для меня вторым отцом. – Голос стал хриплым, Ник быстро отхлебнул из кубка и продолжил: – Баронесса любит Ивлин как собственную дочь. – Ник глубоко вздохнул. Сердце колотилось о ребра с такой силой, как будто собиралось вырваться из груди и броситься наутек. – Клянусь тебе, если Ивлин станет моей женой, она никогда не узнает нужды.

– Это невозможно, – негромко, с мрачной бесстрастностью ответил Хандаар.

Целую минуту Ник молчал, собираясь с мыслями. Он ожидал подобного ответа и подготовился.

– Я знаю, ее обещали монастырю, но, Хандаар… – Ник вскочил. – Я добуду ей свободу. Выплачу аббатисе приданое Ивлин, и тогда твоя дочь сможет выйти за меня замуж.

Хандаар молчал. Ник чувствовал, что теряет терпение.

– Неужели ты не понимаешь? Нельзя допустить, чтобы она поставила крест на своей жизни и вступила в орден! Я знаю, тебе ненавистна мысль о том, что единственное дитя покинет тебя, но теперь этого можно избежать! Ивлин до конца твоих дней будет рядом, о ней позаботится человек, которого ты сам называл сыном. – Ник чувствовал, что говорит убедительно. – Наша свадьба – самый разумный шаг, который только можно придумать.

– Я поклялся Фионе, – заговорил наконец Хандаар. – Прошу тебя, Ник, не будем это больше обсуждать.

– Хандаар, мать Ивлин умерла, – мягко произнес Николас. – А будь леди Фиона жива, неужели она не благословила бы наш союз, увидев, какая прекрасная из нас получается пара?

– Может, и так, – все так же бесстрастно ответил Хандаар. – Только это не важно. Я уже сказал: невозможно.

Никогда еще старый воин не вызывал у Ника такого раздражения.

– Нет, не невозможно! Я барон и обязан заботиться о благополучии своих вассалов. Я не допущу, чтобы жизнь Ивлин была погублена в замшелом приорате, она может прожить ее среди друзей и родственников, в достатке и уюте.

Следующие слова дались Николасу с трудом, но он чувствовал, что сейчас как раз тот случай, когда следует прибегнуть к власти. Теперь он говорил твердо и спокойно, с полным сознанием собственной правоты:

– Хандаар, я барон, и закон позволяет мне выбрать любую невесту. Я сделал свой выбор, и ты ничего не можешь мне противопоставить. – Николас положил руку на согбенное плечо старого друга. – Я уверен, Фиона все поймет. А теперь пошли за леди Ивлин. Надо и ей узнать радостную новость.

Хандаар резко повернулся. Рука Ника повисла в воздухе, и он с тревожным изумлением заметил капли на морщинистых щеках старика. Голос Хандаара звучал твердо, а лицо, несмотря на слезы, оставалось бесстрастным.

– Ник, леди Ивлин уже покинула мой дом.

Слова Хандаара поразили Ника настолько, что он отшатнулся. Его словно по голове ударили.

– Покинула твой дом? Что ты такое говоришь, старик?!

– Она отправилась в монастырь. – Хандаар провел ладонью по лицу. – Два дня назад она предсказала твой приезд.

Ник бессильно опустился на стул, глядя перед собой невидящим взглядом.

– Но… но почему она уехала, если знала, что я уже на пути сюда? Разве мы не были добрыми друзьями?

– Как раз в этом причина такой поспешности, – пояснил Хандаар, вернулся на свое место и налил в кубок вина. – Ты считал свои прежние намеки весьма тонкими, однако Ивлин знала, что ты предложишь ей брак. Ты сам называл подобный поворот событий разумным и желательным.

– Значит… она знала? – Мысли Николаса все еще путались. Он видел, что старый лорд смотрит на него с сочувствием. Должно быть, на лице Ника ясно читались его изумление и разочарование. – И она предпочла мне монастырь?

Хандаар опустил взгляд и покачал головой:

– У нее не было стремления выходить за тебя замуж и рожать детей, которых, как она знала, ты будешь от нее ждать. Ивлин очень серьезно относилась к обету, который я дал Фионе.

Ник скрипнул зубами.

– Она просто глупая и эгоистичная девчонка! С



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация