А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Восемь волшебных желудей
Юрий Дьяконов


Повесть-сказка о приключениях Желудино и его младших братьев.





Юрий Дьяконов

Восемь волшебных желудей





Откуда берутся сказки?





Я всегда завидовал людям, которые умеют придумывать сказки. Помню, ещё в детстве я мечтал сочинить какую-нибудь сказочную историю, но сколько ни пробовал, ничего не получалось. Вот тогда я и подумал впервые: «Откуда берутся сказки?»

Я спрашивал об этом у многих. И все отвечали по-разному. Одни говорили: «Их придумывают бабушки и дедушки». Ну что ж, это правда. Я тоже самую первую сказку про деда, бабу и курочку-рябу услышал от дедушки.

Другие говорили: «Нет, сказки сочиняют писатели». И тоже верно. Вот, например, «Сказка о царе Салтане». Откуда она? Написал её Александр Сергеевич Пушкин. И так хорошо написал, что живёт эта сказка вот уже больше ста лет.

А один мальчик сказал мне, что сказки берутся из бутылки.

– Ты, наверное, ошибся? – говорю я ему.

– Нет, – отвечает он, – я точно знаю! А откуда появился старик Хоттабыч? Тот самый, что говорит: «Ёх-тери-дох-тери-дох-тох-тох», и делает какое хочешь чудо для пионера Вольки… Из бутылки! Он просидел там тысячу лет, вот и напридумывал сказок.

Ну как с ним спорить? Ведь я сам читал про Хоттабыча.

Шли годы. Я стал уже взрослым, но вопрос: «Откуда берутся сказки?» – по-прежнему не давал мне покоя.

Успокоил меня один знаменитый профессор литературы. «Сказки берутся из жизни, – сказал он. – Вокруг нас столько чудесного и удивительного! Если, конечно, смотреть на всё добрыми глазами. Так что – ищите!» И пошёл я куда глаза глядят. Решил: без сказки домой не вернусь!

Иду. На краю города большие, красивые дома стоят. Во дворе дети играют. Спрашиваю одного мальчика:

– Ты сказки сочинять умеешь?

– Нет. Зато я в футбол умею, – сказал так и убежал.

Навстречу мне девочка идёт, торопится.

– С тобой чудеса случались? – спрашиваю.

– Со мной, – говорит, – нет. А вот с Женей Платоновой случались. Да ещё какие! Я побегу, дяденька, она вон опять что-то рассказывает.

«Ага, – думаю. – Вот мне повезло! Пойду послушаю, что эта самая Женя рассказывает…»


* * *

Когда Женя Платонова прошлой весной переехала в посёлок с папой, мамой и дедушкой, про неё никто ничего не знал. А она, оказывается, такая глазастая – просто удивительно.

Сидят ребята на скамейке. По сторонам поглядывают. Чем бы заняться? А Женя в небо уставилась:

– Вон! Вон! Смотрите!

– А чего смотреть?.. Тучи, и всё! – говорит Генка.

– Да как же ты не видишь?! – удивляется Женя. – Вон гора. А на горе – замок с башенкой. А к замку плывёт человек-амфибия…

И правда. Если присмотреться – и гора, и замок с башенкой есть. Только человека-амфибию рассмотреть не успели. Одно облако стало наползать на другое. Всё перемешалось. Скоро и замка не стало. Только опустили головы, Лидка, Женина подружка, как закричит:

– Ох ты-ы! Глядите! Гора. А в горе – дыра. А из дыры медведь выглядывает!

Опять головы вверх задрали. Точно. Медведь. Лохматый такой. Пасть разинул – рычит. Только не слышно. Далеко же очень…

И пошло!.. Один увидел трактор. Другой – верблюда двугорбого. Третий – всадника с головой под мышкой… Целый час на небо смотрели, пока шея не заболела. А всё с Жени началось. Она всегда первой заметит что-нибудь необычное. Или в небе, или на земле, а то и на крохотном кустике.

Когда Женя дома рассказывает свои истории, мама улыбается:

– Ну и фантазёрка ты, дочка! Что с тобой дальше будет?..

Ладно – скажет папа. – Без фантазии жить неинтересно.

А дедушка за Женю совсем горой стоит:

– Человек без фантазии, как птица без крыльев. Если бы человек не имел фантазии, так он бы и колеса не придумал!


* * *

Все подружились с Женей. Один Генка на неё злится и вредничает. Генка вообще такой воображала, каких мало.

Ещё в позапрошлом году, когда все въезжали в новый дом, Генка заявил мальчишкам:

– Зовите меня – Гений. Потому что правильно меня зовут Гений Павлович Бирюлькин! Так меня мама назвала, когда я родился… А гений это знаете кто?.. Гений – это самый умный человек на свете!

Ребятам это не понравилось. И все, даже самые маленькие малыши, стали звать его просто Генкой.

Завидно Генке, что все любят слушать Женины рассказы. И пообещал он такое выдумать, что и во сне не приснится.

Думал он целых три дня, даже в тёмной комнате сидел. Говорят, когда темно и страшно, – лучше придумывается. Генке и правда было страшно, но ничего не придумывалось.

Потом услышал он, как учитель истории рассказывал старшеклассникам, что какой-то древний философ нарочно залез в бочку и жил там, чтобы ему не мешали думать.

Генка спустился в подвал, залез в пустую бочку и закрыл глаза. В бочке было тихо. Пахло рассолом и плесенью… Но и там ничего не придумалось…

И вот однажды утром Бирюлькин вышел во двор и закричал:

– Эй, вы! Идите сюда! Скорей! Со мной такое приключилось! Будете дрожать от страха! Это не то что у Женьки!

– Ну, рассказывай!.. – окружили его ребята.

– Один раз иду я по Америке, – начал Бирюлькин, – а навстречу мне… слон. Я ка-ак закричал на него! А он ка-ак припустит бежать!.. А я ка-а-ак стрельнул в него разрывной бомбой! Так и разорвало его на мелкие кусочки!.. А потом – лев…

– Эх ты! Болтун! – рассердились ребята и пошли прочь.




– Подождите!.. Не уходите! – кричал Генка. – Там ещё про тигра будет!..

Но его и слушать не стали. Сразу видно, что врёт.

Чуть не заревел Бирюлькин с досады. Погрозил Жене кулаком:

Ну, подожди! Я такое сделаю! Такое!.. Вот назло вам стану знаменитым охотником и снайпером!..


* * *

Когда я подсел на скамейку рядом с ребятами, никто меня и не заметил. Все Женю Платонову слушали. И я стал слушать.

Оказывается, всё началось с того воскресенья…




Тайна кукушки, которая живет в часах


В воскресенье утром Женю разбудила Кукушка.

Большие стенные часы зашипели, щёлкнули. Распахнулись маленькие дверцы, из них высунулась птичка с рябенькими перышками и острым носом. Она встрепенулась, разинула широкий клюв и поспешно сказала:

– Ку-ку!..

Женя глянула на часы. Стрелки показывали ровно девять. «А вот я сейчас загадаю, – подумала она. – Если Кукушка ошибётся, значит, сегодня обязательно случится какое-нибудь расчудесное чудо».

Птичка прокуковала восемь раз и спряталась. Дверцы часов ещё подождали, не высунется ли она снова, и сердито захлопнулись.

– Ура-а! Кукушка опять ошиблась! – закричала Женя. – Значит, сегодня будет чудесное-распречу-десное чудо!

Одеяло взлетело вверх. Женя вскочила на ноги и запрыгала по квартире, как весёлый, туго надутый мячик. Раз-два-три! К умывальнику… Радостно загудел кран. Холодные брызги ударили в раковину… Быстро, быстро! Вот уже и постель убрала. Ещё минута – и обута, и одета, и готова в дальний путь.

Она надела свою любимую голубую косынку с белыми горошинами и постучала в дверь дедушкиной комнаты:

– А вот и я!.. А что сегодня будет?


* * *

Кукушка, что живёт в часах, ошибалась уже не первый раз. С самого начала весны она стала частенько путать время.

– Стара, видно, стала! – шутил папа.

А Женя только морщила нос и отворачивалась к стене. У неё было своё мнение, но она пока держала его в секрете.

Женя точно знала, что Кукушка иногда куда-то девается. А потом прилетает снова. Ну, а куда ей летать, если не в рощу?..

Женя много раз слышала там приглушённый расстоянием голос Кукушки. Потихоньку подкрадывалась. Но всякий раз, едва только она приближалась, хитрая птица замолкала. А чуть погодя начинала куковать совсем в другом месте.

Жене очень хотелось знать, кто это играет с ней в прятки. Та кукушка, которая живёт в часах, или совсем другая.

Она бежала домой, садилась перед часами и ждала. Подходило время – дверцы раскрывались, и рябенькая хитруля как ни в чём не бывало появлялась из часов… Женя обиженно поджимала губы. Ей казалось, что карий блестящий глазок птицы смотрит на неё насмешливо.

И всё-таки один раз Кукушка попалась.

Услышав в роще далёкое «ку-ку», Женя стрелой помчалась домой. Мигом взлетела на второй этаж. II как раз вовремя: стрелки показывали час. Раскрылись дверцы… но никто не появился. «Точно. Это она кричала в роще. Только так далеко забралась, что не успела прилететь», – решила Женя.

Целый час она никуда не выходила из комнаты. И когда с перепуга за опоздание Кукушка прокричала вместо двух три раза, Женя сказала ей укоризненно:

– Глупышка. Я же знаю твою тайну. Но я никому не скажу. Только дедушке. Да ты не бойся. Он добрый и тебя никогда не выдаст.

Жене показалось, что крылышки птицы виновато вздрогнули. Но дверцы стали закрываться, и Кукушка исчезла, так ничего и не сказав.




Встреча на ромашковом лужку


Женя с дедушкой прошли мимо больших пятиэтажных домов с весёлыми разноцветными балкончиками. Обогнули белую изгородь школы. Быстренько перебежали широкое асфальтированное шоссе и очутились в роще Красная Весна.

Солнце уже высоко поднялось над землёй. В посёлке душно. По шоссе мчатся, торопятся автомашины. Кричат сердитыми голосами:

– Стой!.. Берегись!.. Раз-дав-лю-у-у!..

Гром железа. Дым. Чад.

А в роще тихо-тихо. И воздух такой вкусный, что его ртом хватать хочется, как клубничное мороженое.

Женя глядела вокруг во все глаза. Она очень боялась пропустить момент, когда начнутся чудеса.

Только подошли они к Ромашковому лужку, как с дерева раздалось:

– Кар-р-р-а!.. Ка-р-р-ра!

Женя посмотрела вверх и закричала:




– Дедушка! Это же наша Kappa! Kappa нашлась!

– А погляди-ка получше, Женечка. Может, ещё кого увидишь, – сказал дедушка.

Ой, правда! И Щеглик тут!

Над самыми их головами, на ветке, сидела молодая чёрная галка с красивой серой манишкой. А рядом – маленький щегол с тёмно-красным колечком вокруг клюва, в нарядном кафтанчике, с ярко-жёлтыми узорами на чёрных боках.

Карра от радости раз двадцать подряд повторила своё имя. А Щеглик, закрыв глаза, закатил такую длинную трель, что чуть не задохнулся…


* * *

Да! Ведь вы совершенно ничего не знаете о Кар-ре и Щеглике. Было это так. Прошлой осенью Женя отняла совсем ещё молоденькую галку Карру у Генки Бирюлькина. У Карры была сломана нога, и он хотел бросить её на съедение рыжему коту по имени Пожар.

Когда Женя взяла её, Карра так клюнула в руку, что потекла кровь. Но Женя всё равно её не бросила. Она же не со зла, а от страху клюнула!

Дома Женя с дедушкой надели Карре на нос резиновое колечко, чтоб не клевалась. Отломали от спичечной коробки лучинки, приложили к поломанной ноге и крепко забинтовали – пусть срастается…

А через месяц появился Щеглик. Рано утром посмотрела Женя в окно, а балкон – как стеклянный. Толстый слой льда вырос на перилах, на цементном полу. Даже верёвка для белья стала толстая-толстая и прозрачная, как сосулька. Гололёд.

– Как красиво! – вскрикнула Женя.

– Красиво-то красиво. Да сколько птиц погибнет в эту непогодь, – грустно сказал дедушка. – Весь корм подо льдом. Не достать. Перышки птицам дождь намочил, а мороз льдом сковал. Вот и конец бедняжкам.



Только проговорил он это, как в стекло что-то стукнуло.

Кинулась Женя к окну. За стеклом какой-то пёстренький комочек виднеется. Выскочила она на балкон и принесла замёрзшего, умирающего щеглёнка…

Всю зиму прожили Карра и Щеглик у Жени.

Сначала они почти не понимали друг друга и ссорились. Потом поближе познакомились и подружились. Нога у галки хорошо срослась. Но белую ленточку лейкопластыря на ноге Карра так и не дала снять.

– Это она себе на память оставить хочет, – догадалась Женя. – Тогда мы ещё красивей сделаем.

Взяла Женя тюбик с бронзовой краской и покрасила колечко на ноге галки. Карре золотое колечко так понравилось, что она то и дело косила на него глазом.

Хоть и хорошо было Карре и Щеглику жить у Жени, но когда пришла весна, они затосковали. И Первого мая Женя выпустила их на волю…

А вот теперь они так неожиданно встретились.


* * *

Женя от радости не могла устоять на месте. Её лёгкие, похожие на пушок одуванчика волосы так и взлетали над головой, как воздушное облачко. Она погладила Щеглика по головке. Поправила на груди Карры растрепавшуюся манишку. Рассказала последние новости. Про стрижей и про новую воробьиную семью, что поселилась под крышей дома. Про кота Пожара, который погнался за удодом и так шлёпнулся с крыши, что чуть не поломал себе все рёбра. Про новую кормушку, что дедушка сделал на балконе.

Карра и Щеглик притихли и с удовольствием позволяли Жене гладить и прихорашивать их перышки.

– Ой, да вы же, наверное, кушать хотите! – спохватилась Женя.




Она мигом достала из карманчика платья кусок белой булки и наскребла чуточку конопляного семени.

– Кушай, Каррочка, булку! Иди сюда, Щеглик! Вот твоя любимая конопля.

Не успели они покончить с завтраком, как прилетели три вороны. Они тяжело опустились на ветку и закаркали.

Должно быть, они кричали что-то очень обидное, потому что Карра так расстроилась, что оставила недоеденную булку и взлетела к ним наверх.

Щеглик склонил головку набок, послушал-послушал, потом бросил свою коноплю и взлетел на помощь Карре.

Ссора наверху всё разгоралась. Маленький Щеглик волновался, взмахивая крылышками, кричал тонким голосом, защищая Карру.

Злая ворона с большущим носом замахнулась, хотела клюнуть его в голову. Но Карра так сердито вскинула крылья, что носатая попятилась.

– Эге! – сказал дедушка. – Пора, кажется, кончать этот разговор. А то дело дойдёт до драки.

Он приложил ладони ко рту и как-то по-особому, по-вороньи, крикнул. Что тут произошло! Вороны с перепугу кудахтнули куриными голосами. Подскочили вверх, будто в них выстрелили из ружья, и, теряя перья, сквозь ветви деревьев кинулись в разные стороны.

Карра тоже взметнула крыльями. Но дедушка успокоил её.

Женя с восторгом смотрела на него:

– Ты волшебник, дедушка! Что ты им сказал?

– Просто попугал этих задир, – улыбнулся дедушка. – Я крикнул им: «Ястреб летит!» Теперь у них от страха три часа хвосты дрожать будут.

– А о



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация