А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Приглашение к греху
Сюзанна Энок


Семья Гриффин #2
Выдать замуж семь дочерей достопочтенного мистера Уитфелда… Превратить провинциальных простушек в принцесс лондонского света… За такое возьмется только безумец – или гений!

Но разве знаменитый повеса и ловелас лорд Гриффин с этим не справится? Уроки начинаются… Ученицы преуспевают…

А самая красивая и остроумная из сестер Уитфелд – Кэролайн – похоже, лучше других усваивает преподанные уроки.

Перед ее чарами не устоять даже искушенному учителю!..





Сюзанна Энок

Приглашение к греху





Глава 1


Лорд Закери Гриффин взял с подноса бокал кларета.

– Господи, да когда же кончится этот вальс! – пробормотал он, глядя на пару танцоров в центре зала.

Мимо него пролетали в танце другие пары, но он их едва замечал. Как, впрочем, и небольшую группу юных леди, пробиравшихся к нему вдоль стены. Они занимали его лишь потому, что вынуждали все время двигаться, чтобы не оказаться в гуще этой стайки, состоящей из разноцветного шелка и кружев.

При обычных обстоятельствах он не возражал против того, чтобы сделать тур вальса с хорошенькой молоденькой куколкой. Это даже доставляло ему определенное удовольствие. Однако сегодня на первом плане у него было дело. А потанцевать он всегда успеет.

Стоявшие по ту сторону зала два его старших брата – Себастьян, герцог Мельбурн, и Шарлемань – тоже не танцевали, а были заняты беседой с лордом Харви, у которого они наверняка выторговывали принадлежащие ему акции их судоходной компании. Закери желал им успеха, но у него самого голова шла кругом от одной мысли о всех этих чертовых цифрах и процентах.

Вальс наконец закончился. Большинство танцевавших направились либо к своим компаниям, либо в буфет. Ему было видно, что пара, за которой он наблюдал, остановилась у столика с шоколадным кремом. Бросив последний взгляд на братьев, он направился туда же.

– Рад, что вы все еще в Лондоне, майор. – Закери дотронулся до плеча, обтянутого красным мундиром.

Лорд Трейси обернулся и с улыбкой протянул Закери руку:

– Закери.

– Хорошо выглядите.

– Почему бы и нет? Есть причина? Разве что отказ вашей сестры выйти за меня замуж.

– Никто из нас этого не ожидал, – признался Закери, но его улыбка стала более натянутой. Черт бы побрал Нелл! Сегодня ему не нужны осложнения. – Кроме Мельбурна, разумеется. Он всегда все знает наперед.

– В таком случае он мог бы заранее предупредить меня, что леди Элинор собирается выйти замуж за маркиза Деверилла. Во всяком случае, до того, как поинтересоваться у меня, не желаю ли я войти в вашу семью.

Закери пожал плечами. Он сомневался, что разочарование лорда Джона Трейси было искренним. Поскольку сестра Закери Нелл оказалась той еще штучкой, вряд ли он хотел бы быть прикованным к ней до конца своих дней.

– Она сбежала с Девериллом. Нам удалось их поймать, но они каким-то образом ускользнули от нас. Валентина и Элинор, особенно когда они вместе, трудно остановить.

– Я так и понял. Что я могу для вас сделать? Не могу же я снова делать предложение. В вашей семье больше нет отпрысков женского пола, а Пенелопе, дочери Мельбурна, всего восемь лет, не так ли?

– Ей шесть. На самом деле я хотел просить вас об одолжении.

– О каком?

Набрав побольше воздуха, Закери бросился вниз головой с утеса.

– Я хочу поступить в армию и отправиться на Пиренейский полуостров с фельдмаршалом Веллингтоном.

– Ах, это, – рассмеялся майор. – Вы это серьезно?

– Конечно. – Черт возьми, никто ему не верит. Ему уже надоели насмешки и поддразнивания членов семьи. Вот почему он постарался, чтобы сейчас Себастьян его не услышал.

– Тогда примите мои извинения. Но вы отдаете себе отчет в том, что если вы поступите в армию, то уже не сможете просто передумать, потому что в противном случае вас ждут неприятные последствия?

– Я это прекрасно понимаю, – ответил Закери, проигнорировав явно оскорбительное отношение майора к своему решению. – Я не спрашиваю у вас совета, стоит ли мне поступать в армию. Мне надо знать, в каком полку у меня будет возможность принять участие в боевых действиях. Я, знаете ли, не хочу оказаться где-то в двадцати милях от линии фронта и быть интендантом, ответственным за бочки с вином.

– В таком случае присоединяйтесь к моему полку – сорок пятому пехотному, – тут же предложил Трейси. – И если вы не передумаете, я буду рад замолвить за вас словечко перед генерал-майором Пиктоном. Хотя с вашим именем и репутацией вам не требуются рекомендации.

– Вы окажете мне честь, если поговорите с генералом. – Комплимент в адрес его семьи Закери оставил без внимания. Он обладал необходимыми для солдата качествами – умением обращаться с оружием и желанием отличиться. – Если вы меня представите, я ваш должник.

– Если вы обещаете никогда больше не упоминать мое имя и слово «женитьба» в одном предложении, считайте, что мы квиты. – Трейси снова улыбнулся.

– Благодарю вас.

– Я сообщу вам, когда смогу устроить встречу. Мыс генералом возвращаемся в Испанию уже через две недели, так что ждать придется недолго.

– Буду ждать.

Когда они с Трейси расставались, Закери увидел, что Мельбурн за ними наблюдает. Однако он лишь удивленно поднял бровь и отправился высматривать партнершу для танца. Независимо от того, серьезно ли семья, а особенно старший брат, относится к его поступкам, он сам определит свое будущее. И сегодня вечером он сделал в этом направлении большой шаг. А значит, сейчас может насладиться танцем с какой-нибудь хорошенькой девушкой.

На следующее утро Закери сидел за завтраком и читал сообщение, которое прислал майор Трейси. Оказалось, что генерал-майор Пиктон с большим удовольствием примет в свой штаб члена семьи Гриффинов и что они могут встретиться за обедом в клубе «Уайте».

Закери сложил записку и положил в карман. Экземпляр газеты «Тайме», которую он начал читать, был слегка помят, из чего он сделал вывод, что газета побывала в руках кого-то из братьев. Скорее всего это был Шей – так в семье звали среднего брата.

Согласно сообщению в газете, Элинор и Валентин проводили свой медовый месяц в Венеции. Об этом писала и Элинор, но Закери всегда находил интересным узнавать о подвигах клана Гриффинов из внешнего источника.

–Доброе утро, дядя Закери. – В комнату влетела шестилетняя Пенелопа.

– Привет, малышка. – Он наклонился, чтобы поцеловать девочку в щечку. – На прошлой неделе Валентин и Элинор катались в гондоле.

С помощью дворецкого Пенелопа выбрала себе завтрак и уселась за стол рядом с Закери.

– Я собираюсь поехать в Венецию. Если хочешь, можешь поехать со мной.

– У меня на сегодня назначена встреча в клубе, – скрывая улыбку, ответил Закери. – Но завтра – пожалуйста.

– Да я не сейчас собираюсь, а когда вырасту.

– Ну, тогда я согласен.

– Это хорошо. – Она откусила персик. – Потому что папа и дядя Шей слишком строгие.

– А я нет?

– Дядя Закери, ты же позволил мне попробовать виски из своего стакана.

Вот это да!

– Но мы никогда никому об этом не расскажем. Запомнила?

– Забыла. – Она улыбнулась так, как улыбаются шестилетки – смело и беззаботно. – Папа обещал взять меня сегодня покататься верхом. Если хочешь, можешь к нам присоединиться.

Прежде чем он успел отказаться, в комнату вошел отец Пенелопы. Себастьян, герцог Мельбурн, выглядел так, как должен был выглядеть – в свои тридцать четыре года он был одним из самых могущественных и влиятельных людей Англии и главой уважаемого семейства. Однако одет он был не для верховой езды.

– Я уж было решил, что вы двое сегодня вообще не появитесь. – Он поцеловал дочь.

– Я поздно лег, г – ответил Закери, не желая вдаваться в подробности прошедшего вечера. Умение вальсировать было лишь одним из множества талантов леди Амелии Брэдли.

– А мне пришлось одевать миссис Хулигэн, – сказала Пенелопа, имея в виду свою куклу. – Она хочет поехать с нами.

Герцог погладил кудрявую головку дочери.

– Извини, Пип, но меня вызвали в Карлтон-Хаус.

– Так ты увидишь Примни?

– Наверное. Может быть, дядя Закери поедет погулять с тобой и твоей куклой.

– А как насчет дяди Шея? – стараясь не хмуриться, спросил Закери.

– Спроси его, может, он согласится. А у тебя на сегодня какие-то планы? – таким же непринужденным тоном поинтересовался Себастьян.

– Он собирается на ленч в клуб, – заявила Пенелопа.

– Вот как? Можно тебя на минутку, Закери? Закери кивнул и встал, напомнив себе, что Элинор клялась, будто их старший брат умеет читать чужие мысли, хотя доказательств этому не было.

– Не трогай мою клубнику, Пип, – предупредил он племянницу и, выходя из комнаты, услышал, как она захихикала.

Мельбурн повел его в свой кабинет. Разговор в кабинете не сулил ничего хорошего. Закери подошел к окну. Что бы ни задумал герцог, он не собирался садиться на один из «жертвенников», как он и другие члены семьи называли стулья в этом кабинете.

Закрыв дверь, Мельбурн сказал:

– У меня для тебя поручение.

– С Пенелопой я покатаюсь верхом завтра. Как я уже сказал, на сегодня у меня есть дела.

Герцог сел за свой массивный письменный стол. Закери смотрел в окно на сад, напоминая себе, что, хотя Мельбурн и имеет власть над остальным миром, для него он все равно просто старший брат.

– Мне нет дела до твоего ленча, а с Пип может поехать погулять Шей. Я хочу обсудить с тобой дело, касающееся семьи.

Это прозвучало не слишком зловеще. В последнее время никто не покидал пределы семьи, во всяком случае с тех пор, как Валентин и Элинор тайно сбежали в Шотландию. Мельбурну даже каким-то образом удалось – до того как новость просочилась в газеты – представить бегство сестры как заранее задуманную романтическую эскападу.

Закери сел на широкий подоконник.

– Давай говори.

– Тетя Тремейн попросила меня найти ей сопровождающего.

– Она снова хочет поехать на скачки в Дерби? – Закери усмехнулся. – В прошлый раз, когда она там была…

– У нее разыгралась подагра, – перебил его Мельбурн, – и она хочет поехать на воды в Бат, чтобы пробыть там, возможно, до конца сезона. Я заверил тетю Тремейн, что ты будешь рад ее сопровождать.

Еще не поняв до конца то, что сказал брат, Закери ответил:

– Нет.

– Прости…

– Пошли Шарлеманя. У меня свои планы.

– Шей нужен мне в Брайтоне, чтобы закончить покупку шести грузовых судов. А у тебя никогда не бывает планов.

– А сейчас есть.

– Не хочешь меня просветить? – Мельбурн откинулся на спинку кресла.

– Я уже тебя просвещал, – стараясь говорить спокойно, ответил Закери. Он принял решение и был не намерен спорить. – Просто ты не воспринимаешь меня серьезно.

В кабинете надолго повисла такая тишина, что было слышно, как в коридоре Пип болтает с дворецким. Герцог не двигался, но Закери понял, что Себастьян прокручивает в голове их разговоры и решает, как повернуть беседу в нужное ему русло. Закери не любил играть с Мельбурном в шахматы – он никогда не выигрывал. Но сейчас это были не шахматы. Речь шла о его будущем. И если он будет решительным, то не проиграет.

– Скажи мне, – наконец заговорил герцог, – откуда появилось это неожиданное желание пойти в армию?

Значит, он все же его слушал.

– Оно вовсе не неожиданное. Я попытался поговорить с тобой на эту тему еще месяц тому назад, но тебе это было неинтересно.

– А сейчас интересно.

– Разве тебе не надо ехать в Карлтон-Хаус?

– Закери, я не хочу, чтобы ты шел в армию. Закери готов был вскочить, но решил еще глубже усесться на подоконнике.

– А что ты хочешь, чтобы я делал? Сопровождал Нелл на балы? Она теперь замужем, и я ей не нужен. Остается Пип, которую я должен возить на утренники, и сопровождать тетю Тремейн в придуманных ею поездках.

– Почему придуманные? И еще всегда находятся…

– Деловые интересы? Покупать и продавать неизвестно что и неизвестно с какой целью – этим вы занимаетесь с Шеем? От этих бесконечных сделок мне хочется уйти и запереться в сумасшедшем доме.

– Я уверен, что есть что-то, что ты делаешь с удо-воль…

– Это ты получаешь удовольствие, – оборвал его Закери. – Ты и Шей, а я – нет. Мне хочется чего-то другого. Хочу отвечать за что-то, Себастьян. А если это будет интересно и, может быть, принесет мне славу, тем лучше.

Дворецкий тихо постучал в дверь.

– Ваша светлость?

– В чем дело, Стэнтон? – раздраженно спросил герцог.

– Карета готова, ваша светлость.

– Выйду через минуту. Закери слез с подоконника.

– Думаю, мы закончим наш разговор позже. – После ленча с генерал-майором Пиктоном он будет лучше экипирован. Может быть, ему даже сразу дадут какое-нибудь поручение.

– Мы закончим сейчас.

– Но ведь ты…

– Нет, я говорю – теперь. Помню, ты собирался стать духовным лицом.

– Я никогда по-настоящему не хотел стать священником.

– Поэтому увлечение продлилось всего неделю. А потом ты решил, что будешь объезжать скаковых лошадей.

– Это нечестно, Себ…

– Через два месяца у тебя пропал интерес и к этому занятию. Потом ты решил заняться земледелием.

Закери выпрямился.

– В этом виноват был ты. Бромли-Холл – это самая захудалая твоя собственность. Там была тоска смертная.

– Почему? Провести ирригацию – это была совсем неплохая идея, если бы ты довел ее до конца.

– То есть ты хочешь сказать, что я никчемный человек.

– Я хочу сказать, что у тебя ни на что не хватает терпения. Если что-то требует труда, ты сразу же теряешь к этому интерес. Если ты хочешь ответственности, заведи собаку. Если тебе скучно, займись живописью. Незачем тебе маршировать в ярко-красном мундире по Европе, чтобы какой-нибудь французик тебя продырявил.

– Большое спасибо, что ты веришь в мою глупость и абсолютную неспособность что-либо делать.

– Это ни в коем случае не глупость, но ты знаешь сам себя. И отсутствие терпения в армии может сыграть с тобой злую шутку. Я не позволю тебе идти в армию, Закери, и ты знаешь, что я могу этому воспрепятствовать.

Закери так крепко стиснул зубы, что у него задрожали мышцы лица.

– Я третий сын в благородной семье, Себ. Мои возможности…

– Более



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация