А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Пленница пустыни
Сандра Мартон


Могла ли подумать Леанна, талантливая танцовщица кордебалета, что в ее жизни произойдут столь невероятные события? Похищение, продажа в рабство и самое главное – знакомство с потрясающим мужчиной, от которого теперь зависело ее спасение…





Сандра Мартон

Пленница пустыни





ГЛАВА ПЕРВАЯ


Кэмерону Найту было тридцать два года. В наследство от отца-британца ему достались зеленые глаза, стройное, мускулистое тело и шесть футов роста, а от матери, в жилах которой текла кровь команчей, он взял черные, как смоль, волосы и резко очерченные скулы. Кэмерон любил красивых женщин, быстрые машины и риск.

Жгучий брюнет, он с семнадцати лет будоражил воображение половины девушек Далласа. А тяга к риску за эти годы помогла ему сделать неплохую карьеру. Сначала он отслужил в войсках особого назначения, а затем в разведке. Полученные знания позволили ему основать совместно с братьями собственную фирму «Найт, Найт и Найт».

Работа приносила им сказочный доход. Люди на трех континентах просили их о помощи, если ситуация выходила из-под контроля.

И теперь, к удивлению Кэма, об этом попросил отец. И, что было еще удивительнее, Кэм согласился ему помочь.

Именно поэтому он летел сейчас над Атлантикой в небольшом частном самолете, направляясь к крошечной точке на карте под названием Баслаам.

Кэм посмотрел на часы: полчаса до приземления. Хорошо. События развивались с такой быстротой, что документы отца о Баслааме ему пришлось изучать прямо в полете. Теперь он мог немного отдохнуть.

Кэм вспоминал, как все начиналось. Он бросил учебу, пошел в армию и был зачислен в спецназ. Когда Агентство национальной безопасности выразило свою заинтересованность в нем, он ответил согласием. Кэм любил риск, а во время секретных операций риском жил и дышал. Он думал, что наконец-то нашел дом.

Он ошибался. Оказалось, в разведке иногда требовалось проделывать такое, что человек потом казался незнакомцем даже самому себе.

Его братья выбрали тот же путь. Быстрые машины, красивые женщины, игра с опасностью – именно так предпочитал взрослеть каждый Найт. И в конечном счете все они с какой-то неизбежностью оказывались в тайном лабиринте ЦРУ, где довольно быстро лишались иллюзий, столкнувшись с реалиями работы.

Братья вернулись в Даллас и вместе открыли свое дело. «Найт, Найт и Найт: специалисты по нестандартным ситуациям». Влиятельные клиенты платили им огромные гонорары за то, чтобы они решали проблемы, при одной мысли о которых у большинства людей тряслись бы от страха поджилки. Проблемы, уладить которые в законном порядке было довольно сложно. А подчас и невозможно.

Единственным человеком, который, казалось, не замечал успеха братьев, был их отец… Но вот вчера вечером Эвери появился в квартире Кэма в Тартл-Крик.

Отец сразу перешел к делу. Он объяснил, что от его доверенного лица, который занимался нефтяными контрактами в султанате Баслаам, уже почти неделю нет вестей и что связаться с ним по мобильной связи или Интернету невозможно.

За все время его рассказа на лице Кэма не отразилось никаких эмоций. В конце концов Эвери умолк. Кэм по-прежнему хранил молчание, хотя к этому времени он уже понял, что привело к нему отца.

Тишина стала гнетущей. Эвери покраснел.

– Черт возьми, Кэмерон, ты знаешь, чего я прошу.

– Извини, отец, – невозмутимо произнес Кэм. – Ты должен сказать мне.

На мгновение Кэму показалось, что Эвери сейчас уйдет. Но отец лишь тяжело вздохнул.

– Я хочу, чтобы ты полетел в Баслаам и проверил, что, черт возьми, происходит! Какую бы сумму ты ни назвал, я плачу вдвое больше.

Кэм сунул руки в карманы и оперся спиной о перила.

– Твои деньги мне не нужны, – тихо сказал он.

– Тогда что тебе нужно?

Чтобы ты просил меня, подумал Кэм. Но не смог сказать ему об этом. Ведь то был его отец. Родной человек.

Вот почему сейчас, меньше чем через восемнадцать часов после разговора с ним, Кэм спускался по трапу самолета, чувствуя, как жар пустыни буквально испепеляет его.

Невысокий мужчина в белом костюме торопливо подошел к нему.

– Добро пожаловать в Баслаам, мистер Найт. Я Салах Адаир, личный помощник султана.

– Мистер Адаир. Рад знакомству. – Кэм выждал пару секунд, затем огляделся с притворным удивлением. – А разве представитель «Найт индас-триз» не с вами?

– О… – Адаир просиял. – Он отправился с инспекцией в Голубые горы. Разве он не сообщил вам о своих планах?

Ответная улыбка Кэма была столь же широка. Поверенный отца был адвокатом. Бумажная душа, он не смог бы отличить даже знак нефтяного месторождения от указателя бензозаправки.

– Я уверен, что он известил моего отца. Должно быть, он забыл сказать мне.

Адаир провел его к черному лимузину, который стоял посередине колонны старых джипов и новых «хаммеров». Во всех машинах сидели вооруженные до зубов солдаты.

– Султан прислал за вами почетный эскорт, – заискивающе произнес Адаир.

Так я тебе и поверил, подумал Кэм. В почетном эскорте не бывает так много вооруженных людей. А где же все жители? Мощеная дорога, которая вела в город, была пуста. Единственная приличная дорога в стране, на которой должно было быть полно машин. Что-то здесь было не так. Кэм чувствовал опасность. Это значило: никакой незнакомой пищи. Никакой выпивки. Никаких женщин.

Определенно никаких женщин.

Куда подевались все женщины?

Леанна не знала точно, сколько времени она провела в этой душной и грязной тюремной камере. Возможно, два дня или больше…

Она закрыла глаза, сделала глубокий вдох и приказала себе не думать о будущем. Этим вечером ее ожидало кое-что похуже сороконожек и пауков, появлявшихся в камере по ночам.

Сегодня ее отведут к человеку, который купил ее. К королю, или вождю, или как там еще это называется в этом ужасном месте. Пауки, жара и насмешки ее похитителей покажутся ей после этого приятными воспоминаниями.

– Великий Асаад возьмет тебя сегодня, – сказал охранник, и его неприличный жест вместе с ухмылкой, обнажившей редкие зубы, сняли все ее сомнения относительно значения этих слов.

Леанну знобило. Она до сих пор не понимала, как все это могло произойти. Вот она репетирует «Лебединое озеро» с остальными девушками из кордебалета на сцене захудалого, но красивого старого театра в Анкаре. Затем выходит через черный ход во время перерыва, ее хватают и бросают в кузов вонючего фургона…

Дверь распахнулась. В камеру вошли двое высоких мужчин, настоящие великаны. Один из них резко поднял руку с обращенным вверх большим пальцем.

– Ты пойдешь с нами.

Она почувствовала непреодолимое желание поднять крик. Но вместо этого гордо выпрямила спину и гневно посмотрела на своих мучителей. Что бы с ней ни случилось дальше, она встретит это со всей смелостью, на какую способна.

– Черта едва!

Охранники проволокли ее по длинному коридору, в котором стоял противный запах пота и человеческого страдания, и впихнули в маленькую комнатку с грязными бетонными стенами и отверстием посередине пола, и захлопнули дверь. Леанна услышала звук задвигаемого засова, но все равно бросилась к двери и стала барабанить по ней кулаками, пока у нее не иссякли силы.

Затем она тяжело опустилась на холодный пол и закрыла лицо руками.

Прошло немало времени, прежде чем раздался звук отпираемой двери. Озноб вновь охватил ее.

– Нет, – вновь сказала она себе, – нельзя показывать им, как я напугана.

Почему-то она была уверена, что от этого будет только хуже. Медленно поднявшись на ноги, она расправила плечи.

В комнату вошла женщина. У нее за спиной стояли двое мужчин, но кто тут главный, было ясно с первого взгляда.

– Вы говорите по-английски? – спросила ее Леанна. Ответа не последовало. – Надеюсь, что говорите, – продолжила она, пытаясь заставить голос звучать уверенно, – потому что произошла ужасная…

– Ты разденешься.

– Так вы говорите по-английски! Боже, я так…

– Оставь свою одежду на полу.

– Послушайте, умоляю! Я танцовщица! Не знаю, что вы про меня поду…

– И немедленно, или тебя разденут эти мужчины.

– Вы слышите? Я танцовщица! И я гражданка Америки. Мое посольство…

– В Баслааме нет такого посольства. Мой господин не признает твою страну.

– Лучше бы ему признать ее. Или… или… Когда на ней остались только трусики и лифчик, мужчины швырнули ее на пол. Леанна с трудом доползла до стены и зажмурилась. Может быть, это только сон. Конечно, сон! Не может быть, чтобы все это было правдой, не может, не может…

Мужчины тем временем втащили в комнату огромную деревянную лохань…

– Сними нижнее белье, – резко произнесла распоряжавшаяся здесь женщина. – Хорошенько вымойся. Если ты будешь недостаточно чистой, тебя накажут. Мой господин, султан Асаад, не потерпит грязи.

Так это импровизированная ванная комната! Вот почему здесь в полу отверстие.

Все это вдруг показалось ей настолько запредельным, что Леанна начала хохотать. Давиться от смеха. Служанки смотрели на нее, не веря своим глазам. Одна хихикнула и прикрыла рот рукой, но недостаточно быстро. Начальница отвесила ей оплеуху и в ярости повернулась к Леанне.

– Возможно, ты хочешь появиться перед моим господином вся в синяках?

Леанна бесстрашно взглянула в глаза своей мучительнице. Ей нечего было терять.

– Возможно, это вы хотели бы появиться перед ним и объяснить, как умудрились повредить товар?

Лицо женщины побелело от гнева. Сердце Леанны учащенно забилось, но она хладнокровно улыбнулась.

– Прикажите своим головорезам уйти, и я залезу в эту ванну.

В помещении повисла тишина. Но уже через несколько секунд женщина рявкнула что-то на своем языке, и мужчины вышли из комнаты.

Леанна сняла трусики и лифчик и погрузилась в горячую воду. Пока ее тело расслаблялось в воде, мозг лихорадочно работал, пытаясь придумать план побега.

К несчастью, к тому времени, когда она была признана достаточно чистой для султана Баслаама, ей так ничего и не пришло в голову.




ГЛАВА ВТОРАЯ


На своем веку Кэм повидал много мест, переживавших перелом в своей истории. Но здесь речь не шла о переломе. Баслаам терпел крах. Не нужно было быть шпионом, чтобы понять это.

Никаких людей. Никаких машин. Серое небо, в которое отовсюду поднимаются струйки дыма. И множество стервятников, кружащих высоко над землей.

Да, дела в султанате действительно обстоят паршиво, подумал Кэм мрачно.

Со стороны Ддаира объяснений увиденному не последовало, а Кэм был достаточно умен, чтобы ни о чем не спрашивать.

Султан ждал его в мраморном зале с высокими потолками, восседая на золотом троне. С первого же взгляда Кэм понял, что это совершенно не тот человек, которого описывал ему отец.

Султану, по словам Эвери, было за восемьдесят. Небольшого роста, щуплый и жилистый. Мудрый решительный человек с суровым взглядом.

Мужчине, сидевшему на троне, было лет сорок пять. Он был большим. По-настоящему большим – целая гора мышц, которые уже начали заплывать жирком. Единственным сходством между человеком, которого описал Эвери, и этим бегемотом был взгляд последнего, но в нем читалась скорее жестокость, нежели решительность.

Адаир представил их.

– Ваше превосходительство, это мистер Кэмерон Найт. Мистер Найт, это наш обожаемый султан, Абдул Асаад.

– Добрый день, мистер Найт.

– Ваше превосходительство. – Кэм вежливо улыбнулся. – Я полагал, что вы старше.

– Да, конечно. Вы думали, что встретитесь с моим дядей. К несчастью, он скоропостижно скончался неделю назад.

– Примите мои соболезнования.

– Благодарю вас. Нам всем его недостает. У меня были те же предположения относительно вас, мистер Найт. Я думал, что глава «Найт ойл» гораздо старше.

– Компанией владеет мой отец. Я его эмиссар.

– Вот как. И что же привело вас в нашу скромную страну?

– Мой отец подумал, что султан… Правильнее будет сказать, он подумал, что вы, – произнес Кэм с любезной улыбкой, – можете захотеть обсудить последние детали контракта со мной, а не с его обычным доверенным лицом.

– А почему я должен этого захотеть?

– Потому что мне даны неограниченные полномочия. Я могу заключить соглашение от его лица. – Кэм заговорщически понизил голос. – Никаких посредников, которые лишь замедляют дело.

Султан кивнул.

– Прекрасное предложение. На самом деле у нас с вашим предшественником возникли разногласия в некоторых областях. Он хотел внести изменения в текст контракта, который мы с вашим отцом уже согласовали.

Вздор, подумал Кэм, и снова улыбнулся.

– В таком случае очень хорошо, что сюда приехал я, ваше превосходительство.

– Уверен, Адаир объяснил вам, что джентльмен, о котором идет речь, отправился осматривать равнины по ту сторону Голубых гор.

– Он упомянул об этом.

– Это была моя идея. Я подумал, что ему не повредит ненадолго уехать из города. Передохнуть. Так, кажется, это у вас называется? Равнины очень красивы в это время года.

Эта ложь не имела ничего общего с тем, что говорил Адаир, и лишала Кэма последней надежды на то, что представитель его отца еще жив. Однако он выдавил из себя улыбку.

– Уверен, что он отлично проводит время.

– О, я гарантирую: ничто не мешает его отдыху. Мерзавец даже осклабился от двусмысленности этой фразы. Кэму снова пришлось подавить в себе желание броситься на него. При таком количестве охранников он не сможет приблизиться к трону и на расстояние десяти футов.

– Пока он отдыхает, – продолжил Асаад, – мы с вами можем завершить дела.

Султан хлопнул в ладоши. Адаир торопливо подошел, держа в руках ручку и стопку документов, которые Кэм сразу узнал.

– Нужна лишь ваша подпись, мистер Найт. Так что не будете ли вы так любезны?..

Вот оно что! Вот почему посланник отца был мертв – и почему Кэм все еще жив. Асааду нужна была его подпись.

– Конечно, – сказал Кэм спокойно. – Но сначала я хотел бы немного отдохнуть. Путь был неблизкий.

– Подписать документы несложно.

– Вы правы… Вот почему это, конечно же, может подождать до завтра.

Глаза Асаада сузились, но голос его по-прежнему звучал любезно.

– В таком случае позвольте мне помочь вам снять стресс от перелета. Я устрою небольшой праздник в вашу честь.

Кэм склонил голову.

– Благодарю вас, ваше превосходительство. С превеликим удовольствием.

Вечер начался с обильного пиршества. Подносы с жареным мясом, восточными сладостями, выпечкой… И блюда с традиционными кушаньями, ингредиенты которых были очень специфическими.

При виде их



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация