А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Блок, Нэнси

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Пират
Нэнси Блок


Из нашего времени в XIX век, от современного мужчины – к его романтическому предку, от горечи и разочарования – к невероятным приключениям, восторгам любви и счастливому браку – вот путь, пройденный героиней книги, путь, в который Нэнси Блок приглашает и читателя.





Нэнси Блок

Пират





ГЛАВА 1


Убрав непослушный локон, который все время лез в глаза, Зоя окинула взглядом Рейвенскорт. Между плит, которыми была вымощена круглая подъездная аллея, проросли сорняки. Прежде тщательно ухоженный кустарник теперь разросся, закрывая вид на узкий залив, а особняк времен Тюдоров, стены которого не пощадили постоянно дувшие с Атлантики ветры, выглядел заброшенным.

Поместье никогда не содержалось в идеальном порядке, но за последние несколько лет оно окончательно пришло в упадок и стало таким же неухоженным, как и ее бывший муж. Он попросил ее – нет, умолял – заехать к нему в последний раз перед возвращением в Штаты. Очевидно, надеясь убедить ее, что решение уехать – самая настоящая глупость.

Руки Зои, сжимавшие руль, дрожали: так велико было ее желание развернуться и отправиться в аэропорт, чтобы избежать ссоры с Джоном. Она ненавидела эти перебранки. И ладно бы у ее мужа был злобный и жестокий характер. Как раз наоборот: он был рассудительным, терпимым, спокойным, а кроме всего прочего и последовательным. Каждый раз, упрашивая ее остаться, он вспоминал о самых счастливых мгновениях их семейной жизни, и в эти минуты решимость Зои ослабевала.

Она так никогда бы и не поняла этого человека, даже если бы прожила с ним целую вечность. Она впервые встретила столь сложную личность. С первого дня их встречи и до сих пор красота Джонатана влекла ее. Кроме того, он всегда держался как истинный джентльмен – внимательный, остроумный, вежливый. И всегда проявлял исключительную заботу об их детях.

Казалось, они идеально подходят друг другу, про такие пары говорят, что «их брак заключен на небесах». И никто из их друзей не смог бы предположить иного… даже Джонатан. Однако совершенная внешность скрывала пустоту, которая как черная дыра вбирала в себя душу Зои.

Любовь – именно этого она хотела от него. Это было все, о чем она мечтала. А Джонатан не был способен на подобное чувство.

Прошло некоторое время, прежде чем она ощутила возникшее в их отношениях напряжение. Вначале отказывалась поверить в то, что ему недоступно умение чувствовать и переживать, ведь он казался таким прекрасным мужем, таким замечательным человеком, и она радовалась тому, как крупно ей повезло и его выбор пал на нее. Точно так же считали и их знакомые.

Однако ей все же удалось заглянуть под блестящую оболочку. Но за шестнадцать лет супружеской жизни – шестнадцать потерянных лет, исчезнувших в водовороте душевной пустоты, – она отдала ему всю себя.

Ради детей она пыталась что-то изменить, но когда Джон отдал их обоих в закрытую школу, она поняла, что ее существование лишилось смысла. Дети были всем, ради чего она жила, на них была направлена ее любовь. Женщина, подобная ей, не способна жить без любви, которая питает ее душу.

И она начала медленно чахнуть.

Казалось, Джонатан ничего не замечает. Но даже если он и замечал что-либо, то воспринимал происходившее с полным безразличием. Когда дела пришли в упадок, она тут же пришла ему на помощь: не так-то просто убить в себе преданность. Несмотря на все их усилия, семейный бизнес продолжал разваливаться, в результате чего Джонатан, одержимый навязчивой идеей, впал в угнетенное состояние духа. И она почувствовала, что дошла до крайней черты. Она не могла спокойно находиться рядом и смотреть, как он медленно сходит с ума.

О, она пыталась помочь ему, пыталась заставить его самого найти выход. Но ничто не могло отвлечь его от идеи – найти сокровища.

Черный Джек Александер, девятый граф Рейвенскорт, повеса времен Регентства… и его чертовы сокровища, награбленные во время пиратских набегов и где-то зарытые. Если бы ей попался этот ублюдок, она задушила бы его собственными руками.

Пусть ее супружеская жизнь с Джоном оказалась неудачной, но ей вовсе не хотелось, чтобы отец ее детей попал в дом для умалишенных. Если он продолжит поиски сокровищ Черного Джека – в них он видел возможность спасти и семейное дело, и их совместную жизнь, – то через месяц на него наденут смирительную рубашку.

Зоя выбралась из взятой напрокат машины и взяла сумку – нечто среднее между кошельком и вещевым мешком. Перебросив ремешок через плечо, она одернула «ветровку», разгладила на бедрах джинсы, поправила козырек бейсбольной кепки и направилась к двери. Она знала, что Джон возмутится, увидев ее в подобном наряде, но она ни за что не согласилась надеть юбку, зная, что проведет восемь часов в кресле самолета. Кроме того, надев «толстовку» с эмблемой ее любимой команды, она как бы прощалась с Англией и заявляла о воскрешении свободолюбивой натуры истинной американки. Зоя поднялась по ступенькам и, замерев на секунду, вдохнула полной грудью. Звонок был сломан, стучать тоже не имело смысла: слуги были уволены много лет назад, а Джон все равно ничего не услышал бы в этом чудовищном доме с его глухими коридорами и закоулками. Зоя просто вошла внутрь и принялась заглядывать во все помещения. Ее голос эхом отдавался под высокими сводами.

Почти всю мебель давно продали, та же что осталась, под покрытыми пылью чехлами, напоминала спящие привидения.

Джона нигде не было. Хорошо зная его привычки, Зоя поднялась на второй этаж и направилась в спальню. Нет, сегодня она не поддастся на уговоры переночевать: в прошлый раз ему все же удалось кое-чего достичь. Честно говоря, интимная близость была единственным аспектом их семейной жизни, через который на нее можно было повлиять.

Но больше она не спутает физическое влечение с истинным чувством.

– Джон, где ты?

Зоя распахнула дверь спальни и тряхнула головой, чтобы отогнать горько-сладкие воспоминания. Совершенно очевидно, что он только что был здесь: в воздухе витал аромат его очень дорогого лосьона после бритья.

Зоя увидела, что дверь, встроенная в стенные панели напротив, открыта. Дверь вела в лабиринт со множеством потайных комнат. Подобные лабиринты являлись неотъемлемой частью домов, имевших многовековую историю. Впервые она исследовала эти таинственные коридоры сразу после свадьбы, а через несколько лет еще раз, вместе с детьми. Джон отнесся к их вылазкам с полным равнодушием и совершенно не интересовался лабиринтом, но только до тех пор, пока не задался целью разыскать сокровища Черного Джека.

Кажется, ей опять придется вытаскивать его из пыльных коридоров.

Зоя прошла через дверцу и двинулась вниз по узкому тоннелю с низким потолком. Некоторое время она шла пригнувшись, прежде чем тоннель стал расширяться. Чем дальше, тем слышнее был голос Джонатана, который чертыхался, выговаривая ругательства с очаровательным акцентом.

– Джон! Это я, Зоя, – позвала она, не желая пугать его, дабы он со страха не запустил в нее лопатой.

За год Джон перекопал почти весь тоннель. К счастью, он установил некое подобие освещения, в противном случае она наверняка сломала бы ногу. Пол во многих местах был разобран, а стенные панели подперты досками. Оказавшись на уровне первого этажа, Зоя услышала стук лопаты о твердую землю, и еще раз окликнула Джона.

– Зоя, любимая! – ответил тот. – Это ты?

Его мелодичный голос эхом разнесся по коридору, мучительной болью отозвавшись в душе Зои. Любимая! Какая ирония слышать эти слова из уст человека, абсолютно неспособного на любовь.

– Да, – отозвалась она. – Где ты? У меня мало времени, мне надо успеть на самолет. – Ответом ей было приглушенное ругательство.

– Кажется, я на уровне подвала. На развилке поверни направо, там, где разбитая лампа. Я обнаружил древний ход слева.

Следуя его указаниям, Зоя повернула направо. С каждым шагом, по мере того как она удалялась от освещенного участка, в коридоре становилось все темнее. Она протиснулась сквозь щель между стенными панелями и увидела затылок Джона. Когда он повернулся к ней, на его губах сияла такая радостная улыбка, что она не смогла не улыбнуться в ответ, И в который раз она обратила внимание на его удивительные глаза: один был небесно-голубым, а другой темно-серым. При неярком освещении таинственного подземелья их выражение могло бы испугать самого отважного человека.

– Послушай, любимая, – объявил Джон. – Думаю, мы нашли клад. Я даже чувствую запах, запах сокровищ Черного Джека. Наши дела пойдут на поправку, и отпадет всякая необходимость в этой бракоразводной чепухе. – Он отвернулся и провел пальцами по краю стенной панели.

Зоя покачала головой. Случай безнадежный. Все ее заверения в том, что наличие денег или их отсутствие не имеют никакого отношения к краху семейной жизни, он попросту пропускал мимо ушей. Зоя собралась было в последний раз возразить ему, но внезапно с жутким стоном панель рухнула.

«Очень драматично», – подумала Зоя.

Джон ринулся в открывшийся проем, издав при этом возглас еще более жуткий, чем упавшая дверь. Зою охватил необъяснимый страх, по спине поползли мурашки. Пугающее, подавляющее волю предчувствие холодным обручем сдавило грудь.

– Джон, подожди! Там может быть опасно!

Но это был глас вопиющего в пустыне. Она слышала, как его башмаки глухо стучали по полу. Внезапно все звуки стихли. На мгновение воцарилась мертвая тишина, а потом раздались громкий треск и крик Джона.

Ни секунды не колеблясь, Зоя перескочила через упавшую панель и побежала по коридору. Она никогда в жизни не слышала, чтобы Джон кричал, даже тогда, когда по дороге в больницу у него начинался перитонит.

Но Зое так и не суждено было добраться до Джона: она споткнулась о край доски и, проклиная Черного Джека Александера и его награбленные в пиратских набегах сокровища, упала лицом вперед. Ее крик замер под сводами коридора, когда она погрузилась в бездонную пропасть, где властвовал мрак, сравнимый лишь с мраком преисподней.



Гром, прозвучавший словно пушечный выстрел, прокатился по иссиня-черному небу, и первые ледяные капли дождя упали на тело Зои. Резкий порыв ветра пронесся над ней и бросил ей в лицо соленые брызги, что помогло ей прийти в себя. Уперевшись ладонями в доски и приподнявшись, Зоя огляделась по сторонам.

Над ней злобно рвались паруса, закрепленные на мачтах. Когда корабль начинал стремительно падать вниз, на нее волнами накатывало головокружение. И каждый раз желудок буквально скручивало узлом.

Проклятье, каким образом она попала на корабль?

Последнее, что она помнила, был дом Джона, куда она приехала попрощаться. Наверное, ей приснился странный сон… Или у нее помутилось в голове.

Зоя застонала.

Волны продолжали раскачивать корабль, бросая его из стороны в сторону, пытаясь выдернуть из-под нее палубу. Зоя опустила голову на руки и набрала в грудь побольше воздуха, чтобы справиться с очередным приступом тошноты.

«Это не сон, – подумала она, и по спине пробежал холодок. – Это кошмар».

Внезапно ей стало жарко, лоб покрылся испариной. Рот наполнился слюной. Среди казавшихся нереальными возгласов людей и скрипа мачт она различила звук шагов, которые медленно приближались. Откинув мокрые пряди с лица, она немного повернула голову и уставилась на носки черных сапог, остановившихся в нескольких дюймах от ее лица. Затем ее взгляд проследовал выше.

Мгновение ей казалось, что голенища сапог никогда не кончатся. Но вот она увидела плотную ткань, облегавшую ноги, и замерла, восхищенная. Эти ноги вполне способны привлечь внимание даже монашки.

Рельефные мышцы напрягались и расслаблялись в такт качке, помогая обладателю этих ног балансировать на палубе. Справившись с тошнотой, Зоя продолжила свое исследование… в той его части, где свободно ниспадавшая белая шелковая ткань скрывала стройное мускулистое тело. В глубоком треугольном вырезе рубашки с широким воротником виднелась бронзовая от загара кожа, поросшая густыми темными волосами, которые отливали серебром.

Серебром?

Заинтригованная тем, что в ее сознании неожиданно возник образ пирата, описанный во многих прочитанных книгах, Зоя подняла глаза еще выше – и у нее перехватило дыхание. Словно выточенное рукой самого Создателя, лицо мужчины вызвало в ней настоящую бурю чувств. У нее в желудке вновь образовался комок, но на этот раз причиной послужило предвкушение чего-то необычного.

Мужчина подозрительно смотрел на нее, одна бровь была приподнята. В этом притягательном образчике мужской красоты, пристально и хладнокровно изучавшем ее, было столько же от дьявола, сколько от ангела. А черная повязка на глазу делала его еще загадочнее и вызывала в сознании образы всех бесстрашных пиратов, бороздивших моря на серебристом экране телевизора.

Вокруг них продолжала свирепствовать буря. Паруса всеми силами сопротивлялись порывам ветра, цепляясь за оснастку. Когда же взгляд пирата встретился со взглядом Зои, все посторонние звуки как бы исчезли. Ей показалось, что она знает его целую вечность. Она попыталась выудить из уголков памяти его имя и фамилию и вспомнить, какая между ними существует связь, но тщетно. Бог свидетель, она никогда и нигде не встречала такого красивого человека.

Его красота греховна.

Однако ей захотелось в полной мере насладиться этим грехом, запустить пальцы в густую поросль у него на груди. Покрыть легкими поцелуями его лицо, а потом жадным ртом завладеть его губами и ощутить их вкус.

У него был карий глаз, но сейчас он казался почти черным, цвета ночи. Он призывно подмигнул ей, и Зоя облизнула кончиком языка пересохшие губы. Ее взгляд вновь отправился в путешествие по его телу, однако теперь в противоположном направлении, и ее внимание привлек довольно внушительных размеров бугор, образовавшийся под обтягивающими бриджами.

В ней вспыхнуло желание. Боль разлилась по телу, всем ее существом завладела одна-единственная потребность… в ведре, так как в



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация