А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Скандал ей к лицу
Ширли Басби


Такого громкого скандала в Лондоне не было уже давно...

Граф Джулиан Уиндем застигнут в уединенной хижине с Нелл Энслоу, богатой наследницей, бежавшей из дома!

В столь пикантной ситуации настоящий джентльмен должен немедленно жениться на скомпрометированной девушке. И здесь неуместно даже упоминание о том, что они раньше никогда не встречались, а всего лишь пережидали грозу...

Джулиан от венчания не отказывается.

Однако строптивая Нелл не желает скоропалительного брака, в то время как «случайный жених» не на шутку влюбляется в свою «невесту».





Ширли Басби

Скандал ей к лицу


Моему брату Биллу Игану, слишком долго ждавшему эту книгу.

Братья бывают разные. Я счастлива и горда тем, что ты – мой брат.

Малыш, ты отлично справился.

И разумеется, Ховарду, моему мужу, который делит со мной это приключение... и сына.

А приключений было!.. И каких!





Глава 1


Кошмар пришел отчаянным криком из глубин сна. Нелл металась в постели, стремясь вырваться из плена страшных образов, мелькавших в мозгу, но... Ей хорошо было известно по другим таким же страшным ночам, что все это бесполезно.

Как бывало и раньше, она оказалась беспомощной зрительницей отвратительных, ужасных действий. Обстановка была такой же: какое-то темное место, по всей вероятности, какая-то полузабытая темница, запрятанная глубоко под фундаментом древнего родового дома. Стены и пол были сложены из массивных, грубо обработанных, закопченных серых камней... колеблющееся пламя свечей бросало тусклые блики на орудия пытки, оставшиеся от давних, более жестоких времен английской истории. Эти орудия он применял... под настроение...

Жертвой нынешней ночи, как и в другие разы, была женщина, молодая, хорошенькая и напуганная. Широко распахнутые голубые глаза были полны отчаянного страха, ужаса, который явно доставлял палачу большое удовольствие. Свет свечей всегда падал на лица женщин, мужчина оставался в тени. Его лицо и тело никогда не были видны целиком, но каждое его действие, совершаемое над несчастной, было видно Нелл с омерзительной четкостью. А в самом конце, после того как, совершив худшее, он небрежно швырял труп в старый сток в темнице, свет тускнел, и Нелл наконец могла с трудом выбраться из царства этого кошмара.

Сегодня было точно так же. Освободившись от страшных образов, еле сдерживая рвущийся из горла крик, Нелл резко села на постели. Ее глаза, зеленые, как морская волна, сверкали непролитыми слезами.

Подавив крик, Нелл огляделась, и ее затопило облегчение, когда она осознала, что это был всего лишь ночной кошмар, и она находится в безопасности, в лондонском доме отца. В бликах гаснущего пламени камина слабо проступала обстановка ее спальни, нежный рассвет проникал в комнату сквозь тяжелые бархатные гардины... За окном звучали привычные лондонские шумы, цокот копыт по булыжной мостовой, стук колес телег, фургонов и других повозок. Издалека уже доносились крики уличных торговцев, славивших свои товары: метлы, овощи, фрукты, молоко.

Дрожь сотрясла все тело Нелл. Господи Боже! Она прижала ладони к лицу и, содрогаясь, подумала: неужели эти кошмары никогда не кончатся? Единственное, что спасало ее от безумия, – это их нерегулярность. Никто – в этом она была убеждена – не смог бы оставаться в здравом уме, если б вынужден был наблюдать такие зверства ночь за ночью.

Нелл сделала глубокий вдох и откинула назад упавшие на грудь тяжелые золотисто-русые волосы. Наклонившись, она дотянулась до кувшина, который горничная всегда ставила на мраморный столик у постели, нащупала рядом с ним маленький стакан, налила воды и жадно выпила.

Ей стало легче. Она спустила ноги на пол и уставилась в темноту спальни, пытаясь собраться с мыслями и найти утешение в том, что она в безопасности... в отличие от несчастных жертв в ее кошмаре. С большим усилием Нелл постаралась перевести мысли на что-то другое. В конце концов, напомнила она себе, это всего лишь сон, ужасный, страшный, но нереальный.

Элинор, Нелл, Энслоу в детстве никогда не снились кошмары. Никакие жуткие сновидения не тревожили ее до того трагического случая, когда в девятнадцать лет она чуть не погибла.

«Странно, – подумала она, – какой чудесной была жизнь до той трагедии и как все изменилось в месяцы, последовавшие за этим прикосновением к смерти».

Весна того страшного года началась с ее триумфального лондонского сезона и обручения с наследником герцогства.

Губы Нелл искривила усмешка. Теперь, только что отпраздновав в сентябре свое двадцатидевятилетие, она оглядывалась на свое прошлое десятилетней давности, и ей казалось невероятным, что это она была той беспечной, уверенной в себе девушкой, помолвленной с самым завидным женихом сезона, старшим сыном герцога Бетьюна. Когда Обри Фоулкс, маркиз Джиффард, наследник отца-герцога, объявил, что намерен жениться на дочери простого баронета, пусть и очень богатого, шумные сплетни захлестнули свет. Разговоры о предполагаемом браке длились всю весну 1794 года. Но их было еще больше после того, как в том же году помолвка была расторгнута. Нелл тогда перенесла страшное падение с лошади, которое привело ее на грань смерти и оставило с искалеченной ногой. С тех пор Нелл заметно прихрамывала.

Встав с постели, Нелл подошла к высокому окну, смотревшему в сад сбоку от дома. Отодвинув розовую занавеску, она распахнула высокие двойные двери, выходившие на маленький балкон, перешагнула порог и посмотрела на каменную террасу внизу. Сиреневое сияние зари светлело, и розово-золотые лучи солнца уже коснулись верхушек самых высоких кустов роз. Предстоял чудесный октябрьский день... Именно в такой бодрящий и солнечный день октября она выехала на ту роковую прогулку, которая навсегда изменила ее жизнь.

Тогда, десять лет назад, в Медоули, семейном поместье близ дорсетского побережья, она рано проснулась и поспешила в конюшню. Пренебрегая раздраженными настояниями отца, чтобы она никогда не ездила одна вдоль скал, Нелл отмахнулась от услуг грума, и едва ее бойкая гнедая кобылка Искорка была оседлана, галопом поскакала прочь от дома. Обе, и Нелл, и кобылка, стремились поскорее окунуться в сверкание солнечного света и помчались, наслаждаясь прохладой утреннего ветра.

Никогда так и не выяснилось, что стало причиной несчастного случая. Придя в себя, Нелл ничего не смогла вспомнить. Вроде бы ее лошадка не то споткнулась, не то попятилась, и они свалились с края утеса. Единственное, что спасло тогда Нелл от смерти, – это маленький уступ, на который она приземлилась. Искорка же разбилась насмерть на омываемых морем скалах.

Нелл хватились лишь через несколько часов, а нашли только на закате. К счастью, все это время она находилась без сознания. Даже когда ее наконец доставили домой и врач осмотрел ее увечья, соединил сломанные кости на ногах и руках, она не пошевелилась. В те первые дни, когда Нелл лежала как неживая, все боялись, что она никогда не поправится.

Разумеется, лорду Джиффарду немедленно сообщили о случившемся. И надо отдать ему должное: он тут же приехал и оставался в Медоули долгие две недели, пока все ждали, когда Нелл очнется, сомневаясь, произойдет ли это.

Однако и придя в сознание, она несколько дней пребывала в смятении, так что заговорили о том, будто она повредилась в уме. При таком мрачном раскладе никто не удивился, когда ее отец, сэр Эдвард, сообщил Джиффарду и герцогу, что поймет, если они захотят разорвать помолвку. Джиффард схватился за его слова, потому что, в конце концов, его жене предстояло в один прекрасный день стать герцогиней и искалеченное, что-то невнятно бормотавшее существо, которое лежало в спальне Медоули, было не той женой, которую он себе представлял, делая предложение. Тем же ноябрем обручение было тихо расторгнуто, через пять коротких месяцев после объявления о нем.

Выздоровление Нелл шло медленно, но к следующей весне путаница в ее голове рассеялась, рука срослась без ущерба, и она смогла с помощью трости ковылять по саду вокруг дома. Со временем исчезли все последствия этой близкой встречи со смертью, кроме хромоты и... ночных кошмаров.

Большую часть того, что происходило во время ее выздоровления, Нелл не помнила. Единственное, что четко запечатлелось в ее мозгу с тех дней, – это кошмар, преследовавший ее, несмотря на бесчувствие. Первый из них, как бы плававший в голове, отличался от последующих, которые продолжали тревожить ее сны. Жертвой в нем был джентльмен, а происходило все в рощице. Однако окончание его было таким же: страшная смерть от руки смутной фигуры. Только в дальнейших кошмарах добычей его были женщины и сценой, где творились пытки и убийства, была темница.

Выздоровление шло, и Нелл стала надеяться, что кошмары поблекнут... исчезнут, что они были как-то странным образом связаны с ее падением. Когда в первое лето они пропали, радости Нелл не было предела. Настала осень, потом зима, и она месяц за месяцем наслаждалась глубоким безмятежным сном. Она не сомневалась, что наконец избавилась от последствий трагедии. До тех пор, пока они не вернулись в полном своем ужасе, чтобы мучить ее в снах.

Вздохнув, Нелл отвернулась от сада и, войдя в комнату, пошевелила кочергой тлеющие в камине угли. Как и хромота, кошмары стали неотъемлемой частью ее жизни. Впрочем, с благодарностью подумала Нелл, они преследовали ее не так часто. Иногда целый год проходил в покое, но потом они возвращались. Кошмары всегда возвращались, единственное, что менялось в них, – это лица женщин и степень жестокости. Сегодня, с холодным отчаянием подумала Нелл, ей пришлось пережить этот ужас в третий раз за последний год.

Третий раз за год. У Нелл перехватило дыхание. Осознание происходящего, которого она старательно избегала с момента пробуждения, пронзило ее остро и неотложно: кошмары нарастали, лица женщин менялись с жуткой регулярностью. Но хуже всего, что молодая женщина из сегодняшнего сна была ей знакома... она ее уже видела.

Оставив огонь в покое, Нелл подобрала с кресла халат и надела его. Нет, она решительно сходит с ума, если ей кажется, что узнала нынешнюю жертву. Это полная чепуха. Кошмар, ужас, несомненно, но ведь не реальность! И если она настолько глупа, что решила, будто узнала эту девушку, то следует скорее признать это простым совпадением. Нет, яростно подумала Нелл, это всего лишь сон!

Твердым шагом она направилась в примыкавшую к спальне гардеробную и налила воду из разрисованного фиалками фарфорового кувшина в такой же тазик. Умывание и чистка зубов отвлекли ее от тревожных мыслей. Сегодня ей предстоял очень напряженный день. Через неделю весь дом, со слугами и домочадцами, возвращался на зиму в Медоули, так что дел было невпроворот.

Когда Нелл вошла в утреннюю столовую, то, несмотря на ранний час, застала там отца и не удивилась, что он встал раньше ее.

Чмокнув его в лысеющую макушку, она прошла мимо стола, за которым он сидел, к буфету красного дерева. Из выставленных на нем разнообразных блюд она выбрала лишь кусочек поджаренного хлеба и немножко копченой селедки и, налив себе чашку кофе, присоединилась к отцу.

В свои шестьдесят девять лет сэр Эдвард, несмотря на редеющую шевелюру, оставался очень красивым мужчиной. Дочь унаследовала его глаза, высокую и стройную фигуру, но золотисто-каштановые локоны и тонкие черты лица перешли к ней от матери.

Заметив лиловые тени под глазами дочери, сэр Эдвард проницательно взглянул на нее и осведомился:

– Очередной кошмар?

Нелл кивнула.

– Но тебе не стоит беспокоиться. Мне удалось проспать почти всю ночь до того, как он случился.

– Послать за врачом? – нахмурился сэр Эдвард.

– Ни в коем случае! Он заставит меня пить какое-нибудь гадкое лекарство, покачает с умным видом головой и выставит неимоверный счет за услуги, – усмехнулась Нелл. – Всего лишь очередной кошмар, папа. Тебе не о чем беспокоиться.

В прошлом сэру Эдварду приходилось иногда просыпаться от криков дочери, когда ужас ее снов становился невыносимым, так что теперь он усомнился в ее словах, но настаивать не стал. Его Нелл могла быть на редкость упрямой. Он улыбнулся: эту черту она точно унаследовала от матери.

На мгновение лицо его затуманилось. Жена его умерла четырнадцать лет назад, и хотя он научился жить без ее кроткого присутствия, бывали времена, когда ему отчаянно ее не хватало. Особенно когда одолевали тревоги из-за Нелл. Анна наверняка знала бы, как поступить. Девочкам всегда необходимо материнское руководство.

Дверь в столовую отворилась, и появление сына оборвало грустные мысли. Сэр Эдвард улыбнулся и сказал:

– Ты сегодня рано поднялся, мой мальчик. Тебе предстоят какие-то важные дела?

Роберт скривился и, положив на тарелку толстый ломоть ветчины с яичницей, бросил через плечо:

– Я обещал Эндрю, что поеду с ним посмотреть какую-то чертову лошадь, которая, по его уверениям, побьет серую лорда Эпсома. Эта скотина обретается где-то в деревне, и сделка не состоится, если я не соглашусь выехать с ним из Лондона сегодня не позднее восьми утра. Я, наверное, был не в своем уме, когда согласился.

Роберту было тридцать два года. Он был старшим из трех сыновей сэра Эдварда и его наследником. Он был внешне достаточно похож на отца, высокий и сухощавый, с глазами того же цвета и твердым упрямым подбородком. Однако свои золотисто-каштановые волосы он унаследовал от матери и гордился их густотой.

Обычно Роберт не останавливался в родовом городском особняке. Его собственные комнаты были расположены на Джермин-стрит, но в июле, уезжая из дома, он их закрыл, и только необходимость приехать за новомодным фаэтоном, заказанным у лондонского каретника, вынудила его приехать в город. Его брат Эндрю предложил пригнать новый экипаж в поместье, но Роберт и слышать об этом не хотел. Как поведал он отцу, прибыв во вторник



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация