А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Когда я пришел в их контору, люди уже знали, что ваш дядюшка проиграл пари. Я нашел его в клубе в тот же вечер. Я тоже думал, что он будет пьян, но его друзья, видимо, опасаясь, что он может что-нибудь натворить, доливали ему в стакан воду.

До Колина вдруг дошло, что он слишком низко наклонился над Мерседес, она забилась в угол кресла и сидела не дыша. Ее глаза смотрели на него внимательно и настороженно, будто она ожидала удара и готовилась встретить его во всеоружии.

Чувствуя досаду, Колин выпрямился и убрал руки с подлокотников кресла.

– Я не собираюсь бить вас, – коротко сказал он. Заметив, что она даже не шевельнулась, он отступил на шаг, затем подошел к окну. Она вынуждена была повернуться в кресле, чтобы видеть его. От этого она стала похожа на загнанного оленя.

– В присутствии полудюжины свидетелей граф усомнился в законности рейса «Таинственного Ремингтона». Он дошел до заявления, что у «Таинственного» есть двойник в серии «Ремингтон» и что я привел клипер а Лондон, не дойдя до Бостона.

Глаза Мерседес расширились. Да, ее дяде следовало бы сначала вникнуть в суть дела, чтобы не действовать так безрассудно. Поставить под сомнение честь человека – это не легкая шалость, а оскорбление с серьезными последствиями.

– Я показал ему газету, датированную днем прибытия судна, которую я купил в порту Бостона. Он заявил, что все это заранее подстроено и сплошное мошенничество.

Теперь Колин увидел по лицу гостьи, что она понимает, к чему это привело. Она медленно кивнула, предлагая продолжать.

– Ваш дядюшка наговорил еще много чего. И я имел полное право вызвать его на дуэль за любое из его высказываний.

– Почему же вы этого не сделали?

– Потому что это не имело никакого смысла. Я уже знал, что он не сможет заплатить долг, не заняв денег под залог Уэйборн-Парка. Если бы он не захотел сделать этого, то имение перешло бы в мою собственность за отказ от уплаты долга. Все совершенно законно, уверяю вас.

Мерседес и не сомневалась в этом. Она поняла, что Колин Торн пошел на риск не вслепую, а просчитав все «за» и «против». Чего она не могла взять в толк – откуда у него четверть миллиона, чтобы заключать пари. Совершенно невероятно, чтобы капитан клипера смог накопить такое состояние!

– И что же он сделал, когда вы не клюнули на приманку? – нетерпеливо спросила она.

– Он сам вызвал меня на дуэль. С его точки зрения, у него не было другого выбора. Если он завтра убьет меня – ему не нужно будет выплачивать проигрыш. Если я убью его… – Колин пожал плечами. – Тогда у него уже не будет никаких забот. Так ведь?

Граф Уэйборн и так не имел никаких забот. Он предоставил это Мерседес. Она единственная несла на своих плечах все тяготы по управлению Уэйборн-Парком. Ведь когда-то это был ее дом.

Распрямив ноги, Мерседес пододвинулась к краю кресла. Несколько мгновений она сидела как испуганная птичка, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую. Потом подняла с полу свои чулки, надела их и сунула ноги в мокрые холодные башмаки. Она встала и направилась к выходу, и при каждом ее шаге через швы наружу с чавканьем выдавливалась вода. Мерседес стеснительно поджала пальцы.

Несмотря на тепло от очага, ее плащ был еще влажный. Она накинула его на плечи и подняла капюшон. Потом подняла взгляд на Колина. Он смотрел на нее с тем же бесстрастным любопытством, которое она заметила и раньше. Держась за дверную ручку, она искала слова для прощальной фразы. Но, так ничего и не сказав, ушла.

Слов не было.

Когда она добралась до дома, в библиотеке горел свет. Значит, дядя ждал ее. Никто не встретил ее у дверей, чтобы помочь ей снять мокрый плащ или предложить чаю. Поместье с годами опустело, и та немногочисленная прислуга, которую Мерседес удалось удержать, наслаждалась заслуженным отдыхом в своих комнатах.

Дядюшка появился в тусклом свете коридора раньше, чем она успела снять плащ.

– Я бы хотела сначала выпить чаю, – сказала она, открывая чулан под лестницей. Она спрятала туда свою мокрую одежду. Чтобы закрыть дверь, она попятилась назад и натолкнулась на графа Уэйборна, который уже стоял за ее спиной. Тело ее мгновенно сжалось. Прежде чем она успела убежать, он уже схватил ее за руку и вывернул так, что она не могла сдвинуться с места.

– Чай подождет, – тихо сказал он.

Говоря, он близко наклонился к ней, и запах винного перегара ударил ей в нос. Он пил все время, пока ее не было дома. Прекрасно зная, что сопротивляться бесполезно, Мерседес .заставила себя сохранять спокойствие.

– Ну, пойдем в библиотеку?

Это было все что угодно, только не приглашение. Мерседес кивнула и почувствовала, как от этого усилия больно натянулась кожа на затылке.

Уоллас Лейден, достопочтенный граф Уэйборн, за шиворот потащил свою племянницу в библиотеку. Когда он отпустил ее, чтобы закрыть за собой массивную дубовую дверь, Мерседес быстро отступила от него на безопасное расстояние. Это ее движение не осталось незамеченным. Он повернулся к ней, и она увидела на его лице кривую усмешку.

Лорд Лейден был не очень высокого роста, но Мерседес смотрела на него снизу вверх. В ее глазах он почти не изменился за те двадцать лет, что она его знала. Лишь темные волосы начали седеть на висках где-то после сорока восьми да немного резче стали морщины у глаз и рта. Но это все, что она могла заметить. Годы пьянства мало отразились на его фигуре, и даже нос не покраснел. И если ему приходилось обходиться без выпивки в течение нескольких дней, руки у него не дрожали. Среди пэров ходили легенды о его способности выпивать огромные количество ликера, и отрывочные сведения об этой его сомнительной рыцарской доблести со временем дошли и до Мерседес.

Граф пользовался известностью в свите вдов и отверженных жен своего круга. Со своей подтянутой атлетической фигурой и изысканными строгими чертами лица он слыл у женщин красавцем и часто заводил в Лондоне любовниц. Величина его долга была известна лишь его семье и кредиторам, но едва ли о ней подозревали в среде пэров. В Уэйборн-Парк допускались лишь немногие друзья, и, когда гости приезжали в усадьбу, на Мерседес лежала обязанность поддерживать видимость благополучия.

Каким-то неуловимым образом поместье имело сходство с графом. Его внешний облик мало менялся с годами. Парк был неизменно ухожен. Газоны и кустарники регулярно подстригались. Фасад каменного дома всегда был отремонтирован. И только более внимательный глаз мог заметить признаки неблагополучия: мокрые пятна на потолке третьего этажа и в комнатах прислуги, обветшавшие ковры в спальнях северного крыла, исчезновение некоторых картин со стен галереи, нечищеные печные трубы и просевшие полы в гостиной наверху.

То же самое происходило и с графом. Распад и разрушение можно было заметить только при ближайшем рассмотрении. Его остроумие, которым он был известен, можно было бы, мягко говоря, назвать несколько жестким. Дома, когда он обращал его на свою семью, оно превращалось в жестокость. Пил он или нет – настроение его было непредсказуемо, а когда к этому добавлялась ярость, он становился страшен. Он чинил расправу, как избалованный и упрямый ребенок. Нетерпеливый и не терпящий никаких возражений, он не ведал и не желал ничего знать о последствиях.

Когда Мерседес была совсем юной, она не могла понять, почему у него так много друзей. Он часто уезжал из имения по приглашению то одного, то другого знакомого. Однажды она спросила об этом тетю Джорджию, но та, видимо, не захотела отвечать на ее вопрос. Со временем Мерседес смогла сделать об этом собственные выводы и поняла, что мишенью жестокости и злобного нрава его светлости была только его семья в Уэйборн-Парке. Он разряжался на своих домочадцах. И чем дольше он отсутствовал, тем более ужасную цену они должны были платить по его возвращении. А когда тетя умерла родами, произведя на свет мальчиков-близнецов, Мерседес смогла в полной мере оценить, как часто Джорджия Лейден заслоняла своих детей и племянницу от графского гнева.

Уоллас Лейден угрюмо смотрел на племянницу, заложив руки за спину.

– Ну! – начал он. – Ты выглядишь неплохо после такой встречи. Похоже, он тебя не вышвырнул?

Мерседес медленно продвигалась поближе к камину. Огонь почти погас, но от углей шло тепло. К тому же там стояла кочерга. Мерседес никогда не входила в комнату своего дяди, не оценив сразу же, чем при необходимости она могла бы воспользоваться как оружием защиты, хотя чаще всего ей приходилось опасаться лишь его тяжелой руки.

– Нет, он меня не вышвырнул. Наоборот, он был вполне любезен. Учитывая обстоятельства, я и не ожидала, что буду принята так любезно.

Мерседес не собиралась рассказывать ему правду, но кое-что он все-таки должен услышать.

– Вы мне солгали.

В темных глазах Уэйборна появились злые желтые огоньки. На щеке задергался мускул, но он сдержался и холодно спросил:

– Что ты имеешь в виду?

Мерседес нетерпеливо отбросила со лба влажную прядь волос.

– Вы сказали мне, что напились в тот вечер, что мистер Торн воспользовался вашей слабостью. Вы сказали, что он спровоцировал ваше заявление.

– Да, здесь нет ни капли лжи.

– Вы лжете!

Ей показалось, что она громко выкрикнула это слово. На самом деле она лишь шепотом выдохнула его.

Он подскочил к ней в три прыжка и замахнулся на нее правой рукой.

– Как ты смеешь? – с угрозой произнес он.

Мерседес неожиданно мыслями перенеслась в гостиницу «Случайный каприз». Она представила себе, что сидит к кресле, а Колин Торн готовится к купанию. Тогда она продолжала смотреть на него не мигая, не отводя взгляда. И он в конце концов понял, что делает что-то не то.

Но подобная тактика не прошла с его светлостью. Больше того, это привело его в ярость. Он с размаху ударил Мерседес по щеке. Звук пощечины острой болью отозвался в ее ушах, и она зашаталась. Пытаясь сохранить равновесие, она ухватилась за край письменного стола, но, не удержавшись, упала на колени, больно ударившись бедром об острый угол.

Он уже замахнулся для второго удара, но, услышав, как она вскрикнула от боли, почувствовал удовлетворение. И медленно опустил руку, все еще зажатую в кулак.

– Что еще он говорил? – ровным голосом спросил он.

Глаза ее наполнились слезами. Она подняла голову, чтобы они не скатились вниз.

– Что вы обвинили его в мошенничестве, на которое он якобы пошел, чтобы выиграть пари.

– Он действительно смошенничал.

– Какие у вас есть доказательства?

– А какие есть доказательства, что он этого не делал?

– Он сказал, что у него есть газета. Он купил ее в тот день, когда прибыл в бостонскнй порт.

Уэйборн не принял это как доказательство.

– Ему доставили ее на другом корабле. Он не мог сделать того, о чем говорит.

Мерседес положила одну руку на стол и, подтянувшись, встала на ноги. Поскольку дядя не вернулся на свое место, она обошла угол, чтобы быть от него подальше и создать хоть какое-нибудь препятствие.

– О чем вы говорите? Он побил рекорд на девять часов. Ему нужно было улучшить время хоть на одну минуту. Почему же вы считаете, что он не мог этого сделать?

Граф Уэйборн сжал тяжелые челюсти. Он мрачно смотрел на племянницу и молчал.

– О Боже мой! – сказала она, повышая голос. – Вы ведь уже с кем-то договорились, не так ли? С кем? С кем-нибудь из команды? Или нашли кого-нибудь в доке? Что вы сделали?

Лорд Лейден равнодушно выслушал все ее обвинения. И сказал лишь:

– Он не мог сделать того, о чем заявил,

– Вы опозорили всех нас!

Он посмотрел на нее так, что казалось – сейчас опять ударит.

– Капитан Торн смошенничал, – сказал он спокойно, сдерживая раздражение, – и я найду способ доказать это.

– Если он не убьет вас раньше.

– Вот поэтому я и прошу тебя об этой услуге.

– Я не смогла отговорить его от встречи с вами. Граф наклонился к столу и заглянул ей в лицо.

– А сильно ли ты старалась, Мерседес?

– Я старалась.

Даже на ее взгляд такая оценка своих усилий показалась ей неубедительной.

– Я так и думал.

Он выпрямился и поправил рукава своего пиджака безупречного кроя, разглаживая материю, показывая тем самым, что он полон раздумий на тему, что делать дальше. Затем неторопливо расстегнул пиджак и вынул карманные часы. Глянув на них, он протянул их Мерседес, показывая время.

– Оказывается, время еще есть. Мерседес почувствовала мгновенную слабость.

– О-о, я не могу, милорд, – быстро проговорила она. – Я больше не пойду туда.

Уоллас Лейден пожал плечами. Он положил часы в карман и, встав из-за стола, подошел к буфету. Графин с коньяком был еще наполнен. Он налил себе в стакан. Подойдя к Мерседес, он поднял бокал в насмешливом приветствии.

– Так вот как ты решила, Мерседес. Мне кажется, я должен напомнить тебе о последствиях. Неужели ты думаешь, что он оставит вас здесь? Он скорее всего захочет, чтобы в имении не осталось ни чужих детей, ни их воспитателей. Хлою и Сильвию он выдаст замуж. Это самый простой путь уладить дело и избежать скандала, но вы с близнецами окажетесь на улице. – Его голос стал задушевным и ласковым. – Ты подумала о том, чем ты станешь заниматься на улице?

Поверх края бокала он окинул Мерседес взглядом с головы до ног. Ее густые темные волосы и ясные серые глаза напомнили ему ее мать. Мерседес внешностью пошла в Элизабет Аллен, а не в Лейденов. У нее была та



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация