А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


бросать тебя.

Ребекка взорвалась:

– О, Бога ради, только не это! До встречи с тобой я жила сама по себе. Неужели мне опять придется выслушать лекцию о твоих достоинстве и чести? Я устала слышать, что ты за меня в ответе, Клэй Фрезер. Если уж мне суждено быть чьей-то женой, то я хочу мужа, которому бы в действительности нужна была именно я! Который не рассматривал бы меня как нежелательное обязательство, свалившееся с неба! – Ребекка глубоко вдохнула, чтобы совладать с собой. – Я слишком многим тебе обязана, чтобы заставлять тебя до конца жизни держать клятву, которую вытянула из тебя хитростью!

Клэй встал и шагнул к двери. Обернулся:

– Бекки, забудь о разводе. Я не дам тебе его. И если не хочешь, чтобы твой муж пришел к тебе этой ночью, лучше запри дверь.




Глава 27


Выйдя на следующее утро от доктора, Ребекка помчалась в гостиницу едва ли не вприпрыжку. Нужно найти Клэя!

Она постучала в дверь соседнего номера, распахнула ее…

Горничная, перестилавшая белье, сильно удивилась.

– О, простите, я ищу мистера Фрезера, – растерянно проговорила Ребекка.

– Он только что выписался, мэм.

У Ребекки сердце ушло в пятки.

– А как давно? – спросила она.

– Минут пятнадцать назад, не больше.

Ребекка ощутила приступ паники. Выбежала на улицу. Самые страшные ее опасения подтвердились: Скотт и его люди выезжали из города. Клэй сидел на козлах ее старого фургона, запряженного ее любимыми мулами.

Значит, он все-таки уезжает – даже не попрощавшись с ней. В глубине души она надеялась, что он все же не вернется в Виргинию. Но сейчас не время тешить себя пустыми надеждами или проявлять гордость. Она слишком сильно его любит, чтобы ничего ему не сказать и позволить вот так запросто уехать. Он сказал, что не даст развода, что хочет сохранить этот брак – что ж, она готова поймать его на слове.

Ребекка уже собралась его окликнуть, но тут Клэй отделился от поезда и направился к гостинице. Он помахал Скотту, и тот махнул ему рукой в ответ. Настроение Ребекки тут же взлетело до небес. Если это не прощальный жест, то она – королева Англии.

Четыре месяца они прожили бок о бок и привыкли скрывать друг от друга свои истинные чувства, поэтому Ребекка, по обыкновению, напустила на себя равнодушный вид, когда он ее заметил.

– Славная у тебя повозка, да и мулы хороши. Куда путь держишь? – поинтересовалась она.

– На юго-восток, в долину Напа. У меня там друзья.

– Компания не нужна?

Ребекка заметила на его лице выражение радости, которую он тут же предпочел скрыть.

– Мне не нужна компания, леди, – ответил Клэй. – Мне нужна жена. В полном смысле этого слова.

Ее накрыло волной счастья. Она будто воспарила в воздухе. Никогда в жизни она ничему так не радовалась! Это потрясающе. Это великолепно. Ей хотелось броситься ему на шею и закричать: «Да! Да!!!»

– Видишь ли, мне понадобится помощь, если я обоснуюсь там и стану строить дом.

– А разве ты не говорил, что твой прапрапрадед построил дом своими руками?

Клэй изогнул бровь.

– Кажется, я забыл упомянуть, что с ним была прапрапрабабушка.

– Забыл. – Губы против ее воли растягивались в улыбке.

– Ты же понимаешь, что выбирать себе жену нужно с умом. Тут требуется ясная голова.

– Уверена, что ты подойдешь к этому вопросу с умом.

– Ты права. Выбрать жену – это не то же самое, что лошадь или пару ботинок.

– Это верно. – Ребекка скрестила руки на груди.

– Там, куда я еду, будет много работы, и моя жена не должна ее бояться.

– Труд еще никому не повредил. – Она согласно кивнула.

– И она должна хорошо готовить. Самое важное – чтобы она варила вкусный кофе. И я надеюсь, что она сможет приготовить вяленую говядину так, что она станет похожа на изысканное французское блюдо, а бизонье мясо получится у нее таким нежным, что его можно будет резать вилкой.

– Клэй, не думаю, что в Калифорнии ты найдешь бизонов.

Он улыбнулся, и у Ребекки от восторга заныло в груди.

– Это славно, потому что я больше никогда не хочу видеть этих вонючих тупых животных.

– Сдается мне, когда ты найдешь такую жену, будешь счастливым человеком. – Ребекка спрятала улыбку в уголках губ. – А какими же еще достоинствами будет обладать эта чудесная женщина?

– Мурлыкать, когда готовит, и разговаривать с животными: она ведь верит, что у них тоже есть чувства.

– Подозреваю, что так. А как она будет выглядеть?

– Хм, как она будет выглядеть… – Клэй в глубокой задумчивости воззрился на небо. – Я всегда представлял ее высокой и гибкой, с темными волосами и голубыми глазами. Но думаю, если она будет обладать всеми вышеперечисленными достоинствами – особенно насчет кофе, – пусть будет ростом хотя бы мне до подбородка, с волосами цвета меда и такими же сладкими губами. У нее могут быть даже зеленые глаза – светлые, как нефрит, когда она счастлива, и темно-изумрудные, когда она романтически настроена. О, вот еще один важный момент: я мечтаю ложиться с ней в постель, когда захочу… и когда она захочет меня.

Ребекка сгорала от нетерпения. Если он сейчас же не спустится и не поцелует ее, она сама влезет к нему на козлы!

– Ты ничего не сказал о детях. Разве это не имеет отношения к жене «в полном смысле этого слова»?

– Разумеется. Она должна хотеть детей так же сильно, как и я. Я не становлюсь моложе и потому намерен заняться продолжением рода, как только устроюсь.

– А как насчет до того, как устроишься? Видишь ли, я отлично подхожу по всем пунктам, кроме последнего – я уже жду ребенка.

– Ребенка?!

Игра закончилась.

Клэй спрыгнул с козел и схватил Ребекку за плечи:

– Ты… мы… У нас будет ребенок?! – Он прижал ее к себе и поцеловал. – Милая, почему же ты не сказала раньше? Я ведь едва не уехал!

– Я бы никогда этого от тебя не скрыла, Клэй. Но наверняка я не знала, только сегодня утром доктор подтвердил мои подозрения. Но даже если бы я не была беременна, я бы все равно тебя нашла. Я не позволила бы тебе уехать, не сказав, что люблю тебя и хочу быть с тобой, не важно где.

– Господи, Бекки, ты бы сделала это? Милая, я люблю тебя! – Бормотал Клэй между нежными поцелуями, которыми осыпал ее глаза и лоб. – Я люблю тебя безумно, и иногда мне кажется, что я умру, если не смогу видеть тебя, касаться тебя… – Он приник к ее губам в глубоком поцелуе, который распалил в обоих жажду большего. – Бекки, история Этты и Тома показала мне, как хрупка человеческая жизнь. Время слишком дорого, чтобы отрицать чувства, которые живут в наших сердцах. Давай же больше не будем его тратить. Я не хочу больше ни единой минуты жить без тебя. И теперь, когда мы ждем ребенка, мы должны строить новую жизнь – вместе. Я люблю тебя, Бекки, я хочу провести все время, которое мне отмерено на земле, с тобой. Я не могу представить себе, как бы я прожил без тебя остаток своих дней.

– Так почему же ты не говорил этого раньше, Клэй Фрезер? Ты хоть представляешь, как давно я ждала этих слов?

– А разве ты сомневалась в моей любви? Как ты могла не знать о ней?

– Есть вещи, которые женщинам надо говорить, Клэй. Я тоже люблю тебя. Мне кажется, я любила тебя с того самого момента, когда выбрала из сотен других мужчин в Индепенденсе. Я страшно мучилась из-за того, что обманом заставила тебя жениться на себе.

– Но если бы ты этого не сделала, то не была бы сейчас здесь, в моих объятиях. Неисповедимы пути Господни, Ребекка.

– Но разве ты сможешь когда-нибудь мне по-настоящему доверять?

– Этот вопрос я вынесу на обсуждение с нашими внуками.

– Нашими внуками… Как здорово звучит. – Ребекка издала вздох удовлетворения. – О, Клэй, я так счастлива, что стану матерью. Это ведь великий дар Божий – вынашивать ребенка, зачатого в любви.

Он приподнял ее подбородок пальцем:

– Ты же понимаешь, милая, что малыш будет наполовину южанин?

– Для меня важно только то, что он будет наполовину тобой. И если ты хочешь, чтобы наши дети росли в Виргинии, я поеду туда с тобой, любимый. Там, где ты будешь счастлив, и мне будет хорошо.

– Нет, мы останемся здесь и начнем новую жизнь, как наши друзья. Хватит жить ради прошлого – или прошлым. У нас впереди будущее. Будущее в Калифорнии. – Клэй снова ее поцеловал.

Сердце ее переполнялось счастьем, а в глазах блеснул лукавый огонек.

– Что ж, по-моему, все это надо… обсудить. Он рассмеялся и вернул ей улыбку.

– Подозреваю, что «обсуждение» затянется на весь день.

– И возможно, даже займет часть ночи.

Клэй сжал Ребекку в объятиях и поцеловал еще раз, потом нежно сжал ее лицо в ладонях.

– Боже, как же я люблю тебя, Бекки. Я совершил столько ошибок.

– Мы оба их совершали, любовь моя.

– А ты оставила за собой тот номер в гостинице?

Ребекка кивнула.

– Ну, тогда самое время приступить к «обсуждению», как ты считаешь?

Она вздохнула и обвила его шею руками.

– Я думала, ты так на это и не решишься. Неудивительно, что вы, южане, потерпели поражение в войне…

Клэй рассмеялся, подхватил Ребекку на руки и понес в гостиницу.

Позже, лежа в его объятиях, Бекки спросила:

– Клэй, а ты и вправду собирался уехать с мистером Скоттом и бросить меня?

– Нет, но я не знал, как будут развиваться события. Впервые в жизни у тебя появилась возможность обрести финансовую независимость, открыть свое дело. Какая-то часть меня хотела дать тебе воспользоваться этим шансом, а потом вернуться через полгода, когда истечет твоя аренда, и убедить тебя уехать со мной. Но я очень хотел, чтобы ты выбрала жизнь со мной, поэтому я выкупил твой фургон и мулов в надежде смягчить твое сердце.

– Нет, Клэй, ты меня больше не проведешь. Ты выкупил их, потому что знал, что у меня будет разрываться сердце, если мои мулы уйдут. Но с чего ты взял, что собственная пекарня – это и есть моя мечта? Да, я бы могла себя прокормить, но я не хочу провести остаток жизни, стряпая пироги и булочки для чужих людей. Я всегда мечтала встретить человека, который полюбит меня, и растить его детей. – Она глубоко вздохнула. – Клэй, я всегда говорю то, что думаю, и сама принимаю решения. Я не рассчитываю, что кто-то подумает и решит за меня. Это и есть настоящая независимость, и единственный человек, которому я должна ее доказывать, – это я сама. – В ее глазах зажегся огонек. – Так зачем столь независимой личности, как я, отказываться от самого замечательного, благородного, честного человека, которого я когда-либо встречала в жизни – тем более что я люблю его до безумия, – лишь бы доказать свою независимость? Этим я доказала бы только свою глупость.

Клэй засмеялся:

– Ты, наверное, наслушалась Гарта.

Ребекка ощутила глубокое умиротворение и светлую радость.

– Все, чего я хочу, – это жить с тобой, Клэй, – сказала она. – Моя независимость, твоя честь… Разве не эти качества мы так друг в друге любим? И разве не их наследует наш малыш? О, Клэй, мы воспитаем таких удивительных детей…

Он коснулся губами ее руки и заметил на пальце золотое кольцо. Она не надевала его с тех пор, как ее похитил Орлиный Коготь. Присмотревшись, Клэй расцвел в широкой улыбке:

– Это не кольцо Чарли.

– Конечно же, нет, – нежно проговорила Ребекка. – Я ношу кольцо, которое подарил мне мой муж. Так что скажешь, южанин, – в голосе ее появились ласково-игривые нотки, – сможем ли мы осуществить твою мечту и вместе возделать виноградник?

– Да, Бекки, несомненно. Но это моя мечта, а как же твоя?

Ребекка с нежностью погладила его по щеке, и глаза ее светились любовью.

– А моя мечта уже исполнилась, любимый.



notes


Примечания





1


Поезд – здесь: вереница крытых повозок, в которых путешествовали американские колонисты.




2


Конфедерация – союз южных рабовладельческих штатов во время Гражданской войны в США в 1861–1865 гг.




3


Чинц – лощеная хлопчатобумажная ткань с рисунком из цветов и птиц.




4


Иезавель – жена израильского царя Ахава, язычница и распутница. Имя стало нарицательным и служит для обозначения вероломной, коварной, распутной женщины.




5


Четвертого июля в США отмечается День независимости.




6


Каллиопа – клавишный музыкальный инструмент со свистками.




7


Растение, сок которого используется для получения наркотика мескалина, вызывающего зрительные и слуховые галлюцинации.




8


По обычаю невеста должна на свадьбу надеть что-то старое (как правило, фамильные драгоценности, иногда – подвенечное платье матери или бабушки), это символизирует связь с семьей, новое (как знак благополучия и достатка в новой жизни), голубое (традиция восходит к библейским временам, когда голубой цвет символизировал чистоту и верность) и чужое (предмет одежды или аксессуар, который надевала на свадьбу женщина, счастливая в браке).




9


Грант, Улисс Симпсон (1822–1885) – американский политический и военный деятель, полководец северян в годы Гражданской войны.




10


Борегар, Пьер Густав Тутан (1818–1893) – майор армии США и генерал армии Конфедерации в годы Гражданской войны.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация