А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Золотая судьба
Патриция Мэтьюз


Решительная сероглазая Белинда Ли никогда не страшилась опасности – и потому не задумываясь отправилась на охваченные «золотой лихорадкой» ледяные просторы Аляски. Девушка прекрасно понимала, что ей придется сражаться за свою «золотую судьбу» наравне с жестокими, циничными мужчинами. Однако она не могла и предположить, что самый сильный из них, бесстрашный Джош Роган, станет для нее не противником, а верным защитником, спасителем – и, наконец, пылким, страстным возлюбленным, готовым рисковать ради Белинды собственной жизнью…





Патриция Мэтьюз

Золотая судьба





Глава 1


Шел 1898 год, но, глядя на открывавшийся с палубы «Чилкута» пейзаж, Белинда Ли подумала, что сто лет назад картина наверняка была точно такой же. Мелкая, обрамленная горами гавань Дайи была заполнена всевозможными судами, среди которых были настолько старые и ветхие, что девушка удивлялась, как им вообще удалось добраться до места. Берег представлял собой заполненную грязью низину, по которой люди, похожие на неуклюжих медведей в своей тяжелой одежде, пытались толкать, волочить или нести огромные груды снаряжения и продовольствия.

На Клондайке нашли золото, и вспыхнувшая «золотая лихорадка» привлекла тысячи золотоискателей в эту маленькую гавань, откуда начиналась Чилкутская дорога, ведущая на золотые прииски Клондайка.

По телу Белинды пробежала дрожь. Стоял жуткий холод, и, несмотря на то что по календарю был уже апрель, гребни виднеющихся в отдалении гор были покрыты снегом и льдом. Впервые после их отплытия из Сиэтла Белинда засомневалась в разумности своего решения предпринять это путешествие.

На борту корабля ходило много разговоров о трудностях высадки в Дайе, но она и представить себе не могла, что будет настолько трудно. Говорили, что высота прилива в Дайе составляет от двадцати до двадцати пяти футов и приливная волна накатывает на берег с устрашающей скоростью, нередко смывая драгоценный груз в море.

Белинда вытянула удачный жребий, номер десять, но ей в первую очередь предстояло позаботиться о том, чтобы перетащить свой багаж как можно дальше от берега, пока прилив не унес его в море.

На корабле имелось несколько яликов для высадки на берег – грубые посудины, наспех сколоченные из досок, – и Белинде удалось зарезервировать место для Аннабел, себя и багажа.

Девушка повернулась к своей сестре, которая стояла рядом и прятала покрасневшие нос и щеки в темный мех капюшона парки. Уголки ее полных губ были опущены, подбородок прижат к груди. Белинда вздохнула и в сотый раз задала себе вопрос, что заставило ее согласиться и взять с собой старшую сестру в это самое важное в ее жизни путешествие.

Такое место совсем не подходило для Аннабел, с ее темными, искусно уложенными кудрями, голубыми глазами и вечно надутыми губками. Ее место дома, в Нью-Йорке, где она может ходить на танцы со своими кавалерами, посещать театры и рестораны, ловить на себе восхищенные взгляды поклонников и большую часть времени предаваться безделью. Почему сестра захотела отправиться вместе с ней? И главное, почему она, Белинда, позволила себя уговорить?

Суета на судне усилилась. Люди сновали туда-сюда, кричали, ругались и перетаскивали свои пожитки поближе к сходням. В воздухе чувствовалась напряженность, но ее почему-то общее настроение оставляло равнодушной.

Женщин на судне было мало. Белинду предупреждали, что женщинам здесь не место. Но до этой минуты она не колебалась, несмотря на тяготы путешествия, безвкусную пищу и невозможность уединиться. Даже вид нескольких наскоро сколоченных домишек, мимо которых они проплывали, не уменьшил ее энтузиазма, хотя угрюмая, покрытая грязью равнина и трудности с выгрузкой на берег горы их вещей, и особенно дорогого фотографического оборудования, слегка подпортили ей настроение.

Девушка улыбнулась. «Ничего, – подумала она, – ты пока еще не побеждена».

Она хотела было заговорить с Аннабел, но, взглянув на сестру, передумала. Интересно, а как она сама выглядит в глазах Аннабел?

Считает ли Аннабел ее привлекательной? Белинда мысленно представила себе свое лицо. Ее подбородок был круглее, чем у сестры, нос не такой курносый, а глаза, хотя и имели ту же форму, были серыми, а не голубыми. Она не могла похвастаться и полной нижней губкой, придававшей лицу сестры капризное выражение. Впрочем, Белинда не обращала внимания на свою внешность, хотя многие мужчины восхищались ею. Ее волосы были почти такого же темно-каштанового оттенка, как у Аннабел, но совсем не вились, а ровной блестящей волной спадали до самой талии. Готовясь к путешествию, она значительно подрезала их.

Белинда подумала, что Аннабел, вероятно, красивее ее, но зато она, Белинда, сильнее, и ей придется нести на своих плечах все тяготы этого путешествия. Это было ошибкой – позволить Аннабел сопровождать ее. Стоя рядом с сестрой и глядя на берег, Белинда почувствовала, что впоследствии еще не раз пожалеет о том, что взяла с собой сестру.

В бинокль она разглядывала заливаемую приливом низменность. Среди высадившихся на берег пассажиров сновали фигурки приземистых людей, несущих на плечах огромные грузы. Вероятно, это местные индейцы-чилкуты, которые зарабатывали себе на жизнь тем, что доставляли грузы по чрезвычайно опасной Чилкутской дороге на золотые прииски. Она слышала, что индейцы способны переносить огромные тяжести.

Первый помощник капитана выкрикивал номера, и когда назывался очередной номер, вещи его обладателя перебрасывались через борт судна в ялик.

Белинда тронула сестру за руку.

– Нам нужно присмотреть за вещами и постараться найти помощника. Я знаю, что никто не должен брать свой багаж, пока все вещи не будут выгружены на берег, но большинство пассажиров не придерживаются этого правила, потому что им не терпится перетащить свои пожитки подальше от берега до начала прилива.

Аннабел лучезарно улыбнулась:

– Нам помогут, Би. Я уже попросила об этом нескольких молодых людей.

Она была так довольна собой, что Белинда, уже собравшаяся отругать сестру за легкомысленное поведение, прикусила язык. Стараясь, чтобы в ее тоне звучало как можно меньше сарказма, она сказала:

– Как это мило с их стороны! И чем мы отблагодарим их? Аннабел бросила на Белинду недовольный взгляд, но промолчала и последовала вслед за ней на корму, к груде укрытых брезентом сундуков и ящиков, аккуратно сложенных и привязанных к поручням.

Двое молодых людей, одетых в куртки и теплые свитера, уже отвязывали укрывавший вещи брезент. Увидев приближающихся женщин, они приподняли шляпы.

– О, Нед! – весело воскликнула Аннабел. – И Фредди. Как мило, что вы помогаете нам! Я уверена, что сами мы никогда бы не справились.

Белинда стиснула зубы. Разумеется, сестра права. Они не в состоянии обойтись без посторонней помощи, однако не в ее характере пользоваться женскими уловками, чтобы получить необходимую помощь, и она всегда расстраивалась, видя, как Аннабел кокетничает и беззаботно раздает обещания, которые никогда не будут выполнены. «Мужчины такие глупцы, – сердито подумала Белинда. – Достаточно хорошенького личика, и они уже наперегонки бросаются таскать вещи».

Когда молодой человек, которого звали Фредди, начал поднимать один из ящиков, тот выскользнул у него из рук, и Белинда громко крикнула:

– Осторожнее, прошу вас! Это очень ценный груз!

Фредди покраснел и перехватил ящик.

– Прошу прощения, мэм. Все уже в порядке. Я крепко держу его.

Белинда с облегчением вздохнула, и от ее дыхания в воздухе образовалось белое облачко. Фотографическая камера «Графлекс», висевшая в футляре у нее на боку, и новая пленка стоили целое состояние, но она надеялась с помощью фотографий окупить затраченные на них деньги.

К Неду и Фредди присоединились еще двое молодых людей. Они приподняли шляпы, приветствуя дам, а затем помогли спустить их багаж в ялик.

Белинда пометила все их сундуки и ящики, написав жирными буквами свою фамилию – Ли. Несмотря на недовольство Белинды, Аннабел везла с собой два больших сундука с одеждой; ее личные вещи занимали почти столько же места, сколько фотографическое оборудование и продовольствие, вместе взятые.

Как только последний предмет оказался на ялике, сестры заняли свои места на борту тяжело нагруженного суденышка. Теперь, когда их багаж был благополучно выгружен с корабля, настроение Белинды улучшилось. Первый этап их путешествия завершен, и, значит, следующий они тоже смогут преодолеть не менее успешно.

Она улыбнулась Аннабел, которая тесно прижалась к ней, но сестра в это время дерзко разглядывала молодого человека слева от нее, в то время как сидевший напротив Фредди тщетно пытался поймать ее взгляд. Белинда раздраженно вздохнула. Нужно будет как следует отругать Аннабел, хотя вряд ли это принесет пользу.

Как только ялик достиг берега, Белинда выпрыгнула на берег и тут же увязла по щиколотку в грязном песке. Она невозмутимо вытащила свои элегантные туфли из грязи и стала искать свободного носильщика.

На берегу царила полнейшая неразбериха. Множество людей выгружали на берег свои вещи и перетаскивали их подальше от линии прилива. Другие торговались с носильщиками, чьи похожие на салазки приспособления усеивали берег вперемежку с грудами багажа.

Белинда вспомнила ужасные истории, которые она слышала на борту корабля, и сердце ее упало – она представила себе, как волны смывают ее драгоценное снаряжение в море.

Вдруг она увидела большую телегу, которую тянули две тощие лошаденки. Тот, кого она посчитала владельцем телеги, о чем-то яростно спорил с широкоплечим мужчиной в тяжелой меховой парке. Белинда решила, что они не могут договориться об оплате.

Она поспешила к мужчинам.

– Извините, что вмешиваюсь, – сказала она, обращаясь к владельцу телеги, – но сколько бы ни предложил вам этот человек, я заплачу больше.

До этого момента она избегала встречаться взглядом с мужчиной в парке, но, услышав сорвавшееся с его губ проклятие, повернулась к нему. Это оказался молодой человек, года на три старше Белинды. Ростом он был невысок, но из-за широких плеч и длинных ног казался гораздо выше. Его чисто выбритое лицо с прямым носом и странными светло-голубыми глазами, пристально смотревшими на нее, притягивало к себе ее взгляд.

Белинда смутилась и отвернулась от него.

– Простите, – натянуто произнесла она, – но мне очень важно перевезти в целости и сохранности мои вещи.

С его губ слетел короткий резкий смешок.

– И разумеется, вы здесь одна в таком положении? Что, черт побери, вы думаете, я тут пытаюсь сделать? Или мой багаж менее ценен, чем ваш? Да?

Он был прав. Белинда была готова к его реакции, но грубость оказалось вынести труднее, чем она предполагала. Тем не менее дело должно быть сделано. Слишком многое она поставила на карту, чтобы сейчас уступить в споре.

– Прошу прощения! – Она гордо вздернула подбородок и повернулась к перевозчику: – Сэр?

Владелец телеги почесал затылок.

– Ну, цена за перевозку составляет двадцать долларов в час, это пока прилив не начался. Но если этот парень поторгуется со мной еще немного, начнет прибывать вода, и цена поднимется до пятидесяти долларов в час.

– Я заплачу вам по тридцать долларов, – отважно заявила Белинда, – если вы начнете грузить вещи немедленно!

– По рукам, маленькая леди! Где ваши вещи?

Белинда повернулась и показала на Аннабел, стоявшую рядом с их багажом. Очевидно, ее женские чары сработали еще раз. Фредди как раз выгрузил из ялика последний сундук и ставил его рядом с остальными.

Вскарабкавшись на сиденье рядом с кучером, Белинда повернулась, чтобы взглянуть на свою жертву – она так и думала о нем как о жертве.

Его губы гневно скривились, но Белинде показалось, что она заметила на его лице что-то еще. Может, изумление?

Впрочем, это не имело особого значения. Что действительно важно – так это то, что она уберегла их багаж от опасности и ей удалось нанять телегу!

При помощи друзей Аннабел огромная груда вещей была еще раз переложена – на этот раз в телегу.

Потребовалось два рейса большой, похожей на сани повозки, чтобы перевезти все их вещи на четверть мили от береговой линии. Наконец все драгоценные сундуки, коробки и ящики были сложены далеко за чертой прилива и аккуратно укрыты брезентом.

Холодный ветер свистел между грудами товаров, в беспорядке разбросанных по всему берегу, и Белинда изумилась, какое количество разнообразных предметов было здесь сложено. Печки, бочонки, латунные каркасы кроватей и даже пианино – все это валялось на песке подобно обломкам, вынесенным на берег после крушения корабля. Канадское правительство требовало, чтобы каждый, кто отправляется на золотые прииски, имел с собой не только необходимые вещи, но и запас продуктов по меньшей мере на год.

Нед и Фредди достаточно долго возились, прежде чем поставили палатку рядом с их вещами. Белинда проигнорировала протесты Аннабел по поводу того, что придется провести ночь на берегу.

– Я не собираюсь оставлять вещи без присмотра! – твердо заявила она. – Даже если я найму сторожа, как я смогу ему довериться?

– Но мы можем найти гостиницу в городе! – сказала Аннабел.

– Этот город еще только строится, и любая комната в гостинице будет представлять собой в лучшем случае наспех сколоченный ящик, в котором полно насекомых. В спальном мешке тебе будет тепло и удобно. Пока сиди здесь и присматривай за вещами, а я попытаюсь нанять носильщиков.

Не обращая внимания на недовольство сестры, Белинда решительно выбралась наружу. Посмотрев в сторону моря, она увидела, что приближается прилив. А на берегу, на расстоянии четверти мили, она обнаружила единственную улицу, застроенную кое-как сколоченными дощатыми хибарами. До нее доносились хриплые пьяные голоса и звук ружейных выстрелов.

Белинда похвалила себя за то, что в споре с Аннабел проявила твердость. Ночь в поселке Дайя могла бы плохо кончиться для двух одиноких женщин.

Услышав над ухом хриплый голос, она буквально подпрыгнула.

– Маленькая леди?

Девушка повернулась и оказалась лицом к лицу с долговязым возницей, который перевозил ее вещи.

– Да?

– Вы говорили, что вам очень нужны носильщики для путешествия по Чилкутской дороге. Я могу предложить вам одного. Скажите ему, что вы заплатите хорошую цену.

Он повернулся



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация