А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


на петлях часть барьера и выходя из своего безопасного убежища. – Пойдемте со мной.

Она провела его в справочную секцию, где тихо гудел включенный компьютер, постоянно готовый к работе. Она села на стул перед ним и жестом предложила Рассо подтянуть к себе другой. Он взял стул, поставил, пожалуй, слишком близко к ее стулу и плотно уселся на него. Так он казался еще массивнее. Он тут же откинулся на спинку и положил ногу на ногу, автоматически приняв позу самца – предводителя стаи, то есть мужчины, привыкшего физически властвовать над окружающим пространством.

Дейзи нахмурилась и мысленно вычла только что набранные им очки. Он что, не знает? Людей нельзя подавлять. Она отодвинула свой стул чуть в сторону и сделала мысленную отметку в его анкете: плохие манеры.

Выяснив у него требуемую ему информацию, она ввела ее в систему и сообщила ему его код доступа. Все это время она физически ощущала его близость и бросила несколько взглядов на мускулистое, почти касающееся ее бедро, с досадой размышляя, что если отодвинется еще больше, то не сможет дотянуться до клавиатуры. Ее раздражала его бесцеремонность: он должен был понимать, как давит на нее, влезая в ее личное пространство, копы в больших городах специально изучают подобную технику устрашения… Она бросила на него еще один сердитый взгляд и чуть не подпрыгнула на стуле, потому что он смотрел прямо на нее… и даже не пытался этого скрыть.

Она почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Обычно она поскорее закончила бы дело и поспешила укрыться в своем кабинетике. Но сегодня был день начала ее новой жизни, так сказать, поворотный пункт, и она решила, что черта с два даст себя запугать. Она уже нагрубила миссис Симмонс, так почему бы не осадить и шефа полиции?

– Вы не сводите с меня глаз, – без обиняков заявила она. – У меня что, грязь на лице или я похожа на опасного преступника?

– Ни то, ни другое, – ответил он. – Все исполнители закона рассматривают людей: это часть их работы.

Хм… Пожалуй, она могла в это поверить. Ее возмущение сразу поутихло, хотя и не сильно.

– В любом случае прекратите, – велела она. – Это грубо, и вы меня смущаете.

– Приношу извинения. – Он все еще не отводил от нее взгляда, возможно, вообще не умел подчиняться приказам. Глаза у него были необычного серо-зеленого цвета, скорее зеленого, чем серого, и резко контрастировали с его оливковой кожей. Конечно, не ей было отмечать у кого бы то ни было особенности цвета глаз: ее собственные глаза были разноцветными. – Я вовсе не хотел вас смутить, мисс… Дейзи. Кажется, вас так зовут? – Его сочные губы дернулись в усмешке. – Могу я подвезти вас куда-нибудь?

Лицо ее давно прошло стадию стыдливого румянца и теперь было помидорно-красным. С тех пор как вышел фильм «Подвезти мисс Дейзи», бесконечное число людей считало очень забавным делать ей это предложение. Ее это не смешило. Она поставила ему еще два минуса в общей оценке характера, потому что смеяться над чьим-то именем неприлично.

– Нет, благодарю вас, – проговорила она таким ледяным тоном, что он не мог не понять: она не считает его слова забавными. Поднявшись на ноги, она передала ему пластиковую карточку с его кодом доступа, а затем, не сказав ни слова, прошагала к деревянному контрольному барьеру и опустила откинутую его часть на место, чтобы отделить себя от него.

Забаррикадировавшись таким образом, она повернулась к нему лицом… с другой стороны барьера.

– Простите, – произнес он, то есть извинился уже второй раз почти за две минуты. Но она не считала, будто он говорит это от души. Перегнувшись через барьер, он повертел пластиковую карточку с паролем в длинных пальцах. – Полагаю, вам часто приходится это выслушивать, а?

– Часто, – откликнулась она тем же ледяным тоном.

Он повел плечами, словно поудобнее устраиваясь в рубашке, но она читала много журнальных статей о языке тела и подумала, что он, возможно, всего лишь старается произвести на нее впечатление своими мускулами. Если так, то он просчитался.

После долгой паузы, во время которой она хранила упорное молчание, отказываясь признавать и принимать его извинения, он коротко пожал плечами и выпрямился. Постучав пластиковой карточкой по барьеру – она тщетно пыталась вспомнить, что означает, и означает ли что-то вообще, такое постукивание на языке тела, – он сказал:

– Спасибо за помощь.

Черт бы его побрал! Теперь она должна была из вежливости ему ответить и пробормотала:

– Пожалуйста.

Провожая его взглядом, она услышала, как он фыркнул.

Проклятый янки! Что он здесь делает? Если он такой крутой коп из большого города, почему не сидит в этом городе? Что ему надо здесь, в Хилсборо, городишке в горах северной Алабамы, где населения всего-то девять тысяч? Может, он оказался продажным полицейским, его схватили за руку? Или совершил ужасную ошибку и, не разобравшись, застрелил безоружного и невиновного? Она могла представить себе кучу подобных вариантов событий, из-за которых его уволили.

Ладно, не будет она тратить время на размышления о нем. В общем миропорядке неотесанные посетители значения не имели. Она мысленно пригладила свои встопорщенные перышки. Сейчас она была женщиной с большой целью, и сегодня она не вернется домой, пока не найдет себе собственного жилья.

Припомнив короткий список возможностей, она тяжело вздохнула. Если она станет твердо придерживаться этого решения, как бы ей не пришлось провести нынешнюю ночь в своей машине.




Глава 3


Мэр Темпл Нолан любил свой маленький городок. Хилсборо был необычайно компактным для юга, где земля была дешевой и ее было много. Большинство южных городков поэтому имели склонность расползаться, но Хилсборо никогда этим не отличался. Он уютно гнездился в маленькой долине в предгорьях Аппалачей. Нолану нравилось даже подъезжать к городку: окаймленная кедрами главная дорога вилась вверх по холмам, в какой-то момент вы проезжали поворот, и вот он перед вами, больше похожий на городки Новой Англии, чем на поселения солнечного юга.



Тут были церкви, вонзающиеся в небо белыми шпилями, большие раскидистые дубы и ореховые деревья гикори с огромными зелеными кронами, газоны с яркими цветами… черт побери, даже городская площадь! Правда, здание суда отсутствовало, потому что Хилсборо не являлся центром округа. Но площадь была, и горожане преобразовали ее в очаровательный маленький сквер с ухоженными цветочными клумбами и скамейками, а также с пушкой времен войны между штатами, около которой высилась небольшая горка ржавых ядер. Сюда приходили отдыхать горожане, и мэр чувствовал, что деньги на сквер потрачены не зря.

По одну сторону сквера располагалась городская ратуша, двухэтажное кирпичное здание желтого цвета, с одного бока которого находился полицейский участок, а с другого – украшенная белыми колоннами городская библиотека. Первым руководил шеф Рассо, резкий и суровый янки, державший город в безупречном порядке, а вторым распоряжалась мисс Дейзи Майнор, самая чопорная старая дева на свете. Она была не такой уж старой, но строгости и щепетильности в ней хватало с избытком. Она принадлежала к любимицам мэра, потому что в маленьком городке должны, по его мнению, быть разные оригинальные личности, а она представляла собой очень яркий тип.

По другим сторонам сквера разместились разнообразные магазины и лавчонки: продажа хозяйственных товаров, сухая химчистка, продукты, одежда, несколько антикварных лавок, мелочные киоски и магазин товаров для увлечений. Хилсборо нельзя было назвать покупательским раем, но местные жители могли здесь купить все, что нужно для жизни и развлечения. В городке был также обычный набор мест продажи фаст-фуд, но они находились не на площади, а дальше по шоссе в сторону Форт-Пейна. Единственным рестораном на площади была «Чашка кофе», которая бурно торговала завтраками и ленчами, но закрывалась в шесть вечера, потому что желающих пообедать было мало.

Это был мирный и тихий городок с девятью тысячами жителей. В Хилсборо не было ни баров, ни ночных клубов, так как в округе запрещалась продажа спиртных напитков. Если вам хотелось выпить чего-то алкогольного – легально, – надо было отправляться либо в Скоттсборо, который отделился и проголосовал за спиртное, либо прямо в округ Мэдисон. Конечно, жители постоянно пытались привезти выпивку домой, и полиция закрывала на это глаза, если они действительно пили дома, но сурово расправлялась с теми, кто хотел пить за рулем, а также строго присматривала за подростками, вечно пытавшимися протащить несколько упаковок пива на вечеринки. Разумеется, всегда находились люди, желавшие покурить марихуану или наглотаться таблеток, но Темпл Нолан прилагал много усилий, чтобы не допустить наркотики в Хилсборо.

Собственно говоря, это и было одной из причин, по которой он пригласил Джека Рассо стать здесь шефом полиции. Рассо служил и в Чикаго, и в Нью-Йорке, у него был большой опыт работы на улицах, он знал, чего ждать и на что обращать внимание, когда дело касается наркотиков. А если его методы были иногда слишком грубыми для этого округа… что ж, приходится ради хорошего терпеть и плохое. Лучше всего в Рассо было то, что он здесь чужак. Он мог исполнять свои обязанности, не будучи скованным приятельскими связями, из-за которых утекало немыслимое количество информации, не говоря уже о дружеских услугах… Приняв одолжение, ты сам попадаешь в должники, и не успеешь оглянуться, как оказывается, что дело стоит и сведения, которые обязаны храниться в тайне, становятся общим достоянием. Наняв на работу постороннего, Темпл пресек подобные вещи в зародыше. Хилсборо должен был оставаться мирным и чистым, таким, каким он его любит, а шеф полиции – слишком изолированным от местных жителей, чтобы заметить то, что ему знать не положено. Пока это работало великолепно.

Темпл был мэром Хилсборо уже девять лет, и только год назад добился избрания на третий срок. Ему исполнилось всего сорок пять лет. Голубоглазый и темноволосый, он был подтянутым интересным мужчиной, который нравился женщинам. Он вырос в Хилсборо. Еще в школе играл во все спортивные игры – футбол, баскетбол, бейсбол, – но никогда не был в них звездой. Впрочем, это никак не мешало его популярности или планам. Он никогда не мечтал попасть в высшую лигу. И не слишком блистательный полузащитник женился на самой красивой болельщице. Эта честь досталась Темплу. Дженнифер Уайтхед, стройная блондинка, стала миссис Темпл Нолан в июне, сразу после того, как он окончил колледж по специальности «Деловое управление». В следующем году на свет появился Джейсон, а три года спустя – белокурая малышка Пейдж. Их семейный портрет идеально подошел бы в качестве иллюстрации к брошюре о планировании семьи.

Его дети ничем порочным не увлекались. У Джейсона проявилась особая ловкость в броске, что помогло ему поступить в колледж. Но делать спорт профессией он не захотел, как и его отец, и теперь учился в медицинском училище в Северной Каролине. Двадцатилетняя Пейдж также посещала колледж, специализируясь в математике и науке. Она мечтала участвовать в космических программах. Дети его были славными ребятами. Слава Богу, никто из них не пошел по стопам матери.

Да уж, Дженнифер стала пресловутой мухой в варенье. Добрая девчонка Дженнифер… он должен был вовремя сообразить, что, если она вела себя легкомысленно в школе и колледже, замужество не сможет ее изменить. Ей-богу, она могла улечься в постель с кем угодно. Если бы оба его ребенка не были так похожи на него внешне, стоило бы проверить их ДНК. Но Дженнифер поначалу старалась ограничиваться его постелью. Он не думал, что она стала регулярно ему изменять, до того как Пейдж исполнилось два года.

Пожалуй, его политическая карьера устояла бы, если бы он с ней развелся, но он делать этого не собирался. Во-первых, дети любили мать, и Темпл не хотел их огорчать. Во-вторых, была от Дженнифер и некоторая польза. Он не сомневался, что ее поведение принесло ему определенный процент сочувствующих голосов («этот бедный Нолан так старается сохранить семью. .»), а кроме того, когда ему нужно было завершить сделку или отплатить услугу, Дженнифер всегда готова была скинуть штанишки и лечь на спинку.

Разумеется, это означало, что сам он должен был отправляться за облегчением на сторону. Нет уж, больше он никогда не станет с ней спать, только не после того мусора, которому она позволяла на себя забраться. Если бы захотел, он мог наладить постоянные отношения с несколькими доступными женщинами городка или с теми, кто считался недоступным, но мудрый человек не гадит в собственном гнезде. Нет, лучше удовлетворять свои потребности вне Хилсборо, тем более что если ему нужна была женщина, проблемы найти ее у него никогда не возникало.

Зазвонил телефон. Его личный номер, звонок которого отличался от стоявших в офисе. Бросив взгляд на дверь, чтобы убедиться, что она закрыта, Темпл взял трубку.

– Да? – Он никогда не называл своего имени… на всякий случай… особенно не по сотовому телефону, и привычка эта перешла и на стационарные телефоны.

– У нас небольшая проблема с партией товара, – произнес голос, который он сразу узнал.

– Значит, будет задержка с вывозом?

– Угу. Может, захотите сами за этим присмотреть? Темпл мысленно выругался. У него была намечена игра в гольф, конечно, если дождя не будет. А теперь ему придется ехать почти до Хантсвилла. Но ведь Гленн Сайкс – такой компетентный человек! Когда проблема была серьезной, он говорил, что Темплу нужно лично присмотреть за делом.

– Я устрою себе долгий ленч, – коротко ответил он.

– Приходите в коровник, – сказал Сайкс. – Я буду ждать там.

Оба



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация