А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


его высокой стройной фигуры и гордой посадкой головы. На маркизе опять был безупречно белый костюм, подчеркнувший темные волосы и смуглую кожу.

Моргана отодвинулась от окна, опасаясь, как бы кто-нибудь из них не глянул вверх. Она надеялась, что ей не придется присоединяться к ним, и пыталась уверить себя в том, что в этом нет никакой необходимости. В конце концов, она находится здесь в качестве медсестры, а не гостьи, так что в ее обязанности не входит помогать Несте с приемом посетителей.

Вскоре в дверь тихо постучали, и, когда она отозвалась, вошла Тереза. Ее возбуждение было настолько заметно, а причина его столь очевидна, что Моргана снова почувствовала, как в ней поднимается раздражение. Право же, можно подумать, что явилась особа королевской крови, сердито подумала она, слушая Терезу.

Оказывается, судьба решила иначе. И не позволила Моргане избежать новой встречи с человеком, который так ей не нравился: Неста приглашала ее спуститься.

Она уже собралась было неохотно пройти вслед за Терезой к двери, когда в голову ей пришла мысль, заставившая ее остановиться. Моргана решительно сверкнула глазами:

– Передайте мисс Брутон, что я спускаюсь.

Когда за служанкой закрылась дверь, Моргана быстро подошла к гардеробу и достала свежее форменное платье. Бледно-зеленое полотняное тоже было хорошо и очень шло ей, но она поспешно переоделась в форму. Значит, Фелипе не нравится форма, прошептал тихий злорадный голосок у нее в голове, хотя она старалась делать вид, что не слышит его.

Когда Моргана наконец спустилась вниз, почти следом за Терезой, она казалась холодной и сурово-отстраненной в своем крахмальном белом платье и жесткой косынке.

При ее появлении маркиз встал, и она безошибочно различила искорку сардонической насмешки в его темных глазах, пока Неста официально знакомила их друг с другом. Она также знала, что его взгляд критически скользнул по ее форменному платью, и была вдвойне рада, что надела его.

– Фелипе предложил мне подборку книг из своей библиотеки,– сказала Неста.– Если вы не против, вы могли бы вернуться, с ним, и взять их для меня.

– Конечно, я не против,– вежливо ответила Моргана, хотя этого ей хотелось меньше всего.

– Возможно, там что-нибудь заинтересует и вас, мисс Кэрол,– предложил Фелипе, и в голосе его снова послышались приятные неанглийские интонации.– Если вы вернетесь со мной в «Паласио» за книгами для сеньоры, то сможете сделать выбор.

– Благодарю вас, сеньор,– ответила Моргана не менее вежливо, не имея никакого намерения воспользоваться его предложением. Поскольку у нее нет выбора, она возьмет книги для мисс Брутон, но ни за что не примет ничего сама. К тому же перспектива находиться в его обществе отнюдь не радовала ее, так что она постарается вырваться как можно быстрее.

Она повернулась к мисс Брутон и, надеясь, что удастся быстро улизнуть, спросила:

– Попросить Терезу принести шоколад? Прежде чем ответить, Неста взглянула на маркиза:

– Вы выпьете с нами шоколада, Фелипе?

Он улыбнулся, любезно принимая ее предложение, и сказал что-то по-португальски как раз тогда, когда Моргана начала надеяться, что он спешит. Было бы лучше как можно скорее покончить с неприятной поездкой и вернуться с книгами.

Она быстро отвернулась, и тут заметила на столике крошечный колокольчик. Теперь у нее нет предлога оставить их и уйти искать Терезу, и она неохотно взяла колокольчик, надеясь, что Тереза его не услышит, и в то же время зная, что это безнадежно. Тереза наверняка где-нибудь поблизости на случай, если она понадобится, возбужденная перспективой прислуживать такому высокому посетителю.

– Вы совсем не знаете португальского, мисс Кэрол? – осведомился Фелипе с бесстрастной вежливостью, когда она вернула маленький серебряный колокольчик на стол.

– Совершенно не знаю, сеньор. Это признание доставило ей некоторое удовольствие.

– Жаль. Вам бы он пригодился. Надо принять меры, чтобы исправить такое положение дел.

Тут Моргана крепко прикусила язычок, чтобы не обронить какую-нибудь резкость. Ее снова возмутила его уверенность в том, что все подчинятся распоряжениям хозяина Хуамасы.

– Благодарю вас, сеньор,– ответила она вежливо,– но я считаю, что нет смысла утруждать себя. Я недолго пробуду на острове.

– Все еще не передумали? Ах, ну да, прошло еще очень мало времени. Вы пробыли здесь всего день.

Опять ей показалось, что он счел вопрос о ее пребывании на Хуамасе решенным. Она снова с трудом удержалась от того, чтобы не сказать, что хотя он на Хуамасе и господин, но не имеет власти над ее жизнью или поступками, и она не подчинится его воле.

– Я боюсь, что у меня нет выбора: я должна буду вернуться в Англию,– ответила она вместо этого, чувствуя, что слова ее звучат очень сдержанно по сравнению с тем, что ей хотелось бы высказать.

Мисс Брутон быстро взглянула на нее, гадая, не вспомнила ли девушка в этот момент о том, как бежит ее время, но по Моргане нельзя было сказать, что ее мысли заняты такими мрачными и удручающими вещами. Когда она отдавала распоряжения Терезе, казалось, что лицо ее совершенно спокойно и ничто его не тревожит.

Тереза сделала книксен с тем же выражением гордого возбуждения. Снова догадавшись, чем оно вызвано, Моргана покрепче взяла себя в руки, поворачиваясь к остальным. Странно, что ее так выводит из равновесия эта неприязнь к маркизу.

– Вам нравится вилла? – услышала она вопрос, заданный ровным непривычным тоном.

– Она очаровательна.

Отвечая, она снова чуть ли не с осуждением подумала о том, как он привлекателен, одновременно уверив себя в том, что эта-то привлекательность ей и не нравится. Он был слишком темным, почти грозным – по сравнению со светлым Филиппом.

– Возможно, вы найдете «Паласио» привлекательным,– он с улыбкой посмотрел на Несту.– Вы не могли бы отпустить вашу внимательную медсестру ненадолго?

– Совсем не обязательно спешить,– отозвалась мисс Брутон с веселой искоркой в глазах, словно точно знала, о чем сейчас думает головка под крахмальной белой косынкой.

Моргана ограничилась ответной улыбкой и с радостью увидела Терезу, выходящую из дома с подносом. Она не сомневалась, что не смогла бы никого поблагодарить за это нежеланное приглашение – даже Несту.

Пока Тереза подавала им шоколад, Фелипе говорил с ней по-португальски, а та, расплывшись в гордой улыбке, отвечала ему, а потом с улыбкой вышла. Моргана снова ощутила укол раздражения, и не заметила, как начала хмуриться, пока не услышала смеющийся голос Несты.

Когда наконец наступило время попрощаться с Нестой и пройти вместе с аристократическим гостем туда, где их ждал лоснящийся чудо-автомобиль, Моргана обнаружила, что ей совершенно не хочется ехать. Тем не менее, она не колеблясь, уселась на переднее сиденье.

Пока маркиз включал зажигание, она повернулась, чтобы послать Несте улыбку, а потом, когда уже не было предлога отворачиваться, стала рассматривать все вокруг. Невольное чувство вины подсказывало ей, что следовало бы по крайней мере предпринять попытку завязать разговор. Однако она постаралась успокоить себя мыслью, что, возможно, он тоже не совсем расположен к беседе, и продолжала молчать, пока он не сказал, не отрывая взгляда от дороги:

– Я вам не нравлюсь, мисс Кэрол. Интересно, это потому что я не англичанин?

Это было сказано так небрежно, почти без интереса, что на мгновение Моргана даже ушам своим не поверила. Когда, наконец, до нее дошло, что он на самом деле сделал это невероятное замечание,– его, конечно, нельзя было расценить как начало разговора на нейтральную тему,– ей так и захотелось сказать, что ее ничуть не интересует его национальность, он просто ей не нравится.

Моргана бросила на него быстрый взгляд, но он смотрел прямо перед собой, и его лицо оставалось непроницаемым. Казалось, что его вообще не волнует ее ответ. Тем не менее, она сочла благоразумным произнести хоть что-то.

– По-моему, вам показалось, сеньор.

– Возможно.

Если ее голос был сдержанным и тщательно маскировал все эмоции, то он снова говорил отстраненно и равнодушно. В конце концов, что ему за дело, если такая неприметная личность, как Моргана Фэй Кэрол, вдруг невзлюбила маркиза де Альвиро Риальта?

Они какое-то время ехали в молчании, и Моргана с удивлением пыталась понять, почему он вдруг произнес это. Право же, он занимает слишком высокое положение, чтобы его волновала антипатия какого-то ничтожества вроде медсестры Кэрол. Но, с другой стороны, его это, по-видимому, нисколько не озаботило. Он просто отметил это с почти оскорбительной небрежностью, а потом вернулся на свою неприступную вершину.

– Поскольку ваше пребывание на Хуамасе ограничено, следует устроить так, чтобы вы получше познакомились с островом,– объявил он, прерывая мысли, которые все равно крутились вокруг него. Можно подумать, она какая-то заезжая туристка, которой надо как можно плотнее заполнить каждую минуту, возмущенно подумала Моргана.

– Когда представится время, я отвезу вас в центр острова.

– Благодарю вас, сеньор,– ответила она ровным голосом, не имея намерения воспользоваться его предложением, но, очевидно, ее недовольство было недостаточно хорошо скрыто.

– Но вам оно не вполне по вкусу? – подсказал он.– Интересно, почему? Моргана закусила губу:

– Вам показалось, сеньор.

– Опять мне кажется,– флегматично проговорил он.– Я обнаружил, что у меня живое воображение, мисс Кэрол. Мне кажется, что я вам не нравлюсь. И еще – что вам не хотелось бы ехать со мной.

На этот раз Моргана не смогла удержаться, чтобы не кинуть на него возмущенный взгляд.

– Возможно, мне не нравится, когда за меня так бесцеремонно принимают решения,– парировала она.

– Но почему? Когда имеешь дело с женщинами, приходится все устраивать самому.

Моргане понадобилась целая минута, чтобы овладеть мыслями, которые опять захлестнул гнев. Никогда она не думала, что мужчина может быть таким невыносимым, оставаясь при этом отстраненным и сдержанным!

– Может, португальские девушки другие,– начала она, твердо намереваясь не давать волю своему непослушному язычку, с которого так и рвались совершенно другие слова.– Мы, англичанки, предпочитаем сохранять независимость.

– Ах, да: знаменитая английская независимость.– В темных глазах появилась легкая насмешка – и в любезном невозмутимом голосе тоже.– Интересно, мисс Кэрол, были ли вы когда-нибудь влюблены?

Мгновенное воспоминание о Филиппе ножом ударило ей в сердце, но ответила она с хорошо разыгранным равнодушием:

– Когда-то я думала, что влюблена. Но это прошло.

– Интересно, была ли это любовь? – Его спокойные темные глаза на мгновение остановились на ней.– Вы, англичане, слишком небрежно относитесь к чувствам. По-моему, вы даже не знаете, что такое любовь.

– Множество людей в Англии вступают в брак, сеньор,– возразила она не без резкости.– Не хотите ли вы сказать, что они делают это без любви?

Он пожал плечами и чуть шевельнул аристократически красивой рукой, лежавшей на руле,– жест пренебрежения.

– Это не та любовь, какую знают португальцы.

– Ее в Англии хватает.

– Ее может не хватить, если вы задержитесь на Хуамасе,– сказал он, наблюдая за ее непроницаемым, как маска, лицом, словно хотел добраться до самой сути того, что за ним скрыто.

– Но я здесь не задержусь, так что мне можно ничего не опасаться,– ответила Моргана, надеясь закончить этот разговор.

— Ну конечно же. Я забыл, что времени так мало.

Сквозь деревья постепенно стал виден «Паласио». Две высокие башни с одной стороны явно напоминали Восток, да и остальная часть здания, насколько его можно было разглядеть, имела фантастический вид мавританского дворца.

Неудивительно, что он так хладнокровно невозмутим, словно он не простой смертный. Так легко воспринять это огромное и сказочно красивое здание его обиталищем. Он здесь родился, и к нему перешел древний титул, громадное состояние и, наверное, целая армия слуг, готовых выполнить каждое его желание,– он управляет целыми деревнями. Практически всем островом Хуамаса. А с этой мыслью снова вернулось раздражение. Несправедливо, чтобы у одного человека была такая власть. В конце концов, он всего лишь обычный смертный, как и все остальные.

Она не знала, что маркиз внимательно наблюдал за нею. Когда он заговорил, в голосе его опять звучала легкая насмешка:

– Вам не нравится «Паласио», сеньора?

– Прекрасен, но немного пугает.

– Вы привыкнете.

Легко взяв ее под локоть, он повернулся и повел ее в здание, где пол был целиком сделан из крошечных блестящих темно-синих плиток, казавшихся такими хрупкими, что она едва осмелилась пройти по ним.

Моргана подумала, что вряд ли смогла бы когда-нибудь привыкнуть к такому удивительному месту, и без особого любопытства попробовала понять, почему он сказал это. Сомнительно, чтобы ей пришлось много раз навещать «Паласио», если вообще она когда-нибудь приедет сюда еще. По крайней мере, постарается этого избежать. Она намерена держаться как можно дальше от Фелипе де Альвира Риальта.

Он усадил ее в кресло с причудливой резьбой и пошел к шкафчику, стоявшему у стены.

– Сначала мы выпьем чего-нибудь прохладного, а потом я отведу вас выбирать книги в моей библиотеке.– Он наполнил хрустальную рюмку сверкающей янтарной жидкостью и передал Моргане со словами: – Легкое вино, которое пьянит чуть больше, чем знаменитый английский лимонад.– Его собственная рюмка содержала жидкость другого оттенка. Он продолжил, и в его приятный непривычно звучащий голос вернулась чуть насмешливая интонация:– Вы можете пить без опасения Оно совершенно безобидное.

Моргана не ответила, осторожно пригубив вино. Оно было приятно прохладным, но у нее не было уверенности, что оно на самом деле столь же безобидно, как лимонад.

Он уселся напротив нее, и она снова заметила, что он необычайно привлекателен. Интересно, знает ли он сам об этом, подумала она. Скорее всего да. Он слишком от мира сего, чтобы это было не так. Другое дело, будет ли им самим когда-либо двигать чувство. Кажется, он слишком отстранен, чтобы испытывать сильные эмоции.

– У вас дар безмятежною молчания, мисс Кэрол.

– У меня дурная привычка мечтать,– отозвалась Моргана со слабой улыбкой, надеясь, что он не спросит, о



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация