А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Хиллард, Нерина

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

проговорил он, и в его чуть отрывистых, неанглийских интонациях, делавших звуки речи такими странными, звучала все та же отчужденность.

Моргана коротко пересказала ему детали, неосознанно наблюдая за тонкими сильными пальцами, в которых он держал дорогой портсигар.

– Наступит полное выздоровление?

Она кивнула.

– Но некоторое время ей понадобится лечение.

– Это понятно.– Тут он открыл портсигар и предложил ей сигарету, но Моргана покачала головой.

– Спасибо, но в форменном платье я не курю.

Прямые темные брови удивленно изогнулись, ей показалось, она видит скрытую насмешку.

– Вы так серьезно относитесь к вашей работе?

Моргана посмотрела на него с изумлением.

– Конечно. Медицина – не та профессия, к которой можно относиться легко.

Если какая-нибудь начинающая медсестра относилась к своей профессии несерьезно, то она долго не выдерживала, мрачно подумала Моргана. Во всяком случае не в больнице Святого Кристофера – да и не в какой иной, если на то пошло.

– А когда мисс Брутон выздоровеет, что вы будете делать?

Моргана почувствовала, что в ней снова поднимается возмущение. По какому праву этот незнакомец ее расспрашивает?

– Когда мисс Брутон выздоровеет, я вернусь в больницу Святого Кристофера,– ответила она ровным голосом, борясь с желанием оборвать его.

– Возможно,– проговорил он почти равнодушно,– вы передумаете и останетесь на Хуамасе.

– Это невозможно.

– На Хуамасе нет невозможного, сеньора,– услышала она учтивый голос иностранца.– Возможно, у вас появятся причины, чтобы остаться.

– Какие причины?

– Я оставлю этот вопрос без ответа. Позже вы, вероятно, сами сможете на него ответить.

Моргана чуть не заскрипела зубами от злости. Это прозвучало так, будто он в душе нисколько не сомневался. Бесцеремонность, с которой он отмел ее утверждение, что она не останется на Хуамасе, только усилила ее неприязнь. Уж не полагает ли он, что в этом вопросе решение принадлежит не ей?

Мысль отрезвила ее. На самом деле решение ей и не принадлежало… Но и не этому человеку – кто бы он ни был и каково бы ни было его отношение к ней – решать за нее.

Она безжалостно отбросила эту мрачную мысль и перевела на гостя, ставшего теперь совершенно нежеланным, вопросительный взгляд, гораздо более выразительный, чем она думала.

– Вы желаете вернуться к вашим обязанностям, сеньора? – Снова это чуть заметное отчуждение, ставившее ее в неловкое положение… И еще почудилась искра отвращения в его глазах, пробежавших по ее форменному платью.– Вы несомненно не жаждете продолжать разговор с человеком, который не был вам формально представлен. Это, однако, исправимо. Я вернусь завтра.– В его голос вернулась смутная насмешка.– С вашего позволения, конечно.

– Я уверена, что мисс Брутон будет рада вас видеть.– Холодная профессиональная улыбка на ее лице прятала неприязнь, кипевшую в ней.– Что передать ей, кто ее навестит?

– Фелипе де Альвиро Риальта.– Если он и заметил, как она изумленно вздрогнула, то не подал виду.– Приношу извинения за несвоевременный визит. До свидания, сеньора.

И, чуть заметно поклонившись – скорее, просто наклонив голову,– он исчез.

Она направилась обратно к лестнице, решив начать распаковывать вещи (что и собиралась делать до его появления), и пока занималась этим, сумела изгнать его из своих мыслей. Хотя временами чувствовала, как в памяти шевелится прежняя неприязнь.

Закончив, она заглянула в комнату Несты и, хотя двигалась бесшумно, все-таки разбудила ее. Неста открыла глаза и сонно осмотрелась. Моргана хотела было осторожно выйти – вдруг Несте захочется снова поспать или просто полежать в мирной тишине,– но тут глаза ее подопечной широко открылись и сонный туман в них рассеялся.

– Не уходите, Моргана.

Девушка с улыбкой пошла к ней, шурша накрахмаленным платьем:

– Как вы теперь себя чувствуете?

– Намного лучше.. Какие-нибудь события… пока я спала?

– События?

– Ну… У вас с Терезой пока еще не было конфликтов при общении?

– Нет, но появлялся самый главный человек острова.

– Приходил Фелипе!

Губы Несты изогнулись в чуть заметной улыбке, хотя ей было немного жаль, что она пропустила эту первую встречу. Глаза Морганы сердито поблескивали, без слов говоря о далеко не самом благоприятном впечатлении о маркизе.

– И что вы о нем думаете? – спросила Неста, забавляясь про себя тем, как лицо молодой медсестры стало замкнутым.

– О маркизе? – голос Морганы звучал сдержанно.– По-моему, он очень приятный человек,– добавила она с той неискренней вежливостью, что подчеркивала настоящее отношение.

У Несты заискрились глаза:

– Я хотела бы услышать честный ответ, а не тактичный.

– Ну, хорошо! – Моргана старалась сдержаться только потому, что считала его другом своей работодательницы, но одновременно приготовилась отпустить на волю свои чувства – с жаром и удовлетворением.– Он мне чрезвычайно не понравился. По-моему, он надменный, заносчивый и не признает ничьих желаний, кроме своих собственных. Я уверена, что он – настоящий деспот, хоть вы и не хотите этого признавать, и что все на острове подчиняются его желаниям.

Тут Неста расхохоталась:

– Ну-ну, Моргана. Не настолько он плох. Моргана попробовала равнодушно пожать плечами.

– Вы велели мне говорить честно,– напомнила она.

– У вас, похоже, был очень интересный разговор.

Искорки в ее глазах стали еще заметнее.

– Он был не слишком долгим, но…– Она скорчила гримаску, показывая, что, ей он показался слишком долгим.

Неста шутливо покачала головой.

– Мне жаль, что вы его невзлюбили. Я готова признать, что он временами бывает слишком властным,– согласилась она,– но когда вы узнаете его получше, то увидите, что он очень обаятельный человек.

Моргана воздержалась от ответа, уверенная, что даже при ближайшем знакомстве не изменит своего мнения. Она не собиралась даже стараться изменить свое отношение, хотя не была настолько тщеславна, чтобы считать, что это его обеспокоит. Он был слишком отстранен и уверен в своем положении.

– Вы не хотите познакомиться с ним поближе? – предположила Неста, правильно истолковав выражение лица девушки.

– Не думаю,– честно призналась Моргана.– Не вижу причины, почему бы у него возникло желание познакомиться со мной, так что проблема решена. Он довольно отстраненный и холодный, и, судя по тому, что вы мне рассказывали, я решила, что португальские аристократы блюдут классовые различия.

– Может быть, но Фелипе интересуют все, кто живет на острове.

– Этого можно было ожидать,– с раздражением сказала Моргана.– Властитель-феодал желает знать все, что происходит в границах его владений.

Неста со смехом покачала головой:

– Ну, по крайней мере, вы не сможете не признать, что он привлекателен – и совсем не толстый. В ее голосе опять послышалась ирония.

– О, надо думать, он достаточно привлекателен,– с неохотой уступила Моргана. Пусть он богат и как угодно обаятелен, но он ей ничуть не нравится, и она не видит, с какой стати она должна менять свое мнение. Да и вообще, существует Филипп, хотя отныне и не принадлежит ей.

Неста заметила, как по лицу собеседницы пробежала тень, и сразу же посерьезнела.

– В чем дело? – негромко спросила она. Моргана бросила на нее изумленный взгляд, потом ее выразительное личико замкнулось, и на нем появилась вежливая, бездушная улыбка, как та, которую она подарила Фелипе.

– Ничего.– Голос ее звучал искусственно-весело.– Просто кто-то наступил на мою могилу.

– Если бы речь шла о другой девушке, я бы сказала, что причиной этой неожиданной тени был мужчина.

Неста поняла, что не ошиблась: уголок рта Морганы невольно дернулся. Всего секунду назад в своей неприязни к Фелипе она была полна жизни, а сейчас ее словно кто-то заморозил.

– Если бы это помогло вам забыть, стоило бы рассказать мне,– проговорила она все так же негромко и серьезно, следя, чтобы в голосе ее не прозвучало сочувствие. Она знала, что при малейшем намеке на сострадание Моргана уйдет в себя.– Я уже так много о вас знаю.

Моргана колебалась. Потом вспомнила, какое облегчение она испытала, зная, что кто-то понимает, что значил для нее несчастный случай, и при этом не досаждает косыми взглядами и откровенной жалостью.

Неста убеждающе улыбнулась.

– Ну? – расспросила она.– Вы собираетесь мне рассказать?

– Рассказывать почти нечего.– Мгновение она еще сомневалась, потом вдруг приняла решение.– Я была помолвлена, а потом меня бросили.– Она хотела, чтобы ее слова прозвучали равнодушно, но чуткий слух ее собеседницы не поймало я на эту уловку.– Вот и все,– добавила она, отважно попытавшись непринужденно рассмеяться.– Говорят, это случается со многими девушками.

– Тот мужчина был глупцом,– прямо сказала Неста.

Моргана выдавила бледную улыбку:

– Спасибо, что лечите мою гордость.

– Значит, вам все еще больно?

– Иногда даже слишком.– Она вздохнула и покачала головой.– Я еще ребенком его обожала, а когда выросла, то мне удалось влюбиться еще сильнее, вместо того чтобы забыть его.

– Какой он был?

Что за человек мог завоевать любовь Морганы Кэрол и быть настолько бессердечным и глупым, чтобы отшвырнуть в сторону такой дар?

Моргана улыбнулась, не замечая, что в ее глазах появилась тоска:

– Высокий, светловолосый, с синими глазами, которые, казалось, всегда улыбаются. Его звали Филипп Лейланд.

Неста вздрогнула, но изумление, на мгновение появившееся на ее лице, сменилось жесткой неприязнью. Сначала Моргана этого не заметила. В недолгие секунды воспоминаний взгляд ее стал мечтательным и невидящим.

– Казалось, он всегда улыбается,– мягко проговорила она, потом печаль сменилась виноватой улыбкой.– Не позволяйте мне пускаться в славословия.

– Пустая, бессмысленная улыбка,– парировала Неста.– Так значит, вы были помолвлены с Филиппом Лейландом.

Тут Моргана посмотрела на Несту, все еще не поняв до конца, что означает выражение лица ее собеседницы – она осознала только, что по какому-то поразительному стечению обстоятельств та знает Филиппа.

– Вы с ним знакомы? – спросила она.

– Я с ним знакома,– подтвердила Неста. Ее губы плотно сжались, а на лице было написано такое суровое осуждение, что Моргана уже не могла его не заметить.– Самонадеянный щенок, от которого вы вовремя избавились,– закончила она. Моргана замотала головой.

– Он не самонадеянный, миссис Брутон.– Она чуть улыбнулась.– Я знаю его много лет.

– Значит, он сильно изменился с тех пор, как вы его знали, милочка.– Она мгновение помолчала, неуверенно хмурясь. Она знала, насколько необходимо сказать то, что она сейчас скажет, как бы ей ни хотелось этого избежать. Возможно, прямое сообщение – это самый лучший способ.– Филипп Лейланд,– неспешно произнесла она,– на мой взгляд, является самым самонадеянным человеком, каких я только знаю, и уж наверняка – самым самонадеянным человеком здесь, на Хуамасе.

– На Хуамасе? – Моргана недоверчиво повторила эти слова, и ее расширившиеся глаза впились в лицо Несты, неосознанно моля ее, чтобы это оказалось неправдой.– Филипп здесь… на Хуамасе?– Оцепенение, овладевшее на секунду ее мыслями, рассеялось, и волна протестующей недоверчивости пробежала по напрягшимся нервам.– Не может быть,– беспомощно добавила она.

– Боюсь, что может.– Неста пожала плечами.– Я решила, что лучше будет вас предупредить. Вы наверняка с ним встретитесь – остров слишком мал.

Моргана неуверенно кусала губы, а взгляд ее был одновременно недоумевающим и несчастным. Она приехала на Хуамасу, где ей ничто не должно было напоминать о нем,– и он оказался здесь, чтобы лишить ее с таким трудом завоеванного спокойствия. Какая жестокая шутка судьбы!

– Что он здесь делает?

– Его привез Фелипе в связи с какими-то строительными работами.

Опять Фелипе! С горькой нелогичностью она винила его за ожидавшие ее новые страдания, и это стало еще одним обвинением против него.

И тут произошло нечто странное. Внезапно она увидела перед собой насмешливые темные глаза Фелипе де Альвиро Риальта, словно принижающие ее любовь, отстраненно ироничные, и это подействовало на нее мобилизующе. Она взглянула на его мысленный образ с вызовом и неприязнью, пока он не поблек и пред ней снова не предстали черты мужчины, которого она любила, которого всегда будет любить.

Потом она вспомнила, «всегда» для нее продлится совсем недолго.




3


Моргана с удовольствием оглядела свою комнату. Она впервые осознанно обратила внимание на то, что ее окружает. Вчерашний день оказался утомительным, и к этому еще прибавилось радостно-горькое известие о том, что Филипп – тут, на острове.

Стены комнаты были покрыты бледно-зеленой штукатуркой, на полу из темного натертого дерева рядом с кроватью лежал пушистый зеленый ковер. Еще один, более темного зеленого цвета, устилал комнату во всю ее длину, а туалетный столик и гардероб были из того же темного дерева, что и пол. В углу стоял маленький секретер со стулом, а у высоких окон, выходивших на крошечный балкончик, стояло большое удобное кресло.

Потом она вспомнила о Филиппе, и радость, которую доставила ей красочная и такая «неанглийская» комнатка, куда-то разом исчезла.

Как сказала мисс Брутон, они неизбежно должны будут встретиться. Моргана была рада, что оказалась предупреждена. Так ей легче будет скрыть, как много он по-прежнему для нее значит. Она даже попробовала представить себе эту первую встречу.

Удивится ли он, увидев ее? Возможно. Но дальнейшее она не может себе представить. Мысли настойчиво возвращались к чему-то другому, о чем ей совсем не хотелось бы думать. На острове ли та, другая девушка – девушка, из-за которой Филипп написал роковое письмо? Может быть, какая-нибудь прекрасная темноглазая португалка. Он написал то письмо в Англии, но вполне мог познакомиться с девушкой где-нибудь в другом месте, не на Хуамасе. А теперь, возможно, она здесь, с ним.

Потом, как и накануне, она почему-то подумала о Фелипе де Альвиро Риальта и, виновато сморщив носик, удивилась, с чего это она вдруг о нем вспомнила. Просто удивительно, как неприязнь заставляет все время вспоминать – не меньше, чем любовь. Она без всякого повода вдруг начинала думать о нем; может, он вспоминался ей специально для того, чтобы досадить своей надменностью и холодной самоуверенностью.

И тут, словно повинуясь ее мыслям, нарочно, назло им, у дома остановилась знакомая черная машина.

Неста полулежала в удобном плетеном кресле в саду, обложенная подушками, наслаждаясь утренним солнцем, и Моргана увидела, как она с приветливой улыбкой повернулась к приехавшему. Против воли она восхитилась бессознательной уверенностью



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация