А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Операция ''Немо''
Джеффри Лорд


Ричард Блейд, победитель #5
Двадцать семь миров распахивали перед ним свои врата; он странствовал по их бескрайним океанам и континентам, сражался и любил, спасался бегством и искал сокровища, обретал и терял друзей, карал несправедливость, бился с людьми и чудовищами, водил армии в сражения и сидел в осаде, штурмовал замки средневековых баронов и базы инопланетных пришельцев. Пираты Альбы, дикие конники-монги, амазонки Меотиды и Брегги, ньютеры Тарна, катразские хадры, гладиаторы Сармы, чудодеи Иглстаза подчинялись ему, шли за ним, обуреваемые тягой к свободе, к золоту или власти. Он был героем и победителем, властелином и полководцем, конкистадором и неутомимым любовником, ибо всегда рядом с ним шла прекрасная женщина.

Итак, Ричард Блейд, победитель.

Пересказ с английского А. Антошульского, С. Нахмансона и А. Курмаковой.





Джеффри Лорд



Операция «Немо»





Осень 1961 года

База ВВС США Лейк Плэсид, Земля


– Мы рассматриваем это как бесспорное доказательство, – произнес полковник Стоун без особой уверенности в голосе.

Нахмурив брови, Блейд сосредоточенно уставился на закатанный в пластик зеленоватый прямоугольничек, лежавший в стеклянной витрине. Доллар? Доллар – и ничего больше! Может, какая-то особо искусная подделка? Он поднял вопрошающий взгляд на Дэвида Стоуна, и тот, словно прочитав мысли гостя, покачал головой.

– Он самый настоящий, Дик… И, к счастью, почти новая купюра.

Ричард Блейд хмыкнул и украдкой посмотрел на часы. Было уже три, а с Кэти он договорился встретиться в половине шестого. Через час-полтора надо заканчивать рабочий день и готовиться к ночным трудам… Последнее свидание, как-никак; срок его командировки истекал, и завтра вечером ему предстояло отправиться в Лондон.

При мысли о приятных ночных трудах он усмехнулся, затем постучал пальцем по витрине, забранной пуленепробиваемым стеклом.

– Таких бумажек, Дэйв, бродит по свету раз в сто больше, чем жителей в вашей благословенной стране. Чем замечателен этот экземпляр? На него помочился сам вице-президент?

– Нечто вроде этого… – американец приподнял бровь. – Представьте, что вы – владелец бензоколонки и закусочной близ федерального шоссе Е255 – это на юге Колорадского плато, между Альбукерке и Финиксом, на самой границе Аризоны и Нью-Мексико. Гиблые места, надо сказать… На двести миль в обе стороны – ничего, кроме песка, скал, кактусов и гремучек… Так вот, однажды у вашего крыльца приземляется летающая тарелка, симпатичный смуглый пилот заходит к вам в дом, снимает перчатки, шлем, протягивает этот доллар и на довольно приличном английском просит напиться. Стакан чистой воды, представляете!

– Видно, парня крепко допекло, – глубокомысленно заметил Блейд. – Вспотел по дороге с Фомальгаута, а термос с кофе забыл прихватить…

– Не зубоскальте. Дик! Все это случилось на самом деле с полгода назад. И владелица бензоколонки, некая мисс Ризотти, несмотря на свой юный возраст отнеслась к делу куда серьезней вас! Обернула банкнот пластиком, сунула в конверт и отправила нам – вместе, так сказать, с пояснительной запиской.

– Таких пояснительных записок я вам могу сочинить… – начал Блейд.

– Ну, ну, Ричард! Вы же профессионал! – американец, который был раза в полтора старше своего двадцатишестилетнего коллеги из Англии, позволил себе похлопать гостя по плечу. – Помните, я же сказал: заходит в дом, снимает перчатки…

– А!.. – произнес Блейд, досадуя на свой прокол. Он все уже понял.

Пригладив волосы, торчавшие седоватым ежиком, Стоун вытащил из кармана кожаный футляр на молнии – нечто вроде небольшого нессесера. Раскрыв его, полковник выудил ключ, пинцет и маленький приборчик, похожий на цилиндрический фонарик четырехдюймовой длины. С важной сосредоточенностью он вставил ключ в фигурный паз под витриной, повернул, и верхняя рама с толстым стеклом послушно сдвинулась в сторону. Затем Стоун поднес головку своего фонарика к редкостному экспонату, держа ее на расстоянии полфута от блеклой сероватой поверхности и направляя на правый край. Он щелкнул рычажком.

– Видите? – Купюра лежала портретом Вашингтона вверх, и теперь чуть ниже яркой зелени номера слабо замерцал прихотливый узор волнистых линий. – Отпечатки среднего и указательного пальчиков мисс Ризотти, – пояснил полковник. – А тут… – он ловко подцепил пинцетом запрессованный в пластик доллар, перевернул и посветил с другой стороны, – тут отпечаток ее большого пальца.

Блейд кивнул. Судя по отпечаткам, у мисс Ризотти были весьма изящные пальцы. Если и все остальное на таком же уровне, он не отказался бы познакомиться со свидетельницей… потолковать с ней наедине о летающих тарелках и симпатичных смуглых пришельцах… скажем, из Англии!

Кстати, как эта девица справляется одна на бензоколонке? Или не одна? Кажется, Стоун ничего не говорил по этому поводу…

– А теперь, Дик, следующий номер, – американец вернул доллар на место, опять же – портретом вверх, и поднес приборчик к благородным чертам Джорджа Вашингтона. Их перекрывал четкий овальный след с совершенно необычным рисунком – крохотные звездчатые образования, пятиугольные и шестиугольные, соединенные плавными линиями, в которые переходили вершинки звезд.

– Любопытная штучка… – задумчиво протянул Блейд, не спуская загоревшихся глаз с руки полковника.

– Еще бы! – тот, довольный, что удивил гостя, постучал пинцетом по доллару. – Этот раритет, мой дорогой, видело не больше дюжины человек, включая саму мисс Ризотти и президента Соединенных Штатов!

– Да я не о нем… – Блейд поморщился. – Приборчик у вас интересный, Дэйв. Что-то новое в криминалистике?

– Ах, это… – физиономия у Стоуна слегка вытянулась – «Светлячок», ультрафиолетовый излучатель для экспрессного поиска отпечатков. Да, мы начали получать их не так давно.

– Вы позволите? – Блейд осторожно взял у полковника фонарик, словно боялся случайно раздавить такую ценную вещь, оттиснул свой большой палец на стеклянной поверхности витрины и посветил. Из груди его вырвался восхищенный вздох. – Великолепно! Просто, быстро и чисто – никакого порошка!

– Дарю! – Стоун усмехнулся с видом щедрого американского дядюшки, готового облагодетельствовать нищего племянника из Европы. – У меня таких полный стол… – устройство несекретное… Только раз в полгода не забывайте менять батарейку, Дик. – Он снова прикоснулся пинцетом к своей однодолларовой драгоценности. – Но что вы скажете насчет этого?

– Хммм… Звезды и полосы… – Блейд сфокусировал невидимый луч «светлячка» на лбу американского президента. – Забавно, очень забавно… – протянул он без всякого энтузиазма.

– Вы тоже заметили? – Стоун, несмотря на возраст, едва не танцевал на месте от возбуждения – Наши эксперты закодировали этот объект именно так: «звезды и полосы»! Конечно, расположение иное, чем на национальном флаге, но что-то есть…

– Необычный отпечаток, согласен, – Блейд небрежно кивнул головой, – но можно ли принять его в качестве бесспорного доказательства? После того, как вы показали мне этих боливийских монстров…

– Однако, Ричард! – полковник протестующе вскинул руки. – То, что вы видите – только зримый и вещественный символ этого доказательства! Есть еще протоколы опросов свидетельницы, результаты анализов частиц кожи и выделений потовых желез, десятки экспертиз. Сотни страниц документации! И сейчас я все это вам представлю, мой мальчик.

Ричард Блейд обреченно вздохнул, опуская в карман подаренный «светлячок». После двухнедельного пребывания на базе ВВС США Лейк Плэсид он уже не верил в инопланетных пришельцев. Но Соединенные Штаты были большой страной и имели право на большие ошибки.




***



На свидание с Кэти он слегка опаздывал. Минуя одну за другой улицы Лейк Плэсида – оживленного городка со стотысячным населением – Блейд размышлял о превратностях судьбы, забросившей его на этот раз в просторы Висконсина.

Гола два назад США, совместно с европейскими союзниками, приступили к созданию единой системы воздушного оповещения и противоракетной обороны НАТО – в рамках так называемого проекта «Эйр Сэйфети». Его первая часть уже была реализована, и автоматические радары, соединенные с компьютерами, успешно сканировали любые объекты на высоте до двух миль над контролируемой территорией. Однако европейские партнеры неожиданно столкнулись с тем, что распознающие системы, программирование которых выполняли американцы, при определенных обстоятельствах блокируют все активные средства поражения гипотетического противника. Выяснилось, что эта мера предпринята в связи с возможным обнаружением инопланетных НЛО – после чего Англия и Франция направили заокеанскому союзнику согласованную ноту, в которой в чрезвычайно дипломатической форме ставился только один вопрос: в своем ли вы уме, джентльмены? В ответ из Пентагона поступило краткое и сухое предложение – прислать по паре экспертов для ознакомления с материалами, хранящимися на базе ВВС США в Лейк Плэсиде.

Блейд был назначен одним из двух представителей от Великобритании, ибо сложившаяся ситуация относилась к компетенции отдела МИ6, в котором он числился уже три года – после окончания разведшколы «Секьюрити Сервис». Это подразделение британской секретной службы занималось нестандартными операциями – а что может быть необычней экспертизы по части уфологии? В анналах МИ6 эта операция числилась под кодом «Немо», хотя правильней было бы назвать ее «УФО», по английской аббревиатуре термина «неопознанные летающие объекты». Однако Дж., осторожный и многоопытный шеф Блейда, всячески старался избежать любых намеков на истинную цель поездки своего сотрудника, и выбрал совершенно нейтральное наименование. Блейд же про себя называл всю эту дурацкую затею операцией «Уфф!» – и не без оснований. Пять ночей, которые он провел с Кэти, были одним сплошным «уфф!»; иногда утром его даже пошатывало. Впрочем, эта наиболее привлекательная часть командировки его вполне устраивала, хотя он и не предполагал отражать ее в официальном отчете.

Вторую вакансию от Британии должен был занять некий важный специалист, крупная шишка и доверенное лицо самого премьер-министра. Однако в последний момент сей ученый муж прислал раздраженную телеграмму – что-то насчет того, что он не желает отвлекаться по пустякам от более важных занятий. В результате произошли два события: Блейд впервые услышал имя лорда Лейтона и отправился за океан в гордом одиночестве.

Вначале увиденное в Лейк Плэсид поразило его. Кроме гигантской картотеки – невероятного скопища книг, газет, машинописных документов, фотографий и пленок, – здесь имелся целый склад артефактов – обломков летательных аппаратов, странных приборов и инструментов, деталей снаряжения предполагаемых инопланетян, а также их сморщенные, высохшие и обгорелые тела в количестве пяти экземпляров. Тем не менее, ни один из американцев не мог дать ясного ответа, что же собрано на этой свалке: бесспорные свидетельства катастроф, кои претерпели на Земле межзвездные странники, или пестрая смесь забавных мистификаций и неудачных попыток разного рода фанатиков изобрести нечто сногсшибательное. По наивности Блейд вначале полагал, что тела – во всяком случае, тела! – неопровержимо доказывают факт посещения, ибо они имели явно неземной вид. Однако полковник Стоун, приставленный к нему в качестве сопровождающего и экскурсовода по этому инопланетному зверинцу, показал ему пару заспиртованных трупов боливийских индейцев, пораженных какой-то странной болезнью; Блейд не запомнил ее названия, хотя присутствующий при этой демонстрации врач-патологоанатом разразился латинскими терминами длиной в пять строк. Эти тела походили на человеческие еще меньше, чем зеленокожие гости из космоса.

Блейд чувствовал, что вернется в Лондон с изрядной сумятицей в голове, и пока совершенно не представлял, что напишет в отчете. Единственным приятным моментом этой поездки являлось знакомство с Кэти – длинноногой брюнеткой с покрытой золотистым загаром нежной кожей, которая подвизалась в качестве фотомодели в каком-то местном рекламном агентстве. Из доверительных допостельных бесед, которые они вели в первые три-четыре дня, Блейд выяснил, что Кэти, как и он сам, появилась в Лейк Плэсиде недавно, передислоцировавшись сюда из Калифорнии в поисках работы. Здесь она еще не завела приятеля – хотя для девушки с такой внешностью сие проблем не представляло; возможно, обоюдное одиночество подстегнуло их скоропалительный роман. Они оба не любили спать на холодных простынях.

Блейд весьма критически относился к ученым рассуждениям Стоуна, бескорыстного энтузиаста уфологии, но Кэти он верил – в общем и целом. Почти каждую ночь она дарила ему столь веские и бесспорные доказательства своего расположения, что он почти не сомневался в истинности ее истории. Такой темперамент мог быть только у калифорнийки с каплей огненной испанской крови в жилах! Может быть, бедная девочка чуть-чуть и приврала – Блейд полагал, чти она сбежала из Лос-Анжелеса не в поисках работы, а спасаясь от настырного поклонника с большим пистолетом в кармане. С другой стороны, она могла говорить чистую правду, ибо в Лос-Анжелесе даже таких красоток мерили тоннами, а в Висконсине горячие смуглянки с карими глазами были в большой цене.

Как удачно, что он ее повстречал! Ночи, проведенные с Кэти, вполне искупали томительные дневные занятия уфологией под руководством неутомимого Стоуна, просмотр бесконечных архивов и лицезрение обгорелых железяк, неаппетитных монстров, тоже обгорелых, и подозрительных долларовых купюр. Однако и у Кэти имелся недостаток – она живо интересовалась всем, что происходит на таинственной, строго секретной базе ВВС. Впрочем, Блейд не верил, что девушка была русской шпионкой, жаждавшей выведать космические секреты Штатов у простодушного англичанина. Всего лишь женское любопытство! Весь городок знал про необычный музей, и добрая половина его обитателей относилась, к фанатичным поклонникам УФО. А другая половина смеялась над первой, но втихомолку ожидала со дня на день сошествия с небес Великого Галактического Духа.

Вот так они и жили в своем захолустье, эти провинциалы из Лейк Плэсида.




***



Как всегда, Кэти поджидала его в небольшом уютном баре на Мэйн стрит. Блейд был в Штатах первый раз, но уже усвоил, что такая улица есть в каждом американском городке – как и такое же заведеньице с дюжиной столиков, мраморной стойкой и полками, уставленными спиртным. Ввиду близости базы, выбор был довольно богат; при желании, бравые авиаторы могли приналечь на джин, русскую водку, бренди или местное виски, Правда, французского коньяка, к которому Блейд пристрастился за последний год в Монако, здесь не водилось.

Он поцеловал Кэти в щеку и с виноватым видом протянул букет огромных



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация