А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


СКАЗАНИЕ О МАСТЕРЕ ЭЛВИНЕ
ЧЕЛОВЕК С УХМЫЛКОЙ НА ЛИЦЕ
Орсон Скотт КАРД


Анонс

 

     В книгах об Эльвине Созидателе Орсон Скотт Кард показывает нам, какой могла бы стать история Америки в том случае, если бы Американской революции не произошло, а чародеи существовали бы на самом деле.

     Америка у Скотта разделена на несколько провинций, а Испания и Франция сохраняют прочную позицию в Новом Свете. Научная революция, разворачивающаяся в Европе, побудила многих людей с магическим даром эмигрировать в Северную Америку. В книгах серии описывается жизнь Эльвина. Он седьмой сын седьмого сына, что само по себе наделяет его незаурядной силой. Эльвину предназначено стать Созидателем, адептом, который рождается лишь раз в тысячу лет. Но на каждого Созидателя есть свой Разрушитель, воплощение сил зла. Он противостоит Эльвину и использует против него его брата Кальвина.

     В своих странствиях Эльвин исследует окружающий его мир, где сталкивается с проблемами рабства, постоянной вражды между поселенцами и с коренными жителями Америки, удерживающими за собой западную половину континента. В последующих книгах Эльвин, очевидно, должен наконец сразиться с Разрушителем, и эта встреча решит судьбу всего континента, а быть может, и всего мира.

 

     Первая встреча Эльвина Созидателя с этим человеком произошла на лесистых взгорьях восточного Кенитука. Эльвин шел со своим учеником Артуром Стюартом, беседуя то ли о философии, то ли о наилучшем способе приготовления бобов - не помню уж хорошенько - и вышел на поляну, где сидел на корточках человек, глядя вверх, на дерево. Если не считать ненатуральной ухмылки у него на лице, в то время и в том месте он ничем особенным не выделялся. Одет в оленью кожу, на голове енотовая шапка, под рукой наготове лежит мушкет - тогда много таких молодых парней охотилось за дичью в незаселенных лесах.

     Впрочем, если подумать, восточный Кенитук в ту пору стал не столь уж диким, и многие мужчины сменили оленью кожу на хлопок, исключая разве что самых бедных. Поэтому, возможно, отчасти и одежда незнакомца побудила Эльвина остановиться и посмотреть на него. Артур же Стюарт, само собой, поступал так же, как Эльвин, если не имел веской причины поступить по-иному - поэтому он тоже остановился на краю луга и молча стал смотреть.

     Человек с ухмылкой не сводил глаз с ветвей старой корявой сосны, которую вскоре должны были заглушить лиственные деревья. Но свою ухмылку он адресовал вовсе не дереву, а медведю.

     Медведь медведю рознь, это всякий знает. Мелкие бурые мишки обычно не опаснее собак - иначе говоря, если ты стукнешь такого палкой, то получишь свое, а если не тронешь его, то и он тебя не тронет. Но есть такие черные медведи и гризли, у которых шерсть на спине щетинится наподобие игл дикобраза - это значит, что они напрашиваются на драку, и стоит сказать такому слово поперек, он сразу откусит тебе голову и высосет из тебя твой завтрак. Ни дать ни взять лодочник, который дует самогон из горлышка.

     Вот такой медведь и сидел на дереве. Он был пожалуй, малость староват, но щетина на нем топорщилась будь здоров, и на дерево он залез не потому, что боялся, а за медом - меда там было полно, и пчел тоже. Они, стараясь прокусить свалявшуюся медвежью шерсть, лишались жал и падали мертвыми, зато жужжали вовсю, словно прихожане, позабывшие слова гимна - только пчелы, видать, и мотив подзабыли.

     А человек все сидел и скалился на медведя - медведь же показывал зубы ему.

     Эльвин с Артуром стояли там уже с минуту, а картина все не менялась. Человек ухмылялся медведю, медведь человеку. При этом ни один и виду не показывал, что заметил Эльвина и Артура.

     Поэтому Эльвин заговорил первым:

     - Не знаю, кто из вас начал эту игру, зато знаю, кто победит.

     Человек, не переставая ухмыляться, процедил сквозь зубы:

     - Извините, что не подаю вам руки - я слишком занят. Эльвин вдумчиво кивнул и сказал:

     - Медведь, сдается мне, тоже занят.

     - Ничего, - сказал человек с ухмылкой. - Сейчас он слезет.

     Артур Стюарт по молодости лет был поражен.

     - Слезет? Из-за вашей улыбки?

     - Смотри, как бы я тебе не улыбнулся. Неохота платить твоему хозяину за такого умного черномазого - дорого, поди.

     Все, как правило, принимали Артура Стюарта за раба - ведь он был наполовину черный, а к югу от Хайо лежали рабовладельческие края, где черный человек непременно принадлежит, принадлежал или обязан принадлежать кому-то. Поэтому Эльвин во избежание осложнений никого не разубеждал. Пусть люди думают, что у Артура Стюарта уже есть хозяин, и не стремятся занять свободное место.

     - Сильная же, должно быть, у тебя улыбка, - сказал Эльвин. - Меня зовут Эльвин, и я странствующий кузнец.

     - Кузнец в этих краях не так уж нужен. На западе дела обстоят получше, там больше поселенцев - попытай счастья там. - Человек по-прежнему говорил сквозь зубы.

     - Может, и попытаю. А как зовут тебя?

     - Стойте, где стоите, - сказал человек с ухмылкой. - Не двигайтесь. Он слазит.

     Медведь зевнул, слез вниз по стволу и стал на четвереньки. Он мотал головой в такт какому-то неведомому медвежьему мотиву, морда у него блестела от меда и была утыкана дохлыми пчелами. Подумав о чем-то своем, он, видимо, пришел к какому-то выводу, потому что встал на задние лапы и разинул пасть, точно ребенок, показывающий маме, как хорошо он глотает.

     Человек с ухмылкой тоже встал, и растопырил руки, и раскрыл рот. Зубы у него были хороши для человека, но медвежьим все-таки уступали. Однако медведя это зрелище, как видно, убедило. Он снова спустился на четвереньки и закосолапил в лес.

     - Теперь это мое дерево, - сказал человек.

     - Не слишком завидное имущество, - заметил Эльвин.

     - А мед он весь съел, - добавил Артур Стюарт.

     - Дерево мое и вся земля вокруг тоже, - сказал человек.

     - Но что ты намерен с ней делать? На фермера ты не похож.

     - И намерен спать здесь, и чтобы никакие медведи при этом не тревожили мой сон. Я просто должен был показать ему, кто здесь хозяин.

     - Значит, ваш талант нужен только для того, чтобы заставить медведей убраться с дороги? - спросил Артур Стюарт.

     - Зимой я сплю под медвежьей шкурой. Я улыбаюсь медведю, а он скалит зубы на меня, пока я не сделаю с ним все, что захочу.

     - А ты не боишься, что когда-нибудь встретишь медведя под стать себе? - мягко осведомился Эльвин.

     - Нет, приятель, не боюсь. Моя ухмылка - королева всех ухмылок.

     - Император ухмылок, - сказал Артур Стюарт. - Наполеон!

     Ирония Артура была недостаточно тонка, чтобы ускользнуть от человека с ухмылкой.

     - У твоего мальчишки слишком длинный язык, - сказал он.

     - Это помогает мне коротать время, - сказал Эльвин. - Ну, раз уж ты оказал нам услугу и прогнал медведя прочь, здесь, пожалуй, можно построить каноэ.

     Артур Стюарт посмотрел на него, как на безумного.

     - Зачем нам каноэ?

     - Я ленив и хочу спуститься вниз по течению в нем.

     - Мне все равно, что вы с ним будете делать, - сказал незнакомец. - Плывите, тоните, несите его над головой, съешьте его на ужин - только здесь вы ничего строить не будете. - Ухмылка так и не сходила с его лица.

     - Ты только погляди, Артур, - сказал Эльвин. - Этот парень даже имени своего назвать не хочет и теперь скалит зубы на нас.

     - Ничего не выйдет, - сказал Артур Стюарт. - На нас скалились политиканы, проповедники, колдуны и крючкотворы - у тебя зубов не хватает, чтобы нас напугать.

     Тут незнакомец направил свой мушкет прямо в сердце Эльвину.

     - Ну, тогда я больше не буду улыбаться.

     - Я вижу, в этих краях не принято строить каноэ, - сказал Эльвин. - Пойдем-ка отсюда, Артур.

     - Не спешите так, - сказал незнакомец. - Мне думается, что я окажу услугу всем своим соседям, не дав тебе сойти с этого места.

     - Начнем с того, что никаких соседей у тебя нет.

     - Каждый человек - мой сосед и ближний. Так сказал Иисус.

     - Мне помнится, он особо выделил самаритян - а самаритянам меня нечего опасаться.

     - Я вижу перед собой человека с котомкой, которую он прячет от меня.

     Это была правда, потому что Эльвин носил в котомке свой золотой лемех и старался прятать ее за спиной, чтобы люди не заметили, как лемех шевелится, что тот проделывал время от времени. Но в ответ на слова незнакомца Эльвин перенес мешок вперед.

     - От человека с ружьем мне нечего прятать.

     - Приходит человек с котомкой и говорит, что он кузнец. Но единственный его спутник - мальчишка, слишком тощий и хилый, чтобы обучаться такому ремеслу. Зато он как раз пролезет в чердачное окошко или в щель под кровлей. А взрослый поднимает мальчишку высоко своими сильными руками, чтобы тот пролез в дом и открыл вору дверь. Поэтому, пристрелив тебя на этом самом месте, я окажу большую услугу миру.

     - Было бы чем поживиться взломщику в этом лесу, - фыркнул Артур Стюарт.

     - Ну, дуракам закон не писан.

     - Ты лучше направь свое ружье в другую сторону, - посоветовал Артур Стюарт. - Если хочешь и дальше им пользоваться.

     Вместо ответа незнакомец нажал на курок. Дуло полыхнуло пламенем и взорвалось, разлетевшись на куски, словно ручка старой метлы. Пуля медленно выкатилась из него и шлепнулась в траву.

     - Посмотри, что ты сделал с моим ружьем, - сказал незнакомец.

     - Не я нажимал на курок, - сказал Эльвин. - И тебя предупреждали.

     - Но ухмыляться ты так и не перестал, - заметил Артур Стюарт.

     - Такой уж я веселый парень, - сказал незнакомец и достал большой нож.

     - Нравится тебе этот нож? - спросил Артур Стюарт.

     - Мне его дал мой друг Джим Бови. Я ободрал им шесть медведей, а бобров и не сосчитать.

     - Тогда посмотри сперва на дуло своего мушкета, а потом на нож, которым так гордишься, и подумай как следует. Человек с ухмылкой посмотрел на мушкет, потом на нож.

     - Ну и что?

     - Думай, думай. Авось дойдет потихоньку.

     - И ты позволяешь ему говорить с белыми таким образом?

     - С человеком, который целит в меня из ружья, Артур Стюарт может говорить, как ему угодно, - сказал Эльвин.

     Человек подумал еще, а потом ухмыльнулся еще шире, если это только возможно, убрал нож и протянул руку.

     - Ты большой умелец, - сказал он Эльвину.

     Эльвин сжал его руку в своей. Артур Стюарт уже знал, что будет дальше, поскольку видел это не раз. Хотя Эльвин объявил, что он кузнец, и всякому, у кого есть глаза, видно, какие у него сильные руки, этот улыбчивый сейчас попытается побороть его и повалить.

     Впрочем, Эльвин и сам был не прочь побороться. Он позволил человеку с ухмылкой дергать, тянуть и выкручивать ему руку, сколько душе угодно. Это могло сойти за настоящий поединок, если бы у Эльвина при этом не было такого вида, будто он вот-вот уснет.

     Наконец он стиснул пальцы, а человек с ухмылкой вскрикнул, упал на колени и стал просить отдать ему руку назад.

     - Не то чтобы она мне еще на что-то пригодилась, но надо же надевать куда-то вторую перчатку.

     - Мне твоя рука без надобности, - заверил Эльвин.

     - Я знаю, но вдруг тебе вздумается оставить ее тут, на лугу, а меня отправить в другое место.

     - Ты что, никогда не перестаешь ухмыляться?

     - Даже и пробовать не хочу. Со мной всегда случается что-то худое, когда я не улыбаюсь.

     - Было бы куда лучше, если б ты хмурился, зато ружье держал дулом вниз, а руки в карманах.

     - Ты сделал из четырех моих пальцев один, а большой вот-вот отвалится. Я готов сдаться.

     - Готов - так сдавайся.

     - Сдаюсь, - сказал человек с ухмылкой.

     - Ну нет, так не пойдет. Мне нужны от тебя две вещи.

     - Денег у меня нет, а если ты заберешь мои капканы, я покойник.

     - Все, что мне нужно - это твое имя и разрешение построить здесь каноэ.

     - Мне сдается, скоро меня станут звать Однорукий Дэви, но пока что я Крокетт, как и мой отец. Кажется, я ошибался насчет этого дерева. Оно твое. И я, и тот медведь - мы ушли далеко от дома, и нам еще немало надо пройти, пока не стемнело.

     - Можешь остаться, - сказал Эльвин. - Места всем хватит.

     - Только не для меня, - сказал Дэви Крокетт. - Моя рука, если я получу ее назад, здорово увеличится в объеме - не думаю, что она поместится на этой поляне.

     - Мне будет жаль, если ты уйдешь. Новый друг - большая ценность в этих краях. - Эльвин разжал руку,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация