А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Возвращенный рай
Джон Мильтон


Последняя поэма Джона Мильтона – «Возвращенный Рай» – не выходила на русском языке отдельным изданием более ста лет. Новый перевод поэмы выполнен в 2000 г. С.А. Александровским.





Джон Мильтон

Возвращенный рай





КНИГА ПЕРВАЯ


Я пел доселе, как утратил Рай

Преслушный человек; а днесь пою,

Как Рай людскому роду возвратил

Престойкий Человек, что всяк соблазн

Отверг и, Соблазнителя презрев

Лукавого, осилил и попрал;

И в пустошах воздвигся вновь Эдем.

О Дух, Который Светлого возвел

Отшельника в пустыню, где врага

Духовного сразил Он – и отколь

Вернул Ты Бога-Сына! Вдохнови,

Как раньше, песнь мою – иначе нем

Пребуду! Дай могучие крыла,

Сквозь высь и бездну пронеси, дабы

Я подвиги воспел геройских паче,

Но тайные – а не пристало им

В забвении веками пребывать.



Великий Вестник, возвышая глас,

Торжественнейший трубного, призвал:

"Покайтесь, ибо Царство Божье близко

Для всех крещающихся!" И притек

Люд из краев окрестных; а с толпой

И мнимый сын Иосифа пришел

На Иордан: пришел смирен и прост,

Еще безвестен; но Предтеча вмиг

Его признал, наставлен Богом. "Сей, -

Он рек, – меня Сильнейший." И робел

Священный долг исполнить; а когда

Решился, растворились Небеса

Над Тем, Кого крестил, и Дух Святый

Нисшел, как голубь, и глагол Отца

Раздался: «Ты Возлюбленный Мой Сын!»

Сие услышал Враг, зане бродил

Он по земле, и в том собранье славном

Явился. Глас Господень точно гром

Его сотряс; и в Человека, что

Был Сыном Божьим, он вперил, ревнуя,

Смятенный взор... Посем, ревнуя и ярясь,

Летит во Ад и, не передохнув,

Князей Геенны кличет на совет

В густые тучи, во кромешный мрак -

Угрюмый сход! И аггелам своим

Во ужасе и скорби молвил он:

"О древние тираны Мира, Твердь

И Воздух покорившие (кольми

Отрадней вспомнить Воздух, а не Ад,

Обитель нашу)! Надо ль исчислять

Столетья, что,на человечий счет,

Мы, до пределов некиих, вольны

И властвовать, и править сей Землей

С тех самых пор, как Ева и Адам

Лишились Рая, мной обольщены.

И с тех же пор с великим страхом ждем,

Что семя Евы насмерть поразит

Мою главу... Господни жернова

Неспешно мелют, им и вечность – миг;

А в этот раз круговорот часов

Излишне быстро обозначил срок

Обещанному древле нам удару.

Пристало ждать; и мыслю: под главой

Сотренной – разумеется предел

Всей нашей власти, воле, бытию

Во царствах и воздушном, и земном.

Лихие вести: Семенем Жены

Встарь нареченный – ныне в свет рожден.

Его рожденье устрашило нас;

А днесь во цвете лет Он и, явив

Толики ум и благость, совершит

Бессмертные дела – и страшен паче.

Пророк Ему предпослан: возвещать

Пришествие; глашатай кличет всех

К реке, чья освященная струя

Грехи смывает, мол... Во чистоте

Сретать велит пришельца – иль, верней,

Приветствовать Царя. И всяк идет;

И Сам Он прочих между был крещен -

Тем не очиститься, но лишь обресть

Свидетельство Небес, дабы народы

Уверовали твердо. Я узрел

Поклон Предтечи; вышед из воды

Крещаемый – отверзлись в Небесах

Врата хрустальные; и на главу

Пришельцу белый голубь низлетел -

Не знаменье ль? И Божий глас я внял,

Благоволивший Сыну с высей горних.

И се, рожденный смертной от Царя

Небесного – чего же не свершит

Пришелец, коль Родитель всемогущ?

Мы помним Божья Первенца, и как

Он ярыми громами нас низверг;

Кто Сей – разведать должно. Человек

Он зраком обычайный – правда, лик

Сияньем Отчей Славы озарен.

Сия угроза движет нас на грань

Крушенья; посему, не препираясь,

Противустанем ей: употребим

Не силу, но уловку, хитрый ков -

Пока не встал Он во главе племен

Как Царь, и Вождь, и Властелин Земли.

Я древле пересек наедине

Пространства Хаоса, чтоб отыскать

И погубить Адама; но теперь

На сходный подвиг легкою стезей

Пущусь – и где успешен был уже,

Там уповаю повторить успех."

Он смолк. И отзвучавшие слова

Ошеломили дьявольскую рать;

Однако, смятены и сражены

Ужасной вестью, бесы не могли

Надолго погружаться в страх и скорбь:

Единодушно вверил адский сход

Заботу о великом предприятье

Диктатору, чей ков Адама встарь

Низверг, и тем простер широкий путь

Из логова бесовского на свет,

На коем процветали бесы как

Старейшины, князья, цари, божки

Несчетных царств и необъятных стран.

И вспять на Иорданский брег летит

Лукавый – ибо овамо был явлен

Сей Величайший изо всех людей,

Господень Сын. И кознодей алкал

Ввести во искушенья, соблазнить

И погубить Того, Кто в мир сошел,

Дабы владычество Врага пресечь.

Но, умыслам своим же вопреки,

Враг этим исполнял предначертанье

Всевышнего, что в Славе восседал

Меж ангелов, и Гавриилу рек:



"Днесь, Гавриил, воочию узришь

Ты купно с ангелами, что блюдут

Людские дни и судьбы, как начну

Оправдывать торжественную весть,

Которую ты в Галилею нес

Пречистой Деве: еже породит

Того, Кто наречется Сыном Божьим.

И на Ея сомненья: как сие

Возможет с Девой статься, – изъяснил,

Что снидет Дух Святый, что осенит

Ее Всевышний... И рожденный Сын

Возрос – и ныне, чтобы превознесть

Его как Сына Божья, Сатане

Дозволю искушать Его: пускай

Тот изощрится в хитрости, коль скоро

Столь чванится коварством пред ордой

Приспешников. А не пристала спесь

Тому, кто сладить не возмог с Иовом,

Чье стойкое упорство превзошло

В боренье с изобретчивой лютьбой.

А Сей, Кого от семени жены

Я произвел, сильнейший даст отпор

Всем козням и соблазнам, а затем

И всем отступным ратям, да во Ад

Низринутся опять. Он возвернет

Победой то, что первый человек,

Застигнутый врасплох, утратил – но

Пусть приснославно ратует сперва

В пустыне, – а посем Его пошлю

Двух супостатов мира, Грех и Смерть,

Смиреньем и страданьем сокрушить.

Он слабостью осилит вражью мощь;

Мир укротит, смирит людскую плоть,

Дабы и ангел, и эфирный дух -

Теперь, а после – человек земной

Постичь могли, сколь богоизбран Сей

Превеличайший, Мой достойный Сын,

Спаситель всех иных сынов людских."

Предвечный рек. И все на Небесах

Преудивленно замерли – и вдруг,

Хвалу запев, небесный хоровод

Округ Престола повели. Гласы

И лиры таковой творили гимн:

"Со славой, Сын Господень, побеждай,

На битву идучи, чтоб не мечом,

Но мудростью ничтожить вражью кознь!

Отец уверен в Сыне; посему

Спокойно Чадо шлет на первый бой

С любым соблазном, всяким искушеньем,

Прельщеньем, или страхом, или злом.

Да втуне будут все уловки Тьмы,

Да сгинет ков диавольский вотще!"

Так лик небесный гимны возносил.

А Божий Сын, проведши день-другой

Там, где крещал Предтеча, в Вифаваре,

Премного сердцем пекся, размышлял

Как наилучше многомощный труд

Спасителя вершить, и чем начать

Божественных деяний череду.

И в некий час наедине, Святым

Ведомый Духом, вышел с тишиной

Советоваться и, вдали дорог -

За мыслью мысль, за шагом шаг ведом, -

В пустыню сопредельную вступил,

Во мрачный дол, объятый стремью скал.

Раздумья так священные текли:

"О сколько мыслей, разом пробудясь,

Во Мне роится – ибо ныне зрю:

Что издавна восчувствовал внутри,

Что часто Мною внемлется извне -

Едва ль совместно с тем, как дни влачу.

Еще дитятей был Я чужд забав

Ребячьих; Я стремил к ученью ум,

К познанью, чтобы мудрость обратить

Во благо ближним; и Себя почел

Рожденным правду утверждать вокруг

И праведность. Во младости прочтя

Завет Господень, понял, сколь он прав,

И услаждался им, и превзошел

Его тольми, что не было Мне лет

И дважды шесть, когда на праздник Пасхи

Проник во Храм, дабы учителей

Закона услыхать, и Самому

Глаголать им на пользу и Себе -

И всех преизумил. Но в оны дни

Мой дух и сердце жаждали побед

Геройских. Для начала Я известь

Израиль чаял из-под ига римлян;

Посем пресечь, искоренить везде

Свирепство лютых, и надменных власть;

Добро восставить, истину вернуть;

Но, правды Божьей ради, и людской,

Глаголом чудным чуткие сердца

Сперва завоевал бы: да не страх,

Но совесть правит! Я пытался бы

Учить заблудших, тех, кого ввели

Во грех – и лишь строптивцев подчинял.

И Матерь, мыслей сих восчуяв рост

В речах случайных, и возликовав,

Рекла Мне втайне: "Думами высок

Мой Сын! Питай же их, стреми превыспрь,

Насколь святая благость досягнет

И превосходство: горний образец

Велик! В деяньях приснославных стань

Достоин Присносущего Отца!

Уведай: Ты не смертного дитя,

Хотя инако мнят; Родитель Твой -

Владыка всех Небес, и всей Земли,

Всех ангелов, и всех сынов людских.

Твое Господень вестник Рождество

Предрек от Девы; и к тому предрек,

Тебе величье, и престол Давидов,

И царство нескончаемо; и хор

Небесный на равнинах Вифлеемских,

Где пастыри блюли стада в ночи,

Вещал им, что Мессия днесь рожден,

И звал их поклониться; и пришли

Они ко яслям, в коих Ты лежал,

Зане отверг нас постоялый двор.

Звезда, незрима в небесах дотоль,

С Востока привела к Тебе волхвов,

Принесших злато, смирну и ливан.

Сия новорожденная звезда,

Рекли они, явила свыше знак,

Что новый Царь Израильский рожден.

Тебя сретали в Храме Симеон

Святой и прорицательница Анна,

Им же виденье было; и рекли

Священнику они при алтаре

И люду, в Храм притекшему, все то ж."

В Писания Пророков углубясь

Касательно Мессии, не вполне

Постигнутые книжниками, Я

Уведал: обо Мне рекут. Прочел:

Точию муки смертные прияв

Обещанного царства досягну

И род людской избавлю, чьи грехи

Сполна отяготят Мою главу.

Но сим не устрашен, и не смятен,

Я срока ждал сужденного. И се,

Креститель (Я не раз о нем слыхал,

Воочию не зрев) явился пред

Мессией, путь Ему уготовать.

Я с прочими крещаться шел, посколь

Крещенье свыше мнил; но Иоанн

Тотчас Меня презычно объявил -

Меня (по наущению Небес),

Меня – Мессией! И сперва отрекся

Крещать Господня Сына; и с трудом

Сие упорство Я преоборол.

Когда ж восстал Я из священных вод,

Разверзло Небо вечные врата,

И на Меня, как голубь, Дух нисшел;

И се, венец всего, глагол Отца

Раздался внятно, и нарек Своим -

Меня! – Своим любимым Сыном, в Ком

Его благоволение; приспел

Урочный час, Я ведал, чтоб отречь

Себя от безызвестности, начать

Достойно власти, данной Мне с Небес,

Деянья и свершенья. Но теперь

Влекут Меня в пустыню, а почто -

Не ведаю; быть может, и нельзя.

Что должно ведать – Бог откроет в срок."

Так при Своем восходе мыслил вслух

Денница наша. Он взирал окрест

На жуткую пустыню, темный дол:

Средь бездорожья, путеводных вех

Не ставив – как вернуться было вспять?

Но бысть ведом. И толь предивных дум

О прошлом и грядущем нес в груди,

Что обществу отборнейших вельмож

Пустыню лучше было предпочесть.

И сорок дней пребыл там. На холмах,

В удольях ли тенистых? Древний дуб,

Иль кедр Его хранили, что ни ночь,

От ниспадавших рос? Иль обитал

В пещере? То невемо, не открыто.

И сорок дней людских не видев яств,

Не чуял глада – но посем взалкал

Меж диких тварей; были те и днем,

И ночью кротки с Ним; Его шагов

И злобный змий бежал, и мерзкий червь;

И зыркали бессильно лев и пард.

Но вот, в убогом вретище старик,

Заблудшую овцу искавший, иль

Сбирать исшедший хворост про запас,

Про зимний день, когда взлютует ветр,

И от трудов потянет к очагу,

Приблизился; и любопытный взор

Сперва уставив, тако после рек:

"Каким же лихом Ты влеком сюда,

Где – ни путей, ни троп, и токмо рать,

Иль караван пройдет? Ведь ни един

Забредший семо, не вернулся цел -

Но трупом без воды и снеди лег!

Затем я вопрошаю, и дивлюсь

Тем паче, – что не Ты ли Тот, Кого

Пророк новокрещавший столь почтил

При броде Иорданском, рекши: се

Господень Сын? Я зрил, и я внимал,

Зане пустынножители порой

В ближайшую нуждой гонимы весь -

Увы не близкую. До новостей

Мы алчны; тож и к нам грядет молва."

Спаситель рек: "Меня Возведший семо

И вспять вернет – быстрей, чем поводырь."

"Лишь чудом, – старец рек: – Посколь иных

Путей не зрю. Мы семо искони

Кореньями да плевелом живем,

И жажду сносим лучше, чем верблюд,

Рожденные для горя и невзгод.

Но коль Ты Божий Сын, Отцу вели,

Чтоб эти камни претворил во хлеб:

Себя спасешь, и нам доставишь ядь,

Какой мы не вкушали уж давно."

И рек Спаситель: "Уж толику мнишь

Во хлебе мощь? Писанье ль не велит

(Зане постичь не трудно, кто ты есть)

Не о едином хлебе жить, но каждом

Глаголе Божьем? Семо Бог питал

Израиль древле манной; Моисей

Без пития и снеди сорок дней

Бысть на горе; и столь же Илия

Здесь поствовал. Черед и Мой настал.

Неверие ли хощешь Мне внушить,

Прознав, Кто есмь, как знаю, кто еси?"



И рек разоблаченный Архивраг:

"Ей, я тот самый злополучный Дух,

Что с тьмою присных дерзостный мятеж

Затеял, и с блаженнейших высот

Низвержен купно с ними в бездну был.

Но преисподних врат не столь затвор

Надежен, чтобы я не покидал

Узилища прискорбного, не смел

Скитаться невозбранно по Земле,

И в воздухе витать – и в Небеса

Небес не проникал по временам.

Я был меж Божьих Чад, когда Господь

Иова участь мне препоручил:

Да блещет паче, много претерпев!

Когда же ангелам Господь велел

Надменного Ахава ввесть в обман,

Дабы в Рамафе пал – они смутились,

А я усерден был, и языки

Пророков льстивых ложью умастил

Царю на гибель – ибо всяк урок

Господень выполню. Хоть я лишен

Природного мне блеска, и лишен

Любови Божьей – все же не лишен

Умения любить – нет, созерцать

С восторгом совершенство красоты

Иль благости: я не лишен ума.

Ужель бы я преминул навестить

Того, Кто был настоль превознесен

Как Божий Сын – и мудрость почерпать

В реченьях и деяньях Божества?

Все люди мнят, я велий супостат

Всеобщий – но с чего б? От них обид

И зла не ведал; и не ими ведь

Лишен чего лишен; скорей, они

Стяжали мне стяжанье: наравне

С людьми землей владычу – иль всецело.

Дарую им то помощь, то совет

Во знаменьях и знаках – а еще

В гаданьях, прорицаниях и снах

Являю ток дальнейший их судеб.

Твердят: ревную, алчу раздобыть

Собратий по злосчастью и скорбям.

Сперва – пожалуй... Но испив скорбей

Сполна, постиг доподлинно: деля

С иными кару, не разделишь боль,

И свой нимало не убавишь гнет;

Каков же прок людей во Ад манить?

Но горько, право: падший человек -

Да, человек! – спасется; я же – нет."

Сурово наш Спаситель возразил:

"Заслуженно скорбишь еси, кто лгал

Исконно, и во лжи найдет конец.

Спесиво мнишь, из Ада в Небеса

Небес ты вхож? О да: как связень-раб

В чертоги, в коих прежде восседал

Вельможно, днесь – влеком и наг, и сир,

Гоним, убог, низложен, отлучен:

Презренное посмешище для всех

Небесных ратей! Во благом чертоге

Вкушаешь не блаженство, не покой,

Но пламень муки, зряще благодать,

От коей отрешен в Аду настоль,

Насколь причастен был ей в Небесах.

Но ты – холоп Небесного Царя!

А послушанье исторгают страх -

И радость причиняемого зла!

Чем, коль не злобой движим, ты презрел

Иова праведного, и казнил

По-всячески его – но вопреки

Терзаньям, он терпеньем превозмог.

Второй урок ты клянчил у Творца,

Дабы солгать четырьмястами уст,

Зане лганье тебе – насущна снедь.

Ты побуждаешь истину вещать

Оракулов, приметы без числа

Плодишь в народах? Ты искусный кухарь,

И сыплешь правды соль во блюдо лжи.

Твои реченья – что же в них, опричь

Двусмыслиц обояких? Вопрошен,

Доходчивый нечасто дашь ответ,

А не постичь – едино что не знать.

Кто, посетивший капище твое,

Был умудрен? Кого ты научал

Беды стеречься, иль спешить к мете,

Кому не ставил гибельных силков?

Народы правосудно предал Бог

Тебе во жертву – правосудно, коль

Идолочтят; но еже хощет Он

Свой Промысл средь народов объявить,

Отколь, невежда, истину берешь? -

Лишь от Него, да ангелов,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация