А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


хорошенькой попкой. Она не будет работать с ним никогда: Монтана терпеть не мог, когда его пытались обвести вокруг пальца, даже если это была красивая женщина. Он все еще не мог оправиться после предательства Делль.

Скрестив пальцы под подбородком, Монтана оперся локтями о ручки кресла и с легкой улыбкой уставился на Синди. Он чувствовал, что ей неуютно под его взглядом. Разговаривая с Большим Дедди, она постоянно запиналась.

– Нервничаешь перед первым днем работы? – со смехом осведомился Большой Дедди.

– Полагаю, что так, сэр, – кивнул Сид.

– Тогда выкури сигару, лично мне это всегда помогает расслабиться. – Большой Дедди открыл коробку с сигарами и протянул девушке.

Сидни бросила на Монтану быстрый взгляд.

Подавив ухмылку, Монтана одобряюще кивнул.

– Не стесняйся, это лучшие сигары в округе.

– Мм… – Сид начал выбирать сигару с таким видом, словно перед ним была коробка шоколадных конфет.

Монтана готов был поклясться, что ей с трудом удавалось сохранять спокойное выражение лица, когда она откусила кончик сигары и выплюнула его в мусорную корзину. По правде говоря, выглядела она жутко несчастной, когда дым попал ей в горло и в глаза.

Монтана откинулся на спинку кресла, наслаждаясь ситуацией. Да уж, давным-давно он так не развлекался. Ха-ха-ха, если эта дамочка думает, что сможет работать у него на ранчо, то она ошибается.

Когда она, так или иначе, сама выроет себе яму, он велит ей собирать вещички и катиться отсюда.

Монтана нахмурился. Оказывается, Делль продемонстрировала ему не все женские уловки. Ну что же, будет интересно ознакомиться и с другими, а потом обманщица получит то, что заслужила.

– Ты принес с собой вещи, сынок? – спросил Большой Дедди, который, кажется, ничего странного в поведении юноши не замечал.

– Да, сэр, я могу вселиться в домик в любое время.

– Монтана, почему бы тебе не проводить мальчика в его новое жилище и не рассказать ему о его обязанностях?

– С удовольствием.

Глядя на то, как Сид и Большой Дедди обсуждают обычные для новичка детали, связанные с новой должностью, Монтана недоумевал, почему Большой Дедди не замечает обмана. Похоже, старика подводит зрение: ясно же, как божий день, что это женщина.

Жить с ней в одном доме будет безумно интересно.

Жаль только, что она постриглась, подумал Монтана, вспоминая ее длинные локоны золотисто-каштанового оттенка. Сейчас ее волосы были еще короче, чем у него, и имели довольно скучный коричневый цвет. Конечно, стоит ей только надеть подходящую мини-юбку и немного подкраситься, она будет выглядеть сногсшибательно, но все же Монтана предпочел бы видеть ее с длинными блестящими кудрями.

Нечего забивать себе голову такими мыслями, решил Монтана, все равно она не останется на ранчо настолько долго, чтобы у нее отросли волосы.

Когда Большой Дедди наконец просветил Сида по всем вопросам работы и жизни на ранчо и они затушили сигары, Монтана поднялся с кресла и довольно грубо хлопнул Сида по спине.

– Рад видеть тебя в своей команде. Пошли, познакомишься с достопримечательностями нашего маленького мира.

Он знал. То, как Монтана смотрел на нее, подсказывало девушке, что ее маскарад окончен. Да, он догадался.

А может, нет? Ведь Большой Дедди, судя по всему, ничего не заподозрил. Да и Поппи уверял, что ее не отличить от молодого парня. Правда, когда он это говорил, то не мог сдержать смеха.

Сходя с ума от беспокойства, Сидни с трудом поспевала за широким шагом Монтаны. Он провел ее по административным постройкам ранчо, а потом они направились к маленьким жилым домикам, стоявшим в тени раскидистых ив и многолетних дубов Ей приходилось почти бежать, чтобы поспеть за Монтаной. Конечно, этот обман будет стоить ей немалых усилий. Этого человека понять очень трудно!

Очень трудно, хотя, может быть, она просто подошла к нему не с той стороны. От страха Сидни хваталась за любое предположение. Скорее всего, он и представить себе не может, что перед ним та самая Синди. Он вел себя с ней далеко не как с дамой. Наверное, ей надо отбросить все тревожные мысли и использовать счастливую возможность доказать, что она достойна этой работы.

Большой пруд, расположенный в центре ковбойского городка, отражал глубокое темно-синее летнее небо, по которому над бесконечными просторами ранчо Брубейкеров неспешно плыли белые, как хлопок, облака. Домики были похожи на обычные бунгало в летних кемпингах: простые и уютные, не слишком красивые, но крепкие. Маленькие и… невероятно интимные. Это был рай и ад одновременно!

Она взглянула на Монтану, который обратил ее внимание на домик, мимо которого они проходили.

– Здесь живут Фаззи и Ред. Они самые старые работники на ранчо, поэтому каждый из них занимает половину дома. В соседнем домике живут Хант и Кольт. Сын Большого Дедди и мой кузен Кении живет вместе с моим братом Тексом вон в том бунгало, а в следующем за ним – еще два сына Большого Дедди, близнецы Уэйлон и Вилли. Наш дом находится в самом конце улицы. – Монтана указал на крошечное бунгало, которое при других обстоятельствах Сидни нашла бы очень романтичным.

– Отлично, – прохрипела она, а потом, следуя совету Поппи, смачно сплюнула в придорожный куст.

Она знала, что настоящие мужчины делают так время от времени. Зачем? Может, так они метят свою территорию?

Сидни перевела взгляд на пространство за домиками. Там вдалеке легкий ветерок гулял по бескрайним полям пшеницы. Огромные стада, состоящие из множества жующих жвачку голов с длинными рогами, мычали и взметали клубы пыли, перегоняемые с одного пастбища на другое ковбоями, которые, скорее всего, были новыми соседями Сидни.

– Где ты оставил свою машину?

Голос Монтаны вернул ее к действительности.

– Вон там. – Она указала на парковку возле офиса, где стоял ее старенький грузовичок, нагруженный коробками с вещами первой необходимости.

– Хорошо, можешь подъехать к домику и разгрузить вещи, после того как я тебе все здесь покажу.

Поднявшись по ступенькам крыльца. Сидни проследовала за Монтаной в комнату, которая оказалась кухней, столовой и гостиной одновременно. Практически всю обстановку составлял затрапезного вида диван, покрытый пледом с вышивкой в индейском стиле. Старый поднос служил чайным столиком. Напротив стояли два уютных кресла. В кухонном уголке стоял деревянный стол, окруженный четырьмя стульями, а напротив была скользящая стеклянная дверь, ведущая на небольшую веранду. К удивлению Сидни, в этом маленьком камбузе оказалось все необходимое. Во всяком случае, он был гораздо лучше оснащен, чем кухня у нее дома. Вообще весь дом был очень уютным.

– Мы можем готовить по очереди, – предложил Монтана, – я умею отлично готовить чили.

– Мм… – Сидни ненавидела чили.

– В другой половине дома располагаются спальни. Моя слева, а твоя справа, – бросил Монтана через плечо, когда они проходили через небольшую прихожую. В конце коридора была единственная в доме ванная, разделявшая две спальни.

– Извини, но двери в ванной нет. Перед свадьбой Дакоты наши ребята разошлись на мальчишнике, и она сорвалась с петель. Я все собираюсь ее починить, но как-то руки не доходят, – Монтана обернулся и улыбнулся ей. – Но это не страшно, ведь мы оба мальчики, правда?

Напряженная усмешка скривила губы Сидни.

– Правда.

Боже мой, подумала она, как она будет совершать ежедневный туалет? Мысленно она решила первым делом починить дверь, как только выдастся свободная минутка.

– Пошли, я покажу, где ты будешь спать. – Монтана жестом указал направо. Спальня была обставлена очень просто. На книжных полках стояли призы, полученные на родео, фотографии членов семейства Брубейкеров с уловом или добычей. Полы из грубого дерева кое-где были прикрыты маленькими ковриками, а стены из сосновых панелей украшали головы диких животных, самая большая из которых висела над кроватью.

– Я застрелил этого парня, – похвастался Монтана, – когда ездил охотиться на Аляску.

– Здорово, – притворно восхитилась Сидни, которую стеклянный взгляд чучела приводил в содрогание. Господи, да она ночью спать не сможет!

– Раньше я жил в этой комнате, но после того, как Дакота женился, перебрался в его спальню. Она больше. – Он рассмеялся. – Своего рода повышение по службе.

– Здесь классно. – Вообще-то ей было все равно.

Главное, что в этой комнате была дверь, которую можно запереть.

– Сколько тебе лет?

Вопрос застал ее врасплох.

– Мне… – Сколько ей может быть лет? Интересно, сколько бы он ей дал? Признание в том, что ей двадцать восемь – при наличии высокого голоса и отсутствия бороды, – может навести на подозрения. В объявлении было сказано, что минимальный возраст работника – восемнадцать лет. – Мне восемнадцать, сэр.

– То есть у тебя до сих пор меняется голос?

– Я поздно взрослею, сэр.

– Прекрати называть меня «сэр», я чувствую себя стариком. Зови меня просто Монтана.

– Да, сэр… то есть, Монтана.

– Вот так-то лучше. Ну что же, не теряй времени, парень. Ступай подгони свою тачку и разгружай вещи. Когда все закончишь, найди меня, и я покажу тебе наши фирменные лассо. А на обратном пути познакомлю тебя с ребятами.

Желая с самого начала произвести хорошее впечатление, Сидни быстро распаковала свои немногочисленные коробки и отправилась в офис. Монтана заставил себя ждать целых полчаса, и все это время глупая Бетти пыталась заигрывать с ней. Сидни изображала из себя застенчивого тупицу, так что в конце концов секретарша отстала. Но вот Монтана вышел из кабинета, свистнул ей как собаке и направился к дверям своей развязной мужской походкой, даже не взглянув, идет ли она за ним.

Когда они пришли на конюшню, Монтана показал ей Герань, ее лошадь, потом принес из подсобного помещения седло и предоставил ей самой оседлать лошадь, отправившись за собственным конем по кличке Пуля.

Всадники выехали на дорогу, которая вилась до самого горизонта, где прозрачная голубизна техасского неба сливалась с золотом покрытых травой прерий. Казалось, они проехали сотни миль по бесконечной ленте дороги, которая вела в никуда. У Сидни захватывало дух при мысли о том, каким необъятным было ранчо Большого Дедди.

Герань оказалась очень чувствительным животным, предугадывавшим каждое желание своей хозяйки. Какой же талантливый и любящий человек воспитывал и объезжал эту лошадь! Сидни полюбила ее с первого взгляда.

Герань с легкостью преодолела крутой подъем.

Солнце поднялось уже высоко. Сидни расслабилась под теплыми лучами, впервые после прибытия на эту землю ощутив покой и наслаждение.

– Видишь тонкую серебряную полоску, бегущую через деревья в той лощине? – спросил Монтана, приподнявшись в стременах.

Сидни подъехала к нему и, проследив за его взглядом, кивнула.

– Это основная ирригационная установка на этой стороне ранчо. Вода отсюда используется в основном для скота и немного для поливки полей. Думаю, нетрудно догадаться, как нам пришлось экономить воду в последние несколько лет. Мы потеряли немало скота и часть урожая из-за засухи. Теперь работаем над тем, чтобы такое никогда больше не повторилось.

– Насколько далеко простирается эта труба?

– Настолько, насколько ты можешь отсюда увидеть. У Большого Дедди примерно десять тысяч акров земли, – в его голосе не было ни тени хвастовства, он просто констатировал факт. – И это по большей части пастбища. В другой части ранчо есть несколько пшеничных полей и травяных лугов. – Он указал в противоположную сторону на разбросанные вдалеке нефтяные вышки. – Там у нас в основном «деревянные лошадки», но это лишь малая часть всех нефтяных вышек Большого Дедди. Остальные находятся в разных частях штата, дядя и мой отец владеют также несколькими месторождениями в Оклахоме.

– Ого, – протянула Сидни. Она отдала бы полжизни за одну такую вышку на ее ранчо: ей бы тогда не составило труда выплатить отцовский долг.

Они катались еще в течение доброго часа, но не успели осмотреть и половины ранчо. Оно было просто угрожающих размеров, и, хотя Сидни поднаторела в деле управления собственным ранчо, она поняла, что работа здесь значительно углубит ее знания.

Она еще раз убедилась, что поступила правильно, отрезав волосы и устроившись сюда на работу.

– Ладно, парень, – около полудня Монтана наконец повернул лошадь по направлению к конюшням, – остальное досмотришь потом. Поехали, познакомлю тебя с ребятами.

Радость Сидни оказалась недолгой. Ребята. Спокойствие, которым она только что наслаждалась, испарилось.

– Здорово, – уверенно произнесла она, изо всех сил стараясь держаться по-мужски и от всей души надеясь, что босс не заметил ее смятения.

Когда они подъехали к конюшне, на лужайке уже собрались несколько ковбоев, желавших познакомиться с Садом. Спешившись, Монтана представил Сидни остальным, внимательно наблюдая за реакцией ребят на нового работника. Как и Большой Дедди, они не заметили, что Сид был не тем, за кого себя выдавал.

Что за черт, подумал Монтана, это же очевидно, что она женщина. Неужели они все ослепли? Или, может, он раскусил обман Синди только потому, что встречал ее в женском обличье?

Он обратился к своему брату:

– Текс, будь другом, заведи лошадей в стойла и возьми с собой Сида. Покажи ему все вокруг. – Монтана помахал им на прощание и жестом подозвал к себе одного из старых работников ранчо. – Фаззи, подойди на минутку, пожалуйста!

– Что случилось, босс?

– Просто хочу узнать, что ты думаешь о новом парне.

Фаззи перекатывал во рту соломинку.

– Мне кажется, он хороший парень. Конечно, у него не слишком богатый опыт, но думаю, он быстро всему научится. Говорят, он настоящий сорвиголова.

– Ты не замечаешь в этом малыше ничего странного?

Нахмурившись, Фаззи задумчиво покачал головой.

– Да нет, ничего, а почему вы спрашиваете?

– Не знаю, – Монтана бросил взгляд в сторону главной конюшни и увидел Текса и Сида, которые сняли с лошадей седла и несли их в подсобку. Слышно было, как Текс давал юноше инструкции по поводу каждодневной работы в конюшне, а тот задавал ему умные вопросы. Если Текс и заметил в юноше нечто странное, то виду не подал. Монтана перевел взгляд на Фаззи. – Тебе не кажется, что он немного… я даже не



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация