А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Наслаждение и боль
Энн Мэтер


Как хочется быть самостоятельной и уйти от надоевшей опеки родителем! Строптивые красавицы готовы ради этого покинуть дом родной. А уж если дело касается любви… ради нес они могут решиться и на более рискованный поступок!





Энн Мэтер

Наслаждение и боль





Глава 1


Внушительный фасад отеля «Эгремон» смотрел на зеленую гущу парка, вход в него располагался за углом, в тупиковом переулке, будто здание старалось скрыться от нежелательных посетителей. «Такой отель напугает любого человека, давит на психику», – подумала Лаура, лавируя среди движущегося транспорта и направляясь к входу в отель. Она поднялась по маленьким ступеням, улыбнулась швейцару в форме, который вежливо открыл перед ней дверь, и вошла в мир темно-зеленого коврового царства и шведского дерева.

Приостановившись на мгновение в дверях, она оглядела холл, бросила взгляд на низкий элегантный стол и столь же элегантную администраторшу, которая смотрела на нее с некоторым сомнением. Лаура пересекла холл по ковру и подошла к столу.

– Мое имя – Лаура Флеминг. Мне назначена встреча с сеньорой Мадралена…

Администраторша слегка изогнула губы в улыбке и взглянула в лежащую перед ней книгу записей.

– О да. Мисс Флеминг… – Она подняла глаза. Вам назначено на три часа, не так ли?

– Абсолютно точно, – ответила Лаура, подумав, не опоздала ли она.

Администраторша взглянула на наручные часы и продолжила:

– Поскольку сейчас только без пяти три, мисс Флеминг, может быть, вы будете так любезны и присядете? Я думаю, что сеньора Мадралена сейчас отдыхает после ленча, а ее компаньонка не станет ее беспокоить до назначенного времени.

– Хорошо, – согласилась Лаура и погрузилась в низкое кресло. Она была рада возможности передохнуть и привести мысли в порядок.

– Я сообщу компаньонке сеньоры Мадралена, что вы прибыли, – пробормотала администраторша, и Лаура снова кивнула.

– Благодарю вас, – сказала она, вынимая сигареты и прикуривая одну из них, причем рука ее дрожала. Чтобы успокоиться, она стала изучать холл. Немногие люди, присутствовавшие там, были значительно старше ее, и она подумала, что благосостояние и богатство приходят со зрелостью.

Однако спокойствие не приходило, уже через мгновение она встала и подошла к акварели, висевшей недалеко от двери, и стала ее рассматривать с вниманием, которого та не заслуживала.

Лауру мучили сомнения: зачем она откликнулась на объявление, опубликованное в «Таймс», позвонила и договорилась о встрече? Зачем ей встреча с женой Рафаэля, давшей это объявление, ведь у нее хорошая работа… Но ее мучило любопытство и еще что-то, чему она не могла дать объяснение… А вдруг сеньора Мадралена и вправду согласится взять ее на работу? Как она будет мотивировать свой отказ? Ведь она так настаивала на встрече…

Она стиснула руки. Еще есть время. Она может сейчас уйти из отеля и никогда не возвращаться сюда! Сеньора Мадралена знает только ее имя и не знает ее адреса. Почему она не уходит? Какая глупая, унизительная настойчивость заставляет ее оставаться на месте? Ну вот, теперь уходить уже поздно!

– Мисс Флеминг!

Лаура обернулась на женский голос с еле заметным иностранным акцентом. Перед ней на нижней ступеньке стояла изящная молодая женщина, ее волосы были собраны в строгий пучок. Одета она была в простое, неброское платье. Темные внимательные глаза осматривали Лауру с удивлением, и Лаура предположила, что произвела не самое лучшее впечатление.

– Да, я Лаура Флеминг, – сказала она, протягивая руку, к которой незнакомка едва прикоснулась. – А кто вы?

– Хм, я Розета Бургос – компаньонка сеньоры. Я пришла, чтобы проводить вас в ее апартаменты. Она отдыхала после ленча. Сиеста – вы понимаете?

Тон был холоден и сдержан, и Лаура подумала, что ей можно не беспокоиться, вряд ли ее возьмут на работу. Если Розета Бургос хоть как-то влияет на сеньору Мадралена, то у нее нет ни единого шанса.

Пока они поднимались в лифте к апартаментам сеньоры Мадралена, Лаура размышляла: зачем жене Рафаэля нужна компаньонка? Право, сам Рафаэль мог составить достойную компанию! Если только… Мысль пришла внезапно. Если только… если только они не развелись.

Но нет. Это совсем не похоже на правду. Рафаэль не тот мужчина, который способен жить в вакууме. Здесь должна быть какая-то причина. Разве сама Лаура не испытала на себе его железную силу воли, настойчивость в достижении цели?

Апартаменты сеньоры Мадралена находились на втором этаже, и скоро дверь лифта распахнулась перед покрытым ковром коридором, освещенным лампами дневного света и солнечными бликами, проникавшими сквозь створчатые окна. Розета Бургос знаком пригласила Лауру следовать за ней. Лаура подчинилась, молясь о том, чтобы выдержать испытание. Изукрашенная резьбой белая дверь вела в удобную гостиную. Здесь Розета оставила ее и отправилась сказать своей хозяйке, что гостья прибыла.

Лаура присела в кресло эпохи Регентства с высокой спинкой и полосатой обивкой. Она чувствовала себя неловко среди обилия вещей, дошедших из прошлого века. Розета Бургос тоже в какой-то мере относилась к той эпохе. Ее манеры и туалет, определенно, соответствовали викторианскому стилю. В дальнем конце комнаты открылась дверь, и Лаура поспешно поднялась. В комнату вошла пожилая женщина, тяжело опираясь на трость из слоновой кости. Несмотря на свою хрупкость и маленький рост, женщина выглядела впечатляюще, и Лаура с некоторым удивлением посмотрела на Розету Бургос, которая помогла женщине усесться в удобном кресле. Глаза Розеты при этом обдали холодом Лауру. Устроив госпожу, она выпрямилась и встала, как страж, возле кресла.

Лаура нахмурилась. Она начинала себя чувствовать несколько растерянно. Произошла какая-то ошибка. Эта госпожа не могла быть женой Рафаэля! Очевидно, фамилия Мадралена была не такой уж необычной и редкой, как она думала. И теперь ей предстояло как-то выпутываться из этой ситуации, пока не возникли неразрешимые проблемы.

Сеньора Мадралена оглядывала ее с сосредоточенным вниманием, и, хотя в ее взгляде нельзя было прочесть одобрения, во всяком случае, в нем не было той враждебности, которая присутствовала во взгляде Розеты.

– Мисс Флеминг? – спросила она, говоря с сильным акцентом. – Мисс Лаура Флеминг?

Лаура кивнула:

– Да, а вы сеньора Мадралена?

– Да, я Луиза Мадралена. Садитесь, мисс Флеминг. Спасибо, что вы пришли.

Лаура снова опустилась в кресло, накручивая на пальцы ремешок сумки и ожидая неизбежных вопросов.

Однако сеньора Мадралена явно не торопилась с ними. Она сказала:

– Вы прочли мое объявление в «Тайме», мисс Флеминг. Оно было достаточно ясным, я полагаю. Требуется гувернантка моему внучатому племяннику, которому четыре года.

– Внучатому племяннику? – . тихо повторила Лаура, и пульс ее учащенно забился.

– Да, мисс Флеминг. Моему внучатому племяннику Карлосу. Мой племянник – вдовец, видите ли, мисс Флеминг, и сейчас за мальчиком хорошо ухаживает пожилая нянька. Желательно, однако, чтобы с ним занимались более усиленно английским языком и, кроме того, немного чтением и счетом. Вы понимаете?

Лаура с трудом сглотнула, стараясь сосредоточиться на том, что говорит сеньора Мадралена.

– Да, я понимаю, – произнесла она тихо.

– Хорошо. Должность, которую я предлагаю, естественно, постоянная, но когда Карлос подрастет, он будет, конечно, отправлен в учебное заведение. Тогда ваша служба закончится, и я хочу сказать совершенно ясно, что других детей, которым потребовались бы ваши услуги, не будет.

– Понимаю, – кивнула Лаура. – И служба, о которой вы говорите, – в Испании?

– Да. – Сеньора Мадралена рассматривала ручку своей трости. – И вот тут у нас возникают некоторые проблемы.

– Да, сеньора? – Лаура напряглась.

– Да, мисс Флеминг. Район в Испании, где мы живем, называется Андалусией. Вы слыхали о ней?

– Да, сеньора.

– Это очень красивые места, мисс Флеминг. Я считаю, что самые красивые в Испании. Правда, здесь я могу быть пристрастной, так как я сама андалуска.

– Да, сеньора.

– Но Андалусия это не Мадрид и не Барселона. И Косталь, где находится дом моего племянника, расположен в очень уединенной местности. Мы живем на полуострове, мисс Флеминг; туда и обратно ведет лишь одна дорога – одноколейка. Я хочу сказать, что там нет магазинов, нет кинотеатров, вообще никаких развлечений. Есть, конечно, рыбная ловля и плавание, если вы этим увлекаетесь, но все же это не та жизнь, которую предпочитают современные английские девушки.

Ладони Лауры стали влажными, и капельки пота выступили на лбу. Все, что отложилось в ее спутанном сознании, это то, что жена Рафаэля мертва. Он вдовец! Это было неправдоподобно и… неожиданно. И ее вдруг охватило чувство неопределенной надежды. Теперь она не сомневалась. Об однофамильцах речи не может быть. Название Косталь болью отозвалось в ее сердце.

Но что же теперь ей делать? Она пришла сюда из любопытства, чтобы узнать, что произошло с Рафаэлем за пять лет, прошедших после их разрыва. Она не искала работы. Ее служба в частном детском саду оплачивалась вполне достойно. Все ее друзья были здесь, в Лондоне. Почему же вдруг ее мысли разбежались по всем направлениям? Почему вдруг ей кажется заманчивым это предложение сеньоры Мадралена?

В конце концов, это Рафаэль Мадралена оставил ее, отвергнув все, что они пережили вместе, ради того чтобы вернуться в Испанию и жениться на Елене Маркес, девушке, с которой он был помолвлен еще в детстве. Его связь с Лаурой была страстной, но неглубокой, им руководил ум, а не чувства. Собственно говоря, Лаура не была уверена, что им могут вообще владеть какие-либо неконтролируемые чувства. Правда, были моменты, когда она допускала это. Иногда он, казалось, терял власть над собой. И тем не менее он отверг ее, бросил! Ее передернуло. Неужели у нее настолько отсутствует гордость и она настолько извращенное существо, что согласится после всего этого воспитывать его сына? Он ведь будет ее за это презирать!

Она почувствовала, как горло ее сжал спазм. Какой глупый, нелепый импульс привел ее сюда, в отель «Эгремон»? Почему ей попалось на глаза это объявление в «Тайме»? Зачем она поддалась любопытству и возжелала узнать что-нибудь о семье Мадралена? Она сама опять рушит свою жизнь. Она ведь счастлива и уже спокойно думает о Рафаэле Мадралена, вытравились те болезненные чувства, что она испытывала раньше. Он далеко, вдали от нее, живет своей жизнью где-то в другом мире. И вот теперь, из-за своего необъяснимого порыва, она узнает, что он существует и что это его существование ей интересно, и ей подворачивается шанс отправиться в Испанию и увидеть самой, насколько изменили его годы. Но это же унизительно – воспользоваться таким шансом!

Сеньора Мадралена задумчиво рассматривала ее.

– Вы в порядке, мисс Флеминг? – ласково спросила она. – Мне кажется, что вы побледнели. Может быть, это из-за невероятной жары в комнате? Розета, открой окно!

Розета Бургос отправилась открывать окно, а Лаура облизала пересохшие губы.

– Вы упомянули о месте, где находится дом вашего племянника, так, будто это связано с какими-то проблемами, – сказала она, обращаясь к сеньоре Мадралена.

Та вздохнула и широко развела руками:

– Это так, мисс Флеминг. На мое объявление откликнулись многие претенденты. Но все, по-видимому, считают, что Испания представляет собой некий огромный курорт и что предлагаемая должность – это синекура. К сожалению, мне пришлось отказать этим претенденткам. Некоторые отказались сами. Я должна быть честной с вами. Вначале мне хотелось найти женщину постарше, такую, которая не вообразит себя влюбленной в первого же испанца, наградившего ее комплиментом. Испанские мужчины исключительно галантны, но их не следует принимать всерьез.

Лаура почувствовала боль в желудке при словах сеньоры. Может быть, она хочет предостеречь и ее на такой случай?

– Я понимаю, – произнесла она довольно быстро.

– Итак, вы понимаете, что были определенные претендентки, которых я сочла неподходящими. А те, которые казались подходящими, не хотели оказаться в изоляции. Вы понимаете, мисс Флеминг, нелегко девушке, привыкшей жить в шумном Лондоне, закопать себя в окружении, лишенном прелестей большого города.

– Я это понимаю, – согласилась Лаура. Кажется, теперь она испытывала еще большие затруднения. Все, что сказала сеньора Мадралена, мало меняло ее собственную ситуацию. Она не должна была находиться здесь. Она определенно не должна принимать это предложение. Ей нужно давно выбросить Рафаэля Мадралена из своих мыслей раз и навсегда.

– Ну а теперь, мисс Флеминг, – заключила сеньора Мадралена, – перейдем к вашей квалификации.

Лаура быстро встрепенулась:

– Что? О да, моя квалификация. Ну, в настоящее время я работаю в частном детском саду для детей в возрасте от четырех до шести лет, но я занималась работой, о которой вы говорите. Я… я была некоторое время гувернанткой детей одного из посланников в посольстве Испании.

Лицо сеньоры Мадралена выразило заинтересованность.

– Ах так! – воскликнула она с удовольствием. – Вы сказали – посланник. Можно мне узнать его имя?

– Конечно. Это сеньор Энрико Вальдес.

– Энрико! О, он ведь близкий друг нашей семьи. Мы знаем его очень хорошо. Собственно говоря, мой племянник некоторое время сам находился в Лондоне и работал в посольстве. Он много раз посещал Энрико. Может быть, вы даже встречали его, мисс Флеминг.

Щеки Лауры зарделись.

– Я… я, возможно… – произнесла она слегка неуверенно.

– Имя моего племянника дон Рафаэль, дон Рафаэль Мадралена, мисс Флеминг.

слушая разговор, и ее холодный взгляд часто задерживался на Лауре.

– Скажите мне, – внезапно спросила сеньора Мадралена, – разве у вас нет семьи, с которой следует посоветоваться, мисс Флеминг? Или, может быть, с каким-нибудь молодым человеком, имеющим на вас виды?

Лаура улыбнулась:

– Мои родители, оба, умерли, сеньора. Меня воспитала пожилая тетя, но, к сожалению, она тоже умерла. Я живу в квартире вместе с другой девушкой, в Кенсингтоне. Что касается друзей – молодых людей, то они у меня, конечно, есть. Но ничего серьезного…

Глаза сеньоры Мадралена расширились.

– О конечно. Свобода, которой пользуются английские женщины, известна во всем мире. – Она взглянула на Розету: – Ну что, Розета! Предпочла бы ты такой образ жизни? Полная свобода поступать так, как хочется, жить и, возможно, любить по



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация