А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Главный приз – любовь
Ширли Джамп


И Марку, и Клер просто необходимо выиграть главную награду состязания – дорогой автомобиль-фургон. У обоих очень благородные цели, добиться которых можно, лишь получив этот приз. Но ни один из них не знает, что оба выиграют самое главное – любовь.





Ширли ДЖАМП

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ – ЛЮБОВЬ





ГЛАВА ПЕРВАЯ


Вишневый автомобиль марки RV от фирмы «Дом на колесах Де Люкс» оказался таким огромным, что на секунду Клер Ричарде почувствовала себя совсем маленькой. Она коснулась блестящего металла и провела ладонью по гладкой поверхности. Да, жаль, что среди людей почти не встречается такого соответствия внешней красоты и внутренней силы. Ее пальцы скользнули вверх по корпусу машины, потом вниз и в сторону, следуя плавным линиям капота. Великолепно, просто само совершенство! Что ж, осталось совсем немного: одержать победу и выиграть это чудо.

Дом на колесах, помимо водительской кабины, состоял из кухни, обеденного отсека, гостиной, спальни и душевой кабинки с туалетом.

Очень удобное средство передвижения из прошлого в будущее, и Клер собиралась совершить это путешествие как можно быстрее. Причин поторопиться было несколько. Во-первых, она дала обещание другому человеку, и времени, чтобы сдержать его, было в обрез. Во-вторых, она покидала Мерси, штат Индиана, чтобы начать жизнь с чистого листа. Для этого Клер со свойственной ей решимостью уволилась из салона красоты, распродала свое небогатое имущество и наскребла немного денег, которых, впрочем, хватит лишь на первое время. Пути к отступлению были отрезаны. RV – ее единственный шанс начать новую жизнь в Калифорнии с последним оставшимся у нее родным человеком.

Она похлопала «Дом на колесах» на прощание и решительно направилась к стойке регистрации.

– Скажите, пожалуйста, это у вас я должна записаться для участия в состязании «Последний оставшийся», чтобы выиграть этот RV?

В ответ сотрудница торгового центра протянула Клер регистрационный лист и ручку.

– Записаться может хоть миллион человек, но внутрь пустят только первых двадцать. – Она жестом указала на стенд с правилами состязания. В глаза Клер бросилась большая жирная цифра 20, напечатанная в верхней строчке. – Все начнется в воскресенье, постарайтесь прийти пораньше, чтобы попасть в число участников, и принесите с собой все необходимые вещи. И будьте добры расписаться здесь.

– Да, да, – Клер торопливо нацарапала свое имя внизу листа и вернула его служащей.

Она еще раз обошла вокруг RV, вырабатывая стратегию борьбы. Внутри будет двадцать участников состязания, желающих победы не меньше ее. Клер предстоит провести долгое время в абсолютно замкнутом пространстве вместе с посторонними людьми – и все для того, чтобы остаться последней в «Доме на колесах» и таким образом выиграть его.

– Я и не предполагал, что буду иметь счастье быть заточенным в RV с такой красавицей, – произнес знакомый мужской голос позади нее.

Это был приятель детских лет Марк Доул собственной персоной, брат Нейта, Джека, Люка и Кэти. Клер знала его очень хорошо, ведь они жили по соседству практически всю жизнь. В детстве они много времени проводили вместе и дружили и ссорились почти как брат с сестрой. Они могли увлеченно строить крепость из песка, но уже в следующее мгновение так же увлеченно швырялись друг в друга грязью. Два очень темпераментных человека, умеющих разбудить один в другом худшие черты.

– Привет, Марк.

У него были те же слегка вьющиеся темно-каштановые волосы, с легким золотистым отливом, и ярко-голубые глаза с такими густыми ресницами, что они казались подкрашенными, как у девушки. Высокой атлетической фигурой он напоминал античного бога.

– Клер?! Я не узнал тебя. Я подумал… – Марк запнулся, и Клер поняла, что поначалу он принял ее за одну из своих подружек. Она никогда не входила в их число, хотя какую-то попытку сблизиться они все же совершили. Давным-давно близкая подруга Клер Дженни встречалась с Нейтом, братом Марка. Со свойственной всем женщинам страстью к сватовству она решила организовать свидание Клер и Марка, но результат оказался плачевным. Мальчишка, который в третьем классе окунул ее волосы в синюю краску, совершенно не годился на роль ухажера. Все не заладилось с самого начала: они поругались, выбирая кинофильм, потом поспорили, покупая попкорн. В конце концов, в кинотеатре они расселись по разные стороны от Дженни и Нейта.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Клер.

– Решил принять участие в испытании. Собираюсь обставить всех этих несчастных сосунков и выиграть эту малышку, – он самоуверенно похлопал RV по корпусу.

Это был просто образец того типа мужчин, который Клер органически не переносила: ласковый голос, обаятельная внешность и полное отсутствие благородства и уважения к людям. Клер знала об этом не понаслышке: ее другая близкая подруга, Ленни Хартфорд, имела несчастье влюбиться в Марка. Она встречалась с ним два месяца, но как только этот красавец понял, что Ленни рассчитывает на нечто большее, чем просто свидания, он бесцеремонно бросил ее, даже не удосужившись объясниться.

– Жалких сосунков?!

– Ну да, тех, кто еще додумался зарегистрироваться. Полагаю, что несколько идиотов все же нашлось.

Клер постаралась как можно точнее передать интонацию служащей, с которой говорила несколько минут назад:– Записаться может хоть миллион, но допущены будут только первые двадцать из тех, кто придет раньше.

Марк недоверчиво прищурился:

– Неужели так много желающих?

– Такие мероприятия – одно из главных событий в Мерси. Это реальный шанс получить приз, да и просто встряхнуться, вырвавшись из скучной жизни провинциального городка. Может быть, ты получишь большее удовольствие, наблюдая все это со стороны?

Для Клер участие в лотерее было гораздо большим, чем шанс просто развлечься, но не говорить же об этом Марку. В течение нескольких секунд он делал вид, что размышляет над ее словами, потом взглянул на нее в упор:

– А что ты здесь делаешь?

Вероятно, эти васильковые глаза заставляли сердца многих женщин биться учащенно, но на Клер они не произвели никакого впечатления.

– Мое имя уже в списке.

– Ого! – Он понимающе кивнул и постучал пальцем по RV. – Может, ты думаешь, что сумеешь продержаться там дольше меня?

– Думаю, смогу.

– Хочешь пари?

– Легко. Двадцать баксов на то, что я выиграю эту штуку.

– Звучит заманчиво, – осклабился Марк. – Ставлю на то, что ты вылетишь в первый же день.

– А ты не продержишься и одной ночи. Я готова сражаться и победить тебя, Марк Доул. А потом я уеду из этого городка, а ты будешь глотать пыль из-под моих колес.

– Скорее это ты будешь давиться дымом моей выхлопной трубы. – Он поднял бровь и одарил ее кривой ухмылкой. – Ты не знаешь, с кем связалась, детка.

– Видно, и ты тоже. Никогда не спеши недооценивать упорство женщины, особенно той, что поставила на карту все. – Она резко развернулась на каблуках, собираясь уйти.

– Клер, ты не подумала об одной важной вещи, – окликнул ее Марк.

– Какой?

В ответ он указал на нее, потом на себя, потом на RV и многозначительно улыбнулся:

– Ты и я, запертые в таком маленьком пространстве. .. Может стать жарко…

– О да, я уже вспотела.

Он подошел ближе. Хвойный запах мужского одеколона окутал ее. Если бы это был кто-то другой, Клер могла бы разволноваться, но Марк…

– Мы уже давно не дети, ты сама понимаешь, – произнес он низким глубоким голосом опытного соблазнителя. – Наши желания выросли вместе с нами. Мы оба очень упрямы, и, возможно, нам придется находиться рядом довольно длительное время. Ты не боишься потерять над собой контроль?

В ответ она приняла вид оскорбленной невинности:

– Безусловно, мистер Доул, вы один из самых соблазнительных мужчин, которых мне когда-либо доводилось встречать. Однако я приложу все усилия, чтобы удержаться от падения.

– Очень смешно, – Марк отступил на шаг, – но мы еще посмотрим, кто посмеется последним.

– Я уже знаю ответ на этот вопрос. – Клер угрожающе надвинулась на него и уперлась пальцем ему в грудь. – Учти, я буду вести игру без правил.

– Я тоже, – он улыбнулся одними глазами. – Похоже, все это обещает быть довольно забавным.

По иронии, явственно прозвучавшей во фразе, Клер поняла, какого рода забавы он имеет в виду. Ее сердце предательски екнуло. Ладно, стакан холодной воды приведет ее в чувство. Ну, в крайнем случае два стакана.


* * *

Громкие раздражающие звуки ворвались в сознание Марка – какой-то скрежет и мычание, повторяющиеся с отвратительным постоянством. Он с трудом разлепил один глаз и взглянул на светящиеся красные цифры. Три утра. Какому идиоту пришла в голову мысль завести будильник на такое время? Он в изнеможении откинулся обратно на подушку и закрыл глаза. И тут же мысленно увидел RV. Он дернулся и сел в постели.

– Этот идиот – я.

Состязание «Последний оставшийся» начинается сегодня, и только двадцать человек, пришедшие первыми, будут к нему допущены. Если он не удосужится немедленно перетащить свое тело из кровати в торговый центр, то рискует потерять этот шанс. Он метнулся к душу и не стал дожидаться горячей воды. Ледяные струи окончательно привели его в чувство. В целях экономии времени из всего набора бреющих средств Марк выбрал электрическую бритву отца. Средством после бритья он пренебрег. Еще через минуту Марк вернулся в свою бывшую детскую, включил свет и быстро облачился в джинсы и футболку.

На мгновение он замер. Комната его детства. За прошедшие годы ничего не изменилось: на стенах развешаны вымпелы состязаний Индианаполиса по стрельбе и верховой езде – напоминание о поездках с отцом на стадион. Целая коллекция спортивных трофеев пылилась на полках: позолоченные фигурки мальчиков, играющих в футбол, хоккей и бейсбол. На самом верху – фотография всей семьи пятилетней давности, сделанная накануне его отъезда в Калифорнию: мать, отец, братья и сестра. Одну вещь он старательно обошел взглядом: в углу висела большая грамота со словами горячей признательности Марку Доулу. Ни одно из этих слов не было правдой.

Он быстро затолкал в спортивную сумку одежду на несколько дней, кинул туда же дезодорант, крем для бритья, бритву и зубную щетку, сверху положил записную книжку, ноутбук и несколько карандашей. Затем резко застегнул молнию, влез в кроссовки, не теряя времени на их расшнуровывание, подошел к комнате Люка и приоткрыл дверь.

Спальня его брата-близнеца была сосем не похожа на детскую. В отличие от Марка, Люк всегда был более организованным и уже успел превратить свое жизненное пространство во что-то более подходящее для взрослого человека. Из своего прежнего дома в Калифорнии он привез несколько самых дорогих ему предметов, как будто хотел сохранить хоть часть того, что так недавно составляло счастливый мир маленькой семьи. Мягкий свет лампы из коридора упал на стеганое самодельное покрывало на кушетке и осветил несколько фотографий на письменном столе. Это был подарок Мэри, жены Люка, к его прошлому дню рождения. Фотографии счастливой поры, сделанные до того, как смерть постучалась к ним в дверь…

Сердце в груди Марка болезненно сжалось. Ему уже двадцать девять, игры его юности остались в прошлом. Он перерос призы, приветственный рев толпы и обожание девушек-болельщиц. Когда Мэри умерла, Марк особым чутьем двойняшки почувствовал всю безмерность горя, обрушившегося на Люка. Но только две недели назад, после возвращения из Калифорнии, когда он вновь ощутил тепло отчего дома и искреннюю поддержку родных, он смог в полной мере осознать ту глубину потери, которую пережил брат. Первый раз в жизни Марк захотел взглянуть на мир глазами Люка.

Свой дом, семья. Он устал от одиночества, которое усиливалось тем сильнее, чем больше женщин непрерывной вереницей проходили через его жизнь, сливаясь в череду не отличимых друг от друга Шерри-Джуди-Милли.

Марк всегда был очень нетерпелив, он хотел всего и сразу. Но теперь, думая о ближайшем будущем, решил проявить выдержку и осторожность. Ответственность – вот главная черта взрослого мужчины. Сейчас главное – удержать их общий с Люком бизнес от окончательного разорения, и хотя Марк уже не был так уверен, что он именно тот человек, которому интересно подводить ежеквартальные балансы и выписывать счета, он готов сделать все, чтобы вернуть Люку потерянные деньги. Или хотя бы их часть. А для этого следовало немедленно отправиться в торговый центр и попасть туда до того, как это сделают другие девятнадцать участников.

Марк наклонился и потряс Люка за плечо. Тот недовольно заворочался:

– Что? Не видишь, я сплю!

– Ты обещал отвезти меня или попозже отогнать оттуда мою машину. Возможно, мероприятие продлится много дней. Я не могу бросить ее там без присмотра так надолго.

Люк нечленораздельно выругался, что означало, что он напрочь забыл о своем обещании.

– Послушай, Марк, это не машина, это колымага. Кому придет в голову красть старье конца семидесятых?

– Попрошу без оскорблений. Не старье, а классика.

Люк отвернулся к стене, накрыл голову одеялом и пробурчал:

– Она станет классикой только, когда стиль диско снова войдет в моду. Ладно, я пригоню ее позже.

– Спасибо.

Люк откинул одеяло.

– Ты действительно всерьез собираешься выиграть эту штуку?

– Угу.

– Зачем, с какой целью?

– Я хочу… – Марк запнулся. – Я хочу иметь этот «Дом на колесах».

Не очень удачное объяснение, если ложь вообще может быть удачной. Но Марк не хотел говорить Люку правду, брату и так пришлось пережить за последнее время столько, сколько другой мог бы не вынести. Кроме того, Марк твердо решил начать принимать самостоятельные решения, и он имел право, в конце концов, сам определять, что ему следовало делать.

– Разбуди меня, когда все это закончится, – Люк поежился и снова натянул одеяло на голову.


* * *

Марк ехал через безлюдный утренний город. За последние несколько лет Мерси очень разросся. Люди переезжали сюда из соседнего промышленного Лауфорда в надежде обрести тишину и покой. Население увеличилось больше, чем на две тысячи. Это побудило



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация