А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Цветы для бога любви
Барбара Картленд


Квинелла, прелестная наследница огромного состояния, не имела намерения выходить замуж, ибо не доверяла мужчинам. Но выбирать было особенно не из чего – либо брак с героем индийских войн, знаменитым майором Рексом Дэвитоном, либо унизительное положение любовницы немецкого принца. И лишь когда Квинелла случайно узнала, что над Рексом нависла угроза гибели от руки убийцы, она внезапно остро ощутила, как мучительно дорог ей стал этот человек…





Барбара Картленд

Цветы для бога любви





Глава 1


1900 год

Перед зданием Министерства по делам колоний остановился наемный экипаж, из него вышел человек с бронзовым от загара лицом и расплатился с кучером.

Поднявшись по ступеням, он не останавливаясь прошел через открытую дверь, а навстречу ему уже спешил, раскинув руки в восторженном приветствии, молодой человек с лицом и повадками начинающего, но многообещающего дипломата.

– Добро пожаловать на родину, майор Дэвиот! – воскликнул он, – Вас уже ждут, и я могу добавить от себя – с нетерпением!

На лице его играла радушная улыбка, а глаза с нескрываемым восхищением смотрели на вошедшего.

– Да, приятно вернуться домой, – сдержанно улыбаясь, ответил Рекс Дэвиот.

Они прошли по широкому коридору, увешанному портретами генерал-губернаторов, эмблемами индийских городов и скульптурными изображениями представителей различных расовых типов Индии.

Министерство по делам колоний имело далеко не клубные традиции. Это было старое, могущественное и несколько мрачное заведение. Жизнь в нем протекала неторопливо, как бы продвигаясь вперед уверенной властной поступью.

Имея необъятный опыт работы, оно располагало также огромной библиотекой, и об Индии там было известно, наверное, больше, чем вообще в подобном учреждении можно узнать о какой-либо другой стране.

– Ну, как там сейчас в Индии? – спросил его молодой человек.

– Очень жарко! – ответил Рекс Дэвиот с улыбкой, смягчающей скрытый сарказм этих слов.

– А у нас тут ходят самые фантастические слухи о вашем последнем подвиге.

– Я надеялся, что этого как раз не будет.

– Но вы же понимаете, майор, что невозможно запретить людям фантазировать, даже если заставить их совсем замолчать. Уверяю вас, мы сделали все возможное и невозможное, чтобы сохранить это в секрете.

– Надеюсь, что так оно и было, – сухо заметил Рекс Дэвиот,

Он, конечно же, знал, что секреты обладают таинственной способностью просачиваться в самых неожиданных местах – по крайней мере на индийских базарах обо всех происшествиях обычно знали задолго до того, как об этом узнавал командующий войсками этого округа.

Они подошли к массивным двойным дверям из красного дерева, и молодой человек, , распахнув их, объявил с торжествующими нотками в голосе:

– Майор Рекс Дэвиот, сэр!

Где-то в конце огромной комнаты за столом сидел человек.

Он поднялся, приветливо улыбаясь, и, когда Рекс Дэвиот появился в дверях, пошел к нему навстречу, спеша приветствовать его.

Они встретились в центре комнаты, и сэр Теренс 0'Керри, глава Министерства по делам колоний, крепко пожал молодому человеку руку и сказал:

– Славу Богу, что вы добрались благополучно! Я боялся, как бы не было осложнений.

Рекс Дэвиот рассмеялся:

– Насколько я понимаю, вы удивлены, что я не убит предательски из-за угла и никто не узнал меня под маской.

– Именно так! – согласился сэр Теренс.

– Вообще-то было несколько очень неприятных моментов, – признался Рекс Дэвиот, – но тем не менее вот я перед вами – целый и невредимый. Вы получили мой доклад?

– Он показался мне совершенно невероятным и таким увлекательным, словно я читал приключенческую повесть, как в золотые дни детства.

– Рад, что доставил вам удовольствие, – сказал Рекс Дэвиот, и глаза его лукаво блеснули.

У него были темно-серые глаза, и он считал этот незапоминающийся цвет чрезвычайно полезным – будь они другого цвета, его легко можно было бы узнать.

– Мне очень многое нужно сообщить вам, – перешел к делу сэр Теренс. – Садитесь, Рекс, и давайте начнем с самого начала.

Рекс Девиот чуть удивленно посмотрел на него, но повиновался и уселся в одно из зеленых кожаных кресел, стоявших по обе стороны камина.

Сэр Теренс расположился напротив и сказал самым серьезным тоном:

– Я думаю, нет нужды говорить, как все мы вам благодарны и что сведения, добытые вами на этот раз, очень помогут нам при составлении дальнейших планов.

– Надеюсь, о том, что я вам сообщил, узнает лишь самый узкий круг людей, – тихо произнес Рекс Дэвиот. – Я хотел бы вернуться назад, а в Индии не только стены имеют уши, но и песок!

– Вы так много участвовали в самых отчаянных, самых невероятных и рискованных предприятиях, что люди, хотите вы этого или нет, уже считают вас своим героем.

– Я все же надеюсь, что это не так.

– Ну по крайней мере королева в восторге от ваших подвигов.

– Ее величество очень добра ко мне, но, честно говоря, я хочу вернуться в Индию как можно скорее и продолжить свою работу. Там меня ждет еще масса дел.

– Вы можете мне этого и не говорить: я знаю это лучше, чем кто-либо другой, – ответил сэр Теренс, – но в данный момент у нас на ваш счет совершенно другие планы.

Рекс Дэвиот в недоумении сдвинул брови, и на мгновение его серые глаза сверкнули стальным блеском.

– Другие планы? – удивленно повторил он.

– Это как раз то, о чем я собирался вам сообщить.

– Я слушаю вас внимательно, но, надеюсь, никто не собирается препятствовать моему возвращению на северо-западную границу Индии.

– Нет, никто не собирается делать этого, но вы можете отправиться туда уже в новом качестве.

– Что вы имеете в виду?

– Королева хочет назначить вас вице-губернатором Северо-западных провинций!

Сэр Теренс произнес это спокойным голосом, но слова эти произвели на его собеседника эффект разорвавшейся бомбы.

– Вице-губернатором? – повторил он, как бы не веря собственным ушам.

– Ее величество считает, что вы будете там на своем месте, и я совершенно с ней согласен.

– Но почему, что за причина?

– Потому что, и вы знаете это не хуже меня, нельзя же вам вечно ходить по острию ножа – расплата будет неминуемой. Вы, конечно, достигли фантастических успехов, но…

– А я-то думал, – прервал его Рекс Дэвиот, – , что это как раз веское основание для того, чтобы я остался на прежнем месте.

– Могу вам сообщить, – доверительно сказал сэр Теренс, – что это назначение уже согласовано с вице-королем.

– По здравом размышлении, именно вице-король должен был бы противиться какому-либо изменению моего статуса, так как я намного облегчаю ему управление страной, находясь в своей теперешней должности.

– Он прекрасно все понимает, но в то же время место вице-губернатора освободилось при таких трагических обстоятельствах…

Рекс Дэвиот не ответил.

Он знал, что это за трагические обстоятельства, а также то, что предложение ему этой должности являлось, несомненно, высшей степенью признания его заслуг.

Но все его существо бунтовало против обязательных соблюдения формальностей, официального протокола, а может быть, и против той огромной власти, которую неизбежно повлечет за собой это назначение.

Кому же как не ему было знать, насколько это важно, чтобы в Доме правительства находился подходящий человек, и особенно сейчас, когда на окраинах Индии вновь росли волнения и смута, а местные племена постоянно и зачастую небезуспешно подстрекались русскими к беспорядкам.

И хотя по пути в Англию он не раз думал о том, кто же теперь будет назначен вице-губернатором Северо-западных провинций, ему и в голову не приходило, что это может быть он сам.

Поскольку Рекс Дэвиот так ничего и не ответил, сэр Теренс сам прервал затянувшееся молчание:

– Мне следует добавить, что если вы примете эту должность, то ее величество намеревается сделать вас пэром.

– Пэром? Ради всего святого – за какие заслуги?

– По целому ряду причин, – с улыбкой ответил сэр Теренс, – но прежде всего потому, что в других обстоятельствах вы получили бы высокую военную награду за свою последнюю вылазку. В вашем же случае это только привлекло бы внимание к вашей персоне, чего, как я понимаю, вы меньше всего хотите.

И помолчав, добавил:

– Вице-губернаторы обычно имеют титулы – последние шестеро были либо рыцарями, либо баронетами.

– Да, но почему сразу пэр? – воскликнул Рекс Дэвиот.

– Ее величество пожелала выказать вам свое расположение, и мы все согласны, что лучшего способа и не придумать.

– Вы меня просто смущаете!

– Поверьте, мне не часто приходится говорить людям такие вещи, – продолжал сэр Теренс, – но вы были не только беззаветно храбры, вы спасли жизни сотен, если не тысяч людей, которые иначе были бы захвачены и беспощадно убиты, да еще с такой жестокостью, которую просто трудно себе вообразить.

И сэр Теренс, и Рекс Дэвиот, оба знали, что обитатели северо-западных границ Индии имеют обыкновение предавать свои жертвы мучительной смерти.

Пытки и казни, которым они подвергали пленников, приводили в ужас самых отчаянных солдат, а вид обезображенных тел заставлял их содрогаться.

Рекс Дэвиот поднялся из кресла и подошел к окну, как будто размышлять стоя ему было легче.

Он смотрел сквозь стекло, но не видел ни серых крыш, ни деревьев в парке Св. Иакова, ни оживленного уличного движения.

Вместо этого его мысленному взору представились голые бесплодные скалы, где за каждым камнем мог скрываться «соплеменник» с ружьем или с не менее опасным оружием – отточенным узким ножом, готовый без всякого предупреждения вонзить его в живое человеческое тело. Северо-западная граница Индии считалась одним из самых легендарных мест на земле. Казалось, нигде во всем мире не было края, видевшего столько пролитой крови и обмана, отваги и жестокости, столько терпения и столько жертв. После долгого молчания он ответил:

– Прошу вас передать ее величеству мое глубочайшее почтение и благодарность и сказать ей, что я высоко ценю честь, оказанную мне ее величеством, но тем не менее вынужден отказаться от столь заманчивого предложения.

– Отказаться? – повторил сэр Теренс. – Но назовите мне, пожалуйста, причину.

– Она, пожалуй, прозвучит слишком прозаично, – ответил РексДэвиот. – Я не могу себе этого позволить!

Снова воцарилась тишина. Оба прекрасно знали, что самые важные должности в Индии – как вице-короля, так и другие – требовали от облеченных ими лиц огромных расходов.

Быть наместником в Индии стоило столь огромных денег, что это мог себе позволить только очень состоятельный человек.

То же самое можно было сказать и о других крупных постах в этой стране – губернатора Мадраса и Бомбея, вице-губернатора Северо-западных провинций и правителя Пенджаба.

Резидент Хайдарабада рангом несколько ниже, но даже и он вынужден добавлять немало своих личных денег к официальному окладу, которого в любом случае не хватало на все приемы и на ту роскошную жизнь, которую он обязан был поддерживать.

– Если я соглашусь на это, – пояснил Рекс Дэвиот, – то моя семья должна будет нести огромные расходы, и мой кредит в банке, который и без того сейчас находится на пределе, этого просто не выдержит. Поэтому мне лучше оставить все как есть.

Он сказал это без всякого сожаления, и сэр Теренс прекрасно понимал, что проницательный блестящий ум Рекса сумел оценить всю ситуацию за те несколько минут, когда он стоял, молча глядя в окно.

А уж если он принимал решение, то больше ничего не менял и ни о чем не жалел.

– У меня было предчувствие, что именно так вы мне и ответите, – помолчав немного, произнес сэр Теренс.

Рекс Дэвиот повернулся к нему с улыбкой:

– Но вы же знаете меня уже по крайней мере лет десять, сэр, и не хуже, чем я, можете оценить состояние моих семейных дел.

Оба они имели в виду то обстоятельство, что отец Рекса Дэвиота несколько лет назад имел несчастье упасть во время охоты с лошади и превратился в полуинвалида, успев до этого промотать большую часть семейного состояния.

Тем самым он поставил своего единственного сына и наследника в положение, когда тот вынужден был полагаться только на собственную находчивость и изобретательность.

Сэр Гарольд Дэвиот должен был бы родиться в другом столетии. Ему бы жить в георгианскую эпоху (Период правления четырех королей Георгов в Англии: 1714 – 1830) гда беспутство и расточительность офицеров королевской гвардии ни для кого не были в диковинку.

Но в царствование королевы Виктории его образ жизни снискал ему славу оригинала и чудака, и наиболее респектабельные семьи вынуждены были закрыть перед ним двери своих домов.

Сам же Рекс Дэвиот пошел в своего прапрадеда – талантливого, блестящего воина, служившего генералом в Бенгальском уланском полку во времена Клайва (Роберт Клайв – английский колониальный деятель XVIII века, губернатор Бенгалии (1757 – 1760, 1765 – 1767).

Когда сэр Гарольд повредил на охоте позвоночник и угодил в инвалидное кресло, его сын, ни минуты не колеблясь, взял на себя обязательства выплачивать его долги и поднимать на ноги семейное поместье в Нортумберленде, находившееся в самом плачевном состоянии.

Кроме того, он обнаружил, что должен содержать еще и немало женщин из тех, что его отец некогда одаривал своей благосклонностью, а потом, когда они ему наскучивали, бросал с детьми и, как правило, без гроша.

Но и это еще не все: затраты на лечение сэра Гарольда росли, как снежный ком, а кроме того, поскольку он был малоподвижен, а значит, и ограничен в своих занятиях и развлечениях, то он увлекся игрой в карты со свойственными ему страстью и азартом, которые уже не мог, как прежде, обратить на скаковых лошадей.

Сэр Теренс прекрасно осознавал, насколько безропотно и великодушно Рекс Дэвиот взвалил на свои плечи ношу, которая привела бы в ужас человека с более слабым характером и менее обязательного.

Помолчав, он сказал:

– Вы знаете, как я вас понимаю и сочувствую вам, и именно поэтому у меня для вас есть еще одно предложение.

– Другая работа? – спросил Рекс Дэвиот.

– Не совсем так, – ответил сэр Теренс. – Но это непосредственным образом связано с тем, что вы только что отвергли.

– Каким же образом?

– Именно об этом я и хочу с вами поговорить.

Поняв, что сэр Теренс



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация