А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


передняя стена которого была стеклянной, находился на Оксфорд-стрит. Карен никогда раньше в нем не бывала, но, когда она вошла и назвала имя Пола, официант почтительно приветствовал ее и проводил к его столику. Пол еще не приехал, и Карен, заказав мартини, закурила сигарету.

Медленно потягивая коктейль, она разглядывала большой обеденный зал с его сверкающими белизной скатертями, блеском серебра столовых приборов, красотой тепличных цветов. Клиентура соответствовала обстановке: солидные денежные мужчины, элегантные, все в драгоценностях, женщины. Были и более молодые люди, но и они выглядели пресыщенными. Карен сознавала, что ее разглядывают и изучают. В конце концов, она сидела за столиком Пола Фрейзера, но не была женщиной, с которой его в последнее время постоянно фотографировали. Она задумалась, узнал ли кто-нибудь из них в ней бывшую жену Пола. Ее позабавила мысль о том, как они, наверное, ее обсуждают.

В пять минут второго стеклянная дверь распахнулась и появился Пол Фрейзер. Он был одет в верблюжье пальто, которое тут же снял и отдал топтавшемуся рядом официанту. На Поле был темно-серый смокинг безупречного покроя. Он выглядел еще больше и мощнее, чем помнила Карен. В нем не было рыхлости, ни грамма лишнего веса, просто он был широкоплечим и мускулистым. Глядя, как он лавирует между столиками, пробираясь к ней, Карен остро ощутила исходящий от него почти животный магнетизм, который так действовал на нее в прошлом. Пол двигался с гибким, легким изяществом, неожиданным у такого большого человека, раскланиваясь с одним знакомым, бросая пару слов другому. У него были те же густые черные волосы, лишь слегка тронутые на висках сединой, что придавало ему очень значительный вид. В свои тридцать семь лет он был по-прежнему привлекателен. А если он с годами стал более циничным, то этого и следовало ожидать от человека с его положением и богатством, знающего, что деньги могут купить почти все.

Пол подошел к столу и с коротким кивком сел напротив Карен. Сознавая, что они стали средоточием всех взглядов, Карен вспыхнула и опустила глаза в бокал.

– Что ж, Карен, – небрежно пробормотал он, – ты почти не изменилась. Такая же красивая, как всегда, и к тому же, как я слышал, талантливая.

Карен посмотрела вверх, и на мгновение его темные глаза поймали и задержали ее взгляд. Затем она торопливо проговорила:

– Спасибо, Пол. Ты тоже не изменился. Все так же много работаешь?

Он ответил насмешливой полуулыбкой:

– Работал, пока меня не вытащили на некий ленч.

Карен окинула его возмущенным взглядом.

– Ты не обязан был приходить, – покраснев, резко заметила она.

– О, неужели! Когда ты щедро разбрасывала намеки? Кроме того, ты явно задалась целью заинтриговать меня, и преуспела в этом. Можешь быть довольна.

Около столика появился сомелье, и Пол заказал виски себе и мартини для Карен. Затем подошел главный официант, чтобы принять заказ, и Пол, взяв меню, распорядился за них обоих, как всегда делал в прошлом.

Когда им принесли напитки и они ждали первой перемены, Пол заметил:

– Никаких возражений? Я был уверен, что пока я выбираю еду, ты придумываешь какой-нибудь ядовитый комментарий.

– Не умничай, – возразила Карен, недовольная его насмешкой. – Я должна бы поздравить тебя с помолвкой, но не буду этого делать.

– Все равно спасибо. Так ты об этом хотела поговорить?

Карен поперхнулась.

– Я же сказала тебе, что это дело ничего общего с нами не имеет, – сердито отрезала она.

Пол пожал плечами. Подали охлажденную дыню. У Карен пропал всякий аппетит, что было ей несвойственно. Она просто ковыряла в тарелке.

Пол съел свою порцию и сказал:

– Ну ладно, тогда рассказывай. Не держи меня в напряжении.

Карен отодвинула от себя тарелку.

– Моя… моя мать попросила меня поговорить с тобой, – медленно начала она.

– О! Понимаю. А как сейчас поживает Мэйделин? – Пол допил свой бокал. – Я все собираюсь навестить ее.

– С ней все в порядке, – ответила Карен, радуясь хоть небольшой задержке. – Уверена, она очень тебе обрадуется. Ты всегда был ее любимцем.

– Прекрасно. – Он поднял брови. – Ну… продолжай.

Карен неохотно начала снова:

– На самом деле я хотела поговорить с тобой насчет Сандры.

– Почему? Ей нужны деньги или что-то в этом роде?

– Нет, – коротко возразила Карен. – Деньги, полагаю, для тебя начало и конец всего.

– Они помогают жить, – саркастически за метил он.

– Во всяком случае, здесь дело не в деньгах. Сандра ходит повсюду с Саймоном… твоим дорогим братцем Саймоном, вот так!

– Саймоном? – повторил за ней Пол. Все следы насмешки исчезли с его лица. – Господи боже! Она что, совсем сошла с ума? Саймон гораздо старше ее и к тому же женат.

Карен, вздохнув, кивнула:

– Это знаю я, это знаешь ты, а Сандра, по-видимому, нет. Ты же помнишь, какая она своевольная, какая взбалмошная и неуправляемая. Один бог знает, во что она с ним впутается. Она достаточно глупа, чтобы позволить ему… ну, ты понимаешь…

Пол кивнул и задумчиво посмотрел на поставленную перед ним лососину.

– Что ей нужно, так это хорошая порка, – свирепо пробормотал он.

– Вот именно, но некому за это взяться, – уныло проговорила Карен.

Пол пожал плечами:

– Итак. Чего вы ждете от меня?

– Ты же знаешь Саймона, – Карен серьезно поглядела ему в глаза, – и можешь его приструнить. Ты мне это сам говорил. Мы хотим, что бы ты запретил ему видеться с ней. Нас она не послушается, и, кроме как запереть ее на ночь, мы ничего сделать не можем.

– Понимаю. Так вы хотите, чтобы я разыграл сурового родителя! Каким образом?

Карен вспыхнула:

– Он же работает у тебя. В твоем подчинении. Ты платишь ему жалованье. У него практически нет других источников доходов.

– Хм. Ты уже все продумала, так? – сухо заметил Пол.

Карен стиснула нож и вилку. Снова в его голосе прозвучала насмешка, и она ненавидела униженное положение просительницы, в котором оказалась.

– А… э… почему я должен делать это? – продолжал он с раздражающей неторопливостью. – Я имею в виду, что Саймон свободный человек и ему больше двадцати одного года. Если Сандра так безрассудна, что встречается с ним, пусть отвечает за последствия.

– Конечно, так и надо бы сделать! – горячо воскликнула Карен. – Я, будь на то моя воля, никогда бы не попросила тебя вмешаться. Но моя мать заставила меня обратиться к тебе. Лично мне все равно, будешь ты помогать ей или нет.

Пол улыбнулся:

– Говори потише, Карен, если не хочешь, чтобы весь ресторан слышал наш спор. Представляю, каким приятным развлечением станет пересказ этого сегодня вечером за коктейлями.

– О, ты ужасен! – воскликнула она, чувствуя, что в любую минуту может разрыдаться.

– Успокойся, – отрывисто произнес он, – твоя миссия выполнена. Я поговорю с братцем Саймоном. Хотя бы для того, чтобы сохранить хорошее мнение о себе у твоей матери.

– Спасибо, – пробормотала Карен и с этой минуты, не говоря ни слова, принялась за еду. Она сознавала, что его оценивающий взгляд то и дело останавливается на ней. К ее смущению и раздражению, лицо ее вспыхнуло и отказывалось вернуться к нормальному цвету.

Когда они поели, им подали кофе. Пол предложил Карен сигарету и, после того как они закурили, сказал:

– Значит, ты все еще у Льюиса Мартина? – Это звучало как утверждение.

– Да. У нас с Льюисом хорошие отношения, – холодно ответила она.

– Не сомневаюсь, что хорошие, – вежливо согласился он. – Почему ты не вышла за него замуж?

– Потому что не вышла, – отрезала Карен. – В любом случае это не твое дело.

– Разумеется. Я спросил просто для поддержания разговора. – Он насмешливо улыбнулся, и она перевела взгляд на кончик своей сигареты.

– Как… как поживает твоя мать?

Мать Пола жила на юге Франции. Когда умер ее муж и Пол стал во главе концерна, она уехала туда со своей сестрой. Во время своего брака Карен и Пол раза два навещали ее. Карен она нравилась, но у них было мало общего.

– С ней все хорошо. Мы с Рут собираемся какое-то время побыть у нее после свадьбы.

– Разве Рут знакома с твоей матерью?

– Да, они встречались. Она прилетала на нашу помолвку.

– А-а, да. Мне следовало вспомнить об этом, – пожала плечами Карен. – А когда состоится свадьба? – Вопрос был для нее мучительным: спрашивать Пола, когда он сделает другую женщину своей женой.

– Примерно через три месяца. Рут хочет быть июньской невестой.

– Как мило, – саркастически заметила Карен. – Не сомневаюсь, ты будешь ею гордиться.

– Уверен, что буду, – беспечно сказал он. – Она очень привлекательная особа.

Карен сильно затянулась сигаретой. Рут она видела только на газетной фотографии, и там ее лицо показалось ей довольно безжизненным.

– Где собираешься жить после свадьбы? – поинтересовалась она, желая знать и одновременно страшась ответа.

– Наверное, где и сейчас. Для начала, – ответил он, стряхивая пепел в серебряную пепельницу. – А потом куплю дом где-нибудь за городом. Рут хорошо знает Англию, ей нравится Уэлд.

– Неужели? Какая удача для вас обоих. – В голосе Карен звучала скука.

Пол пожал плечами:

– Уверен в этом. Ну, и потом мы, разумеется, будем часть года проводить в Америке. Семья Рут живет в Далласе.

Карен допила кофе:

– И полагаю, у вас будет медовый месяц?

Пол улыбнулся:

– Ты очень интересуешься нами…

– Почему же мне не поинтересоваться? – Она улыбнулась, не разжимая губ. – О чем еще нам говорить?

– Возможно, мы поедем путешествовать, – медленно проговорил он. – Мы еще не решили. Рут обожает туристические поездки.

– Туристические поездки? – воскликнула Карен, приподнимая брови. – Это довольно утомительный способ проводить медовый месяц. – Она внезапно улыбнулась, вспоминая: – Помнишь время, которое мы провели на вилле около Нассау, с этим изумительным пляжем, на котором никого не было, кроме нас?

Пол нахмурился и потушил сигарету.

– Да, помню, – холодно ответил он.

Карен удивленно посмотрела на него, хотя в душе ликовала. Он был такой невозмутимый, так уверен в себе, однако упоминание об их медовом месяце все еще имело над ним власть и выводило из себя. Эти дни и ночи безоблачного счастья никогда не забыть, что бы ни сделала Рут. Пол должен признаться в этом себе.

Наблюдая за ним, когда он не смотрел в ее сторону, Карен поняла, что не может принять даже мысль о том, что Пол женится на другой женщине. В конце концов, сначала их брак был замечательным. Но сейчас встреча с ним заставила ее осознать, что развод все изменил полностью.

Карен захотелось дотянуться до него через стол, заставить посмотреть на нее, как он смотрел когда-то, – глазами, полными любви. Ей хотелось сказать, что она все еще любит его и вернется к нему сегодня же, если он ее примет.

Но эти ужасные условности, называемые цивилизованным поведением, не допускали, чтобы она так поступила. Вместо этого они обменивались банальными фразами, не обращая внимания на чувства, клокотавшие в глубине.

Они допили кофе, и Пол сказал:

– Боюсь, я должен идти. Мне еще многое надо сегодня сделать, а в три у меня деловое свидание.

Карен поднялась из-за столика.

– Все в порядке, Пол. Я сказала все, что хотела.

Пол слегка пожал плечами и отступил, пропуская ее. На улице он застегнул пальто и предложил:

– Моя машина стоит неподалеку. Подвезти тебя куда-нибудь?

Карен на мгновение заколебалась. Ей не хотелось продлевать агонию, но она действительно собиралась днем увидеться с Льюисом, и сейчас как раз можно было к нему поехать.

– Ты можешь подвезти меня к фирме Мартина, – сказала она, стараясь глядеть холодно. – Я хочу повидаться с Льюисом. – Последнее она произнесла сознательно, и ее позабавило, как у Пола слегка помрачнело лицо. Это длилось всего мгновение и исчезло. Он кивнул и помог ей сойти по широким низким ступеням на тротуар.

Они дошли до машины молча. Карен никогда раньше не видела этого автомобиля. Он был низким, европейским, кремового цвета с алой обивкой. Когда Карен села в него, оказалось, что он потрясающе комфортабелен. Пружины сиденья были роскошно мягкими, как пуховая перина.

– Новая машина, – пробормотала она. – Очень элегантная.

Пол пожал плечами и скользнул за руль, на секунду его бедро коснулось ее бедра, вызвав у Карен легкую дрожь.

– Рад, что она тебе понравилась. Она мне очень подходит. Чертовски хороша для быстрой езды, а мне это часто нужно в поездках.

– Рядом с ней моя машина выглядит старомодной развалиной. Но я люблю мой автобусик, он свое дело делает, – скорчила рожицу Карен.

Пол быстро глянул в ее сторону:

– Но ведь ты можешь позволить себе новую машину. Ведь так?

Карен слегка улыбнулась.

– Конечно, – легко согласилась она. – Но мне сейчас этого не надо. О, не беспокойся, милый, я не нищая. Никоим образом. Жаль, что приходится тебя разочаровывать.

Пол покраснел.

– Зачем ты так сказала? – пробормотал он. – Я не хочу, чтобы ты оказалась без денег. Господи, я всегда готов, если понадобится, помочь тебе деньгами. Ты ведь знаешь это?

Карен широко открыла глаза:

– Знаю? Почему ты вообразил, что я обращусь к тебе за чем бы то ни было?

Пол усмехнулся:

– Ну а разве ты сейчас не обратилась ко мне?

Щеки Карен вспыхнули.

– Очень ловко, – сказала она, раздраженная тем, как он поймал ее на слове. – Ладно, поехали.

Пол пожал плечами и вывел автомобиль в поток машин.

Фирма «Мартин дизайн компании» находилась в переулке около Большой Портлендской улицы, на верхних этажах внушительного офисного здания. Кабинет Льюиса располагался на самом верху. У Карен там тоже был свой маленький кабинет, но она пользовалась им редко, предпочитая работать дома.

Пол остановил автомобиль у входа и сказал ленивым голосом:

– Полагаю, это здесь.

– Да, спасибо, что подвез, – вежливо ответила Карен, собираясь выйти из машины.

– Я позвоню тебе, как только все узнаю, – кивнул ей Пол.

Карен наклонила голову и выскользнула наружу.

– Спасибо за ленч, – проговорила она с некоторой иронией. – Сожалею, что пришлось оторвать тебя от дела.

– Это было удовольствием, – так же иронично ответил Пол. – Веди себя хорошо. – И он, переключив скорость, быстро уехал, прежде чем Карен сумела найти остроумный ответ.

Продолжая злиться, Карен вошла



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация