А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Ты в моей власти
Вера Кауи


Юная леди Клэр влюбилась и вышла замуж за блистательного Рори Баллетера, не подозревая, какое исчадье ада скрывается за его обаятельной внешностью. Едва не заплатив за свою наивность жизнью, Клэр вырвалась из его рук, но не сразу смогла вновь почувствовать себя личностью. Ей помог в этом человек, на которого она начала работать, миллионер-американец Джейк Бернс. Но едва ее душа начала оживать, пробуждаясь к новой любви, как рядом появляется Рори и снова заставляет пройти через муки ада…





Вера Кауи

Ты в моей власти





Часть первая

КЛЭР


Моим томленьем расцвечен ярко облик твой…

    У.Б.Йептс




ГЛАВА 1


– Ты такая красавица сегодня, родная моя! – взволнованно проговорила Марго Драммонд, отступая на шаг и любуясь длинным, искрящимся шлейфом свадебного платья дочери. Клэр взглянула в зеркало трюмо – ослепительная невеста в сиянии жемчугов, в мерцающей сквозь шелковую кружевную фату фамильной бриллиантовой диадеме.

– Неужели это я? – произнесла она тихо. – Знаешь, мамочка, я странно себя чувствую – какое-то возбуждение.

– Может, это страх?

– Перед замужеством? Ты думаешь, меня пугает новая жизнь? – спросила Клэр.

– Ну что ты! Выйти замуж за Рори – мечта всей моей жизни!

– Мечты – это одно, а брак – это совсем другое! – мягко заметила мать.

– Ах, я все понимаю! Только с Рори все так необыкновенно!

– Но ведь он всего лишь человек, такой, как все!

– Ничего подобного! Рори – это Рори! Другого такого на свете больше нет!

– Так все невесты говорят о своих женихах. Клэр повернулась к матери, вся светясь радостью:

– Пусть говорят, а я в это верю! Мать вздохнула.

– Ты так молода… – сказала она тихо.

– Не моложе тебя, когда ты выходила замуж за папу!

– Но ведь тогда все было совсем иначе… Только что кончилась война, выбирать особенно не приходилось. Мне кажется в твоем возрасте я была взрослее…

– Мамочка, я знаю, что делаю! Я знаю, что мне нужно. И нужен мне Рори! – Ее лицо озарилось улыбкой.

– И ведь это просто чудо, что и я ему оказалась нужна!

– Ты без памяти в него влюблена!

– Безумно и на всю жизнь – отныне и во веки веков, аминь! В дверь постучали, и в спальню Клэр вошел Лоуги, их дворецкий.

– Прошу прощения, миледи! – обратился он к матери Клэр.

– Возникла заминка: какое шампанское подавать?

– Так ведь я уже распорядилась! – недовольно произнесла

– До церемонии остается леди Марго Драммонд. – Марочное, «Дом Периньон», немарочное подадите позже, когда гости уже не смогут определить разницу… Ну вот, приходится идти и повторять все сначала!

И отчего это, как свадьба, так непременно все голову теряют? – Она повернулась к дочери:

– До церемонии остается двадцать минут. Отец поднимется за тобой.

– Не волнуйся, – безмятежно бросила Клэр, – я готова!

– Позвольте заметить вам, мисс Клэр, на вас смотреть – прямо дух захватывает! – сказал Лоуги с отеческой любовью старого слуги.

– Спасибо, Лоуги! Скажи, ты ведь будешь танцевать у меня на свадьбе?

– С превеликим удовольствием! – заверил ее дворецкий. «А уж я-то как буду плясать! – подумала про себя Клэр, снова оглядывая себя в зеркале.

– Я сегодня сама себе нравлюсь! Неужели счастье так меняет людей?»

Под фатой сияли каштановые, с рыжеватым отливом волосы, уложенные так искусно, что фамильная диадема Драммондов, изящная, филигранная, с бриллиантами чистой воды и жемчужинами-слезками в ажурных переплетениях, естественно располагалась в ее мягких, волнистых прядях. Платье струилось потоками кремового шуршащего шелка – так идущего к матовой коже и темно-рыжим волосам Клэр. В вырезе в форме сердца чудесно смотрелся кулон – бриллиантовое сердечко, свисавшее с тройного жемчужного ожерелья, подарок Рори к помолвке. В букет из роз и камелий была вплетена на счастье веточка белого вереска, и стариной веяло от туфелек из кремового атласа, тех самых, которые надевала бабушка Клэр в день своей свадьбы в 1922 году: с ремешками крест-накрест и с расширяющимся книзу каблучком. Белье было от Жанет Реже, а правую ножку над коленкой кокетливо украшала голубая оборчатая подвязка. «Надеюсь, Рори будет в восторге от меня! – думала Клэр, глядя на себя в зеркало. – Я сделаю так, чтобы ему никогда не пришлось ни о чем жалеть». Она тихонько рассмеялась. Какая чушь! Как можно представить такое! Клэр ни секунды не сомневалась, что и с Рори ее жизнь будет течь так же безмятежно, как она протекала для нее двадцать один год. Дверь в спальню отворилась, и в комнату скользнула Кэролайн де Бомонт, ближайшая подруга Клэр, на которой тоже было пышное платье из кремового шелка.

– Вот! Я принесла шампанского, чтобы унять твое волнение!

– А я вовсе и не волнуюсь! – сказала Клэр. – Смотри! – Она вытянула вперед руки.

– Тогда я волнуюсь… сама знаешь, на моем попечении эти два озорника, твои племянники.

– Какие же они озорники! Они очень милые.

– Да, в своих клетчатых юбчонках они и в самом деле прелестны, но мне не терпится поскорее увидеть Рори! Он и так – то ослепительно хорош, а уж в настоящем шотландском наряде, убеждена, просто глаз не отвести!

– Успокойся, дорогуша! – смеясь, сказала Клэр. – Он уже занят!

– Да? Тогда, пожалуй, займусь его приятелем, шафером.

– Дэвидом Грантом? Что ж, он прелесть! – Клэр пригубила шампанское. Кэролайн оглядела Клэр со всех сторон.

– Такой наряд, должно быть, стоит целое состояние, – с восхищением произнесла она. – И выглядишь ты в нем просто сказочно!

– Важно, чтобы Рори так считал!

– Ах, да брось прибедняться! Он никого, кроме тебя, не видит с того момента, как подхватил тогда на склоне!

– Я знаю… – с улыбкой сказала Клэр. – Это, пожалуй, и есть самое невероятное. До сих пор не могу в это поверить.

– Советую поверить, ведь теперь его пылкость только по – настоящему и проявится! – И Кэролайн добавила с невинным видом: – Хотя, возможно, ты уже это успела испытать?

– Увы! Вопреки своей репутации, он ведет себя как истинный джентльмен. Клянусь тебе!

– Ну и ну! – озадаченно произнесла Кэролайн. – Тогда это любовь!

– Именно! – искренне подхватила Клэр. – Я поняла это, едва мы взглянули друг на друга..

Год назад, в декабре. Клэр с друзьями отправилась в Швейцарию покататься на лыжах. Четыре девушки со школьной скамьи и четверо юношей поселились в горном домике, при надлежащем семье одной из девушек. Они радовались жизни, шумно веселились, не позволяя себе никаких вольностей. В один из дней в самый разгар игры в снежки Клэр, получив удар по лбу, поднесла к лицу руку, чтобы стряхнуть снег, и уронила перчатку. Наклоняясь, чтобы ее поднять, Клэр опасно подступила к самому краю склона, с которого они собирались съезжать. Выпрямляясь, девушка не удержала равновесия, упала и, не успев опомниться, с нарастающей скоростью покатилась со склона вниз. Насмешливые возгласы переросли в тревожные, едва молодежь наверху сообразила, что в криках Клэр звучит настоящий страх. Юноши пустились на лыжах вдогонку, но их опередил стремительный лыжник, который, прорвавшись вперед, выписал безукоризненный вираж и остановился как вкопанный на пути Клэр. Она врезалась в него с такой скоростью, что сбила с ног. Клэр не ушиблась, у нее только кружилась голова, она почувствовала, как ее подхватили чьи-то руки и, поддерживая, помогли подняться.

– Ну как вы? – спросил мужской голос.

– Да ничего как будто…

Клэр стряхнула налипший на лицо снег и увидела перед собой глаза, голубые, точно воды ее родных шотландских озер. Таких голубых глаз ей никогда раньше не приходилось видеть; она почувствовала, как ее неудержимо затягивает их глубина. Клэр смотрела в них не отрываясь, чуть приоткрыв рот, точно оглушенная этим взглядом.

– По-моему, вы еще не пришли в себя!

«Это верно, – пронеслось в затуманенном мозгу Клэр, – только падение тут ни при чем!»

От ее спасителя исходила электризующая сила. Он был очень высок, идеально сложен, с бронзовым от загара, классически прекрасным лицом Аполлона. Незнакомец улыбнулся, и у Клэр подкосились ноги, она осела в снег.

– Что с тобой, Клэр? – встревоженно спросил подъехавший Саймон Мейтленд.

– Ничего, кости целы… – дрожащим голосом выдавила она из себя.

– Огромное вам спасибо, сэр! – вежливо сказал Саймон, и Клэр снова взглянула на своего спасителя: «Ничего себе, „сэр“! Да ему не больше тридцати!» Их глаза снова встретились, и Клэр почувствовала, что ее сердце вот-вот вырвется из груди.

– Простите, но иного способа остановить вас не было! – произнес молодой человек, излучая еще одну ослепительную улыбку. «И слава богу!» – про себя сказала Клэр.

– Я думала, ты нас разыгрываешь! – с возбужденным смешком воскликнула спустившаяся со склона Кэролайн. – Ты неслась, как воздушный шар!

– Я не удержалась… не видела, что стою на самом краю. Большое спасибо, мистер… э-э-э?.. – с отстраненной интонацией хорошо воспитанной девушки произнесла она вслух.

– Баллетер, Рори Баллетер!

Клэр точно громом поразило. «Быть не может!» – пронеслось в мыслях.

– Как тесен мир! – проговорила она не слушающимися ее губами. – А я – Клэр Драммонд.

– Да что вы! – Снова голубой взгляд затянул ее вглубь. – То есть младшая сестра Хэмиша Драммонда?

– И единственная.

– Ах, черт побери!.. Я вас помню крохотной, путавшейся под ногами девчушкой с косичками! – От его бархатного голоса ноги и руки у Клэр снова стали ватными.

– Как вы изменились!

Они смотрели друг на друга, и все остальное как бы меркло для Клэр. Очередная жаркая волна захлестнула ее.

– Дорогой! – раздался женский голос, нетерпеливый, резкий. Клэр обернулась и поймала быстрый недружелюбный взгляд блондинки, ослепительно элегантной в своем алом комбинезоне.

– Прошу тебя, мы уже опаздываем на ленч!

– Иду, иду… – Рори Баллетер снова повернулся к Клэр. – Как там Хэмиш поживает? Не видел его целую вечность.

– Отлично. Служит в британском посольстве в Вашингтоне.

Рори Баллетер рассмеялся:

– У него всегда была склонность к дипломатии!

– Вы давно не были в родных местах, – выдавила из себя Клэр.

Рори мотнул головой:

– Я все путешествую… – Голубой взгляд слегка потускнел. – Боюсь, в Шотландии не осталось для меня ничего притягательного… по крайней мере, не оставалось до сих пор…

Тут Клэр почувствовала, что вся заливается краской. Рори снова улыбнулся.

– Надо бы нам с вами посидеть, вспомнить прошлое. Вы где остановились?

– В шале Брунинген, – тихо сказала Клэр. Рори поднял брови:

– Ах так! В таком случае можете пригласить меня к себе на огонек.

– Ну разумеется! – поспешно сказала Клэр. – Хотя бы этим вас отблагодарить, я вам так обязана.

– Рори! – настойчиво прозвучал голос женщины.

– Мне пора… Я вам позвоню! – сказал он Клэр, и она сразу поверила ему. Рори взмахнул на прощание рукой и, развернувшись с ловкостью профессионала, оттолкнулся и заскользил по склону к ожидавшей его женщине и ее компании.

– У-ух! – с восторгом выдохнула Кэролайн. – Вот это мужчина…

– Прекрати! – оборвала ее Клэр.

– Но это же факт! Брось кривиться, Саймон! Ей-богу, ты временами бываешь невыносим! – Кэролайн повернулась к Клэр: – Ты и в самом деле его знаешь?

– Он наш сосед. Учился в Итоне вместе с Хэмишем.

– Рори Баллетер… – задумчиво произнес Чарлз Бингэм Смит. – Насколько я знаю, не слишком приятный тип!

– Давай-ка выкладывай! – горящими глазами уставилась на него Кэролайн.

– Да ты для него просто дитя – отрезал Чарлз. – А та блондинка как раз в его вкусе…

– Обратили внимание на ее костюмчик? – вздохнула с завистью Шарлотт Уигрэм. – Фирменная штучка!

– Классные модели, классные мужчины! – вкрадчиво промурлыкала Кэролайн. – Так ты пригласишь его в гости, Клэр, а?

– Ну разумеется, приглашу!

– Отлично! Надо бы попрактиковаться в общении с настоящими мужчинами… Тут Кэролайн вскрикнула, так как Чарлз кинул в нее снежком, и возникла новая веселая потасовка.

– Ты уверена, что все обошлось, Клэр? – озабоченно спросил Саймон.

– Что? Да, конечно… руки-ноги целы, – ответила Клэр, про себя подумав: «Только вот, боюсь, сердце не уберегла!» Остаток дня она Рори не видела, и он не позвонил вечером, не позвонил и на другой день. И Клэр на следующий вечер, переодеваясь к вечеринке в их шале, уже было решила, что выдумала тот его взгляд, как вдруг вбежала Кэролайн и патетически произнесла:

– Он! – И добавила: – Не по телефону – сам здесь!

– Что?

– Да-да, внизу! Непостижимо огромный! Чудо как хорош!

– Ты смеешься!

– Какой смех – сама посмотри!

Схватив Клэр за руку, Кэролайн потащила ее к лестнице. Глянув через резные перила, Клэр увидела Рори Баллетера в темно-коричневых вельветовых брюках и толстом, цвета топленых сливок свитере; он стоял у огромного камина и разглядывал портрет Хельги Брунинген. Это ее дочь Сисси пригласила Клэр и всю компанию погостить в фамильном шале. Но сама Сисси в первый же день упала и сломала ногу, и перепуганная мамаша повезла дочь в Женеву к специалисту-ортопеду.

– Непременно оставайтесь и отдыхайте на здоровье! – с душевной добротой сказала она остальным перед тем, как умчать Сисси на личном вертолете.

– До чего хорош, правда? – очарованно прошептала Кэролайн. – Надо же, оторвался!

– Что значит «оторвался»? – вскинулась Клэр.

– Ну, от той блондинки… он же «при ней» состоит! Видела огромный дом выше в горах? Такой, с башенками. Она француженка, мадам Эктор Шевро. Муж крупный промышленник, по счастью, торчит в Париже.

– Откуда ты знаешь?

– Навела, как говорится, справки, – беспечно бросила Кэролайн. – Она его любовница.

– Вот уж это тебя не касается! – сердито бросила Клэр.

– Если он клеится к тебе, должна же я узнать всю его подноготную. Ты ведь у нас девушка не от мира сего! Кэролайн была самой шустрой в их компании. Гораздо мудрее в житейском смысле, чем Клэр с Шарлотт или даже с Сисси; мать, наградившая ее уже тремя отчимами, собиралась привести в дом четвертого. Вслед за матерью и Кэролайн считала, что жизнь скучна без разнообразия.

– И репутация у него еще та! – загадочно продолжила Кэролайн. – Женщин у него было больше, чем мы с тобой можем себе представить!

– Помолчи, пожалуйста! – холодно произнесла Клэр.

– Ему тридцать два, и значит, он старше тебя на двенадцать лет, а что до жизненного опыта, то в этом смысле он умудрен, как Мафусаил! Тут, оставив легкомысленный тон, Кэролайн произнесла серьезно:

– Поостерегись, Клэр! С такими мужчинами ты еще не встречалась!

– А



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация