А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


В сердце моем навсегда
Джо Гудмэн


Сестры Деннехи #3
Обаятельный хозяин ранчо из Колорадо Коннор Холидей с изумлением узнает в своей невесте таинственную красавицу, с которой недавно провел незабываемую ночь страсти. Но Мэри Маргарет Дэннехи, богатая нью-йоркская наследница, считает случившееся прекрасным сном… Однако мужественный герой ее грез внезапно врывается в ее жизнь, и прекрасная любовь внезапно становится явью!





Джо Гудмэн

В сердце моем навсегда





Глава 1


Нью-Йорк, март 1879 года

– Мне не нужна балаболка.

Лиза Антония Холл искоса взглянула на говорившего, слегка скривила губы и задумалась. Посетители ее заведения, как правило, высказывали свои предпочтения. Не было ничего необычного в том, что кто-то просил брюнетку с осиной талией и широкими бедрами или пышнотелую рыжую девушку со стройными лодыжками. Просьба о молчаливой партнерше была несколько необычной, но все же не очень удивила миссис Холл. Со свойственной ей привычкой она быстро и легко оценивала своих клиентов и всегда доверяла собственным суждениям. Стоящий перед ней мужчина показался ей одним из тех, кто не станет терять время на милые глупости.

Он уже развязал черный галстук, концы которого небрежно свисали на белоснежную сорочку, И теперь большой ладонью потирал затылок, одновременно тонкими пальцами массируя мышцы у основания шеи. Фрак был расстегнут и позволял видеть серо-голубой атласный жилет. Блеснуло серебряное шитье, когда мужчина глубоко вдохнул и медленно выдохнул воздух.

Лизе стало ясно, что он пытается подавить нетерпение. Она одобрительно улыбнулась, поднимая взгляд от плоского живота к лицу незнакомца. Интересное лицо, она бы наверняка его запомнила, если бы видела раньше. Красивые черты искажены нетерпением, рот мрачно сжат в тонкую линию, в уголках залегли крохотные складки. Все это придавало лицу слишком напряженное выражение, не гармонирующее с его красотой. Желваки ходили под челюстью, на мгновения сглаживая впадины под скулами.

Глаза миссис Холл слегка прищурились, когда она внимательно присмотрелась к цвету его лица. Кожа была бронзовой, с золотисто-медным отливом. У нее промелькнула мысль, что в нем, возможно, есть примесь индейской крови, а в этом случае ей придется позвать Сэмюэля и указать ему на дверь. Но до этого не дошло. Миссис Холл пришла к выводу, что бронзовым загаром его наградили солнце и ветер, и испытала от этого облегчение. Она не уверена, что Сэмюэль смог бы его выставить. Лиза Антония Холл ничуть не смутилась, когда посетитель ответил ей столь же пристальным взглядом. В его черных глазах не было улыбки. Дуги бровей лишь слегка поднялись, намекая на некое превосходство, которое могло бы запугать менее отчаянную женщину. Нимало не смущаясь, она перевела взгляд на его волосы. Они были густыми и блестящими, слишком длинными сзади, и там, где ложились на белоснежный воротник, казались пролитыми на чистый лист бумаги чернилами. Она чуть было не протянула руку, чтобы убрать их. Но сдержалась и стала теребить браслеты, выравнивая застежки и одновременно прикидывая, что ей делать.

Взгляд ее упал на черную кожаную сумку у его ног. Интересно, что в ней. Смена одежды? Образцы спиртного? Она поняла, что была бы горько разочарована, если бы он оказался предлагающим виски коммивояжером. Вопросительно взглянув на него, она обрадовалась, когда он просто молча уставился на нее и не стал ничего объяснять.

– У меня есть на примете девушка, которая вам подойдет, – наконец произнесла миссис Холл с обаятельной улыбкой. – Она сейчас наверху. Доверитесь моему выбору или хотите, чтобы я вас сперва познакомила тут, внизу? Если она не соответствует вашему вкусу, подберем кого-нибудь еще.

Он плавным движением поднял свою кожаную сумку.

– Если она не увлекается звуками собственного голоса, то именно такая мне и нужна, – сухо ответил он. И бросил взгляд в сторону широкой, покрытой ковром лестницы. – Куда пройти наверху?

Миссис Холл заколебалась. Браслеты на ее левой руке звякнули, когда она слегка подняла ее.

– Налево, – сказала она. – Затем третья дверь направо. Ее зовут М…

Она осеклась, так как он слегка прижал к ее губам палец. Покачал головой и впервые улыбнулся. Если бы улыбкой засветились и его глаза, то лицо преобразилось бы.

– Не хочу знать, – сказал он. – Я не собираюсь знакомиться с ней настолько близко.

Мадам полагала, что давно уже выработала иммунитет против мужских прикосновений, и все же ощущала на своих губах прикосновение его пальца еще долго после того, как он его убрал. Она смотрела, как он поднимается по лестнице, и чувствовала прилив желания. Сердце сильно билось в груди.

Она почти не обратила внимания на то, в какую сторону он свернул, поднявшись до лестничной площадки.

Он повернул медную ручку и распахнул дверь. В комнате, освещенной только мигающей масляной лампой на столике у кровати, было темно. Его силуэт на фоне света газовых рожков в холле за спиной казался устрашающе огромным. Мгновение он стоял на пороге, пока глаза привыкали к полумраку, и всматривался в комнату. На кровати что-то шевельнулось. Проститутка села и уставилась на него. Она не произнесла ни слова.

И этим уже понравилась ему.

Шагнув в комнату, он бросил сумку на столик прямо у входа и ударом каблука захлопнул за собой дверь. Сняв вечерний фрак, небрежно повесил его на спинку стула и оглядел комнату, едва удостоив мимолетным взглядом широкую кровать и сидящую на ней проститутку.

Деревянный пол покрывали плетеные коврики. Дверь выходила па маленький балкон с каменной балюстрадой. На каминной полке стояло множество фотографий и статуэток, ни одна из которых не стоила того, чтобы посмотреть на нее еще раз. Камин не горел, и в нем лежала зола. Ведерко с углем и растопкой стояло рядом.

Незажженные газовые рожки были закрыты шарами из молочно-белого стекла. Обои, почти такие же темные, как дерево создали мрачную атмосферу. У дальнего конца кровати стояла ширма. Он подошел к ней и отодвинул одну из створок. За ней скрывались гардероб и сидячая ванна, наполненная водой. Он окунул и палей – вода уже остыла и была только чуть теплее комнатной температуры.

– Я помешал тебе принять ванну, – произнес он, поворачиваясь к кровати и глядя на проститутку.

Женщина на него не взглянула, только пожала плечами, и при этом движении широкая бретелька ее сорочки соскользнула с плеча. Она решительно подняла ее на место, но та снова упала. На этот раз она не стала ее поднимать, а слегка наклонила голову, так, что волосы упали вперед и прикрыли ее.

Мужчина слегка улыбнулся, в его глазах застыло циничное выражение.

– Твой жест скромности оценен по достоинству. Впечатляет, но в нем нет никакой необходимости. – Он снова отвернулся и указал на ванну. – Не хочу тебе мешать. У меня есть время. – Не уловив движения у себя за спиной, он прибавил более твердо: – Ну же! Тебе это не повредит, возможно, даже поможет расслабиться.

Кровать скрипнула, когда она на четвереньках поползла по ее громадному пространству. Он отошел в противоположный конец комнаты, сел в кресло с подголовником и вытянул длинные ноги. Откинув назад голову, закрыл глаза и не видел ее брошенного тайком взгляда через плечо, но тем не менее почувствовал его.

– Не собираюсь присоединяться к тебе, – устало произнес он.

Услышал, как она быстро задвигалась, ее босые ноги легко прошелестели по коврику. Заходя за ширму, девушка слегка задела ее. Чуть приоткрыв глаза, мужчина следил за ее движениями сквозь густые черные ресницы. Ее сорочка была переброшена через верх ширмы. Открылась дверца гардероба, и послышался шорох, когда девушка стала рыться в ящиках. Интересно, что она ищет, подумал он, а потом увидел, как она остановилась и подняла вверх волосы, чтобы их заколоть. Секунду спустя вода мягко плеснула о бортик ванны, когда девушка залезла в нее. Он снова закрыл глаза и пожалел, что выпил так много.

– Мне сказали, что ты не будешь болтать слишком много, – сказал он, – но я не ожидал полного молчания. – Никакого ответа не последовало. – Меня его устраивает.

Посетитель расстегнул жилет и достал карманные часы. Увидев, что уже без нескольких минут полночь, он издал тихий стон. Не в его привычках было пить до обеда или во время обеда, или выпивать больше рюмки после обеда. Он мог только гадать, как скверно будет чувствовать себя утром, и все же понимал, что и сейчас достаточно пьян.

Из-за ширмы снова послышался плеск воды. Тут он заметил в ногах кровати полотенце. Вздохнув, выбрался из кресла и подобрал его. Обогнув ширму, он помахал им перед проституткой:

– Держи.

Скучающий тон придавал этому слову оттенок фальши. Глаза его без интереса, почти равнодушно скользнули по ней. Вода увлажнила вьющиеся концы ее волос, и тонкие прядки прилипли к шее и к вискам. На обнаженных плечах блестели капельки воды, а тонкое, с хрупкими чертами лицо блестело от испарины. Его тело заслоняло свет масляной лампы, и поэтому он шагнул в сторону, заметив, как она немного глубже погрузилась в ванну. Над темной зеркальной поверхностью воды поднимались только ключицы.

– Нечего вести себя со мной, словно застенчивая девственница, – сказал он. – Это дело профессиональное, а не личное. – Помолчал, пристально глядя на нее. – Ведь так?

Она мигнула, в свою очередь, пристально посмотрела на него и медленно кивнула.

Он бросил полотенце, которое ей удалось поймать одной рукой прежде, чем оно коснулось воды.

– Рыжие, – произнес он.

– А? – просипела она. Поморщившись, девушка слегка прикоснулась кончиками пальцев к горлу. – Простите? – На этот раз она ощутила звуковые колебания голоса подушечками пальцев.

– У тебя рыжие волосы. Тут не слишком светло. Я не разглядел хорошенько. – Ему несвойственно было действовать импульсивно, но именно так он поступил сейчас. Присел на корточки рядом с ванной. На мгновение ему показалось, что она может отпрянуть, потом удивился, как эта мысль вообще пришла ему в голову. И все же спросил: – Можно?

Она взглянула на его поднятую руку, кончики пальцев которой повисли в нескольких дюймах от ее уха, и кивнула.

Его пальцы прикоснулись к ее щеке и на короткий миг задержались там. Он приподнял одну прядку. Она была мягкой и шелковистой, слегка влажной. Мужчина нахмурился, заметив синяки на ее горле. И легонько дотронулся до одного из них:

– С тобой сегодня вечером грубо обошлись?

Она кивнула.

– Тогда хорошо, что я здесь. Посмотрим, что можно сделать. – Ее кожа горела. – Тебе жарко? – спросил он. – Быстро вылезай из ванны. – Встал и отвернулся.

Позади послышались резкие звуки движений, заплескалась вода, зашелестело полотенце, которым она поспешно вытиралась. Посетитель снял жилет и положил его рядом с фраком. Когда она снова попала в поле его зрения, на ней уже была белая ночная сорочка. Он посмотрел вниз, на ее босые ноги и стройные щиколотки.

– Ложись-ка лучше обратно в постель. Даже сквозь коврик пол холодный. Хочешь, я разожгу камин?

Заползая на кровать, она покачала головой. Когда девушка натянула на плечи толстое шерстяное одеяло, он тихо рассмеялся. Его смех таил в себе неясную опасность.

– Все равно, – сказал он, – я этим займусь.

Он уже решил, что ему не хочется слишком быстро заглядывать под одеяло. Он намеревался сполна получить удовольствие, а это означало насладиться телом проститутки и глазами и руками. Собственное решение слегка его удивило. Тридцать минут назад его устраивало только бросить быстрый взгляд. А теперь он даже не мог признаться, что ему хочется снова услышать ее хрипловатый голос. Он был похож на глоток хорошего виски, его следовало смаковать.

На то, чтобы разжечь камин, ему понадобилось несколько минут. Поднявшись, он отряхнул ладони о брюки. Полосы серого пепла на черном вечернем костюме заставили его подойти к фаянсовой миске у кровати и вымыть руки.

– Не следует оставлять отпечатки пальцев, правда?

Ее улыбка была робкой.

– Думаю, тебе не помешает выпить.

Улыбка исчезла, а губы удивленно приоткрылись.

– Исключительно в медицинских целях, – ободряюще произнес он. И тотчас же потому, как расслабились ее плечи, понял, что она принимает предложение. Еще раз окинув беглым взглядом комнату, мужчина убедился, что не пропустил погребец со спиртным во время первого осмотра. И пожал плечами:

– Хорошо, что я пришел подготовленным.

Он взял свою сумку, открыл ее и извлек заполненную на четверть бутылку шотландского виски, угнездившуюся между пачками перевязанных банкнот. Обернулся и показал бутылку девушке:

– Стаканы есть?

Она отрицательно покачала головой.

– Тогда тебе придется пить прямо из бутылки. – Он закрыл сумку, оставил ее на столе и, присев на край кровати, подал девушке бутылку. Увидев ее колебания, сказал: – Ты сразу почувствуешь себя лучше, обещаю.

Он мог бы добавить, что сам уже испытал чудесное действие виски.

Девушка открыла бутылку и медленно поднесла к губам. Она не торопилась глотать. Тогда он подставил кончики пальцев под донышко и наклонил бутылку. Она сделала большой глоток, помедлила и, заметив в его глазах насмешливый вызов, глотнула еще раз.

– Так-то лучше, – сказал он и улыбнулся, увидев, как она сморщилась. – Очевидно, ты не можешь оценить хорошее шотландское виски.

Спиртное немного уменьшило боль в горле, и она продолжила хриплым шепотом;

– Я много не пью.

– Я тоже не пью много. – Мужчина предложил ей сделать еще глоток, и она согласилась почти без уговоров. Он наблюдал за ней, ожидая дальнейшей реакции, и, не увидев ее, поднял брови: – Похоже, виски быстро пошло тебе на пользу. – Мужчина взял бутылку и поставил на столик у кровати, затем снова дотронулся до ее лица кончиками пальцев. Большой палец скользнул по щеке, обводя скулу. – Но так и должно быть. Ты уже не так горишь. – Девушка все еще была горячей, почти неестественно горячей, но красные пятна на лице исчезли. Лицо девушки было овальным, глаза широко расставлены и слишком велики для личика



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация