А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Нас связала любовь
Джо Гудмэн


Сестры Деннехи #4
Скай Деннихью, дочь известного нью-йоркского промышленника, никогда не бежит от опасности; приключения – ее стихия. Она ждет от жизни ярких, волнующих впечатлений и полноты чувств. Молодой талантливый изобретатель Уолкер Кейн с первой встречи угадывает в ней родственную душу.

Новая неведомая ранее сила неудержимо влечет их друг к другу, и любовь оказывается чудеснее всяких приключений.





Джо Гудмэн

Нас связала любовь





Глава 1


Нью-Йорк

Зима 1881 года

– Так ты хочешь, чтобы я шпионила? – Ошеломленная Мэри Скайлер Деннихью уставилась на отца.

– Только не преувеличивай, – ответил Джей Мак таким тоном, словно хотел поскорее от нее отделаться. – Я вовсе не говорил, что ты должна шпионить.

Скай украдкой взглянула на мать. Та сухо заметила:

– А я назвала бы это именно так. – Мелодичный ирландский акцент несколько смягчал резкость ее тона. – Не нравится мне эта опасная затея, Джей Мак.

Скай поджала губы.

– Дело не в опасности, – заявила она и для вящей убедительности щелкнула пальцами. – Просто не верится, что Джей Мак просит меня шпионить.

Джона Маккензи Уэрта знали не только в Нью-Йорке и окрестностях города, но и в глубинке. Его имя стояло особняком даже в списке самых богатых и влиятельных людей. Ему принадлежала Северо-Восточная железная дорога; эта транспортная система давно стала шире своего названия и простиралась далеко на запад – за Миссисипи: по Калифорнии, Неваде и Колорадо, в те края, куда раньше забредали лишь искатели золота и серебра. Джей Мак владел недвижимостью в районе Центрального парка и выгодно помещал капитал. Огромные дивиденды позволили ему купить землю в верхней части города и построить там каменный особняк. Джей Мак был членом одной из влиятельнейших городских коллегий. В круг его друзей входили шестеро сенаторов, пятеро конгрессменов и даже президент. Он всегда выходил победителем из публичных дебатов с мэром, и крупные предприниматели частенько обращались к нему за советом, хотя политики, деятели искусств и науки считали Джея Мака скорее финансистом, чем политиком, ибо в любом проекте его больше интересовала коммерческая сторона.

Джона Маккензи Уэрта все называли Джеем Маком и относились к нему с уважением, а подчас и с благоговением.

Редкое исключение составляли обитатели каменного особняка, построенного им на углу Бродвея и Пятидесятой улицы. За высокой металлической оградой и аккуратно подстриженными кустами роз его, конечно, тоже звали Джеем Маком, но пять его дочерей, пять маленьких Мэри, и их мать считали это прозвище скорее ласковым и забавным, нежели внушающим благоговение.

Сейчас Джей Мак поглядывал то на жену, то на младшую дочь. Мойра возражала вполне резонно, но самонадеянный Джей Мак полагал, что ему удастся переубедить ее. Скай, напуганная его предложением, была явно заинтригована: он видел это по блеску ее глаз.

– Нет, это вовсе не опасно, – сказал он.

Мойра все еще сомневалась, но ей хотелось, чтобы он убедил ее. Мэри Скайлер пыталась скрыть разочарование. Джей Мак рассчитывал убедить их, рассеяв страхи одной и соблазнив другую надеждой на приключения.

Встав из-за стола, Джей Мак подошел к буфету. Пока он наливал себе виски, в комнату зашла миссис Кавенаф, желая выслушать заслуженные похвалы за приготовленный ею обед. Мойра сказала, что рыба была очень вкусной, а Скай спросила, когда они смогут отведать снова ананасовый шербет. Мойра укоризненно взглянула на дочь, а миссис Кавенаф весело рассмеялась.

В этой сцене было что-то такое, уютное, что у Джея Мака стало легко на душе. Но, внезапно вспомнив, что собирается отослать Скай из дома, он снова встревожился. Из его дочерей только Скай до сих пор жила с ними. Каково ему будет без нее?

– Что же это, если не шпионаж? – спросила Скай, когда отец вновь вернулся к столу, и рассеянно убрала за ухо ярко-рыжий локон.

– Ты просто наведешь справки.

Мойра строго взглянула на мужа.

– По твоей интонации непонятно, вопрос это или утверждение.

– Скай наведет справки, – твердо повторил он и, сняв очки, потер переносицу. Этот жест выдавал раздражение тем, что Мойра не может уловить разницу. – Скай должна разузнать, как обстоят дела с этим изобретением. По-моему, я уже говорил об этом.

– Совершенно верно, – подтвердила Мойра, – но Скай явно считает это шпионажем, и я вынуждена согласиться с ней.

– Мама, подожди, пожалуйста. Я хочу, чтобы сначала Джей Мак все объяснил. – Скай повернулась к отцу: – Расскажи об этом изобретении.

– Это машина, точнее, особая часть машины.

– Какая часть: колесо, котел, дымовая труба? – простодушно спросила Скай.

Джей Мак снова надел очки и серьезно посмотрел на дочь, размышляя, действительно ли ей это интересно.

– Это мотор, – сказал он. – Двигатель.

– Ух, ты! – выдохнула она. – Прости, что перебила.

Мойра улыбнулась. Похоже, Джей Мак уже жалеет, что затеял этот разговор.

– И что же в этом двигателе особенного?

– Он работает на необычном топливе. Изобретатель утверждает, что его приводит в движение не пар, а какой-то нефтепродукт вроде керосина. Мотор будет значительно легче и мощнее всех современных двигателей. Это изобретение может в корне изменить само представление о транспорте, и даже нельзя вообразить, какие оно откроет возможности. – Джей Мак говорил все громче и возбужденнее. – Разработка подобной машины ведется не только в нашей стране, но и во всем мире. Ученые уже давно пытаются создать паровой двигатель не столь громоздкий и более практичный, чем нынешний. Появление такого мотора было бы настоящим событием, но замечу: даже он значительно уступал бы тому, что предлагает наш изобретатель.

Джей Мак умолк, дав возможность обдумать все это своим собеседницам. Скай была поражена, и даже Мойра выглядела заинтригованной, хотя и старалась не выказывать этого. Он продолжал тихо и серьезно говорить о том, чем не стал бы делиться больше ни с кем.

– Этим заинтересовался Рокфеллер. Понимаете, что означает подобное изобретение для такой компании, как «Стандард ойл»? Компания «Джон ДС» уже разбогатела на керосине, так воображаете, какая им пойдет прибыль, если появится спрос на нефтепродукты, которые сейчас они фактически выбрасывают!

– Появление этого мотора наделает столько же шума, как изобретение мистера Вестингауза? – Скай заметила, как поразился отец тому, что она знает это имя. Ей всегда нравилось казаться легкомысленной, но теперь она видела, что перестаралась. – Я имею в виду пневматический тормоз, – добавила Скай, давая понять отцу, что она не просто угадала. – Может, я знаю о нем меньше, чем Рини, но нужно быть истинной тупицей, чтобы не понимать его значения для Северо-Восточной железной дороги.

При упоминании о Рини Джей Мак и Мойра улыбнулись. Они помнили, что когда Джордж Вестингауз запатентовал свой пневматический тормоз, Мэри Рини было лет семнадцать. Для сестры Скай, уже в ту пору мечтавшей стать большим человеком в империи Джея Мака и, кстати, реализовавшей впоследствии свою мечту, изобретение автоматического тормоза для железнодорожного состава было настоящим событием.

– Да, Рини добилась многого… – проговорила Мойра и задумчиво посмотрела на мужа. – Полагаю, ты уже поделился своими соображениями по поводу нового мотора с Рини и Джарретом?

Джей Мак покачал головой.

– Только в общих чертах. В последнее время они то в Колорадо, то в Неваде, а я не слишком доверяю телеграммам. Признаться, мне и не хотелось писать им об этом подробно. Уж очень много поставлено на карту. Возможно, так много, что я перестал доверять даже самым надежным своим партнерам.

Мойра нахмурилась и поправила свои ярко-рыжие волосы. Сейчас она вспомнила, что произошло несколько лет назад. Тогда вокруг Джея Мака плелась страшная интрига, и вся Северо-Восточная железная дорога могла перейти в друре руки. И после этого он утверждает, что все это не опасно? Мойра вздохнула, и ее глаза выразили то, о чем она не решалась сказать.

Между тем Скай подалась вперед, и ее хорошенькое личико оживилось.

– Ты хочешь, чтобы я украла для тебя это изобретение? – спросила она с неподобающим леди пылом. Заметив, как испугалась мать, Скай изобразила смущение.

– Я не прошу тебя ничего красть! – возмутился Джей Мак, едва не поперхнувшись виски. – Я просто хочу с твоей помощью вернуть его себе.

Скай смущенно отвела взгляд от отца. Мойра же, заметив, что муж сделал ударение на слове «красть», сказала:

– Прости, но я не вижу здесь разницы.

Джей Мак ударил кулаком по столу так, что чай выплеснулся из чашек.

– Нельзя украсть то, что принадлежит тебе!

– Разве этот двигатель – твой?

Он кивнул.

– Я оплатил работу над ним и купил его.

– Тогда почему же он до сих пор не у тебя?

– Он еще не готов, но изобретатель должен присылать мне отчеты о том, как идут у него дела. Этот двигатель еще не испытывали, но говорят, что изобретатель на верном пути и работа близится к завершению. В последний раз, когда я запросил его о положении дел, он ответил кратко и невразумительно. – Джей Мак пожал плечами. – Боюсь, он решил прекратить работу или – и того хуже – продать идею кому-нибудь другому. По контракту он не имеет на это права, и тебе следует выяснить, обоснованны ли мои подозрения. Еще лучше, если тебе удастся достать чертежи или сам двигатель.

Откинувшись на спинку стула, Мойра перекрестилась.

– Боже мой, – тихо пробормотала она, – я не могу это слышать! Джей Мак, ты должен послать кого-нибудь из своих людей, а не младшую дочь.

– Мама, как ты можешь говорить такое! – рассердилась Скай.

До сих пор мать всегда поддерживала все затеи дочерей. Так уж повелось, что строгость к ним проявлял только Джей Мак.

Он выполнял отцовский долг по-своему, решая все за детей, заставляя их делать то, чего им вовсе не хотелось. Впрочем, Мэри Фрэнсис, его старшая дочь, проявила твердость и ушла в монастырь, несмотря на запрет отца. Поняв, что Мэри Мичел станет журналисткой, независимо от того, поможет ли он ей, Джей Мак попытался купить ей место в «Геральд», но она поступила на работу в нью-йоркскую газету «Кроникл». Мэри Рини пришлось доказывать ему, что она способна работать инженером на Северо-Восточной железной дороге, а Мэри Маргарет училась на медицинском факультете университета, но поступить туда ей помог не отец, а муж.

Желая выдать дочерей замуж, он железной рукой плел интриги. Мэри Фрэнсис они не коснулись, но Мичел, Рини и Мэгги пережили несколько крайне неприятных моментов.

Устремления Скай были совершенно иными, нежели у ее сестер, и именно поэтому отец не оказывал на нее давления. Она не собиралась ни служить Господу, ни знакомить людей с новостями, ни строить мосты, ни ухаживать за больными. Скай мечтала о приключениях.

Хотя эта цель была не столь уж высокой, она привлекала Скай, и, стремясь воплотить в жизнь свою мечту, девушка проявляла такую же настойчивость, как и ее сестры. Поняв, какими свойствами должна обладать искательница приключений, Скай совершенствовала эти свойства. Прекрасно справляясь с домашними обязанностями, она умела постоять за себя и отлично ездила верхом.

Скай интересовалась живописью, античным искусством и архитектурой, читала запоем книги, изучала историю и географию тех стран, где ей хотелось побывать. Она скрывала эти занятия от всех, равно как и то, что скачет на лошади в мужском седле, когда никто ее не видит. Даже родители не подозревали, насколько глубоки ее познания, считая Мэгги прилежной, а Скай – бездельницей.

Она таилась от родителей, опасаясь, как бы они не нарушили ее планы. Последний год Скай училась в университете не слишком хорошо: в зимнюю сессию не сдала почти ни одного экзамена и не собиралась продолжать учебу в весеннем семестре.

И дело не в том, что она не могла усвоить предметы, напротив, программа, которую она сама себе составила, требовала от нее большего усердия, чем университетская. Не обращая внимания на недовольство преподавателей, Скай пропускала лекции, чтобы заниматься с учителями дома.

Скай научилась метко стрелять из лука и огнестрельного оружия, фехтовать, управлять яхтой, брала уроки фотографии.

– Расскажи об этом изобретателе, – попросила Скай отца. – Что он за человек?

Джей Мак откинулся на спинку стула, держа в руке бокал.

– Серьезный, – проговорил он. – Да, это основная его черта. Трудно сказать, умен ли он, но чертежи, которые он мне показывал, великолепны. Просто великолепны!

Скучный. Это первое, о чем подумала Скай. Он спокойный и скучный зануда, но, видимо, у него хватает мозгов для того, чтобы не упустить свою выгоду. Скай встречала таких – мрачных и неспособных поговорить даже о погоде. В их присутствии она едва сдерживала зевоту.

– Так зачем, скажи на милость, такому человеку нужна наша Скай? – спросила Мойра.

Скай поджала губы, уловив в словах матери намек на свои неблестящие успехи в университете. Однако, желая выведать побольше, девушка промолчала.

Джей Мак вздохнул:

– Ему не нужна наша Скай, он даже не подозревает о ее существовании, поскольку вращается совершенно в других кругах. Но ему необходима экономка, и Скай прекрасно справилась бы с этой ролью.

Девушка удивленно подняла брови.

– Ты предлагаешь мне стать экономкой? Едва ли у меня это получится. – Поднявшись, она взглянула на родителей и одарила их невинной улыбкой. – Но шпион из меня выйдет отменный. – Подойдя к отцу, Скай поцеловала его в щеку. – Я подумаю об этом, а теперь мне пора. В парке на пруду устроили отличный каток, а я договорилась встретиться с Дэниэлом в… – Она взглянула на часы: – Ой, я уже опоздала! – Скай поцеловала мать. – Я вернусь часов в десять, но не волнуйся, если задержусь. – С этими словами она выбежала из гостиной.

Джей Мак взглянул на жену: – У вас, мадам, весьма легкомысленная дочь! Я никак к этому не привыкну.

– У нас легкомысленная дочь, – ответила Мойра. – А тебе следовало бы образумить ее.

– Да, неплохо было бы научить ее посидеть спокойно хоть десять минут.

Но Мойра не позволила ему уклониться



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация