А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Шесть лет назад Боб развелся, а Пи Джей никогда не выходила замуж. Они не клялись друг другу в вечной любви. Им это было ни к чему.

Когда хорошо вместе, обязательства не нужны. Необходимо отметить, что по мере продвижения Пи Джей вверх по служебной лестнице их взаимная привязанность только усиливалась.

Слегка отстранившись от него, Пи Джей заглянула ему в глаза – в них она увидела гордость за любовницу: молодец, сумела достичь таких высот!

– А когда они решат?

Боб задумчиво почесал тщательно подстриженный седеющий висок.

– Терпение, моя радость, терпение.

– Ну, Боб, скажи, – захныкала Пи Джей, подыгрывая ему.

Он подошел к книжному шкафу, прошелся пальцем по корешкам книг.

– Думаю, сегодня, но тебе не сообщат до понедельника.

Разочарованно простонав, Пи Джей подошла к нему и встала за спиной. Сунув руки в карманы его серых шелковых брюк, игриво провела по интимному месту.

– А когда скажут тебе? Ведь без твоего одобрения им не обойтись, правда? – прошептала она.

Боб, живо обернувшись, заключил ее в объятия.

– Вы давным-давно получили мое одобрение, мисс Дэвис. К сожалению, мне они тоже ничего не скажут раньше понедельника. Хансен и Хобарт не дураки.

«Что верно, то верно», – подумала Пи Джей. Джордж Хансен и Дэниел Хобарт создали свое агентство тридцать лет назад совершенно на пустом месте. И правила игры им были хорошо известны.

– Значит, они решили меня немного помучить, ведь так?

Боб откинул с ее лица прядь волос.

– Они хотят показать, что действуют не под влиянием сиюминутного порыва.

– Нет, хотят помучить!

Боб улыбнулся.

– И это тоже, решили, что не помешает. – Он нежно поцеловал ее, потом провел кончиком языка по ее губам. – Как насчет такого обеда?

Пи Джей рассмеялась.

– Где?

– Мы могли бы закрыться здесь…

– Мистер Джаффи! За кого вы меня принимаете?

Нежно лаская ее под синей короткой юбочкой. Боб, возбудившись, проговорил:

– За женщину, которая сводит меня с ума.

Зазвонил телефон. Подняв глаза к потолку, Боб застонал. Пи Джей, коснувшись рукой его губ, улыбнулась.

– Возьму трубку. – Одергивая на ходу юбку, она направилась к столу. – Алло!

– Мисс Дэвис?

Боб, не отрывая рук от ее интимных мест, следовал за ней.

– Да, это я. Чем могу служить? – вежливо спросила она, стараясь подавить в себе возникшее желание.

– Положи трубку, – прошептал он, но Пи Джей лишь улыбнулась.

– Мисс Дэвис, с вами говорят из приемной доктора Рейнольдса.

Боб коснулся губами мочки ее уха, и ей удалось с усилием сконцентрироваться на разговоре. Доктор Рейнольдс – ее гинеколог.

– Слушаю вас.

– Мисс Дэвис, вы были во вторник на осмотре?

Пи Джей сняла руку Боба со своей груди.

– Да.

– Доктор хотел бы с вами встретиться сегодня.

– Зачем?

– Ознакомить с результатами осмотра.

Странно… Сказали, что результаты мазка из соска будут готовы только через две недели. Она взглянула на притулившегося к ней Боба.

– Во сколько?

– Вы сможете быть у нас в два часа?

Пи Джей взглянула на часы. Было без четверти час.

– Да.

– Вот и отлично, – проговорила медсестра и положила трубку.

– Только не говори, что тебе предстоит деловое свидание, – заметил Боб, когда Пи Джей осторожно положила трубку на рычаг.

– Похоже…

Боб заскрежетал зубами.

– С кем?

– Со звукооператором, – солгала она. – Помнишь, приезжал снимать видеоклип?

– Но ведь сегодня пятница! Конец рабочей недели.

– Пока меня не утвердили в новой должности, я должна выполнять свои прежние обязанности, – заметила Пи Джей. – Следовательно, дело прежде всего. А ты иди, мне нужно подготовиться к встрече.

– А как же обед?

– Перехвачу по дороге гамбургер.

– Твое роскошное тело не заслуживает подобного обращения.

– Позволь мне самой позаботиться о роскошном теле.

Боб зашагал к двери, но на пороге обернулся.

– Но на Лонг-Айленд мы, надеюсь, поедем на выходные?

Они собирались провести выходные дни в его загородном доме на Ойстер-Бей. Туда же собирались приехать две дочери Боба со своими семьями. Пи Джей ничего не имела против подобного времяпрепровождения. Ей даже нравилась царившая в доме домашняя спокойная атмосфера. Возможно, больше двух дней она бы ее не выдержала. Как знать…

– Посмотрим, как пойдут дела, – ответила она. – Я тебе перезвоню.

– Договорились.

Помахав ей на прощание, Боб вышел.

Пи Джей бессильно опустилась на стул. Доктор Рейнольдс…

Что ему от нее понадобилось? Она только что прошла обычное медицинское обследование: сдала кровь на анализ, мазок из соска, сделала маммограмму.

А может, маммограмма показала какие-нибудь отклонения? Пи Джей коснулась своей полной груди. Да нет, не может быть: грудь как у молодой девушки – высокая, налитая, можно ходить без бюстгальтера, хотя она предпочитает этого не делать – обычно носит шелковые бюстгальтеры с изящными кружевами. Нет, с грудью должно быть все в порядке. Наверное, плохой анализ крови: может, анемия или еще что-нибудь… Пи Джей вздохнула и пришла к выводу, что поводов для беспокойства не должно быть. Любят же врачи паниковать! Ведь не рак же у нее, откуда ему взяться: курить она бросила три года назад.

Давненько Пи Джей так не волновалась: от страха у нее вспотели ладони. Она сидела в приемной доктора Рейнольдса за маленьким журнальным столиком, на котором лежало несколько потрепанных журналов. Всего четыре дня назад она сидела в том же кресле совершенно спокойная и довольная тем, что наконец-то выкроила время для медицинского осмотра. Она здесь не была почти год, ее дважды приглашали за это время. Из-за дел не находилось времени. Она успокаивала себя тем, что многие женщины вообще не бывают у гинеколога годами.

– Мисс Дэвис? Прошу вас, идите за мной.

В дверях стояла секретарь врача. Пи Джей встала и пошла вслед за ней по коридору. Идя позади, она разглядывала казавшуюся несуразной, на ее взгляд, женщину – высокая и плоская, как герой мультфильма, которого только что переехал грузовик. Только следов шин не хватает.

– Посидите здесь, доктор сейчас выйдет.

Пи Джей вошла в кабинет доктора Рейнольдса и села на неудобный диванчик старинной работы. Кабинет был обставлен исключительно антикварной мебелью, резко контрастирующей со стерильно белыми стенами и развешанными на них дипломами в серебристых рамках. Пи Джей ерзала на жестком диване, спрашивая себя, сколько ей придется пробыть здесь. Новая должность (в том, что она ее получит, Пи Джей не сомневалась ни капельки) не позволяла тратить попусту время в приемных.

Дверь открылась, доктор Рейнольдс вошел и сел за дубовый стол, сделанный, видимо, в прошлом столетии, а может быть, и раньше. Скрестив руки, он взглянул на Пи Джей.

– Рад, что вы пришли, мисс Дэвис.

– Полагаю, доктор, вы нашли у меня какие-то отклонения.

Пи Джей хотела побыстрее закончить с этим неприятным делом, вернуться в офис, закончить свои дела, а потом отправиться домой и готовиться к отъезду.

Доктор облокотился на стол и положил на руки подбородок.

– Не буду ходить вокруг да около, – сказал он. – Маммограмма показала у вас опухоль в правой груди.

Пи Джей уставилась на него, уверенная в том, что это ошибка.

– ..и я думаю, ее нужно обследовать, – закончил он.

Подавшись вперед, Пи Джей заглянула ему в глаза. Зрачки за стеклами очков казались не правдоподобно огромными.

– Я чего-то не понимаю… Ведь вы меня недавно обследовали. Ни о каких опухолях тогда и речи не шло.

Он моргнул.

– Я говорил вам, что они не всегда прощупываются.

Прошу вас, мисс Дэвис, не пугайтесь. Возможно, ничего страшного нет. Но мне хотелось бы, чтобы вы сходили к доктору Сент-Джермену, он хирург.»

– Хирург?

– Он наверняка назначит биопсию – простая формальность. Никакого повода для беспокойства нет.

– Биопсию?!

– Сестра сейчас вас к нему проводит. Его кабинет прямо по коридору.

Пи Джей смотрела на врача не мигая. Ее вдруг охватил сильный озноб, как будто забыли закрыть дверь кабинета и из коридора потянуло леденящим холодом.

– Доктор Рейнольдс, вы подозреваете у меня рак?

Он улыбнулся.

– Повторяю, не волнуйтесь. Восемьдесят процентов всех опухолей, выявленных маммограммой, – доброкачественные.

Пи Джей опустила глаза и взглянула на свои руки.

– Зачем же тогда делать биопсию? Может, лучше подождать, пока я что-то почувствую? У меня совсем нет времени…

Доктор Рейнольдс слегка наклонился вперед.

– Мисс Дэвис, вы же умная женщина и понимаете, что самый эффективный способ лечения рака груди – это удаление опухоли на ранней стадии болезни.

– Но вы же сказали, что восемьдесят процентов опухолей – доброкачественные.

– Верно, а двадцать процентов – нет.

Пи Джей взглянула на край дубового стола. Она не знала, что сказать еще.

– Сестра проводит вас к доктору Сент-Джермену.

Пи Джей встала, ноги стали тяжелыми.

– Спасибо, доктор, – сказала она и вышла из кабинета.

Сестра предложила ей расстегнуть накрахмаленную хлопчатобумажную рубашку. Пи Джей подчинилась. Она сидела на жесткой медицинской кушетке, и всякий раз, когда пыталась устроиться поудобнее, чувствовала липнущую к ногам холодную клеенку. Пи Джей никак не могла понять, что вообще она здесь делает, никакого рака у нее нет и быть не может. В их семье никто не страдал этой ужасной болезнью, а она читала, что рак груди – наследственное заболевание. Ее явно раздражала здешняя обстановка! Пи Джей было наплевать на высказывания доктора.

Понимала она лишь одно – ее сегодня замучили этими обследованиями. Столько нервов, денег!.. И ради чего? Для профилактики. И зачем она только пошла к гинекологу?!

Послала бы его к черту, как делают многие женщины, и была бы спокойна. Она снова заерзала. Клеенка в очередной раз прилипла к ногам. Ну и холодище здесь!

Дверь открылась.

– Вы мисс Дэвис?

– Да.

Он подошел к ней с папкой в левой руке. Правую протянул Пи Джей.

– Я – доктор Сент-Джерман.

– Очень приятно.

Вдруг Пи Джей поняла, что ее слова прозвучали нелепо. Ей неприятно было его видеть. Доктор был высокий, тощий, в очках с толстыми стеклами. Но больше всего ее огорчило, что он оказался молодым, моложе ее. И рука у него холодная как лед.

– Вы наблюдаетесь у доктора Рейнольдса?

– Да.

– Я хотел бы осмотреть вас, если не возражаете.

Она и рада бы возразить, но тогда возникает вопрос. зачем она вообще сюда пришла.

– Конечно.

Он положил папку на стол и начал ощупывать ее шею.

– Почему вы пошли на прием к доктору Рейнольдсу?

– Я всегда показываюсь ему раз в год.

– Понятно. Лягте на спину, пожалуйста. – Клеенка опять издала этот мерзкий хлюпающий звук. – Вас что-нибудь беспокоит?

– Нет. Я вообще не понимаю, к чему вся эта суматоха.

– Поднимите руку. Вы впервые делали маммограмму?

Он принялся ощупывать ее грудь небольшими круговыми движениями.

– Да.

– Сколько вам лет?

– Сорок пять. Раньше никак не могла собраться.

– Угу.

Он отвел ее руку в сторону.

– Послушайте, доктор, я не понимаю, что вы хотите найти. Доктор Рейнольдс ничего не смог прощупать.

Не отвечая, он отвел в сторону другую руку и занялся другой грудью, потом опять вернулся к правой и начал нажимать ближе к подмышке. Пи Джей показалось, что сейчас он проткнет ее насквозь своими пальцами. Глядя в потолок, она попыталась объяснить себе, почему чувствует себя унизительно. Ее мучил вопрос, есть ли у нее рак.

Врач нажал в последний раз и сказал:

– Пока все, мисс Дэвис, одевайтесь. Жду вас в своем кабинете.

Пи Джей продолжала неподвижно лежать на спине. Она была уверена, что никакой опухоли у нее нет. Почему этот тощий докторишка не хочет сознаться в этом? О Господи, куда только подевались старые, добрые доктора, которые умели обращаться с пациентами и которым безоговорочно доверяли? В уголках глаз появились слезы, которые затем потекли по вискам, падая на злосчастную клеенку. Неужели у нее и вправду рак? О Боже! Неужели отнимут грудь?

Когда Пи Джей вошла в кабинет, доктор Сент-Джермен что-то писал, а на столе лежала раскрытая папка. Он жестом пригласил ее сесть, заканчивая свои записи. Пи Джей глянула на лист. На нем был странный рисунок, внутри которого доктор старательно вырисовывал красный кружок. Пи Джей догадалась – это две груди, а красным фломастером справа от соска изображена опухоль. Она вдруг поняла, что это ее грудь… ее опухоль.

– Считаю, что на нее следует взглянуть как можно скорее, – сказал доктор Сент-Джермен и поставил под рисунком большую печать.

Еще в самом начале трудовой деятельности каких только шрифтов не доводилось видеть Пи Джей. А сколько надписей было прочитано вверх ногами! Сделать это сейчас для нее было пустяком. Надпись гласила: «Патологический статус». Под ней шли три пункта: размер опухоли, уплотнение, тип опухоли.

– Значит, биопсия? – спросила Пи Джей.

Она знала только одного человека, которому делали биопсию. Это был Старый Мак из соседнего отдела. Он страдал раком легких, умер два года назад.

– Да.

– Когда?

– Планирую на понедельник. В больнице Сент-Мэри.

– Мне придется лечь в больницу? Почему так скоро? Я не могу так сразу…

Доктор Сент-Джермен отложил ручку.

– Мисс Дэвис, биопсия – процедура недолгая, но требует анестезии. А насчет того, почему так скоро… Длительный опыт показывает, что такие дела лучше не откладывать.

– Это невозможно, – возразила Пи Джей. – На выходные я собиралась поехать на Лонг-Айленд.

– Мисс Дэвис… – Врач взглянул в медицинскую карту. – Памела… никто не собирается разрушать ваши планы на выходные. Но в понедельник вы должны быть в больнице.

Пи Джей с трудом проглотила комок.

– Прошу вас, – с трудом выговорила она, – зовите меня Пи Джей. Меня все так зовут.

– Хорошо, Пи Джей, – согласился врач и, взяв в руки какой-то листочек бумаги, по-видимому, направление, принялся заполнять его. – Сегодня вам нужно сделать рентген грудной клетки и сдать анализ крови. Сестра позвонит в больницу, вас там будут ждать.

– Сегодня? – удивилась Пи Джей и глянула на часы.

Была уже половина четвертого.

Он перестал писать и посмотрел ей в глаза. Почему она чувствует себя в его присутствии полной идиоткой? Ведь он моложе ее лет на десять.

– Я… мне нужно позвонить на работу, – пробормотала она. – Предупредить, что сегодня меня не будет.

Доктор кивнул и снова взялся за ручку.

– Итак, в понедельник, – сказал он.

– Лучше во вторник, – решительно сказала Пи Джей.

Он взглянул на нее поверх очков.

– В понедельник.

Пи Джей покачала головой.

– В понедельник я не могу. Видите ли, я получила повышение по службе…

– В понедельник, – повторил он.

Лицо Пи Джей вспыхнуло, однако тело оставалось холодным



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация