А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » ЛЭНДОН, Джулия

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

отвечал на вопросы по поводу скучнейшего на свете предмета. Боже, ее отец говорил о сельском хозяйстве!

Лилиана подавила стон, но лорд Олбрайт не выказывал ни малейшего неудовольствия, и когда она убедила себя, что все это ей только снится, ибо графа никоим образом не могло интересовать сельское хозяйство, отец резко встал с дивана:

– Элис, мне нужна твоя помощь в библиотеке. Том, кажется, ты хотел осмотреть в конюшне нового жеребенка? – Лорд Дэшелл неуверенно взглянул на графа. – Вы нас извините, милорд?

О нет, что такое? Они собираются оставить ее здесь с ним?

Лилиана бросила испуганный взгляд на мать, но леди Элис уже взяла мужа под руку, словно для нее было вполне естественным делом оставлять свою дочь без присмотра. Это столь же нелепо, как и желание Тома осмотреть несуществующего жеребенка!

– Мама! – Голос у Лилианы дрогнул. – Не могли бы вы посидеть с нами?

– Нет, дорогая. Нужно помочь твоему отцу… со счетами.

Смехотворная ложь матери привела Лилиану в ужас. Они сговорились оставить ее наедине с графом! Что она будет делать? Как ей общаться с этим человеком?

– Ты можешь предложить гостю чай, – добавила леди Элис, и семейство чинно направилось к двери.

Что здесь, черт возьми, происходит? Может, по неизвестной причине все в Грейндже вдруг потеряли рассудок? Она совершенно не готова… не способна развлекать человека столь высокого положения, да к тому же имеющего большой опыт общения с женщинами. С искушенными женщинами.

– Ваши родители милостиво разрешили мне несколько минут поговорить с вами наедине.

Лилиана почувствовала спазм в желудке и изумленно уставилась на графа. Ей было известно, как расценивается в провинции выражение «поговорить наедине», однако это казалось столь невероятным и абсурдным, что она едва не расхохоталась. Граф лукаво поднял брови. Кажется, пора ему напомнить, что он заблуждается; пусть говорит наедине с кем угодно, только не с Лилианой Дэшелл из Блэкфилд-Грейнджа. Она нервно хихикнула.

– Вы напуганы, – улыбнулся граф. – Я вам отвратителен, Лилиана?

Джентльмен не должен быть таким фамильярным, во всяком случае, провинциальный джентльмен, но кто знает, как принято в обществе лондонских кутил?

– Простите, я не хотела выглядеть… испуганно. Не желаете чаю?

– Возможно, немного погодя, – сказал Олбрайт с невыразимо очаровательной улыбкой.

И пока она соображала, о чем говорить дальше, его взгляд медленно скользил по ее лицу, потом… О-о!.. Вспыхнув, Лилиана опустила глаза.

– Пожалуйста, не бойтесь. А то я буду вынужден подавлять свои нежные чувства.

– Разве я выгляжу испуганной? Уверяю вас, это не так. Я просто… я просто…

– Удивлены? – пришел ей на помощь граф.

– Да! – согласно закивала она, чтобы выразить степень своего удивления.

– Сожалею, что не приехал раньше. К несчастью, я постоянно в Лондоне…

– Конечно, Лондон – большой город…

– И не могу приезжать сюда так часто, как мне бы хотелось. От Лондона до Килинг-Парка добрых полдня езды. Тем не менее умоляю вас простить мои скверные манеры.

Господи, о чем он толкует? Она его не приглашала, не ждала. Или ей не удалось вытянуть из Бенедикта все сведения? Он не упоминал о приезде брата. Разве правила этикета требуют, чтобы он нанес визит до того, как Бенедикт сделает ей предложение?

– Но я человек действия, Лилиана, и, если принял решение, не теряю времени зря.

Что бы граф под этим ни подразумевал, она ему верила.

– А я на днях решил, что у меня есть обязанности, которые в тридцать два года мне пора выполнить и которые привели меня к вам. Извините, что явился без предупреждения, но при моем нетерпении, боюсь, это было неминуемо.

Обязанности. Понятно. Значит, дело касается Бенедикта и можно наконец вздохнуть с облегчением.

Граф вдруг так быстро очутился рядом с ней, что Лилиана не успела даже удивиться и только растерянно заморгала, когда он сжал ее руки. Неужели его обязанность требует столь нежного прикосновения? Господи, да к чему ей это знать? «Не смей падать в обморок!» – приказала она себе.

– Думаю, вы понимаете, что в светском обществе два человека равного происхождения и состояния вступают в брак с намерением укрепить положение обеих семей.

Лилиана кивнула.

– Вы также понимаете, что человеку моего положения требуется женщина, которая умеет вести большое хозяйство, способна исполнять обязанности графини, родить наследника и быть хорошим собеседником.

Лилиана снова кивнула. Ясно. Он думает, что она не пара Бенедикту? Ей двадцать два года, она дочь разорившегося барона, практически не имеет приданого, а Бенедикт – сын богатого маркиза, он может найти себе кого-нибудь получше. Честно говоря, ее всегда интересовало, почему он этого не понимает.

Граф посмотрел на свои руки, и длинные черные ресницы на мгновение скрыли его взгляд. Значит, он приехал сказать, что Бенедикт не может на ней жениться. Как ни странно, она почувствовала раздражение: Бенедикт должен был сообщить ей об этом лично! Итак, она им не подходит. И давно ли Спенсы пришли к этому поразительному заключению? Наверняка в понедельник. В тот день Бенедикт чуть не плакал от отчаяния, когда она не разрешила ему приехать, сославшись на головную боль, поскольку обещала Джейсону устроить состязание. Этого бы не произошло, если бы она…

– Конечно, общение не главный повод для вступления в брак, но весьма приятно, когда оно есть. Я долго над этим думал и решил, что вы именно та женщина, которая мне нужна.

Лилиана непонимающе уставилась на него. Видимо, она на какое-то время отключилась и многое пропустила.

– Какая женщина?

– Которая станет моей женой.

Она в ужасе отпрянула, и граф быстро добавил:

– Знаю, это для вас большая неожиданность…

– Неожиданность? Простите, милорд, я принимаю ваши слова за шутку.

Непостижимо! Человек, которым она восхищалась с самого детства, вдруг приезжает в Блэкфилд-Грейндж и предлагает ей выйти за него замуж? Господи, это сон, ошибка! Может, у нее горячка?

– Пожалуйста, – улыбнулся граф, медленно поднимаясь, – не спешите с ответом. Сначала выслушайте меня. – О, ему повезло, она слишком поражена, чтобы думать. – Лилиана, я очень занятой человек, у меня нет времени на частые визиты и ухаживание за леди, как полагается джентльмену, особенно когда она живет так далеко.

– В-вы помните меня ребенком? – спросила она, лихорадочно пытаясь найти причину, которая придала бы смысл его заявлению. – Неужели вы смогли вспомнить меня через столько лет?

– Не буду лгать, я совершенно вас не помню. – Граф выглядел несколько раздосадованным.

Конечно, это ее не успокоит. Она не видела его пятнадцать лет, но все же надеялась, что он вспомнил маленькую девочку из провинции.

– Тогда… вы знали моего отца? – Лилиана кивнула, пытаясь убедить себя. – Вы должны были его знать. Вздохнув, лорд Олбрайт медленно покачал головой:

– Я смутно помню его.

Он не знал ее семью? Господи, что же происходит?

– Тогда… почему? Что заставило вас приехать сюда и просить… Вы смеетесь надо мной? – воскликнула она.

– Разумеется, нет. – Граф снова взял ее за руки. – Я хочу жениться на вас, Лилиана. Мы составим отличную пару. Вы будете жить в роскоши, получите все, что пожелаете. Вероятно, мне не следовало делать предложение столь поспешно. Но разве несколько часов общения со мной в присутствии родителей повлияли бы на ваше решение? Почему мы должны терять время, если можем прийти к соглашению и без проволочек вступить в брак?

– Но… вы не можете вот так приехать сюда с предложением выйти за вас замуж! А если мы не подходим друг другу? Вы… подумали об этом?

– Конечно, подходим. За несколько часов сидения на этом диване с вашими родителями я бы узнал не больше того, что успел выяснить сейчас. Вы знатного рода, должным образом воспитаны, славитесь благородством души и веселым характером. Вы хорошая пара для человека моего положения и отличная собеседница. Я вполне удовлетворен. Но может, что-то во мне приводит вас в замешательство?

Господи, да абсолютно ничего! Он прав. Шесть минут, шесть дней или шесть лет не изменят ее отношения к нему, она слишком долго его обожала. И все-таки она не столь глупа, чтобы не понимать, как это внезапно, как невероятно. Он же не знает ее!

– Лилиана! Вас тревожит моя репутация? Наверняка вы слышали разные сплетни… Не в том ли причина вашего беспокойства?

Если бы он знал, насколько безразличны ей все сплетни о нем, рассказы о его приключениях, дерзких выходках, открытом игнорировании светских этикетов!

Она покачала головой.

– Тогда вы просто не хотите быть графиней? – улыбнулся он.

Лилиана фыркнула: пусть она чужда условностям, но все же не тупица.

– Значит, вы согласны, что несколько часов ухаживания не изменят вашего решения?

Сердце у нее так бешено колотилось, что она заставила себя глубоко вздохнуть. Она пойдет на край земли, чтобы стать женой этого человека, однако ее решение не делает его признание менее безрассудным.

– Да, – смиренно ответила Лилиана, проклиная в душе свой вероломный язык. – Простите, милорд, но в этом нет смысла. Вы можете жениться на любой женщине. Женщине со связями… Есть много дам, которые вам больше подходят…

– Ни одной! – заявил граф.

– …или красивее! Я не красавица и знаю, что вы любите общество…

– Красота женщины – в ее личных качествах…

– …дам, которые посещают лучшие салоны в Лондоне…

– Они мне надоели.

Его улыбка стала ослепительной, и Лилиана вдруг осознала, что граф сидит очень близко. Так близко, что она чувствует пряный запах мужского одеколона и сердце ее готово в любой момент разорваться.

– Но… есть Бенедикт! Он… он тоже… собирается делать мне предложение, – запинаясь пробормотала она.

– Но ведь пока не сделал? Как я уже сказал вашему отцу, мы не первые братья, которые выбрали одну и ту же девушку. Мы с Бенедиктом все уладим, так что выбор за вами, Лилиана. Роскошная жизнь графини или, если вы предпочтете, знакомый уют Килинг-Парка рядом с вашей семьей и вашим домом.

Почему ей вдруг показалось, что это выбор между раем и адом? Сознавая неизбежность своего брака с Бенедиктом, она до сегодняшнего дня не понимала его ужасающей заурядности.

– Простите, милорд, но я сейчас не могу думать. Все это так странно. Нет! Безрассудно, внезапно, непостижимо…

– Лилиана, эта внезапность объясняется тем, что я нетерпелив в своих желаниях. Очень нетерпелив.

Она почувствовала на щеке его теплое дыхание.

– Простите, что испугал вас, но попытайтесь меня понять. Вы ведь знаете, это хорошая партия, и даю вам слово: я сделаю вас счастливой.

Наклонившись, граф поцеловал ее. Лилиана сидела неподвижно, боясь шелохнуться, но, когда у нее возникло странное ощущение, будто она невесома, ее охватила паника. Наконец он медленно поднял голову, и Лилиана уставилась на его губы. Эдриан Спенс ее поцеловал!

– Это непостижимо, милорд! – выпалила она. – Прошу вас, я должна… Мне надо успокоиться!

– Конечно. Могу я приехать завтра? Вы обдумаете мое предложение, и мы обсудим его уже в деталях.

Вряд ли остатка дня ей хватит на обдумывание, но Лилиана лишь молча кивнула, и граф с улыбкой склонился к ее руке.

– Я постараюсь быть вам хорошим мужем, Лилиана. – Он многозначительно усмехнулся. – Надеюсь, вы не пожалеете.

Краска залила ей щеки. Граф выпустил ее руку и направился к двери, возле которой чуть помедлил и оглянулся:

– До завтра?

– Я… До завтра.

Он ушел, оставив Лилиану размышлять над самым потрясающим, самым невероятным, что случилось за все двадцать два года. Она закрыла глаза. Это абсурд, явный абсурд, как и ее головокружительное ощущение полного восторга.

Она подбежала к овальному зеркалу. Ничего не изменилось – на нее смотрела та же самая Лилиана Дэшелл. Но если бы она могла постучать в жемчужные врата и попросить у Господа единственной милости, она бы попросила себе в мужья Эдриана Спенса. Если она выйдет за него замуж, то сможет подняться на высоту, которой боятся другие. Матерь Божья, она действительно познает жизнь! Сможет путешествовать, увидит то, о чем большинство людей не имеют представления. А главное, будет ежедневно смотреть на его красивое лицо. Об этом она не смела и мечтать, но вот оно, преподнесено ей на серебряном блюдечке.

Направляясь в свою комнату, Лилиана уже знала, что примет предложение лорда Олбрайта.

Грум, державший его коня, метнул на него такой взгляд, словно Эдриан украл королевские драгоценности. По дороге в Ньюхолл, маленький городок в пяти милях от Килинга, граф думал о своем визите. Лилиана Дэшелл восприняла его предложение лучше, чем он мог ожидать, и не вызвала у него раздражения, хотя, слушая похвалы адвоката в адрес младшей сестры, он боялся увидеть дурнушку. Конечно, Лилиана не красавица… просто обычная. Нормальный рост, нормальное телосложение. У нее красивые волосы… то есть могли бы быть красивыми, если бы не походили сегодня на воронье гнездо. Интересно, где она ухитрилась испачкать юбку? Эдриан пожал плечами. Что особенного увидел в этой девушке Бенедикт? Не важно. Главное, что ее отец проявил мудрость. Конечно, барона изумило неожиданное предложение, но он моментально понял, какие выгоды оно сулит: решение проблем семьи Дэшелл и партию для его дочери, на которую та не могла даже надеяться.

Эдриан не сомневался, что его предложение будет принято.

Лилиана медленно спускалась по лестнице, стараясь, чтобы не скрипнула под ногами ступенька. Ее привычка гулять лунными ночами приводила мать в еще большее негодование, чем скачки с Джейсоном. Разумеется, она немного безрассудна, и мать просто боится за нее. Однако сегодня ей необходимо многое обдумать. Покачав головой, Лилиана остановилась в коридоре и уже протянула руку за плащом, когда из гостиной до нее донеслись приглушенные голоса. Она замерла, а потом навострила уши. Странно, прежде ей не доводилось слышать, чтобы родители спорили. Лилиана осторожно подошла к двери.

– Уолтер, все подумают, что Лилиана обманула лорда Бенедикта. Каждый в приходе знает, что он собирается делать ей предложение… И как будет выглядеть, если она выйдет замуж за его брата? Не



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация