А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Ночные услады
Патриция Райс


Блистательный Филипп Сент-Обен не желает мириться с тем, что ему никогда более не суждено встретиться с загадочной красавицей Эльвиной, ворвавшейся в его жизнь подобно вспышке молнии и бесследно исчезнувшей после единственной ночи пламенной страсти Доблестный нормандский рыцарь поклялся отыскать прекрасную саксонку любой ценой – даже, если понадобится, ценой собственной жизни.

Словно само небо подсказывало Филиппу – лишь с Эльвиной обретет он истинное счастье – невыразимое и великое счастье НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ.





Патриция Райс

Ночные услады





Глава 1


Эльвина жалась к стене донжона, главной башни мрачного замка, не решаясь выйти из спасительной тени. Во дворе замка царило необычное оживление. Все смешалось в огромной толпе: рыцари и оруженосцы, боевые кони и вьючные животные, сваленная в кучу походная амуниция и припасы. Гремели железные доспехи, клубилась пыль, и найти кого-то в этом хаосе казалось невозможным.

Эльвина представляла все совсем по-другому. Тот, кого она пыталась высмотреть в толчее, рисовался ей верхом на мощном белоснежном боевом коне, весь в сияющих доспехах с копьем в руке, под развевающимися знаменами. Один, а не в толпе облаченных в броню воинов. Так где же он, тот рыцарь, который должен повести за собой все это войско?

Эльвина медлила, наблюдая за происходящим. Она понимала, что выйти все равно придется, если уж решение принято. Всего-то сделать шаг, но проще сказать, чем сделать. Эльвина рисковала, и рисковала отчаянно, с какой стороны ни посмотри. Сунув руку под домотканую грязно-серую тунику, надетую поверх длинной крестьянской рубахи, она нащупала рукоять кинжала. Сознание того, что она вооружена, придало девушке силы, и она храбро выступила из тени на свет и, гордо вздернув подбородок, быстро пошла вперед. Нет ничего проще, чем затеряться в толпе. Кто обратит на нее внимание посреди такого столпотворения?

Но стоило Эльвине отделиться от стены, как она туг же стала объектом пристального внимания почти всех, кто был в это время во дворе замка. Скорее птицы запели бы среди зимы или луна скрыла солнце, чем воины дали бы ей пройти по двору незамеченной. Эльвине, одетой не богаче крестьянских девчонок, сновавших между конниками и пешими, не пришлось никого расталкивать локтями. Перед ней толпа расступалась сама. Кузнецы опускали молот, поворачивая головы в ее сторону, шуты снимали колпаки, юные пажи вздыхали ей вслед, восхищенно глядя на тоненькую девушку, почти девочку, с копной волнистых серебристо-русых, отливавших золотом волос. Эльвина шла, пытаясь отыскать глазами того, чей образ стоял у нее перед глазами, – и не находила его.

Тщательно скрывая смущение, вызванное столь очевидным всеобщим вниманием, Эльвина заметила человека в светлом монашеском одеянии и поспешила к нему. Возможно, он поможет отыскать того, кто ей нужен.

– Отец, можно с вами поговорить? – чуть задыхаясь от волнения, спросила Эльвина.

– Конечно, дитя мое.

Дабы избавить девушку от лишнего смущения, монах отвел ее в сторонку, в тень крепостной стены, загороди» собой от докучливых взглядов.

– У меня срочное поручение к сэру Филиппу. Где мне найти его? – промолвила Эльвина.

Она смотрела в землю, не решаясь взглянуть в глаза снятому отцу из опасения выдать себя. Что подумает служитель Господа о ее истинных намерениях? Нельзя сказать, что Эльвина получила слишком уж строгое религиозное воспитание. Но, как и все люди, она уважала служителей церкви и с почтением относилась к вере, а миссию свою, правда, не без сомнений, все же считала отчасти греховной.

Пожилой монах смотрел на нее из-под надвинутого на глаза капюшона, очевидно, ожидая дальнейших разъяснений. В самом деле, что нужно юной девушке, почти ребенку, от зрелого рыцаря? Но поскольку потока несвязной детской болтовни, которого он ожидал, так и не последовало, монах, нахмурившись, вгляделся в свою собеседницу пристальнее.

Эльвина бросила на святого отца быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц. Пожалуй, он ошибся, определяя ее возраст. Девушке никак не меньше четырнадцати. Правильные черты лица, высокие скулы, умный взгляд. Да, она не тот испуганный ребенок, каким показалась ему вначале. Если страх и терзал ее, девушка умело скрывала его, и лишь дрожащие тонкие пальчики выдавали волнение. Решение пришло к цистерцианцу внезапно.

– Следуй за мной, – сказал он и направился вдоль крепостной стены к конюшням, расположенным в дальнем конце двора.

Эльвина быстро шла за ним, не поворачивая головы, глядя лишь вперед, на развевающуюся белую одежду. Сверху на нее укоризненно смотрели пустыми глазницами окна жилой части замка.

Девушка и монах остановились возле конюшен, в тени навеса. Июньское солнце палило немилосердно, усиливая и без того резкий запах конского навоза и разгоряченных шкур.

– Он там. – Монах указал на темную низкую дверь.

– В конюшне! – Эльвина с сомнением и ужасом смотрела на загаженный пол смрадного помещения. Что делает могущественный нормандский рыцарь в этом убогом сарае?

Монаха насмешило ее недоумение.

– Если хотите, я могу привести его.

Эльвина испуганно замотала головой. Она и так преступила границы дозволенного. Довольно того, что она привлекла духовное лицо к выполнению своей миссии несколько сомнительного свойства. К тому же не пристало благородному рыцарю идти к ней, простой девушке. Если она хочет его видеть, то должна идти к нему сама.

– Я сама его найду.

Эльвина ждала, когда монах уйдет, но он, бросив на нее быстрый взгляд, открыл дверь.

– Филипп, к тебе гостья.

Удовлетворившись тем, что человек в конюшне услышал его, монах жестом предложил девушке войти.

Теперь уж пути назад не было. Эльвина шагнула в темноту конюшни. А там пусть судьба решит, как быть дальше.

Эльвина на миг ослепла после яркого солнца, но в окутавшем ее мраке имелось одно преимущество: здесь она была скрыта от множества любопытствующих, если не принимать во внимание лиловых глаз мощных коней, встретивших девушку тревожным ржанием.

В темноте Эльвина не заметила мужчину за загородкой в ближайшем стойле и вздрогнула, когда он, распрямившись во весь свой немалый рост, внезапно возник перед ней. Рыцарь был могуч и огромен, как башня: выше ее на голову и шире в плечах раза в два. Осторожно подняв глаза, Эльвина уткнулась взглядом в мускулистую бронзовую грудь, затем перевела его чуть повыше, на бритый квадратный подбородок, уже покрывшийся черной щетиной; затем еще выше, пока не встретилась с изумрудно-зелеными, поразительно яркими глазами, казавшимися светлыми на смуглом лице. Левую скулу незнакомца пересекал шрам, из-за которого его строгие, хотя и правильные черты лица казались особенно суровыми. Воин, стоявший перед Эльвиной, отнюдь не походил на куртуазного кавалера, каким рисовала его леди Равенна. От страха во рту у Эльвины пересохло, и она испуганно уставилась на мрачного гиганта.

– Ты искала меня? – спросил великан, усмехаясь одними глазами.

Филипп Сент-Обен прислонился к столбу, скрестил на груди руки и, стоя в такой непринужденной позе, разглядывал явившуюся к нему посетительницу. Окинув беглым взглядом ее стройную хрупкую фигурку, он решил рассмотреть ее попристальнее. Неспешно начав путешествие с лица, он скользнул взглядом вниз, вдоль стройной белой и по-детски тонкой шеи к груди. Здесь его ждало приятное открытие: грудь вопреки ожиданиям оказалась полной, высокой и округлой. Вероятно, девушка уже вступила в пору юности. Раз так, то его интерес польстит ей. Однако когда Филипп наконец оторвал взгляд от столь привлекшей его части тела, льдисто-голубые глаза смотрели на рыцаря хмуро и даже грозно.

– Вам нравится то, что вы видите, сэр? – дерзко осведомилась она.

Щеки Эльвины пылали огнем. Она была крайне смущена этим затянувшимся осмотром, но скорее умерла бы со стыда, чем показала свою растерянность незнакомцу. Девушка с вызовом смотрела в глаза рыцарю, демонстративно не замечая его веселого недоумения.

– Очень нравится, – многозначительно ответил он на саксонском диалекте, намеренно используя тот язык, на котором обращалась к нему Эльвина.

Не желая продолжать беседу в том же язвительно-насмешливом тоне, Филипп вдруг притянул девушку к себе. Грудь ее оказалась прижатой к его груди, а раскрывшиеся от удивления губы – в пределах досягаемости. Не давая девушке опомниться, Филипп осторожно поцеловал уголок ее рта.

Придя в себя, Эльвина решительно уперлась ладонями в мускулистую грудь Филиппа Сент-Обена и предприняла отчаянные попытки освободиться. Но он лишь крепче обнял девушку за талию и прижал к себе еще теснее, так, что ее бедра оказались напротив возбужденного символа его мужественности. Эльвина неистово сопротивлялась, пытаясь увернуться от его поцелуев, но безуспешно. Она вспомнила о кинжале, лишь когда Филипп чуть приподнял ее и прижал животом к отвердевшему уплотнению у себя между ног. Теперь его намерения стали для нее более чем очевидными.

Эльвину неплохо обучили обращаться с оружием, и она знала, как охладить мужской пыл. Без кольчуги сэр Филипп представлял легкую мишень. Девушка направила острие повыше того места, где заканчивались его наголенники. Ни о чем не подозревающий Филипп прижал девушку еще теснее, и острие вошло ему в бедро.

В раздраженном недоумении рыцарь опустил взгляд. Капля его крови упала на покрытый соломой земляной пол. Филипп перевел взгляд на маленькую руку, сжимавшую оружие, взглянул в серебристые глаза девицы и быстрым движением вывернул ей кисть. Кинжал упал на солому.

– Никогда не поднимай нож на мужчину, маленькая злодейка, если не собираешься использовать его по назначению.

Не удостоив несостоявшееся покушение более ни единым словом, Филипп столь же внезапно прижал девушку к себе вновь и овладел ее ртом. Эльвина снова уперлась ладонями ему в грудь.

Скорее в гневе, чем в страхе, она начала царапаться, пытаясь как можно сильнее ударить Филиппа коленом в пах. До сих пор ни один из тех, на ком Эльвине случалось испробовать свое оружие, не относился к ее угрозе с таким демонстративным пренебрежением. Унизительное положение девушки усугублялось еще и тем, что она сама пришла к нему. Впрочем, вспомнив о цели своего визита, Эльвина взяла себя в руки: такой гнев совершенно неуместен.

В смятении она попыталась разобраться в тех чувствах, что вызывал в ней мужчина, не желавший отпускать ее из своих цепких объятий.

Губы Эльвины почти послушно раскрылись, поддаваясь натиску губ Филиппа, и в тот же миг его язык заполнил рот, мешая дышать. То ли от неожиданности, то ли от недостатка воздуха или еще по какой-то причине голова ее закружилась и тело стало почти невесомым и каким-то чужим. Эльвине казалось, будто ее засасывает и уносит куда-то горячий поток и она вот-вот потонет в этом бурном течении. Сжатые кулачки сами собой раскрылись, напряженные мышцы расслабились, руки легли на его обнаженную грудь, широкую и мощную, покрытую курчавыми жесткими волосками.

Тайные, полудремотные воспоминания о чем-то сладко-запретном охватили ее, обдав жаром. Словно завороженная, Эльвина крепко сжала плечи Филиппа, с жадностью вбирая в себя его язык, прижимаясь животом к его твердой восставшей плоти.

При этом внезапном превращении холодной девственницы в страстную искусительницу Филипп задохнулся от удивления и отстранил от себя Эльвину. Окинув подозрительным взглядом свою нежданную гостью, ее встрепанные волосы, бурно вздымающуюся грудь, он спросил:

– Кто ты, черт возьми, такая?

Вопрос, заданный на его родном языке, был скорее риторическим. Он не ждал от нее ответа, а лишь хотел выиграть время, чтобы немного остыть.

– Эльвина, дочь Ферфакса. – Она обхватила себя руками и скромно отвернулась, увидев, что Филипп поправляет наголенники.

Щеки ее пылали огнем, сердце неистово колотилось, и способность думать вернулась к Эльвине. Этот мужчина послан ей судьбой. Если бы она захотела, еще не поздно «бежать своей судьбы. „Беги, пока не поздно“, – нашептывал ей тоненький голосок. Очевидно, то взывал к ней злое благоразумия. Слишком маленькой и бессильной казалась Эльвина самой себе перед лицом грозного нормандца. Его исполинский рост и богатырское сложение, как и суровость черт, пугали ее. Но целовал он Эльвину хотя и жадно, но без жестокости и отпустил ее, не попытавшись изнасиловать. Чего еще могла просить женщина в столь жестокий век? Сжав кулаки и тряхнув головой, Эльвина усилием воли вернула себя на землю.

– Так чего же ты хочешь, малышка эльф?

Филипп был явно поражен ее знанием нормандского, хотя последние девяносто лет при дворе говорили только на этом языке. И тем не менее он ответил девушке на языке черни, населявшей эти края. Имя ее уходило корнями в глубь англосаксонской истории. Эльвина Светлокудрая и внешне, и по духу вполне соответствовала представлениям о ее предках – викингах. Ее убогая одежда свидетельствовала о том, что сегодня она принадлежала к стану побежденных.

Когда нормандец заговорил с Эльвиной на ее родном языке, она насторожилась. Не многие из придворных утруждали себя изучением языка ее предков. Мало кто интересовался древними легендами, окутанными тайной, мифами и сказаниями, из которых и складывалась история ее народа. Отец Эльвины рассказывал ей о тех временах, когда эльфы, любившие водить хороводы при лунном свете, населяли эту землю, и было их едва ли не больше, чем людей, и люди учились у них мудрости и преклонялись перед их волшебной силой. Имя ее пришло из древней истории как напоминание о тех благословенных временах, но только старики все еще хранили в памяти те легенды.

– Я бы хотела узнать, какой вы человек, сэр, – холодно отозвалась Эльвина.

Тело ее все еще горело во всех тех местах, которых он касался, и она намеренно старалась не думать о том, что неизбежно произойдет. Когда Эльвине изложили план действий, она по зрелом размышлении согласилась его принять, но одно дело выслушать предложенную схему и согласиться с ней, а другое – осуществить этот план. Когда девушка лицом к лицу столкнулась с Филиппом и увидела, что он собой представляет, она внезапно растерялась. Теперь Эльвина была совсем не уверена в том, что



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация