А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


стол пустую чашку и тарелку из-под пирожных. – Простите меня, но при виде крови я могу и в обморок бухнуться, так что от меня не будет никакой пользы. Да и потом… Если я увижу сразу стольких мертвецов, да еще и придется осматривать их карманы, боюсь, девочки, что до конца дней своих я буду просыпаться среди ночи с криками ужаса. Значит, и вам выспаться не дам. Да и лучше, если я останусь, вдруг кто-то к нам решит зайти. Ведь Бриджит будет работать.

– Да уж, работать! – простонала Флосси. – Если нам не удастся раздобыть достаточной суммы для поисков мошенника, то этой «работой» нам всем придется заниматься до конца дней своих!

– И если так дальше дело пойдет, то конец этот наступит очень скоро, – фыркнула Бриджит.

– Да нет, Бридж, ты не права! – жестко оборвала ее Флосси. – Ты еще в самом расцвете, тебя окружают молодые красавцы, многие из них хотят, чтобы ты стала их первой женщиной.

– Это потому, что я напоминаю им мать.

– С твоей-то рыжей шевелюрой, Бридж? – хихикнула Джеральдина. – Что-то я сомневаюсь.

– Я не вызываю у них боязни первого провала в постели, – объяснила подругам Бриджит. – Если у юноши это первая ночь с женщиной, то он на всю жизнь сохранит воспоминания простоты и легкости происходящего. Со мной ему не надо особенно напрягаться.

Рейчел непроизвольно покраснела, услышав такие откровения.

– Ладно, Джерри, похоже, за деньгами мы пойдем вдвоем, – подвела итоги Флосси, поднимаясь с дивана. – Меня-то уж пара трупов не испугает. Да и кошмары мне потом не грозят. Так что пойдем и раздобудем эти грешные деньги. Ей-богу, когда этот мошенник в сутане нам попадется, он пожалеет о том, что однажды его папаша повстречался с его мамашей и воспылал к ней страстью.

– Я бы пошла с вами, – оправдывалась Бриджит, – но мистер Хокинс ни за что не согласится перенести встречу. Он хочет, чтобы я научила его, как поразить в постели будущую жену… Говорят, он собирается обвенчаться этой осенью.

Бриджит сейчас было тридцать с хвостиком. Когда-то она была няней Рейчел; отец девушки нанял Бриджит сразу после того, как овдовел, но вскоре его разорили карточные долги, и от ее услуг пришлось отказаться. Долгое время Рейчел ничего не слышала о судьбе своей бывшей няни, и вот несколько месяцев назад они случайно встретились на улице Брюсселя. Получилось, что для обеих встреча стала почти роковой.

Сама не понимая, что делает, Рейчел вдруг вскочила на ноги.

– Я тоже иду с вами! – объявила она. Джеральдина, Флосси и остальные девушки тут же попытались ее отговорить, но Рейчел была непреклонна.

– Все случилось из-за меня, – повторила она. – Что бы вы ни говорили, виновата я одна. Кроме того, у меня ведь есть и личные счеты к этому Мистеру Пройдохе. Он обманул меня, очаровал своими пламенными речами и якобы добрым сердцем. Да что там говорить, я готова была замуж за него выйти, таким он казался замечательным! А потом он обокрал вас, моих подруг, и меня тоже. Этот мерзавец сделал из меня идиотку, воспользовался моим безграничным доверием. Так что если для того, чтобы поймать этого мошенника, потребуется обыскать гору трупов – что ж, я готова. Я иду с вами.

Правда, было бы лучше, если бы она произнесла эту тираду сидя. Потому что после фразы про трупы у Рейчел подкосились ноги.

– Ну что ты, дорогая! – воскликнула Бриджит, бросившись к девушке.

– Оставь ее, Бридж, – сказала Джеральдина. – Ты мне сразу понравилась, Рейчи, с первой минуты нашего знакомства. Ты вовсе не похожа на этих благородных зазнаек, которые задирают нос до небес и готовы смешать нас с грязью только потому, что мы вынуждены зарабатывать себе на жизнь тяжким трудом. Но сегодня я узнала и совершенно другую Рейчел – смелую и решительную. Хорошо, что ты не собираешься спускать этому Кроли его предательство!

– У меня в мыслях этого не было! – заверила ее Рейчел. – В последнее время я вращалась в так называемом приличном обществе, и мне до чертиков надоели чопорные особы. Поэтому я и «клюнула» на наживку Кроли – он показался мне искренним и сердечным человеком, что было редкостью в моем окружении. Так что давайте заканчивать разговоры и начинать действовать.

– Да здравствует Рейчел! – воскликнула Флосси. Поднимаясь в свою комнату, чтобы переодеться для предстоящего похода, Рейчел всеми силами старалась не думать о том, что ей предстоит.

Боже мой, неужели же она собирается вместе с Флосси и Джеральдиной идти обыскивать мертвецов?!




Глава 2


Дорога к югу от Брюсселя представляла собой ужасное зрелище. Она была запружена телегами и повозками, экипажами и бредущими по обочине людьми. Многие несли раненых – на носилках и на плечах. Ранены были почти все – просто кто-то легче и еще мог передвигаться, а кто-то истекал кровью на руках изможденных товарищей. Поток раненых тянулся со стороны деревни Ватерлоо, где произошло решающее сражение.

Еще никогда в своей жизни Рейчел не видела такого кошмара.

Сначала ей казалось, что только они с Джеральдиной и Флосси идут из города, остальные направляются обратно, но, конечно же, это было не так. Люди двигались и на юг тоже. С девушками поравнялась военная повозка. Усталые, грязные, оборванные солдаты предложили их подвезти. Старательно разыгрывая роль безутешных жен, Флосси и Джеральдина забрались в повозку. Рейчел отказалась. Кураж, погнавший ее в это приключение, прошел. На смену ему пришло отвращение. Да как она могла подумать, что можно позволить себе наживаться на такой трагедии!

– Поезжайте, – сказала она девушкам. – Наверняка на лесной дороге тоже лежат раненые и убитые, я посмотрю там. Джека и Сэма я там тоже поищу, – добавила она, повышая голос, чтобы последние слова расслышали солдаты в повозке. – А вы уж поищите моего Гарри.

Ложь была ей отвратительна. Рейчел чувствовала себя грязной воровкой, грешницей, в которую любой из проходящих по этой ужасной дороге имел полное право бросить камень.

Она сошла на обочину дороги и углубилась в лес. Вскоре Рейчел поняла, что заблудилась. «Ну и что ты теперь будешь делать?» – печально спросила она себя. И зачем она все это затеяла? Теперь ей казалось невозможным забрать с нечастного мертвого тела даже шейный платок, не говоря уже о том, чтобы обыскивать его! Но что же делать, не возвращаться же с пустыми руками!

Ах, как она была горда своим знакомством с мистером Кроли, когда в гостиной борделя тот распространялся о том, что его долг – помочь молодым леди не потерять деньги, нажитые нелегким трудом. Он с такой уверенностью говорил о том, как опасно хранить деньги в городе, который со дня на день могут занять вражеские войска, и о том, что приложит все усилия, чтобы поместить средства девушек в лучший английский банк. Ах, как она гордилась, что познакомила этого милейшего и добрейшего человека с Бриджит, Джеральдиной, Флосси и Филлис! Да что там говорить, Рейчел была уверена, что никогда в жизни не встречала более сердечного человека, она была без ума от мистера Кроли. И даже надеялась на взаимность.

При этой мысли Рейчел сжала кулаки и закусила губу. Однако страшная реальность не позволяла ей надолго углубиться в воспоминания. Всюду лежали бесчувственные тела. Уже несколько раз девушка была вынуждена останавливаться – ее рвало.

«Здесь, должно быть, тысячи раненых, – думала она. – Эти люди пострадали в бою, как же я могу совершить против них еще одно злодейство?!»

И тут ее размышления прервались. Прямо перед ней лежал труп.

Тело было распластано среди мощных корней деревьев, в стороне от тропинки. Не было никаких сомнений, что молодой человек мертв.

Он был совсем обнаженным, так что взору девушки предстал четкий рельеф мышц. Неожиданно для себя Рейчел хихикнула. Да-да, поднесла ладошку ко рту и хихикнула, как глупая школьница. Собственная реакция ужаснула ее даже больше, чем если бы ее снова вырвало.

«Ну и что же тебя так рассмешило, Рейчел? – возмутилась она про себя. – Неужели то, что кто-то до тебя уже постарался забрать у бедолаги все, что ему не будет нужно на том свете?» Ей окончательно стало понятно, какой глупой затеей было присоединяться к Джеральдине и Флосси. Даже если бы на этом мертвом парне было полно дорогой одежды, пальцы украшали драгоценные кольца, а в карманах лежала целая пачка денег, она бы никогда не решилась даже прикоснуться к нему. Теперь-то у Рейчел не было в этом ни малейших сомнений. Ни дорогие часы, ни золотая цепочка – ничто не заставило бы ее прикоснуться к мертвецу. Ни за что. Потому что это было бы самым настоящим мародерством.

Темные волосы молодого человека резко контрастировали с мертвенно-бледной кожей, а нагота придавала его облику детскую беззащитность. На бедре зияла страшная рана, тело было забрызгано кровью. А ведь он был чьим-то сыном, братом, может быть, даже мужем и отцом! Какую страшную шутку сыграла с ним злая судьба.

У Рейчел затряслись руки – не только от холода, но и от ужаса, сжимавшего сердце.

– Помогите! – слабо крикнула она. Прокашлявшись, позвала уже громче: – Кто-нибудь, помогите!

Но кажется, никто не слышал ее крика. Рейчел опустилась на колени возле молодого человека, сама не зная зачем. Помолиться за его душу? За душу незнакомого человека? Да, он не был ей знаком. Но разве человек, отдавший свою жизнь за родину, не достоин того, чтобы хоть кто-то оплакал его? Еще вчера он был жив, лелеял в сердце мечты и надежды, стремился куда-то, думал о ком-то, а сегодня его уже нет, его бездыханное тело лежит на лесной дороге, и никто не проводит погибшего в последний путь. Дрожащей рукой Рейчел коснулась его лба. Бедный юноша! Ужасная смерть!

Он был таким холодным. Но вдруг… Рейчел показалось, что она чувствует слабое тепло, жизнь еще теплится в этом теле! Она дотронулась пальцами до жилки на шее юноши и уловила слабый пульс. Жив! Он еще жив!

– Помогите! – вновь крикнула Рейчел, вскакивая с земли. – Он жив! – изо всех сил закричала она. Ах, если бы только удалось найти помощь! Может, юношу еще можно спасти? Она кричала и кричала, уже не отдавая отчета в своих словах: – Мой муж еще жив! Помогите, помогите мне спасти его!

Рейчел заметила вдалеке всадника. Джентльмен в гражданской одежде обернулся на ее зов, но тут она увидела, что к ней спешит другой мужчина – высоченный сержант с окровавленной повязкой вокруг головы.

– Сейчас-сейчас, – приговаривал он, спеша в ее сторону, – сейчас я вам помогу, леди. Как ваш муж? Тяжело ранен?

– Не знаю, кажется, да, – всхлипнула Рейчел, и долго сдерживаемые слезы наконец прорвались наружу. Она плакала по этому юноше так, как будто он и вправду был близким ей человеком. – Прошу, помогите ему! Умоляю вас!

Рейчел наивно полагала, что в Брюсселе их встретит толпа врачей, которые тут же займутся ранеными. Поэтому главным для нее было побыстрее добраться до города. Она шагала вслед за повозкой, на которой сержант Уильям Стрикленд каким-то чудом нашел место для спасенного юноши. Кто-то набросил на бесчувственное нагое тело лохмотья. Рваного куска материи не хватило, чтобы полностью прикрыть юношу, и Рейчел набросила на него свою шаль. Сержант, пришедший ей на помощь в лесу, рассказал, что потерял в сражении глаз и получил ранение в голову. Несмотря на все просьбы оставить его в расположении войск, командиры отослали раненого в город. Теперь путь на войну для него был заказан.

– Такова судьба солдата, леди, – сокрушался он. – Как только ты слабеешь, тебя тут же выкидывают на помойку. Но вы не думайте об этом, леди. Сейчас вам надо думать только о своем муже, авось ему удастся выбраться из этой передряги.

Когда они добрались до Брюсселя, разумеется, никто не бросился им на помощь. В городе уже было полно раненых, люди умирали возле городских ворот, хирургов и сестер милосердия не хватало, о бедном молодом человеке некому было позаботиться. Слава Богу, снова помог сержант. После того как юноше была оказана медицинская помощь, сержант вернулся к Рейчел.

– Врач говорит, что если не начнется лихорадка, то ваш муж выживет, – прямо сказал он ей. Двое солдат держали носилки с юношей. Сержант спросил: – Куда его отнести?

«Хороший вопрос», – подумала Рейчел. Она ведь не знала, кто этот молодой человек, есть ли у него родные или знакомые в городе. Кроме того, она назвала его своим мужем. Там, в лесу, это был единственный способ найти помощь, кто бы стал ей помогать, если бы она рассказала правду? Но что делать теперь?

Единственными, к кому она могла обратиться в Брюсселе, были девушки из борделя. Если бы не они, то после того, как она отдала все свои деньги лжесвященнику, Рейчел не оставалось ничего другого, как ночевать на улице. Но привезти юношу в бордель? Повесить на девушек еще один «рот», когда она и сама жила у них на птичьих правах?

Но больше идти было некуда.

– Вы еще в шоке, леди. – Сержант осторожно коснулся ее плеча. – Постарайтесь дышать глубоко и успокоиться. В конце концов, ведь ваш муж остался жив. Тысячи чьих-то мужей погибли.

– Мы живем на рю д'Аремберг, – сказала Рейчел, встряхивая головой в надежде избавиться от тяжких мыслей. – Идите за мной, пожалуйста.

И она направилась в сторону борделя.

Когда Рейчел и мужчины, несущие бездыханного юношу, подошли к дверям борделя, Филлис как раз только-только замесила тесто для хлеба, который она пекла сама с тех пор, как



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация