А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


что это здание – все его пятнадцать этажей – принадлежит одной компании.

Набравшись храбрости, она решила все-таки войти. Конечно, добраться до кабинета самого Л. Р. Кемпбелла ей будет нелегко, едва ли вообще удастся, но ей бы только мельком взглянуть на него, хотя лицо этого человека и так уже давно запечатлелось в ее памяти, а потом она выйдет на улицу и будет ждать конца рабочего дня.

Электронные двери открылись автоматически, и она вошла в отделанный розовым мрамором вестибюль. Там был справочный стол напротив лифта, а за ним вежливый, но неумолимый охранник.

– Нельзя находиться в вестибюле, если вам не назначена встреча, – заявил он. – Это запрещено.

С лихорадочно бьющимся сердцем Виктория сказала первое, что пришло ей в голову:

– К кому обратиться по поводу приема на работу?

Охранник усмехнулся. Золотой зуб сверкнул в углу его рта.

– Это другое дело, сеньорита. В таком случае вы должны заполнить анкету.

– А потом?

– А потом вы подниметесь на пятый этаж и передадите ее женщине за столом.

Виктория быстро нацарапала ответы.

– Готово, – сказала она и помахала в воздухе листком.

Охранник удивленно поднял брови, но посторонился и пропустил ее к лифту. Сердце молодой женщины по-прежнему бешено колотилось, когда она вошла внутрь и встала напротив панели с кнопками. Какую нажать? – растерялась она. Какую из них?

Охранник подошел к ней.

– Пятый этаж, – сказал он. – Пятый этаж, понятно?

Виктория кивнула:

– Да. Я помню.

Она нажала кнопку, стараясь не показывать, насколько нервничает. Двери закрылись, и лифт начал плавно подниматься.

По пути она сообразила, что кабинет Л. Р. Кемпбелла едва ли располагается на том же этаже, где и отдел кадров, но все равно доехала до пятого этажа, поскольку охранник наверняка наблюдал внизу за светящимися на табло цифрами..

В коридоре перед ней оказался еще один стол, похожий на конторку. Женщина, сидевшая за ним, была поглощена работой – она что-то печатала на машинке. Виктория перевела дух и целеустремленно направилась по коридору к пожарной лестнице. Она почти дошла до выхода, когда ее окликнули по-испански:

– Сеньорита! Сеньорита! Вы куда?

Виктория обернулась. Женщина за столом поднялась и строго уставилась на нее.

– Я… – Поколебавшись, Виктория показала ей анкету. – Я ищу отдел кадров. Охранник сказал…

Женщина нетерпеливо протянула руку.

– Вы все заполнили? Тогда давайте сюда.

Выбора не было. Виктория медленно прошла обратно и протянула женщине анкету.

– Какую работу вы ищете? Впрочем, это не имеет значения – ведь мы все равно никого не нанимаем. Хосе должен был сказать вам об этом. – Недовольно нахмурившись, она просмотрела анкету. – Вы не ответили на большинство вопросов, сеньорита. Вы даже не указали свою фамилию.

Она вскинула голову, подозрительно гладя на посетительницу.

Нервно улыбнувшись, Виктория попятилась назад к лифту.

– Правда? Ну, это не имеет значения. Раз все равно у вас нет вакансий…

– Одну минутку, сеньорита. Я должна задать вам несколько вопросов.

Лопатками Виктория ощутила дверь лифта. Она быстро повернулась, вошла в кабину и нажала кнопку нижнего этажа.

– Сеньорита, подождите!.. – взвизгнула женщина. Но двери уже закрылись, и лифт плавно двинулся вниз. Со вздохом Виктория прислонилась к стенке. Ловко она вывернулась. Еще минута, и Бог знает, что могло бы случиться. Эта женщина могла вызвать охрану или даже позвонить в полицию. Но ведь ее могут перехватить и сейчас, когда двери лифта откроются.

– Что за чертовщина? Что тут происходит?.. Мужчина, который возник в открывшихся перед ней дверях лифта, смотрел на нее так, словно она совершила преступление. Его голос был холодным и резким, но еще более резким и неприветливым было выражение его лица.

– Ну?.. Я жду. Что за игру вы здесь затеяли?

Виктория перевела дух и попыталась улыбнуться.

– Вы не были бы так добры отойти в сторону?

Уловка не подействовала. Он сунул руки в карманы и сердито посмотрел на нее.

– Я задал вам вопрос, леди. И не получил на него ответа.

Это не полицейский, подумала она с облегчением. И не только потому, что полиция не могла появиться так быстро, но и потому, что полицейские не носят таких элегантных костюмов, сшитых явно на заказ. Возможно, служба безопасности. Наверняка Л. Р. Кемпбелл, с его стремлением держать все в секрете и прятать ото всех свою личную жизнь, должен иметь у себя на службе подобного человека. Она подняла голову, и глаза их встретились.

– Вот, значит, как обращаются у Кемпбелла с посетителями?

Его глаза сузились.

– У вас только одна минута для ответа, – вкрадчиво сказал он.

У Виктории сжалось сердце. Он хотел запугать ее, и ему это удалось. Но она не имеет права показывать, что испугана, – иначе все рухнет. Тогда ей не выбраться отсюда без того, чтобы не выдать себя.

– А у вас, – ответила она дерзко, – есть одна минута, чтобы отойти в сторону и пропустить меня. Удивление сверкнуло в темной глубине его глаз.

– Хосе! – позвал он, не отрывая взгляда от Виктории.

За его спиной навытяжку встал охранник.

– Да, сеньор?

– Какого рода работу ищет леди?

– Она не сказала, сеньор.

Чуть заметная улыбка тронула губы мужчины.

– Так, значит, она не сказала. И даже не написала в анкете, какую работу хотела бы получить.

– Я… я не была уверена, что есть вакансии, – пробормотала Виктория.

– Ага. Понятно. Значит, вы согласны на любую?

– Да. – Она неуверенно кивнула. И опять та же скупая улыбка, которую трудно было даже назвать улыбкой, мелькнула на его лице.

– Машинисткой?

– Да.

– Или клерком?

– Да. Я…

Его губы скривились.

– А может, уборщицей?

Виктория вспыхнула.

– Я не понимаю вас, но…

– Не понимаете?

Она покачала головой.

– Нет. Но ваш босс, наверное, параноик, если окружает себя такой тайной.

Тут она допустила ошибку, но поняла это, когда неосторожные слова уже слетели с языка. Глаза мужчины сверкнули гневом. Он шагнул вперед, она машинально попятилась назад, и двери лифта медленно закрылись за ними.

– И что же именно вы знаете о моем боссе?

Виктория взглянула на закрытую дверь за его спиной.

– Пожалуйста, позвольте мне выйти…

Он шагнул к ней и сжал ее плечи. Со страхом она ощутила железные тиски его рук.

– Ведь это правда… Все знают, что он… что он окружает себя таинственностью.

Его челюсть угрожающе выдвинулась вперед.

– Допустим, но это не делает его параноиком.

– Пожалуйста. Я не… я не могу… – голос Виктории упал.

Она задыхалась, ей казалось, что в лифте не хватает воздуха. А этот тип нависал над ней как скала, отрезав всякий путь к отступлению. Она чувствовала терпкий запах его одеколона, видела его сердитые глаза, но вместо страха в ней вспыхнуло возмущение.

Не трогайте меня! – хотела было крикнуть она, но стены лифта вдруг начали колебаться, а яркий ровный свет плафона стал мерцающим…

– Леди! Эй!.. Не валитесь на меня! Эй! Черт бы побрал…

Последнее, что услышала Виктория, было приглушенное проклятие. И в то же мгновение какой-то крутящийся водоворот потянул ее вниз, и она без чувств упала мужчине на руки.

Когда Виктория пришла в сознание, она обнаружила, что сидит на одном из стульев в вестибюле. На лбу у нее мокрый платок, а человек из службы безопасности стоит на коленях перед ней, уставившись встревоженными глазами ей в лицо.

– Вы в порядке?

Виктория кивнула.

– Да. – Она судорожно вздохнула. – Да. Все нормально.

Он пристально взглянул на нее и в свою очередь с облегчением вздохнул.

– Извините, – сказал он, и по тому, с каким трудом он произнес это слово, было ясно, что извиняться он не привык. – Я не хотел напугать вас.

Она слегка улыбнулась, снимая платок со лба.

– Я и не испугалась.

– Нет, испугались. Вы просили меня не трогать вас.

Яркий румянец вспыхнул на ее щеках.

– Правда?

Он кивнул, и она в ответ пожала плечами.

– Ну, в общем-то, вы вполне способны испугать.

Он смотрел на нее очень пристально еще несколько секунд. Потом поднялся на ноги.

– Послушайте, – голос его был тверд. – Это Сан-Хуан, а не Средний Запад.

Виктория с изумлением взглянула на него.

– Откуда вы знаете, что я…

Он улыбнулся, на этот раз не так холодно, и улыбка преобразила его. Грубоватая жесткость исчезла, и Виктория с удивлением увидела, каким обаятельным он мог быть.

– Вы говорите так, как говорят в районе Великих Озер, – сказал он. – Висконсин, может быть?

Она перевела дух.

– А! Мой выговор?

Он мягко рассмеялся.

– Да, ваш выговор.

Виктория поднялась на ноги. Он приблизился и легко коснулся ее плеча.

– Если позволите, я вызову вам такси.

– Нет. – Она снова покачала головой. – Спасибо, но я… мне нужно прогуляться, подышать свежим воздухом.

Помедлив, он убрал руку. Виктория повернулась и направилась к двери. Каждый шаг ей давался с трудом. Ну и натворила она дел! Сначала с охранником, а теперь с этим хорошо одетым человеком из службы безопасности. Они наверняка запомнят ее лицо. Явиться сюда снова, чтобы найти кабинет Кемпбелла, будет теперь невозможно. Ей придется стоять на улице, прячась за деревьями, часами выслеживая того, кого она хотела увидеть, и в то же самое время рискуя привлечь к себе внимание.

– Эй!..

Она была уже у двери, когда низкий, но твердый как сталь голос мужчины остановил ее. Она медленно обернулась и оказалась лицом к лицу с ним.

– Запомните то, что я вам сказал, – повторил он. – Здесь не Штаты, а Карибы. Всякое может случиться.

– Я не понимаю.

– Здесь масса сумасшедших, на этих островах.

Она вспыхнула.

– Какое отношение это имеет ко мне?

– Любая американская корпорация подвергается опасности. Бывает, люди, вполне невинные с виду, входят с улицы и вытворяют жуткие вещи.

Она была ошеломлена.

– Так вот что вы подумали? Что я была…

Он пожал плечами.

– Откуда я мог знать…

Внезапная догадка вдруг поразила ее.

– Так вот почему ваш босс, этот мистер Кемпбелл, так недоступен! Наверное, он… его ребе… его семья в опасности?

– Нет. Конечно же, нет. Я только хотел дать вам понять, почему… – Он замолчал, взгляд его снова стал холоден. – А почему вас так интересует мистер Кемпбелл?

Сердце ее упало.

– Я не знаю, – забормотала она. – Просто, мне кажется, плохо, если кому-то угрожает опасность. Вот и все…

Он долго, не произнося ни слова, смотрел на нее, затем его губы раздвинулись в скупой, непроницаемой улыбке.

– Все мы чего-нибудь боимся. Лишь глупцы могут жить в блаженном неведении.

Он повернулся, подошел к лифту и нажал кнопку. В его позе ощущалась напряженность, и сердце Виктории отчего-то сжалось.

Неожиданно он обернулся. Их взгляды встретились, задержались, и на мгновение тот же самый крутящийся водоворот снова едва не затянул ее. Но, пересилив себя, Виктория повернулась на каблуках и быстро вышла через автоматические двери на улицу. Двери медленно закрылись за ней, и, не оглядываясь назад, она ступила на освещенный солнцем тротуар.




Глава ВТОРАЯ


На другое утро, пораньше, Виктория взяла напрокат машину и поехала в район Хато-Рей. Было глупо не сделать так сразу, но, впрочем, все, что она делала вчера, было глупо. Хорошо еще, что не нажила себе неприятностей.

Человек, с которым она столкнулась, – начальник службы безопасности, или кто он еще там у них, – был не из тех, с кем она хотела бы встретиться еще раз. Раздеваясь вчера ночью перед сном, она осмотрела себя в зеркало, почти уверенная, что увидит следы его пальцев на плечах. На коже синяков не было, и все же забыть стальную хватку его рук было очень трудно.

Легкая дрожь пробежала у Виктории по спине, когда она снова приблизилась к офису Кемпбелла. Как бы то ни было, ей не хотелось столкнуться с этим человеком снова. Ей повезло, что он отпустил ее вчера, хотя, в сущности, основания задержать ее были. А он явно не из тех, кто пренебрегает законами и правилами, – на вид он суров и неумолим.

Почти напротив офиса Кемпбелла был разбит маленький сквер. Виктория остановила машину у тротуара, выключила мотор и откинулась на сиденье. Сегодня она была настроена решительней. Она отказывалась даже помыслить о возможной неудаче – все должно идти именно так, как она задумала. Только сейчас, за завтраком в отеле, она узнала, что послезавтра на острове праздник. Все учреждения будут закрыты до понедельника – а именно в понедельник она должна улететь обратно в Штаты.

Время шло медленно. В полдень из офиса Кемпбелла начали выходить служащие, группами по двое-трое. В большинстве своем это были мужчины средних лет. Но того, чье фото лежало в сумке Виктории, среди них не было. Начальника службы безопасности она тоже не видела – значит, он ее не заметил, и это ее порадовало.

Некоторые из женщин несли в руках коричневые бумажные пакеты с едой. Рассевшись в скверике по скамьям, они принялись болтать на смешанном испанском и английском, жуя свои завтраки. Виктория подумала о фруктах и крекерах, купленных утром на всякий случай, но есть в духоте и тесноте автомобиля совсем не хотелось.

Она наскоро свернула волосы в пучок, взяла с заднего сиденья широкополую соломенную шляпу и нахлобучила ее на голову. Быстрый взгляд в зеркало – и увиденное вполне удовлетворило ее. Под широкими полями шляпы и за темными очками ее лицо едва ли можно было узнать.

Женщины даже не взглянули на нее, когда Виктория медленно двинулась в их сторону. Она выбрала скамью, которая позволяла ей видеть улицу из-за цветущего кустарника, съела свои фрукты и крекеры, потом достала из сумки путеводитель и приготовилась к долгому ожиданию.

Часы бежали, а горячий, насыщенный цветочными ароматами воздух действовал усыпляюще. В конце концов она закрыла книгу и, чтобы чем-то занять себя, принялась разглядывать окружающих людей. Туристов узнать было легко. Большинство из них одевались так же, как и она, в футболки или блузки из хлопка и легкие брюки. Вид у них был такой, словно сидеть под тенью деревьев доставляет им огромное удовольствие. Тут были и морщинистые старухи, и довольно дряхлые старички, которые расселись, подставив лица солнцу, точно в своем садике за домом.

Виктория понимала, как, должно быть, заметно со стороны,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация