А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Всего дороже
Бобби Смит


Слейд Брэкстон, бесстрашный слуга закона, прекрасно понимал, что, внедряясь в банду головорезов, рискует жизнью, но никак не ожидал, что станет рисковать собственным сердцем, которое с первого взгляда покорила серьезная, сдержанная Алиса Мейсон, считавшаяся в городе старой девой. Однако под маской синего чулка Алиса скрывала нежную душу, полную страстных желаний и надежд на счастье – и только мужественный Слейд мог воплотить эти надежды и желания в явь.





Бобби Смит

Всего дороже





Глава 1


Слейд Брэкстон, усталый и разгоряченный, ввалился в салун с многозначительным названием «Кромешный ад» и широким шагом подошел к стойке. Его мучила жажда.

– Виски, – коротко бросил он.

– С вас пятьдесят центов. – Бармен по имени Чарли поставил перед ним стакан. – Что-то я раньше не видел вас в нашем городе. Наверное, ищете работу на ранчо?

Чарли с интересом разглядывал незнакомца, пока тот большими глотками вливал в себя крепкий напиток. Чутье подсказывало ему, что от этого человека лучше держаться подальше. Одет чужак был с ног до головы во все черное. На поясе у него висел револьвер. Похоже было, что этот мрачноватого вида мужчина сумеет преодолеть любую преграду на своем пути. Чарли неприятностей не хотелось, а вот поговорить он был не прочь.

– Нет. Я в вашем городе проездом, – ответил Слейд, кладя на стойку монеты и пододвигая их бармену.

– Вот как? А я думал, вы приехали в город на «шумную возню».

– Это еще что?

– Танцы. Весь город туда помчался.

– То-то я смотрю, у вас тут почти нет посетителей, – заметил Слейд, оглядывая полупустой зал.

– Совсем недавно, еще час назад, здесь было не протолкнуться, но когда в конце улицы заиграла музыка, почти все мои посетители убежали. – В этот момент к стойке подошли двое мужчин, и Чарли кинулся их обслуживать. – Если захотите еще выпить, позовите.

Слейд кивнул и принялся молча прихлебывать виски. Крепкий напиток обжигал ему горло, но он был этому только рад. Ему просто необходимо было выпить, и немедленно, чтобы снять накопившееся за последнее время напряжение. Он страшно устал от жизни, полной лжи, которую вынужден был вести уже довольно продолжительное время.

Слейд пил виски, вспоминая события последних месяцев. Спокойными их никак нельзя было назвать. После того как пресловутая банда Дакоты Кида дважды напала на поезд, перевозящий золото, железнодорожные власти обратились в частное сыскное агентство Пинкертона с просьбой обезвредить банду и выявить помогавшего ей служащего.

Для этой цели решено было внедрить в банду секретного агента, Слейда Брэкстона. Ему придумали достоверную легенду, снабдили документами, настолько надежными, что в их подлинности не смог бы усомниться ни один из членов банды, однако разрешили пользоваться своими именем и фамилией. Документы должны были убедить главаря банды Дакоту Кида, что Слейд Брэкстон является особо опасным преступником, за поимку которого назначено крупное вознаграждение, и он вполне достоин того, чтобы находиться в банде, состоящей из кровожадных убийц и наводящей страх на весь Запад уже в течение нескольких лет.

Слейду предстояло добыть сведения о местонахождении и преступных замыслах бандитов. К сожалению, до сих пор он практически ничего не узнал об ограблениях поезда. Об этом члены банды предпочитали умалчивать даже во время попоек. Между тем банда продолжала свои кровавые дела. Грабежи и убийства не прекращались и после того, как Слейд проник в банду, но обезвредить ее по-прежнему не удавалось ни одному представителю закона.

Слейд одним глотком выпил остатки виски и поморщился: каких только мерзостей он не насмотрелся за последние несколько недель! Свое участие в грабежах наравне с остальными членами банды он оправдывал тем, что из первых рук получал сведения, которые в конце концов должны были помочь привлечь всех преступников к ответу за их злодеяния. Единственное, с чем он никак не мог смириться, так это с тем, что во время грабежей бандиты убивали ни в чем не повинных людей.

Слейду в своей жизни приходилось убивать людей, но делал он это исключительно в целях самозащиты, а не ради удовольствия, как члены банды Дакоты Кида.

Скорее бы уж все разузнать да посадить бандитов в тюрьму, прежде чем совершатся новые убийства, подумал Слейд. Хватит уж этим подонкам убивать невинных людей. Впрочем, Слейд пытался предотвратить бессмысленные убийства при каждом удобном случае. Например, недавно, во время очередного грабежа, он специально столкнулся с Зиком, самым злостным бандитом во всей шайке, когда тот целился в безоружного и не в меру любопытного владельца магазина, который выбежал из своего заведения, чтобы посмотреть, что происходит. В результате бандит промахнулся, и Слейд вздохнул с облегчением. Не раз у него возникало желание пристрелить кого-нибудь из этих подонков, Однако он вовремя сдерживался. Его внедрили в банду для добычи ценных сведений, и выдавать себя он не имел права. Однако порой у него так и чесались руки расправиться с обнаглевшими от вседозволенности и безнаказанности бандитами.

И вот теперь банда прибыла в городок Блэк-Спрингс с намерением завтра утром ограбить банк. Слейд мог только надеяться, что в это время никто из жителей не выбежит на улицу. Он видел уже столько убийств!

– Ну что, повторить? – спросил Чарли, показав на пустой стакан Слейда.

Слейд кивнул, и Чарли наполнил стакан.

– Надолго к нам в город? – поинтересовался он.

– Нет. Утром уеду, а сегодня, пожалуй, схожу на танцы. Как у вас в городе насчет хорошеньких женщин?

– Есть несколько, – улыбнулся бармен. – Все они будут на танцах, но если хотите поразвлечься прямо сейчас, у меня в баре есть несколько официанточек. Девочки что надо, скучать не дадут.

– Может, позже я ими и займусь, а сейчас, пожалуй, схожу потанцую.

Слейд заплатил за выпивку и вышел из салуна. В этот вечер ему хотелось хотя бы на несколько минут вновь ощутить себя честным человеком. Хотелось улыбнуться кому-то и увидеть улыбку в ответ. Хотелось мира и спокойствия.

Выйдя через вращающиеся двери на улицу, Слейд заметил Кида, главаря банды, и Джонсона, считавшегося его правой рукой. Бандиты медленно проезжали мимо банка, делая вид, будто не смотрят на здание, будто оно их абсолютно не интересует, однако Слейд знал: когда они доберутся до угла, все необходимое запомнится, после чего выработать план ограбления уже будет легче легкого. Как было бы хорошо, если бы Слейд мог остановить бандитов! Но он понимал, что сейчас это невозможно.

Кид дал ему задание проверить боковые улицы и контору шерифа. Они договорились через два часа встретиться за городом. Отправившись на танцы, Слейд специально прошел мимо тюрьмы. Он увидел на двери замок. Похоже, шериф тоже на танцах. Слейд поспешил к тому месту, откуда раздавались громкие звуки музыки, размышляя о том, что может случиться утром.



Алиса Мейсон восторженно смеялась, глядя, как какой-то чересчур старательный, но неуклюжий ковбой кружит в танце Эмили, ее младшую сестренку, то и дело спотыкаясь и наступая ей на ноги.

– Способностями к танцам Господь его явно обделил, зато энтузиазмом наградил сверх меры, – заметил Джон Мейсон, переводя взгляд с дочери на жену.

Семейство Мейсонов стояло на краю танцевальной площадки, сооруженной специально для сегодняшнего вечера, и наблюдало за танцующими.

– Эмили, похоже, получает истинное удовольствие, – сказала мужу Лоретта.

– Еще бы! Ведь она, как обычно, находится в центре внимания, – заметила Алиса, тепло улыбнувшись. Она любила свою младшую сестренку всем сердцем и нисколько не завидовала тому, что та пользуется у мужчин потрясающим успехом.

Мейсоны знали, как много значила для Эмили собственная популярность. Она умело пользовалась своим очарованием, чтобы привлечь к себе как можно больше красивых мужчин. Женщин в их городе было немного, а Эмили обожала, когда за ней ухаживают.

– Ты бы тоже потанцевала хоть чуть-чуть, – обратилась к Алисе мать.

– Может, попозже, – застенчиво ответила девушка. На самом деле танцы ее нисколько не увлекали.

Лоретта с трудом сдержала печальный вздох. Не могла она понять свою старшую дочь, да и все тут. Как ни пыталась Лоретта разъяснить ей, что давно уже пора подумать о замужестве, все без толку. Тонкое искусство флирта всегда было чуждо Алисе. Сейчас ей уже было далеко за двадцать, однако выходить замуж она не собиралась, и никаких женихов на ее жизненном горизонте не наблюдалось. Но больше всего Лоретту изумляло то, что Алису это ничуть не волновало.

Нельзя сказать, чтобы Алиса не смогла бы очаровать мужчину, если бы захотела, просто она совершенно искренне не видела в этом никакой необходимости. Она всегда была прилежной девочкой и гораздо больше внимания уделяла книгам, чем внешности и всяким там женским штучкам. Например, новости моды, с запозданием поступавшие с востока страны, ее абсолютно не интересовали. Когда Джон получил в Блэк-Спрингсе должность мирового судьи, никто не удивился тому, что Алиса под его чутким руководством стала изучать юриспруденцию. Это ей так понравилось! Она настолько хорошо выучила законы, что даже помогала отцу вершить правосудие, когда не была занята в магазине, которым владела семья Мейсон.

Заметив, что к ним направляется Роб Эмерсон, городской шериф, Лоретта довольно улыбнулась. Она уже давно заподозрила, что парень питает к Алисе нежные чувства, однако объясняться он не спешил. Как было бы хорошо, если бы они и в самом деле поженились! Лоретта с Джоном были о Робе самого высокого мнения. Да и как иначе! Такой красивый, добрый, остроумный молодой человек. Каштановые волосы, голубые глаза. Да и лет немного, не больше тридцати. Лоретта считала, что из него выйдет великолепный зять.

– Добрый вечер, господа, – проговорил Роб, подходя к ним. – Как вам здесь нравится?

– По-моему, вечер выдался на славу, – ответила Лоретта. – А вы как считаете?

– Совершенно с вами согласен. Если эти молокососы протанцуют всю ночь, в городе все будет тихо и спокойно, – ответил Роб, ухмыльнувшись.

– Может, нам каждую пятницу устраивать танцы? – предложил Джон.

– Это было бы совсем не плохо.

Роб повернулся к Алисе. Он весь вечер набирался смелости, чтобы пригласить ее на танец, и наконец решился. Алиса никогда не выказывала ему никаких чувств, кроме дружеских, но Роб тем не менее надеялся, что со временем она ответит на его любовь взаимностью. Сегодня, как и всегда, Алиса казалась ему самой очаровательной женщиной. Темно-зеленое платье удивительно ей шло, а светлые, распущенные по плечам волосы были необыкновенно красивыми.

– Давай потанцуем? – пригласил он ее. Алису немного удивила такая форма обращения, но она не подала виду и, ласково улыбнувшись, ответила:

– С удовольствием.

Когда Роб повел Алису на площадку, Лоретта стиснула мужу руку и восторженно проговорила:

– Какая же они красивая пара! Ты не находишь, дорогой? Джон снисходительно ей улыбнулся:

– И когда ты наконец прекратишь искать Алисе женихов! Ты же прекрасно знаешь, что она этого не переносит.

– Знаю, знаю, но Роб такой замечательный парень.

– Верно. Мне он тоже очень нравится. Но выходить за него замуж или нет – это решать Алисе, а не нам с тобой.

– Но как было бы хорошо, если бы… – Лоретта уже живо представляла себе, как Алиса в подвенечном платье идет с Робом к алтарю.

– Ло-рет-та… – предупреждающе протянул Джон.

И Лоретта перестала говорить на эту тему, хотя, наблюдая за танцующей очаровательной парой, не могла сдержать довольной улыбки.

– Ну, как тебе здесь нравится? – спросил Роб, легко ведя Алису.

– Очень нравится. Всегда время от времени приятно бывать на людях, – ответила она, непринужденно следуя за ним. – А ты хорошо танцуешь, Роб.

– Спасибо. Мама с сестрами еще в детстве заставили меня выучиться танцевать. Наверное, не хотели, чтобы я отдавил ноги всем женщинам нашего города. – И Роб улыбнулся своей шутке.

– Неужели они так и сказали?

– Ну, может быть, другими словами, но смысл был именно такой.

– Когда будешь писать им о сегодняшнем вечере, напиши, что я по достоинству оценила их усилия.

– Непременно это сделаю.

И Алиса с Робом весело рассмеялись.

Алиса знала, что ее родителям нравится Роб. Да и сам он частенько приходил к ее отцу поговорить о городских новостях. Роб был отличным шерифом, честным и справедливым, и все в городе его любили и уважали.

Когда танец кончился, Роб отвел Алису обратно к родителям.

– Спасибо, Алиса. Я непременно напишу маме и сестре о том, что ты мне говорила. – Он повернулся к Джону: – А теперь мне пора возвращаться в свою контору.

– Смотри не перетрудись, – заметил Джон. – И вообще, на твоем месте я остался бы здесь, а то можешь пропустить самое интересное.

– Думаю, самое интересное я здесь уже увидел. С этими словами Роб попрощался и отправился смотреть, все ли спокойно в городе.

– Какой приятный молодой человек этот Роб, – проговорила Лоретта, обращаясь к Алисе.

– Он очень хороший, мама, но мы с ним просто друзья.

Лоретту так и подмывало сказать Алисе, что Роб хотя и очень милый молодой человек, но нерешительный и его нужно всячески подбадривать, однако Джон не дал ей этого сделать.

– Давай потанцуем, дорогая, – проговорил он, отвлекая жену от грустных мыслей о том, что ее старшая дочь все никак не может выйти замуж.

– Давай, дорогой, – согласилась Лоретта.

Облегченно вздохнув – слава Богу, хоть на время избавилась от дифирамбов, которые мать пела в честь Роба, – Алиса оглянулась, ища глазами Эмили. Наконец она заметила ее. Сестра стояла у стола с напитками в окружении разбитных молодых ковбоев и кокетничала с ними напропалую. Алиса улыбнулась, понимая, что Эмили вовсю наслаждается жизнью. Как бы ей хотелось быть сейчас на ее месте. Ни танцы, ни флирт никогда ее не прельщали, а вот поговорить она всегда была не прочь. И Алиса оглянулась, ища, к кому бы ей подойти и поболтать о житье-бытье.



Слейд стоял в тени, поодаль от освещенной факелами танцплощадки, чувствуя себя



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация