А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Подходящий муж
Джессика Стил


Жермена вынуждена ухаживать за сестрой, которая, катаясь в поместье Лукаса Тэвинора, упала с лошади и якобы повредила спину…





Джессика Стил

Подходящий муж





Глава ПЕРВАЯ


Жермена привыкла поздно засиживаться в офисе. Работа у нее была интересная – в основном она занималась составлением пресс-релизов для сбыта продукции «Мастерс энд Компани», главной офис которой находился в Лондоне.

Было почти восемь, когда Жермена добралась до своей маленькой квартирки. Сегодня она могла не спешить домой: Эшу Тэвинору, с которым она встречалась вот уже три месяца, пришлось уехать по служебным делам в Шотландию.

При мысли о нем Жермена улыбнулась. Как же давно они не виделись – целых две недели! Высокий, с приятной наружностью и легким характером, Эш стал частичкой ее жизни. Но в последнее время (тут ее улыбка несколько поугасла) Эш стал все чаще поговаривать о том, что их отношения должны перейти «на более интимный уровень». Однако до сих пор Жермена не была к этому готова.

Она твердо придерживалась решения, которое приняла шесть лет назад, когда ее сестра, красавица Эдвина, положила глаз на Пипа Робинсона, ухаживавшего за Жерменой, и решила, что он пригодится ей самой.

Жермена вновь ощутила боль, которую испытала тогда. Предательство Пипа не слишком огорчило ее, гораздо больше ранило другое: Эдвину, для которой Пип был всего лишь очередной победой, не остановило то, что он был приятелем ее сестры. Для нее самое главное – пополнить свою коллекцию поклонников.

А потом Жермена познакомилась с Эшем и увлеклась им. Даже стала подумывать, что надо познакомить его с сестрой и посмотреть, как это отразится на их отношениях.

Похоже, она напрасно опасалась. Эш встретился с Эдвиной и – ничего.

Все произошло случайно. Однажды Жермена и Эш катались на машине в окрестностях Оксфорда, и она мимоходом сказала, что поблизости живут ее родители.

– Тебе не кажется, что им пора со мной познакомиться? – спросил он, улыбаясь.

Жермена улыбнулась в ответ – большинство мужчин готовы убежать на край света, лишь бы не входить в контакт с родителями девушки.

Тем не менее, она напряглась, когда увидела возле дома спортивную машину Эдвины.

– Надо же, здесь моя сестра, – сообщила она Эшу, старательно скрывая беспокойство.

Однако все прошло хорошо. Эш был учтивым с ее родителями и вежливым с Эдвиной. Сестра, конечно, пустила в ход весь набор своих чар: прерывистый смех, томные взгляды голубых глаз, внимание к каждому произнесенному Эшем слову. Напрасно. Эш оставался безразличным.

Наконец Эдвина поинтересовалась, чем он занимается.

– Программным обеспечением, – ответил он и с гордостью добавил: – Работаю в компании моего брата. «Международные системы» – слышали такое название?

Эдвина не слышала, но Жермена не сомневалась, что вскоре сестра все разузнает об этой компании, об Эше и, особенно, о его состоятельном брате, потому что Эдвина обожала деньги. Именно это и было главной причиной ее визита к родителям. Их отец души не чаял в Эдвине, и, хотя доход Эдвина Харгривза значительно уменьшился, когда на фондовой бирже произошло резкое падение курса акций, Жермена догадывалась, что в кошельке сестры уже лежит отцовский чек.

Жермена пила кофе и пыталась сообразить, сколько же прошло времени с того воскресенья. Пожалуй, уже более двух месяцев.

На какое-то время ее мысли снова перенеслись к родителям. Она прекрасно знала, что не была отцовской любимицей, однако мать старалась одинаково относиться к обеим девочкам. Возвращаясь к прошлому, Жермена поняла, что ее боль по поводу истории с Пипом Робинсоном причинила боль и ее матери. Но, возмущаясь в душе бессердечностью старшей дочери, она не стала увещевать ее, а постаралась поддержать младшую.

– Он же ей не нужен! – вспоминала Жермена свои слова. Она была потрясена тем, что ее сестра могла так поступить. – Только потому, что она красивая…

– Ты тоже красивая, – мягко заметила мать.

– Я? – задохнулась от изумления Жермена, прекрасно знавшая, что была худющей и состояла сплошь из рук и ног.

Грейс Харгривз обняла свою шестнадцатилетнюю дочь.

– Ты, милая, – улыбнулась она. – Ты уже перестаешь быть долговязой, у тебя округляются все нужные места. Пройдет год, и ты сама себя не узнаешь. – Видя, что Жермена в сомнении покачала головой, мать добавила: – Цвет лица у тебя безупречный, фиалковые глаза прекрасны. В общем, ты будешь необыкновенной.

Мать никогда не обманывала ее, но «необыкновенная» – это, пожалуй, чересчур.

– А ты не считаешь, что волосы у меня какого-то странного цвета?

– Нисколько. Научись их любить, – убеждала ее мать. – У тебя очень приятная внешность, дорогая.

Через пару лет, когда появились обещанные округлости, Жермене начали нравиться даже ее волосы цвета платины.

К этому времени Эдвина испробовала свои фокусы на всех приятелях сестры, которых та приводила домой, и Жермене стало ясно, что, несмотря на небольшую разницу в возрасте – всего в четыре года, – пропасть между ними была огромна! Она бы никогда не смогла вести себя так, как Эдвина.

Когда финансовое состояние отца резко ухудшилось, Эдвина огорчалась не столько за него, сколько за себя: у нее не было никакого желания начать зарабатывать на жизнь самостоятельно. Отец потакал ей во всем, и она считала своим правом без конца тянуть с родителей деньги. Жермена тогда только-только окончила школу, но решила сразу пойти работать, чтобы не сидеть на шее у родителей. Отец не возражал.

Эдвина по натуре была жадной, но ради достижения своей цели могла быть очень щедрой, особенно в присутствии мужчин.

После того, как несколько ее кавалеров поддались чарам Эдвины, Жермена решила, что не свяжет себя ни с одним мужчиной, пока не будет на сто процентов уверена, что ему нужна она, и никто другой. Ее не интересовали романы, в которые могла вписаться ее сестра, хлопающая длиннющими ресницами и улыбающаяся своей особенной улыбкой, припрятанной для подобного случая…

Очнувшись, Жермена обнаружила, что по-прежнему сидит на диване с чашкой остывшего кофе в руках. Что же заставило ее пуститься в воспоминания о прошлом?

Наверное, это из-за Эша. Он совсем не похож на остальных. Правда, и ее собственный вкус изменился. Ей больше не нравились легкомысленные юнцы, к которым ее тянуло раньше.

Два года назад компания, в которой работала Жермена, предложила ей перевод из их оксфордского отделения в головной офис в Лондоне. От такого лестного предложения трудно было отказаться. Эдвина как раз снова вернулась после очередного исчезновения, ничего не делала, ходила по дому неприбранная и распоряжалась гардеробом Жермены как своим собственным. Жить рядом с ней стало невыносимо.

– Ты не будешь возражать, если я уеду в Лондон? – спросила Жермена мать, единственного человека, с которым ей было жаль расставаться.

– Ты ведь не в Тимбукту уезжаешь, – улыбнулась мать.

Жермена поселилась в маленькой квартирке, которую ей подыскала «Мастерс энд Компани». Она хорошо выполняла свою работу, любила ее и получала удовольствие от общения с опытными сотрудниками, а те полагались на нее и доверяли ей любое дело.

Три месяца назад Стюарт Эванс, с которым она делила один кабинет, пригласил ее на вечеринку, где она и познакомилась с Эшем Тэвинором., Они сразу же подружились, и несколько дней спустя Эш позвонил Жермене на работу и предложил вместе пообедать.

Они стали встречаться каждый вечер. Эш рассказал, что недавно продал свою квартиру, ничего подходящего пока не нашел и брат предложил ему переехать к нему.

– Очень любезно с его стороны и со стороны его жены, – заметила Жермена и тут же узнала, что брат Эша Лукас не женат.

– Лукас чаще в отъезде, чем дома, так что мы редко будем видеть друг друга, – сказал Эш с улыбкой.

Спустя месяц Эш познакомился не только с родителями Жермены, но и с ее сестрой. Увидев, что чары Эдвины не производят на него никакого впечатления, Жермена почувствовала к Эшу еще большее расположение.

Сейчас он был в отъезде уже две недели, и она каждый день ждала, что он позвонит, но он не звонил. Правда, он говорил ей, что будет очень занят… Но теперь Эшу надоело, что она отступает каждый раз, когда в его голове появляется любовное настроение. Может, она слишком упрямится? Слишком, как он говорит, старомодна? Разве Эш не доказал своих намерений? Не пришло ли время ей?..

Зазвонил телефон. Эш!

– Алло? – звонко спросила она.

– Жермена… – начал Эш совсем не весело, не в своем обычном тоне.

– Что-то случилось?

– Я все время откладывал этот разговор, – признался он. – Не знал, как тебе об этом сказать, чтобы ты не расстроилась, – услышала она, и ее уязвленная гордость тут же взыграла.

Ей было очень хорошо с Эшем, но, если его молчание в последние две недели означало, что она его больше не интересует, то пусть не думает, будто разбил ей сердце. Если он позвонил сказать, что пора распрощаться…

– Хочу облегчить твою задачу, – с наигранной легкостью ответила Жермена. – Во время твоего отсутствия мне стало ясно, что… ну, грубо говоря, я не готова к тому, о чем ты говорил. На самом деле, – заторопилась она, движимая гордостью, – я пришла к выводу, что нам лучше не встречаться больше.

– Гм… Дело в том… – Казалось, Эш взял себя в руки и начал объяснение: – В субботу Лукас неожиданно приехал домой.

В субботу. Два дня тому назад.

– Ты звонишь из дома? Из квартиры брата? – спросила Жермена. – Ты вернулся из Шотландии?

На другом конце провода возникла напряженная тишина. Потом, к ее удивлению, Эш признался:

– Я не ездил в Шотландию.

– У тебя изменились планы? – Она постаралась сохранить легкость в тоне, все еще не понимая, почему Эш откладывал этот разговор, если решил сказать «прощай».

– Я и не собирался ехать в Шотландию, – признался Эш.

– Не собирался? Соврал мне? – уже с нажимом спросила она.

– Я не мог сказать правду, – признался Эш.

Жермена еще больше поразилась, и при его следующих словах удивление смешалось со знакомым чувством тошноты внизу живота.

– Эдвина и я…

– Эдвина? – В шоке Жермена повысила голос. – Эдвина, моя сестра?

– Мы ничего не могли поделать. Мы полюбили друг друга, и…

– Ты встречался с Эдвиной? – Жермена не могла ничего понять. – Все время, пока ты звонил мне, приглашал меня, ты встречался…

– Это не так началось, – быстро вставил Эш.

У Жермены закружилась голова, но она старалась держаться.

– Уж конечно! Все началось, когда я познакомила тебя с нею в доме родителей два месяца назад. Ты приглашал Эдвину на свидания все это время? – резко спросила Жермена.

– Нет! – возразил он. – Это началось не как «свидание»…

Расскажи кому-нибудь еще!

– Эдвина проезжала мимо «Хайфилда», где живет Лукас, и в этот момент проколола шину. Должно быть, ты дала бедняжке мой номер телефона.

Бедняжка! Как мне это нравится!

– …Она позвонила мне, не зная, что делать.

Жермена не давала сестре его номер телефона в «Хайфилде», поскольку не видела ее уже пару месяцев.

– Ты мне не рассказывал о том, как Эдвина проколола шину.

– Она попросила меня не делать этого. Уж в этом я могу поклясться!

– Она подумала, ты огорчишься, что она побеспокоила меня. Я пытался возражать, но Эдвина сказала, что ей будет спокойнее, если это останется нашим маленьким секретом.

Как мило!

– И ты пригласил ее на свидание и?..

– Нет. Мы… э-э… то есть Эдвина нашла в своей машине перчатку… Она решила, что это моя, захотела вернуть и заехала ко мне на работу, когда проезжала мимо. И, поскольку время подходило к обеденному перерыву, предложила угостить меня ланчем. Оказалось, что это перчатка вашего отца.

Я поймаю тебя на свою удочку и вытащу!

– Потом ты не смогла со мной встретиться – в тот выходной ты ездила домой ухаживать за мамой, когда она заболела гриппом…

– Спасибо, что ты наконец честно рассказал мне! – прервала его Жермена, не желая больше его слушать; об остальном она могла догадаться. – До свидания, Эш, – спокойно, с достоинством добавила она.

– Но я не поэтому позвонил! – закричал в панике Эш, пока она не успела положить трубку.

Жермена помедлила. Ей нужно было время и место, чтобы зализать раны. Эдвина снова это сделала!

– А почему?

– С Эдвиной произошел несчастный случай!

Сердце Жермены дрогнуло. Сестра доставляла ей одни неприятности, но она все же ее любила.

– Какой несчастный случай? Эдвина сильно пострадала? Где она? В какой больнице?

– Она не в больнице. И это не так уж серьезно. Она здесь – в «Хайфилде».

– В доме твоего брата? Эдвина в доме твоего брата?

– Мы… э-э… приехали сюда отдохнуть, – с неохотой признался Эш. – Она собиралась вернуться к себе вчера, но…

Эдвина развлекалась с Эшем! В течение двух недель! Жермена думала, что фокусы Эдвины уже никогда не смогут произвести на нее прежнего впечатления, но ее потряс тот факт, что все то время, когда, как она думала, Эш был по уши завален работой в Шотландии и даже не мог подойти к телефону, он развлекался с ее сестрой в доме брата!

– А что с нею, что за несчастный случай?

– Как я говорил, Лукас неожиданно приехал в воскресенье. Он был в отъезде почти месяц и очень устал. Поэтому, чтобы дать ему возможность немного расслабиться, мы решили покататься верхом… Но лошадь Эдвины оказалась норовистой и пустилась галопом. Когда я поравнялся с ними, Эдвина в шоке лежала на земле. Она неудачно упала и ушибла спину.

– Что говорит доктор? – нетерпеливо спросила Жермена.

– Она такая мужественная, бедняжка, – наотрез отказалась поехать к врачу.

– Отказалась?.. А ходить она может?

– О, да. Но с большим трудом. Между нами, мы с миссис Добсон – она наша домоправительница – отвели Эдвину наверх и уложили в кровать. Она и лежит там сейчас. Хотела встать, но потеряла сознание.

Потеряла сознание! Подозрения зашевелились в голове Жермены. Она прекрасно знала, как Эдвина начинала хромать из-за слегка ушибленной коленки или чего-нибудь другого, если ее



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация