А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Лунной ночью
Кэрол Финч


Красавица Дарси О'Рурк ненавидела и презирала саму мысль о любви и браке – и мечтала лишь об одном: доказать всему миру, что она решительнее и отважнее самых смелых мужчин.

Однако когда охота за бандитами, которую девушка начала в одиночку, ставит Дарси на грань смертельной опасности, ее жизнь и честь оказываются в руках сероглазого рейнджера Кейна Каллахана – мужчины, который способен полюбить лишь раз в жизни, но… навсегда.





Кэрол Финч

Лунной ночью





Глава 1


Индепенденс, штат Миссури

1866

Кейн Каллахан широкими шагами мерил свой отделанный ореховыми панелями кабинет, словно запертый в клетке зверь. Большинство людей, предпочитают думать сидя и закрыв глаза, но он всегда считал, что его мыслительный потенциал увеличивается, когда он ходит взад-вперед, заложив руки за спину.

Душевные терзания идиота, горько усмехнулся про себя Кейн. Черт побери эту Мелани Брукс! Стоило ему уехать по делам, и на тебе, Мелани тут же выскочила замуж за пижона из Сент-Луиса. Никакого письма, никаких объяснений, ни единого слова, ничего! Их отношения длились целый год, и Мелани надоело постоянно ждать, когда он вернется из очередной поездки.

– Женщины, – презрительно пробормотал Кейн.

Ни одной из них нельзя доверять. Подобные история с завидным постоянством повторялись в семье Каллаханов, Мать Кейна бросила их, когда ему было тринадцать, а его бригу Ною – всего три. Им пришлось в одиночестве переживать свое горе. Отец строил свою пароходную компанию и таскал их за собой вверх и вниз по Миссури, иногда вспоминая об ушедшей жене.

А теперь Мелани Брукс окончательно развеяла ту веру в женщин, что еще оставалась в душе Кейна. Его мужское достоинство было оскорблено, и ярость сжигала его изнутри. Нельзя сказать, что он по-настоящему любил Мелани, но ее общество казалось ему достаточно приятным. Кейн даже собирался оставить свою бродячую жизнь и насладиться теми крохами счастья, что были предназначены судьбой братьям Каллахан. Но Мелани нашла себе другого мужчину – Джонатана Бизли. Конечно, она переживала по поводу частых и непредсказуемых отъездов Кейна, Но, черт побери, ведь шла война! Однако Мелани, казалось, вообще этого не замечала. По крайней мере она не позволяла войне; мешать ее светской жизни, не важно, с женихом или без него…

Кейн поднял голову и увидел, что в кабинет вошел Гидеон Фокс. На серебряном подносе, который он держал в руках, стояли графин и стакан.

– Я подумал, что вам может это понадобиться, сэр, – сказал Гидеон.

Кейн глухо рассмеялся, подошел к слуге и налил себе виски.

– Да, настроение у меня ни к черту, – согласился он. – Но я предпочел бы послать в преисподнюю Мелани Брукс.

– Простите сэр, боюсь, почта там не работает, – с сарказмом заметил слуга. – Хотите еще, сэр? – спросил он, с улыбкой глядя на то, как Кейн одним залпом осушил стакан.

Кейн шумно вздохнул и попытался сосредоточить взгляд своих серо-стальных глаз на слуге, который уже почти пятнадцать лет работал на семью Каллахан.

– Гидеон, почему ты всегда такой вежливый и правильный? – спросил он, допивая второй стакан и протягивая руку за третьим.

На лице старого слуги мелькнула улыбка. Обычно Кейн Каллахан был олицетворением выдержки и никогда не позволял себе раскисать, но неожиданное замужество Мелани выбило у него почву из-под ног. Поэтому Кейн пребывал не в лучшем настроении.

– Я постараюсь быть менее правильным, если вам угодно, сэр…

Кейн тяжело вздохнул и бросил на Гидеона извиняющийся взгляд.

– А я постараюсь быть менее сварливым.

Гидеон дождался, пока Кейн осушит свой третий стакан, и сказал:

– Вас ожидает один джентльмен. Он говорит, что однажды был вашим клиентом и приехал из Сент-Луиса, чтобы поговорить с вами.

– Мне бы не хотелось сейчас встречаться с кем бы то ни было, не важно, со старыми знакомыми или нет, – нахмурился Кейн. – И Сент-Луис меня не интересует.

– Не думаю, что этот город имеет отношение к вашему плохому настроению, сэр, – заметил Гидеон. – Все дело в частых отлучках, которые разрушили вашу помолвку. Кроме того, в этих поездках нет никакой нужды, потому что вы с Ноем вполне можете жить на дивиденды с капитала и не утруждать себя работой.

Кейн молча выслушал укоризненный монолог слуги. Он знал, что Гидеон неодобрительно относится к его отъездам из Индепенденса, но раньше никогда не позволял себе подобную критику. Что же случилось со стариной Гидеоном?

– Ты будешь читать мне лекцию или пригласишь нашего гостя? – не сдержался Кейн.

– Вы же сами просили меня не быть слишком правильным, – ответил слуга, поджимая губы.

– Разве?

– Именно так, сэр, – уверенно кивнул Гидеом. – И, раз уж мне позволено сказать, хочу предложить вам отклонять любое предложение, которое может сделать этот джентльмен. Оставайтесь дома, найдите себе подходящую женщину и перестаньте рисковать жизнью, решая чужие проблемы.

Закончив свою речь, Гидеон повернулся на каблуках и вышел из кабинета.

Остаться дома? Кейн содрогнулся при этой мысли. Его деятельная натура противилась оседлости. За Последние десять лет он побывал в сотне мест, но ми в одном не нашел ту частичку собственного «я», которой ему недоставало. Даже прекрасная и соблазнительная Мелани Брукс не смогла успокоить его душу. Временами Кейну казалось, что он ничем не отличается от своей матери и не способен жить на одном месте.

Чтобы утолить жажду странствий, он соглашался на любую работу. Во время войны он шпионил в армии южан в пользу Союза и даже раскрыл сеть осведомителей в Филадельфии, которые по крупицам собирали засекреченную информацию, общаясь с женами военных. После окончания войны он выполнял многочисленные задания правительства, а также частные заказы, решая сложные, а порой и смертельно опасные задачи. Он всегда стремился вернуться домой, к брату и Гидеону, но так и не научится подолгу задерживаться на одном месте.

Его размышления прервало появление в кабинете полного рыжеволосого пожилого господина, который ворвался в дверь, словно ураган. Патрик О'Рурк энергично потряс ему руку и уселся в кожаное кресло напротив рабочего стола, Острый взгляд Кейна тут же отметил дорогой костюм гостя и бриллиантовую булавку для галстука. Патрик буквально олицетворял собой богатство. Этот грубоватый и даже несколько агрессивный мужчина построил собственную империю, занимавшуюся пассажирскими и грузовыми перевозками. Конторы компании «О'Рурк экспресс» были разбросаны от Миссури до Калифорнии, Как-то, еще до войны, Кейн выполнял для Патрика одно дело, связанное с частным расследованием.

– Я хочу нанять вас, чтобы вы избавили меня от большой головной боли, – прямо заявил Патрик, – и готов сразу заплатить вам пять тысяч долларов. После выполнения задания вы получите дополнительную премию в две тысячи.

Громкий удивленный свист заставил Кейна и Патрика повернуть головы в сторону двери. Там, прижавшись спиной к дверному косяку, стоял Ной Каллахан. Всем своим видом молодой человек говорил о том, что предложение, сделанное его брату, крайне интересует его самого.

– Смотри не стукнись лбом о дверь, когда будешь выходить, – сказал Кейн, бросая на брата суровый взгляд.

– Мистер О'Рурк, если он откажется, я выполню ваш заказ, – сказал Ной и демонстративно хлопнул дверью.

– Ваш младший брат тоже частный детектив? – спросил Патрик.

– Ной очень хочет пойти по моим стопам, – недовольно ответил Кейн. – Я отговариваю его, но он упорствует. Ной думает, что, наблюдая за некоторыми моими операциями во время войны, уже всему научился.

Патрик знал, что Ной не без причины восхищался своим старшим братом. Деятельность Кейна Каллахана в качестве федерального агента и частного сыщика давно сделала его легендарной личностью.

Он был человеком, игравшим по своим собственным правилам. Его ледяное спокойствие в критических ситуациях и безудержная отвага казались воистину феноменальными. Он с легкостью умел выходить из, казалось бы, совершенно безвыходных ситуаций.

Его способности позволили ему работать в качестве секретного агента правительства Линкольна. Последний год он выполнял задания министерства финансов и решал такие проблемы, с которыми не мог справиться ни один специальный агент. Однажды, например, он нашел и вернул в казну целый караван золота, похищенный злоумышленниками.

Кейн обладал достойной хамелеона способностью маскироваться и растворяться в любом окружении. В свои тридцать два года он переиграл бесчисленное количество ролей и сменил множество имен.

Патрик тоже смотрел на него с восхищением. Грузный ирландец уже чувствовал себя намного лучше, переложив свои проблемы на плечи Кейна. Этот мастер улаживать чужие неприятности обязательно справится с заданием! За Кейном давно закрепилась репутация человека, не знающего провалов.

– Патрик, так в чем проблема? – спросил Кейн. О'Рурк тяжело вздохнул, словно освобождаясь от величайшего внутреннего напряжения.

– В Денвере, – ответил он и заерзал в своем кресле. Кейн коротко рассмеялся.

– Если вы приехали, чтобы попросить меня стереть его с лица земли, то, думаю, правительство этого не одобрит. Они еще о шестьдесят третьем купили там прииски, которые чеканили золотые десятидолларовые монеты более высокого качества, чем государственные.

– Я знаю об этом, – пробормотал Патрик. – Я занимался перевозкой монет и золотого песка с этих приисков еще до того, как их купило правительство.

– Тогда вы знаете, что я не могу согласиться на разрушение города, – рассмеялся Кейн.

Если Кейн умел держать себя в руках и мог обсуждать дела, забыв о собственных переживаниях, то Патрик явно не обладал такой способностью. Он был сильно обеспокоен, что отчетливо проявлялось в его тоне и выражении лица.

– Город трогать не нужно, – сказал Патрик без тени улыбки, – но это не относится к тем негодяям, которые нападают на мои экипажи. Они досаждают мне уже почти полгода, с тех пор как я занялся, перевозкой золота в Денвер. Один из них называет себя Громилой. Он в одиночку грабит мои экипажи и оставляет на месте преступления насмешливые записки, которые выводят меня из себя. Но если бы дело было только в нем! Есть еще целая банда, которая нападает на пассажиров и моих охранников. Проблема усугубляемся тем, что закон в этих местах обеспечивается очень небольшим количеством людей. Я обращался в агентство «Роки-Маунтин», но у них и без меня полно работы. Они сказали, что не могут быть везде одновременно. Бандиты в наших местах так и кишат, а честные горожане не знают, что с ними делать. Город требует основательной чистки от всякого сброда.

Патрик тяжело вздохнул и продолжил:

– Мне нужен человек, который сможет приехать в Денвер, не вызывая лишних подозрений. А так как вы всегда отказываетесь фотографироваться и скрываете ваше имя, то легко проникнете в такие места, куда другим детективам вход закрыт. Вы – именно то, что мне нужно! – патетически воскликнул он.

Кейн остался равнодушен к лестному комплименту.

– В какую сумму обходятся вашей компании эти бандиты? – заинтересованно спросил он.

– Четыре тысячи долларов за полгода, не считая наличности, похищенной непосредственно из конторы! – раздраженно пробормотал Патрик. – К сожалению, это только половина проблемы.

Кейн удивленно поднял одну бровь. Еще ни разу он не видел ирландца в таком плохом настроении.

– Патрик, так что же беспокоит вас на самом деле? – спросил он.

Этот простой вопрос, казалось, лишил бизнесмена остатков самообладания. Он вскочил с кресла и начал метаться по кабинету с грациозностью раненого слона.

– Это моя дочь! – выпалил он, запуская обе пятерни в свои огненно-рыжие волосы. – Я совершил величайшую ошибку, когда разрешил Дарси участвовать в моих делах после смерти жены. Мне казалось, что дело отвлечет ее от переживаний. Должен признаться, я баловал ее сверх всякой меры. Я послал ее в лучшую школу в Филадельфии, а потом по ее требованию дал ей чисто мужскую должность в своей фирме. Но два года назад она вдруг начала проявлять невиданную активность. Бог свидетель, эта девчонка работает больше чем я сам!

Немного успокоившись и выпустив пар, Патрик плюхнулся обратно в кресло и продолжил:

– Моя контора в Денвере приносила меньше дохода; чем любая другая, и тогда Дарси, чтобы доказать всем, что разбирается в бизнесе не хуже любого мужчины, попросила отправить ее туда. Она хотела сама наладить дала. Когда я отказал, она без спросу собрата вещи и уехала в Денвер. Беда даже не в том, что она взвалила на себя непосильную задачу. Это город, в котором полно разбойников и убийц всех мастей. Вот почему я хочу, чтобы вы вернули ее домой. – Его последние слова прозвучали как стоя.

Итак, Патрик О'Рурк, преуспевающий бизнесмен, умеющий с честью выходить из самых затруднительных ситуаций, выбит из седла женщиной. Разве не прав он, утверждая, что эти бестии являются корнем всех зол? «Нет, – подумал Кейн с горькой усмешкой, – они не корень, а многочисленные ветви на дерене зла».

– Значит, вы предлагаете мне семь тысяч долларов за то, чтобы я разобрался с грабителями и уговорил вашу дочь вернуться домой, – подытожил Кейн.

– Уговорил? – почти удивленно фыркнул Патрик. – Дарси невозможно уговорить. Моя дочь упряма как ослица, скажу я вам, хотя признаваться в этом мне довольно неприятно. Чтобы вернуть ее к родному очагу, понадобится нечто большее, чем просто уговоры.

Было нетрудно догадаться, от кого юная Дарси унаследовала такой упрямым характер. Кейн смотрел на отца и живо представляя себе дочь. От этого образа у него пробежал мороз по коже. «Ну и уродина, – подумал он, – ведь Патрика нельзя назвать даже симпатичным». Он казался слишком толстым, черты его лица – грубыми и неправильными. Но Патрик О'Рурк обладал способностью отстаивать свои идеи хоть перед Богом, хоть перед чертом.

Его бизнес начался с того, что он взял кредит для покупки трех почтовых карет. К ним он добавил постройку нескольких почтовых станций и организовал хорошо налаженную сеть доставки почты, перевозки золота и пассажиров.

Этот неутомимый ирландец сколотил целую империю. Его экипажи курсировали по Канзасу, Небраске, Колорадо, Аризоне и Калифорнии. Воистину Патрик умел делать деньги!

Когда правительство объявило



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация