А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Дилемма мисс Блам
Патрисия Лэй


Тема романа Патрисии Лэй – любовь, которая начинается с вражды. Наивная и невезучая Виктория оказывается вовлеченной в скандал, который приводит к совершенно неожиданным последствиям.





Патрисия Лэй

Дилемма мисс Блам





Глава первая


У Виктории Блам часто возникало чувство, что она родилась под несчастливой звездой, ибо у нее была просто сверхъестественная способность оказываться в неподходящем месте в самый неподходящий момент. Даже в детстве всегда именно ее рука находилась в вазе с печеньем, когда нянюшка входила в детскую, хотя в комнате было пятеро ее братьев и сестер. Так что не приходилось удивляться, что это гибельное проклятие перешагнуло вместе с ней порог ее восемнадцатилетия и обрушилось на нее как раз тогда, когда она собиралась впервые вступить в водоворот светской жизни Лондона.

В этот весенний день, столь круто изменивший ее жизнь, ничто не омрачало счастья Виктории. Она была дома и собиралась заняться своими делами, когда услышала голос кузины в прихожей их фамильного дома в Лондоне.

– Виктория дома? Годфри, мне необходимо увидеться с ней сегодня днем. Да что вы переминаетесь с ноги на ногу, говорят же вам, это срочно!

Виктория улыбнулась, слушая свою кузину Харриет Фарнсворт. Вся жизнь Харриет представляла собой стремительную череду экстраординарных событий, так что о причинах сегодняшних волнений оставалось только гадать. Долго ждать разгадки Виктории не пришлось, поскольку через несколько секунд Харриет промчалась мимо Годфри в комнату, запыхавшаяся и крайне возбужденная. Раскрасневшиеся щеки Харриет недвусмысленно указывали, что случилось нечто из ряда вон выходящее.

– Слава Богу, Виктория, ты дома! Я умерла бы прямо у вас в гостиной, если бы не застала тебя, моя дорогая.

Слова «моя дорогая» служили для Виктории знаком, что у Харриет неприятности. Она всегда была для кузины просто «Виктория», пока та не нуждалась в помощи, но стоило Харриет оказаться в беде, и Виктория сразу становилась «моя дорогая».

Тяжело вздохнув, Виктория отложила в сторону пяльцы. Настроение было испорчено. Визит вполне мог затянуться, поэтому она обернулась к дворецкому и попросила:

– Годфри, будьте добры, скажите повару, пусть приготовит чай для нашей гостьи.

Запыхавшаяся молодая дама тряхнула головой, отметая приглашение.

– Благодарю, но только не сегодня. Я не могу задерживаться.

Видя, что Харриет с нетерпением ожидает, пока они останутся одни, Виктория сказала:

– Хорошо. Тогда вы свободны, Годфри.

Как только дверь за дворецким закрылась, леди Фарнсворт опустилась в кресло с зеленой бархатной обивкой, бросив принесенный с собой пакет рядом на подушку.

– Я попала в ужаснейшее положение, и ты просто обязана быть душечкой и выручить меня.

– Конечно, если это в моих силах, – отозвалась Виктория. Лучше поостеречься давать кузине опрометчивые обещания. – Рада видеть тебя, Харриет. Откуда ты сейчас? Ездила по магазинам? – Она с любопытством взглянула на сверток.

– Это не светский визит, дорогая, хотя я очень хотела бы остаться и поболтать. – Она огляделась. – А где твоя мать?

– Сегодня днем она с визитом у леди Коксвелл. Я думаю, она и несколько дам-патронесс Олмака хотят за чаем обсудить весенний бал.

– Чудно! Только бы удача не изменила мне…

Харриет, которая была двумя годами старше Виктории, походила на свою кузину цветом волос и лица. Они были примерно одного роста и сложения. Но на этом их сходство заканчивалось, ибо Харриет, ветреное дитя, не страдала скромностью и под манерами благовоспитанной девицы скрывала вполне приличный опыт, а Виктория все еще сохранила наивность птенца, не вылетевшего из гнезда. Хотя обе девушки были блондинками с матовой кожей и темно-синими глазами, унаследованными от их матерей, сестер Пеннингтон, они, тем не менее, отличались друг от друга как лебедь от цыпленка.

Гибкая лебединая шея и безупречная соблазнительная фигура были достоянием Харриет, а Виктория, худенькая и угловатая, как мальчик-подросток, явно напоминала цыпленка.

– Как я тебе сказала минуту назад, ты просто должна помочь мне, Виктория. Пожалуйста, ты ведь так и сделаешь? – Харриет наклонилась и коснулась руки кузины. – От твоего ответа зависит моя жизнь.

У Харриет была склонность к драматическим эффектам, так что взволнованный вид кузины и манера, с которой она барабанила по подлокотнику кресла (верный знак, что она замышляет какую-то интригу), вызывали у Виктории скорее любопытство, чем тревогу.

– Но я никак не смогу помочь тебе, пока ты не расскажешь мне, в чем дело. Правда, иногда ты уж чересчур себя взвинчиваешь.

Харриет передвинулась на край кресла, наклонилась вперед и прошептала:

– То, что я собираюсь рассказать тебе, должно остаться между нами. Ты обещаешь, что никогда не расскажешь? Помнишь, как детьми мы, бывало, скрепляли клятвы кровью?

– Я надеюсь, что ты не собираешься попросить меня уколоть палец и поклясться на крови. Мне кажется, что мы несколько староваты для таких забав. – Виктория хмыкнула, взглянув на насупившуюся Харриет. – Я пошутила. Не горюй. Даю тебе честное слово, что сохраню твой секрет. Ну, так что же это за дело такой чрезвычайной важности?

– У меня роман с лордом Хардвиком. – Она ожидала, что Виктория онемеет от изумления, и не ошиблась. – Ну, не совсем роман, но я действительно несколько раз тайком встречалась с ним после вечера у леди Кауарт.

Виктория издала негромкое восклицание и всплеснула руками.

– Клянусь, Харриет, ты решила поиздеваться надо мной!..

– Стала бы я шутить такими вещами? – Харриет взглянула Виктории в глаза, вид ее был серьезен. Убедившись, что кузина поверила ей, она кивнула и продолжала. – Ты знаешь, что никогда… – она схватила руку Виктории и сжала ее в своих. – И ты просто обязана выручить меня.

– Прежде всего, я хочу все узнать о лорде Хардвике. У него скандальная репутация волокиты. Ничего не скажешь, ты выбрала красивого повесу, чтобы пуститься во все тяжкие.

Виктория задумалась на минуту, стараясь переварить это ошеломляющее известие, затем нахмурила брови.

– Кажется, последней сплетней, которую я слышала» был слух о твоей помолвке с лордом Генри Бэконом.

– О Господи, это было давным-давно. О свадьбе почти объявлено. Лорд Хардвик просто… флирт. – В глазах у нее сверкнули огоньки, и она беспечно махнула рукой. – Мне нравится думать, что Нейл Хардвик будет моим последним безрассудством, прежде чем я угомонюсь и займу свое место в лондонском свете. После того как я выйду замуж за лорда Бэкона, меня даже представят ко двору. Разве это не изумительно?

Виктория, не испытывавшая никакого желания быть представленной ко двору, воздержалась от ответа. Вместо этого она предостерегла кузину:

– Лучше бы ты вела себя осмотрительно. Лорд Бэкон никогда не попросит твоей руки, если у тебя окажется, запятнана репутация. И почему ты впутываешься в такие недостойные авантюры? – Она ненавидела отчитывать Харриет, но поведение кузины выходило за всякие рамки. – Я не хочу выглядеть ханжой, но думаю, что ты, дорогая, слишком много себе позволяешь.

– Ох, чтоб у тебя язык отсох! – Харриет сморщила хорошенькое личико в привычную гримасу. Нетрудно было заметить, что она привыкла добиваться своего. А потом на ее щеках появились проказливые ямочки. – Быть влюбленной – так волнующе. Ты обязательно должна испытать это когда-нибудь.

– Я и испытаю, когда появится достойный человек. Гордость Виктории была уязвлена тем, что кузина считает ее наивным ребенком.

– Теперь помолчи немного и дай мне объяснить. Во время встреч с Нейлом я себя не помню от счастья. Он такой дерзкий, такой красивый…

– И такой опасно недоступный для тебя. Я сказала бы, запретный плод. Как мне говорили, он не из тех, кто женится.

– Каждый мужчина оказывается из тех, кто женится, когда встречает подходящую женщину. Она нахмурилась.

– Но лорд Хардвик меня больше не интересует. Его притязания стали чересчур настойчивыми, так что все кончено.

– Тогда в чем дело? Ты явно взволнована, а мне неприятно видеть тебя в таком расстройстве.

Слова Виктории не соответствовали действительности, но так было принято говорить в подобных случаях. По ее мнению, проблемы чаще всего обрушивались на Харриет потому, что та была тщеславна и капризна, как ребенок; но сейчас было неподходящее время для нотаций, поскольку девушка явно находилась в затруднении.

Харриет энергично кивнула головой.

– Ох, я знала, что ты все поймешь и поможешь мне.

– Минутку, – Виктория жестом прервала кузину. – Я не говорила, что помогу тебе. Я только сказала, что с детства знаю твои хитрости и понимаю ход твоих мыслей.

Она сочувственно похлопала Харриет по руке, потому что нервы кузины, кажется, были напряжены до предела.

Обильные слезы затуманили глаза Харриет, грозя пролиться.

– Мама категорически запретила мне поддерживать какие-либо отношения с лордом Хардвиком из-за его скандальной репутации. Это может сорвать мою помолвку с лордом Бэконом. Но у меня возникло пустяковое затруднение, и ты прямо-таки обязана оказать мне небольшую любезность.

– И что же это за любезность? Отрубить голову лорду Хардвику? Скажи мне для начала, что я должна, по-твоему, для тебя сделать? Зная твой характер, я не исключаю, что это одолжение может граничить с преступлением, а я не желаю попасть из-за тебя на виселицу, – поддразнила Харриет Виктория.

– Откровенно говоря, Виктория, послушать тебя, так я совсем… совсем без совести.

Виктория скептически посмотрела на Харриет, но не стала развивать эту тему.

Харриет набрала полную грудь воздуха и снова устремилась вперед, тараторя со всей скоростью, на которую была способна:

– Когда я в последний раз встречалась с лордом Хардвиком, я оставила у него мой золотой браслет. Он послал мне записку, что нашел его под подушкой своего… хм… дивана. Сегодня днем мне нужно пойти забрать его. Я хочу, чтобы ты отправилась за браслетом вместо меня.

– Ты принимаешь меня за дурочку? – Виктория решительно тряхнула головой. – Я не пойду без сопровождения в дом такого распутника, как Хардвик!

– Ну и ханжа ты, Виктория!

– Зато на свадебный рынок я представлю безупречную репутацию, – назидательно ответила Виктория, уязвленная насмешкой кузины.

– Ей-богу, у членов этой семьи такой ортодоксальный взгляд на вещи. Одно небольшое недоразумение, и все уже считают, что я какая-то прокаженная.

– Одно маленькое недоразумение? – переспросила недоверчиво Виктория. – Ты называешь маленьким недоразумением то, что тебя застали в конюшне, целующуюся с ГРУМОМ?

– Я должна тебе напомнить, что я всей душой предана англиканской церкви. – Харриет надула губы.

– Так же, как и король, но он тоже сумасшедший.

– Виктория, дорогая, давай не будем ссориться. Ты поможешь мне или нет?

Тяжело вздохнув, Виктория спросила:

– И что же у тебя за сумасбродный план? – Она предупреждающе подняла палец. – Я не обещаю, что помогу тебе, потому что если меня поймают, то мама заставит меня учить наизусть отрывки из Библии до самого замужества. Поэтому не возлагай на меня слишком больших надежд.

– Все очень просто. Я думаю, что папа меня подозревает и следит за мной. Мы с Нейлом собирались встретиться сегодня днем, и я хочу, чтобы ты пошла туда и сказала ему, что все кончено, и забрала браслет. – Просто. Если ты не появишься, он и так поймет, что ты не придешь. Так в чем проблема?

– Браслет – подарок лорда Бэкона, и если сегодня вечером в опере его на мне не будет, то он что-то заподозрит. Эта гадкая Френсис Ловетт распускает обо мне мерзкие слухи.

– Актриса Френсис Ловетт! Час от часу не легче! У тебя не может быть с ней ничего общего. Каждому свое, дорогая. Она была любовницей нескольких самых распущенных придворных. – Виктория с подозрением взглянула на Харриет. – Не она ли сейчас любовница Хардвика? Ты не можешь быть соперницей такой женщины.

Щеки Харриет зарделись.

– Послушай, дурочка, я и не собиралась становиться любовницей лорда Хардвика. У меня был с ним безобидный легкий флирт, и я всего лишь хочу получить обратно свой браслет. Я могу тебя заверить, что лорд Хардвик – дело прошлое. Я не вышла бы замуж за него, даже если бы он явился к папе и попросил разрешения встречаться со мной.

– Вряд ли ему представится такая возможность, если дядя Клод застанет тебя с ним. Тебя отправят в Даннелон-Касл с такой скоростью, что только пелерина будет развеваться на ветру.

– Я не желаю спорить с тобой, Виктория. Я должна была встретиться сегодня с лордом Хардвиком, и от тебя требуется только передать ему эту записку, взять браслет и примчаться обратно домой. – С этими словами она всунула записку в ладонь Виктории.

В этот момент Виктория отложила свое рукоделие и в ужасе уставилась на кузину, ибо только сейчас до нее дошло, что Харриет говорит серьезно.

– Небеса милосердные, ты принимаешь меня за полную идиотку. Я не могу сделать ничего подобного. Представь, какой разразится скандал, если меня застанут в доме мужчины. Пошли свою горничную или… – она запнулась, подыскивая, кого еще можно было послать, – ну, грума… или своего личного секретаря. Кого угодно, кроме меня. Ты понимаешь, что у мамы случился бы удар, решись я на такое.

– Право, Виктория, я ведь не прошу тебя заводить роман с лордом Хардвиком, даже если бы ты была в его вкусе. – Заметив хмурый взгляд кузины, Харриет поспешила исправить свою оплошность. – Я имела в виду, что ты совсем юное, неиспорченное дитя, и тебе недостает качеств светской дамы.

– Ты подразумеваешь, нравственной распущенности, – презрительно фыркнула Виктория, испытывая жгучее страдание от подобной характеристики. Ей до тошноты надоело, что с ней обращаются как с ребенком, хотя она была почти одного возраста с Харриет. – Ты можешь считать, меня синим чулком, но я разбираюсь в ваших светских обычаях намного лучше, чем ты думаешь. – Вот так-то, она высказалась и была очень довольна.

Кровь бросилась Харриет в лицо, но сейчас она просто не могла допустить, чтобы спор перерос в раздор между ними.

– Ты просто ищешь повода для ссоры, чтобы уклониться от решения. Я знаю тебя, моя дорогая. Теперь прими мои извинения и прости меня. – Она взяла маленькую руку Виктории и



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация