А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


супруги. Желая обладать Уилхелминой, герцог опасался, что люди начнут насмехаться над ним и он прослывет глупым стариком. Что ж, в конце концов герцог имел любовницу. Она умела доставлять ему наслаждение.

Заключив с герцогом сделку, Уилхелмина сдержала слово и не давала ни малейшего повода к скандалу. Примерно через десять лет герцог умер от сифилиса в Вене, и Уилхелмина обрела наконец свободу.

Теперешняя жизнь вполне устраивала ее. Она улыбнулась. Мистер Пембертон осторожно кашлянул, заметив, что поезд приближается к месту назначения. Ему предстояло кое-что обсудить с герцогиней.

Теперь Уилхелмина располагала юридическим документом, старыми связями и понимала, что готова выполнить все поручения Ричарда и взять на себя ответственность за его дочь от Марианны.

– Иди-ка сюда! – сказала Гертруда, и Силия, прервав завтрак, последовала за ней в библиотеку. – У меня неприятные новости. Ни логики, ни добропорядочности. Мы сделали все, и вот… Впрочем, читай и суди сама. Уверена, Силия, ты согласишься со мной, что это совершенно невозможно!.. – Она вручила телеграмму взволнованной девушке.

«Боже, что еще такое?» Силия перевела встревоженный взгляд с возмущенного лица тетки на клочок бумаги.

– Читай! – потребовала тетка, и Силия трижды пробежала глазами строки: «…в соответствии с условиями завещания Пенмариса… опекунство поручается его сестре, герцогине Милхэйвенской, которая примет на себя полную ответственность за…»

У Силии помутилось в глазах. Как отец решился на такое? Это несправедливо! Неправильно! Ее снова отлучат от всего, к чему она привыкла, и увезут, быть может, еще дальше от Рональда. И никакие проповеди дяди не примирят ее с мыслью, что она не властна распоряжаться своей жизнью.

Гертруда выжидающе смотрела на племянницу.

– Я не знаю… что и сказать.

– Неправда, знаешь! – возразила тетка. – Отвечай: «Спасибо, нет», – и мы найдем юриста, который оспорит это безумное дополнение к завещанию.

Как же так? Силия ничего не понимала. Ей хотелось одного – убежать в свою комнату и забыть об этой ужасной телеграмме, скрыться от тетки, которая смотрела на нее как коршун. А разве нельзя, чтобы здесь, вместе с ними, жила сестра ее отца?

Боже, как утихомирить Гертруду?

– Мне… мне еще рано решать такие дела.

– Возможно, ты права. После общения с нами и привычной для тебя добродетельной жизни ты не сможешь приспособиться к новым условиям. Я исполнила свой долг и ни перед кем не склоню головы. Никто не осмелится усомниться в честности моих намерений – даже сестра твоего отца! Я сама потолкую с ней. А ты, Силия, поразмысли о том, что узнала. Иди к себе. Обсудим все позже.

Девушка отдала тетке телеграмму и чинно вышла за дверь, но, едва ступив в коридор, побежала, а у себя в спальне кинулась на постель и уставилась в потолок полными слез глазами.

Почему отец допустил, чтобы ее оторвали от всего любимого и привычного? Прежде он утверждал, что для блага Силии нужно отправить ее из родного гнезда в холодное и чопорное английское общество, где все скрывают свои чувства!

Ради отца она всегда следовала советам тетки.

Но отец не приехал, чтобы похвалить ее. Он умер в одном из своих загадочных путешествий. И, ничего не объяснив, распорядился дальнейшей жизнью Силии: передал ее из одних близких рук в другие – до совершеннолетия.

А что будет, когда ей исполнится двадцать один год? Может, отец оставил другие распоряжения, о которых она еще не знает?

«Ах, Рональд, Рональд! Где ты? Почему мы не сбежали вместе, когда ты приезжал в прошлый раз?»

Нет, нельзя противиться законам и восставать против условностей. Женщины считались собственностью мужчин и помалкивали.

Но не все мирились с таким положением вещей…

Силия внезапно села и смахнула слезы, вспомнив о тете Уилхелмине. Если все, что рассказывала о ней Гертруда, правда…

«Новая опекунша – настоящая леди, – сообщила Силии Гертруда. – Однако… овдовев, она стала попирать приличия». Гертруда произнесла это с презрением, а в Силии пробудился интерес к Уилхелмине. Быть может, выбор отца не так уж плох?

Что ж, изменить ей ничего не удастся, значит, придется скрывать свои мысли и чувства до тех самых пор, пока за ней не приедет Рональд.

Силия решила исполнить дочерний долг – сделать так, как пожелал Ричард.

Рональд отнесся бы к этому с уважением, ибо знал, что такое долг.

Придя к мысли, что тетя Уилхелмина – не совсем такая, как другие, девушка приободрилась, переоделась к ужину и уже с нетерпением ожидала встречи с сестрой отца.

Встреча удивила Силию. Тетя Уилхелмина оказалась очень высокой, элегантной женщиной лет тридцати пяти, а вовсе не пожилой дамой.

Светло-каштановые волосы Уилхелмины были уложены в высокую прическу, глаза, похожие на топазы, сияли, профиль казался совершенным. Прямо картинка из журнала! Холодная, красивая, она держалась спокойно и независимо.

Так вот какова любимая сестра отца!

Гертруда суетилась и слишком много говорила, ибо ощущала пренебрежение гостьи, но не хотела нарушать долг и приличия.

– Уилхелмина!.. – Гертруда протянула гостье руку.

Та едва коснулась ее.

– Зовите меня Уили. – Гостья обратилась к девушке: – Я мечтала о встрече с тобой, Силия.

Голос Уилхелмины звучал так тепло и дружелюбно, что сердце девушки дрогнуло.

– Рада, что вы приехали. – Сказав это, Силия испугалась, что обидела Гертруду.

– Конечно, – вставила та. – Мы все рады вам. Поскольку теперь вы опекунша Силии, нам следует обсудить ее будущее.

– О да, я и собиралась рассказать о своих планах. Свой долг я выполню добросовестно, в соответствии с волей покойного брата.

– Счастлива слышать это. Прошу вас в гостиную. Нет-нет, Силия, не ты – только твоя тетя и я. Нам многое предстоит обсудить. Я тебя позову, когда мы примем решение.

Силия промолчала, заметив, что Уили слегка покачала своей изящной головкой.

– Отправляйся к себе, – распорядилась Гертруда.

Силия медленно пошла наверх, надеясь вернуться и приникнуть к замочной скважине.

Уили последовала за Гертрудой и опустилась на диван у камина.

– Не выпить ли нам чаю? – Эти слова прозвучали так, словно хозяйкой в доме была Уили.

– Сейчас позвоню. – Изумленная Гертруда дернула за шнурок.

Когда подали чай, гостья разлила его, предложила Гертруде чашку и грациозно взяла свою.

– Прекрасный сервиз. – Уили поставила чашку. – А теперь позвольте рассказать о моих планах. Уверена, дорогая Гертруда, вы обрадуетесь, узнав, что я намерена отправиться с Силией в Лондон и начать вывозить ее в свет. – Голос ее звучал непринужденно, но вместе с тем дерзко. Уили не сомневалась, что Силия подслушивает у двери.

Гертруда со стуком опустила чашку на блюдце, однако на сей раз сумела обуздать себя.

– Мой дорогой брат Ричард, – продолжала Уили, – оставил мне значительную сумму, и я одену Силию как принцессу.

Гертруда хранила молчание.

– Мы едем в Лондон завтра же – времени мало, а сделать предстоит очень многое, – заключила Уилхелмина.

Гертруда вскочила, едва сдерживая гнев:

– Я не позволю!

– Прошу прощения… Не хотите ли еще чаю, Гертруда? – Уили показалось, что жена викария вот-вот швырнет в нее чашку.

Еще бы! Вспомнила, что она хозяйка и опекунша! Сейчас начнет разглагольствовать 6 долге и приличиях:

– Я не позволю, чтобы добрую христианку тащили в злачные места Лондона и выставляли напоказ блудливому столичному обществу!

– О! Не беспокойтесь, ибо ничего подобного я делать не намерена.

– Учтите, я старалась воспитывать Силию в смирении и благочестии и отвратить от того варварского образа жизни, который она вела в доме вашего брата. Никак не ожидала, что Ричард доверит девочку… вам.

– А чего же вы ожидали? У Силии будет дом, ее обеспечат всем необходимым. Она войдет в светское общество, сделает блестящую партию. Признаюсь по опыту: это имеет смысл, ибо после смерти богатого мужа остается куча денег, а вдова испытывает восхитительное чувство свободы. Силия наверняка оценит это, особенно если ей, как и мне, удастся так же удачно выйти замуж.

– Я не желаю более слушать ваши безнравственные речи и сделаю все, чтобы опротестовать завещание Ричарда! – почти выкрикнула шокированная Гертруда.

– Не стоит труда. Мы завтра же уедем и никогда больше не побеспокоим вас.

– Не побеспокоите? – фыркнула Гертруда. – Да ведь вы завлечете девочку в обитель греха, хотя знаете о ее прошлом и о прошлом ее матери! Ничуть не удивлюсь, если Силия вернется сюда опороченной. Но, как добрая христианка, знающая свой долг, я приму ее.

Направившись к двери, Гертруда не расслышала легкий шорох, но Уилхелмина поняла, что Силия успела убежать.

Дверь с шумом захлопнулась. Уилхелмина налила себе чаю и начала ждать.

Наконец дверь скрипнула, и Уилхелмина, увидев Силию, протянула к ней руки. Девушка бросилась к тетке и опустилась на колени возле нее.

– О, тетя Уили, это было великолепно! И как вам удалось дать ей такой отпор?

Уилхелмина погладила прекрасные волосы племянницы.

– Это было несложно. А мы с тобой уживемся – уверена потому, что знаю твою историю. Я ненавижу соблюдать правила и приличия так же, как ты, если ты пошла в своих родителей.

Силии казалось, будто мир перевернулся. Ее переполняла радость и одолевали опасения. Она мечтала уехать с тетей Уили, но боялась, что Гертруда удержит ее.

Та присоединилась к ним во время обеда, поскольку этого требовали приличия.

– Полагаю, вы все же не собираетесь оспаривать завещание брата? – осведомилась Уилхелмина.

– А что мне помешает? – возразила Гертруда. – Семья Силии здесь – мы приютили ее. И когда Ричард сложил с себя всякую ответственность за девочку, постарались дать ей хорошее образование и привить ей высокую мораль.

– Вам не удастся аннулировать завещание Ричарда, – заметила Уили. – На судебные издержки уйдет такая сумма, какой вы не располагаете. Неужели залезете в долги, Гертруда? Надеюсь, одумаетесь. Все бумаги в порядке, так что наживете себе лишь массу хлопот.

Гнев в глазах Гертруды затух и сменился ненавистью.

Викарий отрешенно молчал.

– В городе у меня прекрасный дом, – обронила Уили за супом. – Множество слуг. Конечно, Силия, для тебя придется нанять еще одну горничную и лакея, – добавила она специально для Гертруды. – Карета всегда к нашим услугам. Комнату можешь обставить по собственному вкусу.

– Разврат! – Гертруда покрутила в руке нож, словно желая разделаться с соблазнительницей.

– Уверена, и твой отец хотел бы этого. – На лице Уили заиграла улыбка. – По воскресеньям, конечно, будем ходить в церковь – мы не забываем о душе, живя в городе. Приехав, успеем подготовиться к сезону. С твоим гардеробом у меня связаны грандиозные замыслы…

– Мне дурно! – Гертруда, поднявшись, чуть не опрокинула стул. Она не могла смириться с мыслью, что на Силию будут потрачены такие огромные деньги – комната, горничная, платья… Варварская расточительность! У Силии закружится голова, и она забудет обо всем, чему учила ее Гертруда.

«Ну нет, – злобно подумала она, решив остаться в столовой, – девочка не забудет того, чему ее учили под этим кровом». Видя, что гостья и племянница обмениваются радостными взглядами, Гертруда окончательно потеряла аппетит.

Силия же понимала, что Гертруда не сдалась…

На следующее утро дядя Тео вручил Силии Библию в кожаном переплете с подчеркнутыми местами и соответствующей случаю надписью, а также тонкий томик своих проповедей, изданный за собственный счет.

– Я спокойнее перенесу твой отъезд, зная, что ты будешь обращаться к этим книгам всякий раз, когда у тебя возникнут сложные вопросы. – Его голос звучал мягко, а в глазах застыла печаль.

Силия от души поблагодарила дядю. Она и в самом деле собиралась читать Библию. Тут вошла Гертруда и наставительно заявила, что поскольку Силию воспитали как леди, она не должна поддаваться соблазнам презренного общества.

– Но, тетя, – возразила девушка, – если меня научили правилам хорошего тона, отчего я должна бояться предстать перед светскими людьми?

– Ради всего святого, Силия, ты же прекрасно понимаешь, что я имею в виду! В так называемом свете встречается множество беспутных особ – например, обитатели из Мальборо-Хауса[1 - Мальборо-Хаус – бывшая резиденция членов королевской семьи. – Здесь и далее примеч. пер.] или эта американка Дженни Черчилль – близкая подруга принца Уэльского[2 - Принц Уэльский – титул наследника престола, старшего сына монарха.] и твоей новой опекунши. Едва ли ты понимаешь, что тебя подстерегает, но надеюсь, будешь твердо придерживаться принципов морали, привитых тебе в этом доме. Мы будем молиться за тебя, Силия, и помни: если тебе понадобится поддержка, ты всегда можешь обратиться к нам за советом и наставлением. И умоляю, не позволяй никому вскружить тебе голову. Тебя ждут серьезные испытания, особенно в свете… в свете… Впрочем, не важно. За тобой ухаживает, милый, воспитанный молодой человек, он хочет жениться на тебе, и уверена, ты оправдаешь его доверие.

– Спасибо, тетя!.. – Сердце Силии учащенно забилось.

Рональд! О Боже, она почти забыла о нем! А ведь следовало сразу написать и все рассказать ему про завещание, объяснить, почему она уезжает с тетей Уили, дать новый адрес в Лондоне.

Сейчас Силия хотела одного – вернуться на Цейлон и стать невестой, а потом женой Рональда, чайного плантатора.




Глава 3


Едва они прибыли в Лондон и Силия приступила к «обучению», как называла это тетя Уили, девушка обнаружила, что у нее совсем нет времени, во всяком случае, для себя.

Предстояло многое усвоить: здесь придерживались особого этикета и особой моды.

Силия брала уроки танцев, изучала этикет, ей объяснили, как надо флиртовать.

– С этим нетрудно справиться. – Уили улыбнулась. – Старайся не думать, как ты при этом выглядишь. Потренируйся несколько минут перед зеркалом, но при этом размышляй о чем-нибудь другом. Вот я поступала так: представила себе, что все это глупая игра, и решила быть выше условностей. Но сказала себе: если научусь играть по правилам, смогу делать все, что захочу.

Конечно, ты не захочешь прослыть чудачкой и провалить свой первый сезон. А время проявить индивидуальность еще придет – это я тебе обещаю.

А теперь нам следует выполнить последние желания твоего отца. Он мечтал, чтобы ты познавала мир и расширяла свой кругозор.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация