А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


связного. Коттедж ничем не выделялся из череды зданий, окружавших его. Все они выглядели аккуратными и ухоженными, и всюду видны были следы борьбы с местной растительностью, пытавшейся оккупировать их стены.

За прошедшие четыре дня Квент устроился в лучшей гостинице города и попытал счастья во всех доступных азартных играх. За одну ночь он проиграл все, что выиграл до того, и с легкостью обнаружил сторонников Конфедерации, с которыми предполагал завязать дружбу.

Весь чертов остров кишел приверженцами Юга. Квент чувствовал себя как дома со своим южным акцентом и в подобающей джентльмену одежде, которой снабдил его полковник. Да и трудно чувствовать себя иначе на острове, почти полностью заселенном южанами и служившем убежищем для контрабандистов.

Слуга в ливрее открыл дверь сразу же после звонка, как будто бы ждал его. Полковник Ферфакс приказал установить контакт, только когда Квент почувствует себя в полной безопасности.

– Квентин Тайлер к миссис Слокам, – представился он женщине, устанавливая дистанцию между ними хмурым взглядом, ставшим естественным выражением его лица. Так он призывал окружающих оставить его в покое. Квенту пришлось поработать над своей мимикой, прежде чем садиться за стол со сторонниками мятежников и контрабандистами, снабжавшими южан товарами. Однако ему не верилось, что у него есть задатки удачливого шпиона.

Горничная провела Квента в большую библиотеку – затемненную комнату с заполненными книгами стенами и простой темной мебелью. Он не заметил ни одного цветка, ни кружев, указывавших на то, что комната принадлежит женщине.

Миссис Слокам поднялась поприветствовать Квента, и он снова удивился, так как ожидал увидеть пожилую женщину. Полковник Ферфакс предупредил его, что Элеонора Слокам – вдова, и Квент представлял себе седую леди, от скуки игравшую в шпионов. Но эта красивая темноволосая женщина, приветствовавшая его, должно быть, не старше, чем он сам. Разум решительно отказывался воспринимать такое огромное количество молодых вдов, порожденных войной.

– Спасибо, Наоми, – миссис Слокам отослала служанку глубоким низким голосом, спокойно улыбаясь. Все это время хозяйка дома ни разу не оторвала взгляд от Квента, не посмотрела на тихо удалившуюся девушку, не взглянула на письменный стол. Она критически изучала его и наконец удовлетворенно улыбнулась.

Квент не скрывал своего нетерпения и не улыбнулся в ответ.

– Мистер Тайлер, – обратилась к нему Элеонора Слокам, обходя вокруг стола и поддерживая обеими руками пышную юбку своего черного шелкового платья. – Лейтенант Тайлер, – мягко поправилась она. – Добро пожаловать в Нассау.

Квент слегка поклонился в кратком и почти небрежном приветствии.

– Миссис Слокам, полагаю, вы знаете, зачем я здесь нахожусь. Нельзя ли нам перейти к делу?

Она совершенно не выглядела задетой его поведением, оставаясь спокойной.

– Пожалуйста, называйте меня Элеонорой, Квентин. – Смиренно вздохнув, она повернулась к столу. – Следующие несколько недель нам придется провести немало времени вместе. Все сведения, которые вы добудете, должны передаваться мне.

Неожиданно речь Элеоноры стала краткой и деловой. Движением изящной руки она предложила Квенту стул.

– Вы уже встречались с нашими живописными контрабандистами? – спросила она, слегка улыбнувшись. – Героями Юга?

– Я познакомился с капитаном Деннисоном и громилой по имени Джон Райт. – Квентин сел, ощутив в душе благодарность за возможность перенести вес с больной ноги. Он осторожно вытянул ее перед собой. – Пришлось проиграть им некоторую сумму.

– Хорошо. Проиграйте еще. Я пополню ваши фонды, когда вы получите от них нужную информацию. – Словно маленькая девочка, Элеонора поставила локти на стол и опустила подбородок на сплетенные пальцы рук. – Вы слышали о капитане Роберте Шервуде?

– Его имя упоминалось раз-другой, но я с ним не встречался.

– Корабль капитана отплыл дней на восемь, поэтому у вас нет возможности познакомиться с ним. Пока нет. Похоже, с ним трудно сойтись. Роберт Шервуд не показывается в городе, как другие контрабандисты. Он… живет сам по себе, он и его женщина.

– Его женщина?

– Да. Ходят слухи, что у него жена в Англии, но на острове он живет с южанкой. Мисс Лили Рэдфорд.

В голосе миссис Слокам слышалась открытая неприязнь, граничащая со злостью, и Квент не понял, направлена ли она на мисс Рэдфорд или же на всех южанок вообще. Странно, если учесть, что сама Элеонора по происхождению явно из южных штатов.

– Мисс Рэдфорд изредка появляется в городе и, очевидно, капитан Шервуд тоже, хотя я никогда его не видела.

Квент откинулся на спинку стула, забыв на мгновение о боли в ноге.

– Это кажется странным. Ему совсем нет нужды прятаться. Никто на этом острове не беспокоится о том, чтобы скрыть свою причастность к делам контрабандистов. Напротив, они ведь – идолы, на которых молится местная экономика.

– Шервуду очень везет, – Элеонора передернула плечами. – Наши заслуги высоко оценят, если мы поспособствуем его поимке.

– Насколько я понял, он живет не в гостинице.

Элеонора улыбнулась.

– У Лили Рэдфорд свой дом к югу отсюда. Симпатичный двухэтажный белый коттедж с частным пляжем. Шервуда иногда видят гуляющим по пляжу, одетого в широкий плащ с капюшоном. В зависимости от того, с кем вы разговариваете, капитан – невысокий, высокий, толстый, худощавый. Этот человек – настоящий хамелеон, – улыбка Элеоноры стала шире. – Кстати, название его судна – «Хамелеон».

– Должен ли я сосредоточить внимание на капитане Шервуде?

– Не обязательно, – Элеонора пожала плечами. – Но следите в оба. Мне бы хотелось его изловить, – она бросила на Квента томный взгляд. – Война не закончится, пока мы не остановим контрабандистов. Когда Юг начнет голодать и испытывать нехватку оружия… тогда этому кошмару наступит конец.

Квенту захотелось спросить, ради чего, собственно, она сама участвует в шпионской игре. На самом ли деле Элеонора – вдова, или это только прикрытие? Если она и вправду вдова, то не смерть ли мужа привела ее к шпионажу?

– Наша «легенда» такова: мы с вами – старые друзья, почти любовники, – Элеонора усмехнулась при виде вскинувшихся бровей Квента и вопросительного выражения его лица. – Не беспокойтесь, – быстро произнесла она. – Я не собираюсь так далеко распространять свою преданность Конфедерации. Но видимость наших близких отношений даст вам возможность посещать меня в любое время дня и ночи. Осторожно, конечно, – добавила она, противореча самой себе. – Мне нужно заботиться о своей репутации.

Элеонора встала, и Квент понял, что разговор окончен. Оставив армию и вступив на стезю шпиона, он тем не менее чувствовал себя не в своей тарелке в этой роли, но начинал понимать, какую пользу может принести. Если северяне, поддерживающие блокаду, будут знать наверняка, когда и где ожидать появления небольших и более быстрых пароходов контрабандистов, то они смогут устроить эффективные ловушки и сделать контрабандные рейсы невыгодными для капитанов.

Квент возвращался обратно в гостиницу, не обращая внимания на боль в ноге. Мысли его сосредоточились на другом. Капитан Шервуд. Этот человек заинтриговал Тайлера… Загадочный капитан, спрятавшийся от всего остального мира.

Наметив новую цель, Квент вошел в свою уютную гостиницу с рассеянной усмешкой на лице. Если информация Элеоноры была верной – Шервуд отсутствует на острове. Но его любовница – она-то должна быть здесь. Та самая Лили Рэдфорд, о которой миссис Слокам говорила с такой явной неприязнью. Она несомненно осталась на острове. Возможно, двигаться нужно в этом направлении. Познакомиться с мужчиной через его женщину.

В дверях столовой Квент неожиданно обнаружил Джеймса Деннисона и подошел к нему с самой дружелюбной из своих заранее заготовленных улыбок.

– Капитан! – воскликнул Квент, оказавшись в нескольких футах от высокого, худощавого моряка. – Пожалуйста, обещайте, что позволите мне отыграть те деньги, которые я проиграл вам прошлой ночью.

Капитан Деннисон усмехнулся Квенту, поправляя голубой королевский мундир. Ровные белые зубы блеснули на бронзовом от загара лице. Радость от представившейся ему возможности поживиться за счет простака ясно читалась в сверкающих синих глазах капитана.

– Конечно, Тайлер. Буду счастлив заполучить еще немного твоего золота. – Деннисон говорил, как старый пират, его акцент показался странным Квенту. Так же странно, наверно, звучал для англичанина его собственный акцент южанина.

– Я встретил сегодня интересную женщину, – сказал Квент, когда они с капитаном направились к обеденному столику. До игры они решили пообедать и выпить несколько стаканов рома. – Вы, может, знакомы с ней? Некая мисс Лили Рэдфорд.

Деннисон нехорошо улыбнулся.

– А, так вы, наконец, познакомились с мисс Лили. Она настоящая красавица.

Квент согласно кивнул, хотя и не представлял себе, как выглядит Лили Рэдфорд.

– Должен предупредить вас, – продолжал Деннисон, устраиваясь поудобнее в кресле. – Она женщина капитана Шервуда, а он – известный ревнивец.

– В самом деле? – Квенту удалось принять разочарованный вид. – Его женщина, вы сказали. Не жена?

– Не стройте иллюзий, Тайлер, – предупредил капитан; усмешка исчезла с его лица, блеск в светлых глазах погас.

Они молчали, когда официант, не спрашивая, поставил перед ними два стакана рома. Большинство столиков были свободны. Квент же всегда чувствовал себя лучше по вечерам, когда в заполненном людьми и дымом помещении он сам себе казался невидимым.

– Капитан Шервуд – ваш друг?

Деннисон помедлил с ответом, но недолго.

– Да, друг. Будь осторожен, приятель. Ему не понравится, если ты будешь проявлять интеpec к мисс Лили. Он раздавит тебя, вырежет сердце и съест его на завтрак, – голос капитана становился все тише. – Забудь о мисс Лили.

Квент поднял свой стакан, салютуя общительному моряку.

– Спасибо за предупреждение, мой друг. Я еще не встречал женщины, ради которой готов был бы потерять сердце в буквальном смысле слова.

Оба добродушно рассмеялись и сменили тему разговора, однако мысли Квента все время вращались вокруг капитана Шервуда и его женщины, Лили Рэдфорд.




Глава 3


Лили неторопливо прогуливалась по тротуару, прикрывая лицо от солнца зонтиком. Глядя на нее, никому и в голову не пришло бы, что девушка изо всех сил пытается удержаться от размашистого шага с тем, чтобы быстрее добраться до города и покончить со своими делами. Ее бледно-лиловое платье было аляповатым и неудобным, и Лили приходилось контролировать себя и не ерзать в грубой нижней юбке, а также не вытягивать шею из накрахмаленных кружев, натиравших ее. Каплей, переполнившей чашу терпения, стал корсет – настоящее орудие пытки, которое Кора достала для нее и положила на кресло в спальне.

Лили ужасно боялась выходов в город, но они являлись необходимостью. Она широко и непринужденно улыбалась прохожим и кивала джентльменам, приподнимавшим шляпы в знак приветствия. Иногда ей приходилось закрывать лицо зонтиком, как щитом, от чьего-нибудь слишком пристального взгляда. Лили никогда не останавливалась поболтать. Было бы глупо поощрять дружбу или просто близкие отношения, когда Нассау просто кишел шпионами.

Она закрыла свой лиловый зонтик, прекрасно гармонировавший с платьем, и шагнула в магазин модной одежды, осторожно придерживая за собой дверь. К счастью, внутри находилась лишь одна хозяйка, болтливая женщина средних лет, с которой Лили уже встречалась. Отлично.

– Я просто должна иметь ту великолепную шляпку, что выставлена в витрине, – улыбнулась Лили владелице магазина. Месяцы потребовались Лили для того, чтобы избавиться от легкого английского акцента, и она успешно с этим справилась. Ей было интересно, что сказал бы Эллиот, услышь он сейчас, как она подражает девушкам из лондонского аристократического общества. Нет. Брат вообще ничего бы не понял. Он скорее подумает, что сестра наконец стала леди. Настоящей леди-южанкой.

– Конечно, мне нет нужды покупать все эти вещи. Капитан привозит мне столько платьев и шляпок, что мне не сносить за всю свою жизнь, но… – Лили жеманно улыбнулась. – Я просто должна иметь эту шляпку.

Второй владелец магазина, старик по имени Терренс, проживший на острове немало лет, с величайшей осторожностью снял с витрины шляпку и подал Лили с учтивым поклоном. Ее всегда хорошо принимали в магазине, ведь она была одной из лучших покупательниц. Несмотря на подарки капитана.

Лили надела шляпку и принялась изучать свое отражение в зеркале, вертясь во все стороны, – спереди, с обеих сторон, обернувшись через плечо. Миссис Грин пристально смотрела на Лили. По правде говоря, шляпка имела отвратительный вид.

– Как поживает капитан, мисс Рэдфорд? – смело спросила миссис Грин.

– Благодарю вас, миссис Грин, – Лили взмахнула ресницами, посмотрев на докучавшую ей женщину через плечо. – У него все хорошо. Конечно, он очень устал, как, впрочем, всегда после своих рейдов. А как вам нравится эта шляпка?

Миссис Грин широко раскрыла глаза, рассматривая широкополую шляпу, разукрашенную гирляндами из лент и цветов совершенно безумных оттенков.

– Очень мило, дорогая. Просто замечательно, – миссис Грин совсем не умела лгать. – Вы с капитаном собираетесь на бал в субботу?

– Возможно, – застенчиво ответила Лили. – Боюсь только, что капитан вряд ли сможет так быстро оправиться после изнурительного плавания.

– Но, несомненно…

– Я беру эту бесподобную шляпку, – Лили достала из сумочки серебряную монету. – Капитан поймет меня.

Внезапно она услышала, как хлопнула дверь, и собралась с силами, чтобы встретиться с очередным жителем Нассау. Со смешной шляпкой, все еще громоздившейся на голове, и оттренированной ничего не выражающей улыбкой Лили отвернулась от продавца.

– Мистер Тайлер, – приветственно воскликнул Терренс, доставая из-под прилавка коробку сигар. – Вот, только что поступили, сегодня утром.

Лили неожиданно поймала себя на том, что пристально смотрит в глаза незнакомца. Он не отвел взгляд, наоборот, его черные глаза притягивали, говорили о неприкрытом интересе к Лили, и где-то в глубине мерцали шаловливые искорки. Вошедший не обратил внимания на предложенные Терренсом сигары и улыбнулся Лили как старой знакомой.

Посетитель сразу пленял взгляд чем-то неуловимым. Обычный черный костюм сидел на нем превосходно. Черные глаза зачаровывали. С такими глазами и ресницами, казалось, и волосы должны быть темными, однако они казались светло-коричневыми, без рыжеватого или золотистого оттенков, и непокорная прядь спадала на лоб. От этого глаза его казались еще темнее, глубже и выразительнее.

Лили сняла шляпку и отвернулась от Квента. Идиотка, глупая девчонка – укорила она сама себя. Понадеялась,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация